Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 21. Полуфинал

Глава 21

Полуфинал

 

Корабли S-класса – самые маленькие из кораблей, которые могут совершать гиперпрыжки. Они предназначены в основном для бродяг-одиночек, летающих между звездами в поисках приключений, и не имеют ни большого количества оборудования, ни просторных кают, ни системы ИИ. Они популярны среди туристов, разведчиков и вольных наемников, плохо вооружены и стоят на порядок меньше полноценных кораблей.

Именно такой корабль выделил «Мирный космос» Илорэль.

Девушка прошла на мостик, где ее ждал капитан – бородатый здоровяк, которому ужасно не шла форма космолетчика.

– Привет, Гмых! – Илорэль опустилась в кресло второго пилота. – Видеосвязь работает?

– Привет, – буркнул громила. – Работает. Но лучше бы не про связь спросила, а поинтересовалась, как у меня дела.

– Прости, – девушка обернулась к брату Глэдис и склонила голову. – И как у тебя дела?

– Отвратительно. Вы что мне обещали?

– Что?

– Кучу денег.

– Разве ты ее не получил?

– Я получил жалкие гроши, – фыркнул здоровяк. – Вы ведь мне весь бизнес сломаете! Разбомбите планету... а такое доходное место было!

– Не прибедняйся, – улыбнулась Илорэль. – У тебя неплохой ресторан на Зорастре, а сюда ты все равно наведываешься лишь на два месяца, на время проведения боев.

– И зарабатываю столько, сколько не зарабатываю за полгода на родной планете, – растолковал Гмых.

Илорэль рассмеялась. Брат Глэдис вступил в «Мирный космос» одним из первых и помогал всем, чем мог. Он абсолютно искренне ратовал за общее, но любил притворяться обиженным. В таких случаях его обязательно утешали и хвалили.

– Для тебя важнее заработок или причастность к благому делу? – поинтересовалась девушка.

– К благому делу, – буркнул Гмых.

– Значит, ты герой.

Брат Глэдис горделиво выпрямился, выпятив грудь, и запустил двигатели корабля.

– Кого изображаешь сегодня, – поинтересовался он, задержавшись взглядом на медальоне Глэдис. – Нацепила, вон, железку какую-то странную, да шмотки... Ты доопи?

– Желнийская повстанка, – пояснила Илорэль.

– У-у-у... тогда не тяни, – качнул головой здоровяк. – Связывайся с кем нужно, пока не взлетели.

– Не сердись, – девушка положила ладонь на плечо здоровяка. – Я же знаю, в глубине души ты рад, что Реджины в нынешнем понимании больше не будет.

– В глубине души, – ухмыльнулся Гмых. – Где–то очень-очень глубоко. Давай, вызывай уже, а то передумаю и сдам тебя со всеми потрохами и медальонами.

– Не сдашь.

Илорэль включила видеосвязь и набрала номер Босха. Торговец ответил сразу – ждал звонка от столь выгодного клиента. Как всегда он был одет в модный фисташковый костюм, в одной руке держал бокал вина, в двух других по плазменной бомбе.

– Приветствую, – поклонился он, прижав четвертую руку к худой груди. – Надеюсь, ваш заказ в силе?

– В силе, – подтвердила девушка. – А ваше предложение в силе? Вы ведь меня уже проверили по своим каналам...

– И ничего не нашел, – многозначительно произнес торговец.

– И не должны, – парировала Илорэль.

– В силе, – Босх поднял бомбы, демонстрируя их девушке.

– Отлично. Мы договаривались о последней партии в сорок семь штук. Они при вас?

– Да. На одном из кораблей на орбите. Пересылаю координаты.

– Принимаю, – отозвалась Илорэль. – Готовьтесь к стыковке, мы сейчас будем.

Босх кивнул и отключился.

– Готов поспорить, он не продал бы тебе бомбы, если бы знал, чем рискует, – заметил Гмых. – Он рискует не только бизнесом, но и жизнью.

– Его предупредят, – Илорэль побледнела. – Ключ на старт.

Взлет прошел без осложнений, а вот стыковка заставила немного понервничать – Гмых не лучший пилот, и тонкие манипуляции в пространстве ему давались с трудом. К счастью, все закончилось успешно, корабль пристыковался к летающему на орбите Реджины крейсеру. После довольно сильного толчка Гмых устало откинулся в кресле и вытер со лба пот.

– Что б я еще раз... да никогда!

– Ты молодец, – улыбнулась девушка. – Остальное моя забота.

– Сопровождение требуется? – предложил Гмых свои услуги.

– Нет, спасибо, лучше подожди здесь, – Илорэль окинула брата Глэдис внимательным взглядом. – Не очень-то ты похож на пилота.

– Я не обиделся.

– Я знаю.

Илорэль прошла к переходнику и открыла шлюз. С другой стороны люк уже был открыт. Ее ждал сам Босх. Вино он успел выпить, а бомбы сложил в продолговатый ящик.

– Деньги уже пришли, – сообщил он, улыбаясь. – Можно поинтересоваться, для каких целей вам требуется столько...

– Нельзя, – качнула головой девушка. – Простите, Босх, дело секретное.

– Понимаю, – улыбнулся торговец. – Вы позволите пригласить вас на мой корабль? Чисто символически отметим взаимовыгодное сотрудничество.

Илорэль на мгновение замешкалась, размышляя, стоит ли принимать предложение, а потом качнула головой.

– К сожалению, я слишком надолго задержалась на Реджине.

– Лишние двадцать минут ничего не изменят, – вкрадчиво произнес торговец. – Или вы не привыкли к мирным переговорам?

Девушка поиграла подвеской и пожала плечами.

– Отчего же. Просто не хочу пасть жертвой собственного безрассудства.

– Понимаю, – Босх слегка поклонился. – Дело в доверии. Вы одна, беззащитная на чужом корабле... заплатили деньги... Не беспокойтесь, клиенты для меня дороже родственников.

– Я благодарю вас за предложение и гостеприимство, – Илорэль слегка склонила голову в знак благодарности. – Принесите, пожалуйста, покупку.

Босх махнул рукой и из-за его спины вышел толстый пиртиец – длинное, похожее на гусеницу существо в скафандре. Он поднял коробку, прошел через шлюз и поставил ее у ног девушки.

Илорэль присела, развязала красную ленту и пересчитала бомбы.

– Сорок восемь, – произнесла она.

– Последняя – мой подарок, – наклонил голову Босх. – Нечасто встретишь столь щедрых клиентов. Похоже, вы намерены взорвать планету Желну.

Девушка вздрогнула и поспешила улыбнуться.

– Не преувеличивайте. Мы не намерены использовать все бомбы одновременно.

Она поднялась и поклонилась.

– Всего доброго, Босх.

– Всего доброго.

Дверь шлюза закрылась и орлянка поспешила отнести коробку в рубку.

– Думал, спалишься, – усмехнулся Гмых, – хотел уже на помощь идти. А торговец-то близок к истине оказался. Только планетой ошибся.

Илорэль не ответила, лишь прикусила губу.

– Что ж, – здоровяк повернулся к панели управления. – Сейчас отстыкуемся и полетим. Босх-то небось кораблик наш под ударом держит, смотрит, в какую сторону направимся...

– Смотрит, – кивнула девушка. – Поэтому ты полетишь домой. К себе. А я вернусь в штаб-квартиру.

– Рисковое дело, – с сомнением произнес Гмых. – Я никогда не открывал порталов из космоса. Может, со мной? А оттуда уже на попутном крейсере... А то я бегу, как крыса с тонущего корабля.

– Я бы с удовольствием, – отказалась Илорэль, – но мы не успеем. «Скифы» еще нужно установить. Сумеешь настроить переход отсюда прямо на кладбище?

– Уже настроил, – недовольно буркнул Гмых. – Но только если тебя разорвет где-нибудь на полпути, потом не приходи жаловаться.

– Не приду, – Илорэль взяла ящик. – Удачи тебе.

– И тебе!

Девушка покинула рубку, по короткому коридору прошла к двери шлюза и вызвала пульт управления переходником. Панель в стене отъехала в сторону, обнажая плазменный экран с сенсорными кнопками.

– В расчетной точке будем через двадцать секунд, – оповестил по громкой связи Гмых. – Оттуда можешь отправляться.

Илорэль приложила ладонь к экрану, и он подсветился ровным белым светом.

– Пятнадцать, – предупредил здоровяк.

Набрала команду «открыть ранее установленный проход», удобнее перехватила коробку со «Скифами».

– Десять.

Шлюзовая дверь открылась, но за ней был не космос, а ровное белое марево.

– Шесть, – произнес Гмых. – Передавай Глэдис привет.

– Обязательно.

– Три. Два. Один. Пошла!

Илорэль шагнула вперед и погрузилась в нуль-пространство.

 

* * *

 

Из изолятора Андрея перевезли в «отстойник» за полчаса до начала боя. Одежду ему так и не выделили, посчитали, что животным она без надобности, поэтому Семенов обрадовался, когда Навор принес ему темно-синие штаны, рубаху и мягкие туфли.

– Спасибо, – от души поблагодарил он.

– Больше я ничего не могу для тебя сделать, – произнес помощник Коронера. – Одевайся.

Андрей оделся и клетка ожила. Она повезла землянина по знакомому слабо освещенному лабиринту. Андрей смотрел по сторонам на капающие трубы, электрические щиты и облезлые стены и размышлял: в последний ли раз он следует этой дорогой?

Он добрался аж до полуфинала, убил лелюшу с Бангладеры, каменного ксинианского горгула, «сыграл вничью» с победителем двух турниров – дикстрой с Лимбо и едва не погиб в челюстях раздваивающейся карликовой карлы. Какую тварь приготовили для него не сей раз? Смерть? Он ведь так и не придумал, как бороться с невидимым существом. Смотреть на следы? Но будут ли оставаться следы в живом бетоне? Может, организаторы специально покроют арену, например, досками. Слушать дыхание и рычание хищника? А будет ли оно слышно? Под колпак, накрывающий арену, проникают и вопли зрителей, и реплики комментатора...

После побега от О'рдрина, возвращения на арену и победы в третьем туре, на помощь Коронера Андрей не рассчитывал, более того, если раньше «осьминог» относился к землянину нейтрально, то теперь перешел в разряд врагов. Не осталось надежды ни на встречу с Илорэль, ни на приличное оружие. Когда его выставили против дикстры, ему дали только нож, а против карлы он дрался голыми руками. Если бы не приобретенная способность к метаморфизму, Семенова просто напросто съели бы. Нет, он сам утонул бы, а потом его бездыханное тело растерзали бы хищники. Надо думать, в драке с невидимцем ему тоже придется рассчитывать только на свои силы.

– Удивляюсь твоей живучести, – произнес вместо приветствия «Ганеша».

Клетка вывезла человека в просторное пустое помещение. Андрей улыбнулся старому знакомому и развел руками:

– Я и сам удивляюсь. Но, боюсь, мое везение закончится прямо сегодня.

– Положим, прямо сегодня не закончится, – загадочно произнес слоноподобный. – Если не растеряешься.

Многорукий подошел к щиту управления и нажал кнопку. Дверь клетки человека открылась, и Семенов спрыгнул на пол. Вопреки обыкновению его не сковало по рукам и ногам, видимо, он заслужил доверие.

– Ты знаешь, как убить невидимца? – спросил он.

– Нет, но твой противник очень плохо себя чувствует, если уже не погиб, – произнес «Ганеша». – Ко всему прочему сегодня тебе положено оружие.

– Да? – Андрей удивился. – Какое? Снова ножичек?

– Кнут.

Слоноподобный повернул рычажок, и в стене образовалось отверстие, где на крючках висело оружие: мечи, булавы, луки, дубинки, странные трубки...

– Так себе арсенальчик, – ухмыльнулся Семенов. – С таким даже против тебя не пойдешь.

«Ганеша» шевельнул ушами и, не оборачиваясь, демонстративно поднял одну из рук, в которой держал металлическое копье, стреляющее электрическими зарядами.

– Держи, – слоноподобный снял с одного из крючков кнут и передал его человеку. – Не знаю уж, чем он поможет, но все лучше, чем ничего.

– Коронер распорядился? – поинтересовался Андрей, взвешивая в руке деревянную рукоятку.

– Да. Посчитал, что без оружия бой не будет зрелищным.

– В прошлый раз его это не очень беспокоило, – припомнил Семенов.

– В прошлый раз ты сильно его разозлил.

– А теперь?

– Теперь, думаю, он поставил на твою победу, – «Ганеша» шевельнул хоботом. – Невидимец не просто так захворал, пусть Коронер и поднял на уши весь «отстойник». Поговаривают, будто ночью туда приходил неизвестный арахноид... но раз система «Допуск» его пропустила, невидимцу он ничего сделать не мог.

– Арахноид, – Андрей прищурился, – ну ладно.

– Тебе туда, – «Ганеша» махнул одной из рук.

Семенов подошел к двери-переходнику.

– Удачи, – произнес слоноподобный. – И помни: невидимый не значит не осязаемый.

 

* * *

 

– Чтоб вас... – выругался Андрей, когда увидел арену.

Справа и слева от него на высоту в три человеческих роста возвышались зеленые стены ровно подстриженного кустарника. Узкие листья источали мощный пряный аромат, из-за которого Семенов дважды чихнул. Над головой отбрасывал яркие блики прожекторов наполовину прозрачный наполовину зеркальный колпак. Длинный зеленый коридор уходил вперед и заканчивался развилкой.

– Приветствуем земля-я-янина! – раздался над ареной голос комментатора.

К лицу Андрея тотчас подлетела камера, а по ушам резанул восторженный визг зрителей.

– Отстань, – отмахнулся Семенов от электронного жука и пошел вперед.

Под ногами неслышно хрустел мелкий гравий, следов на нем, конечно не оставалось.

– Сволочи, – выругался Андрей. – Создали условия!

Щ-щух.

Семенов хлестнул кнутом. Кожаный хвост рассек воздух, а расщепленный наконечник издал довольно громкий хлопок.

Мужчина дошел до развилки, посмотрел направо, потом налево и попытался просунуть руку сквозь зеленую стену. Увы, кусты росли слишком густо, рука застряла, не достигнув противоположной стороны. Пройти сквозь них не представлялось возможным.

«Вот и славно, – обрадовался Аналитик. – Значит, невидимец тоже не пройдет, ведь «Ганеша» правильно сказал: невидимый не значит не осязаемый».

Теперь следовало вооружиться. Семенов отрастил на шее воротник, припомнив панцирь черепахи, а пальцы левой руки укоротил, украсив их крепкими длинными когтями. Неплохо защитить еще и грудь и живот, ведь красный комбинезон, который достался ему от «Мирного космоса», отобрали. К сожалению, Андрей не знал, к каким потерям в организме приведет наращивание панцирей и щитков, поэтому решил пока обойтись без экстренных мер.

Кнут в узком пространстве казался ненужным, но бросать его Андрей не спешил, он будет идти, стегая воздух впереди себя, что даст ему возможность «нащупать» противника.

– Невидимец пришел в движение! – оповестил зрителей комментатор, и толпа ответила ему дружным ором.

Андрей сглотнул и повернул направо.

Щ-щух.

Кнут ожег воздух, но сопротивления не встретил, зато кусты едва заметно колыхнулись, и в воздухе сильнее запахло пряностями.

Щ-щух.

Семенов шел достаточно быстро, периодически оглядываясь и всматриваясь в гравийную дорожку позади себя – не пошевелится ли под тяжелой поступью невидимца гравий... но пока все было тихо. Если не считать возбужденных воплей зрителей.

Щ-щух.

На перекрестке Андрей снова свернул направо и уперся в глухую стену. Развернулся, пошел в противоположную сторону, не забыв снова хлестнуть воздух впереди себя.

«Так по лабиринту можно ходить вечно», – подумал Семенов.

Но организаторы предусмотрели любое развитие событий – неожиданно над головой вспыхнула яркая красная звездочка. Ее свет на мгновение ослепил мужчину, а потом угас, ослабил яркость. Звезда несколько секунд висела над человеком, потом медленно поплыла вперед. Сомнений не было – странный источник света вел человека на встречу с противником.

«Тоже мне, путеводная звезда», – вздохнул Аналитик.

Андрей повел плечами и последовал за светом.

Зачем организаторам понадобилось создавать лабиринт из кустарника, Семенов так и не понял. Звезда вывела его на большую овальную площадку, усыпанную гравием, и исчезла.

Щ-щух.

Кнут вспорол воздух. Сопротивления не встретил. Андрей сделал несколько шагов вперед.

Щ-щух.

Снова пусто.

Еще несколько шагов.

Щ-щух.

И вдруг безо всякого предупреждения его схватили поперек туловища, подняли в воздух и...

«Задыхаюсь»!

Семенов не видел противника, но понял, что его куда-то засасывает. Ноги прижались друг к другу, будто их связали веревками, руки вытянулись вдоль туловища, на тело действовали странные силы, мешающие пошевелиться и даже вдохнуть. Андрей висел в двух метрах над землей и медленно продвигался вниз по чему-то склизкому и сильному, состоящего из сплошной мышцы.

«Меня проглотили»? – мелькнуло в голове.

Похоже, дела обстояли именно так. Он словно попал в узкую мягкую склизкую трубу, которая проталкивала его к земле, и в то же время видел и кусты, и овальную площадку.

«Это ты зря!» – разозлился Аналитик.

Семенов собрал силы, сосредоточил всю внутреннюю энергию на левой руке, чтобы повернуть кисть и вспороть невидимый пищевод, но у него ничего не получилось. Его словно парализовало. И воздуха не хватало все сильнее и сильнее.

Восхищенные вопли зрителей становились слабее, голос комментатора и вовсе исчез, зато появился новый звук – негромкое урчание ожидающего ужина желудка. Если человек достигнет конечной цели путешествия, его тело начнет растворяться в соке, и кто знает, с какой скоростью.

Андрей снова сосредоточился на руке. Он убрал с шеи ненужный защитный воротник и направил внимание на удлинение когтей. Если гора не идет к Магомету... но когти удлинялись не в ту сторону. Семенов понял это через пять секунд, когда почувствовал, что еще немного, и он задохнется от нехватки кислорода.

Спасение пришло неожиданно. Он вдруг вспомнил, как напугал Навора, да и себя самого, когда, представил Тлина, и из его спины начал расти гребень. Нужно растить не когти, а острые шипы по всему телу.

«Сдохни, скотина!»

Андрей зажмурился, сжал сознание в крохотную красную звездочку и... взорвался. Тело застонало от невозможных перегрузок – из рук, ног, вдоль позвоночника, венцом вокруг головы, даже изо лба вытянулись толстые роговые иглы.

Невидимец дернулся, и Семенов увидел, как шевельнулся мир – лабиринт качнулся, гравийная площадка повернулась влево, потом вправо, потом понеслась.

Хищник бежал к кустам.

Семенов невольно зажмурился, когда ветви приблизились практически к самому лицу, но замешательство длилось недолго – невидимец смял кусты, словно бумажные. Судя по растоптанным растениям, размером он мог соперничать с оранжевым тираннозавром на альфе Стрижа.

«Не отвлекайся!» – приказал Аналитик.

Андрей снова закрыл глаза и послал еще одну волну энергии, меняя мышцы на иглы.

Невидимец взревел.

– Так тебе!

Теперь Семенов мог дышать и говорить. Он, наконец, освободил руку, сжал в кулак, втянул несколько шипов из ног и за их счет отрастил острые зубцы на костяшках.

– Получи!

Удар!

Еще один!

Андрей чувствовал, как рвется и сминается невидимая плоть.

– Сдохни!

Он работал кулаком, прорезая себе путь наружу, и, неожиданно, вывалился на землю.

– Вот он, наш победитель! – объявил комментатор.

Но бой еще не закончился.

Невидимец растоптал кусты, продираясь к стене купола, потом неожиданно развернулся и двинулся назад.

Семенов видел, как мнутся под невидимыми лапами ветви, слышал хруст гравия. Он попытался подняться, но не смог, шипы отняли у него все силы и большую часть мышц. Он сумел только повернуться на бок и лежа стал отползать в сторону.

Кусты ломались и трещали. Невидимый враг надвигался на человека, грозя растоптать, уничтожить...

«Конец тебе, Андрей Сергеич», – констатировал Аналитик.

Андрей закричал...

И вдруг все закончилось.

Последние кусты невидимец не растоптал, а раздавил, свалившись на них всей тушей. Над трибунами повисла тишина, треск гравия тоже прекратился.

Семенов судорожно выдохнул и лег на спину.

Вот теперь конец.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить