Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 20. Промашек быть не должно

Глава 20

Промашек быть не должно

 

Новый космический корабль О'рдрин выбирал не слишком долго. Минимальные технические характеристики, соответствующие требованиям для кораблей поисковиков, известны, оставалось сопоставить цену и модель. Единственное дополнительное условие, которое позволил себе капитан, – отсутствие системы ИИ. О'рдрин не хотел повторения истории с Грогом. Корабль всего лишь средство передвижения, а не член команды, он не имеет права голоса и не может игнорировать приказы.

Теперь болтливая летающая болванка под именем «Грог» находится на служебном космодроме на специальной, арендованной ломбардом «Зелом-Тан», площадке. Разумеется, новому хозяину корабля о непослушании последнего О'рдрин не сообщил, но для себя четко решил: отныне никакого искусственного интеллекта. Хватит.

Подходящий корабль нашелся быстро. На последнюю модель денег, полученных от ставок на победу землянина в первом туре, не хватило, но все же это было новое, готовое к длительным перелетам судно.

Поисковым оборудованием О'рдрин поручил заняться Мэкаллю, а сам решил, наконец, подобрать второго пилота и подыскать нового повара, вместо уволившегося Кокуша. Капитан сделал запрос на межгалактическую станцию труда, и неделю беседовал с кандидатами – гораздо дольше, чем требовалось для принятия решения.

О'рдрин сознательно отметал «серых», сразу отказывал всем, кто хоть чем-то походил на прежнего кока, игнорировал большую часть гуманоидов со светлой кожей – неуместный намек на человека. Мэкалль, присутствовавший при собеседованиях, догадался о мотивах капитана, но ничего не сказал, только усмехнулся.

Орлянец понимал, что ведет себя глупо, но ничего не мог с собой поделать – он не хотел, глядя на второго пилота или кока, вспоминать предательство Дортмоса, Кокуша и Грога. И Андрея. Впрочем, насчет последнего у О'рдрина имелись кое-какие планы...

Пусть предприятие по подмене землянина не удалось, капитан не отказался от идеи заполучить Видящего. Просто не мог отказаться. Видящий на корабле, даже совсем неопытный и не желающий подчиняться, – настоящее сокровище. Внутреннее око раскроется, подтолкнет человека к поискам, внутренний зов не оставит равнодушным, землянин не сможет отмахнуться от него и будет вынужден подчиниться, и, чтобы не сойти с ума, займется поисками глуора. А неопытность исправит время.

На помощь Коронера и Навора рассчитывать больше нельзя. О'рдрин попал в черный список, ему запрещено посещать «отстойник», га-тан раскроет любую трансформацию, следовательно, добраться до землянина он не может. Более того, О'рдрину недвусмысленно намекнули на нежелательность его присутствия на Реджине. Капитан не уберег человека, не сумел спрятать его и в связи с этим подверг Коронера огромному риску, к тому же землянин, попав на арену, не погиб от зубов дикстры, а прошел в четвертый тур, и Коронер недополучил приличную сумму. Все сильно осложняло дело.

На помощь Илорэль тоже надеяться не стоило. Девчонка в очередной раз выразила недовольство поступками отца и попрощалась. О'рдрин поклялся не давать ей денег, а когда она, вдоволь наигравшись во взрослую и самостоятельную, придет к нему с опущенной головой, он покажет, как не слушаться старших.

Мэкалль, словно угадав мысли кэпа насчет дочери, покачал головой на длинной шее и сказал, что Илорэль уже действительно взрослая и самостоятельная. Пусть она не получит от О'рдрина денег, но и не придет к нему с повинной. Уж он-то, специалист по иноразумным, в этом разбирается. О'рдрин не поверил, но из-за всего случившегося Илорэль стала не только бесполезной в деле заманивания человека на корабль, но и сама превратилась в проблему, которую нужно решить до отлета с Реджины.

Будь воля О'рдрина, он покинул бы эту планетку немедленно. Все хищники, которых «Грог» привез из последней экспедиции, погибли или, победив, не прошли в следующий тур. Оставался только человек. Именно он и заставлял капитана сидеть на месте.

– Вариант всего один, – объявил О'рдрин Мэкаллю.

Он бродил по кают-компании нового корабля, для которого так и не придумал имени, заложив руки за спину, и размышлял вслух.

– Какой вариант? – поинтересовался арахноид, удобно устраиваясь в мягком белом кресле. – Вы решили вернуть землянина на борт?

– И даже поставил для него в трюме одну из клеток с «Грога», – кивнул капитан. – К сожалению, пока Коронер держит человека в «отстойнике», я ничего не могу сделать. Миновать охрану и обмануть систему «Допуск» вместе с га-таном не получится. Открыть телепорт на территорию «отстойника» невозможно, а договориться о подмене Андрея кроме Коронера и Навора не с кем. Я вынужден ждать и надеяться на чудо. Нам очень повезет, если Семенов останется жив к окончанию боев. Победит он или нет – не важно, его в любом случае отправят в «зверинец», где он пробудет до следующего года.

– Вот тогда-то вы его и выкрадете? – догадался паук.

– Именно. Что мне всегда в тебе нравилось, Мэкалль, так это твое мастерство чтения мыслей.

– Просто я хороший специалист, – проскрипел арахноид, – а ваше предложение единственное разумное в данной ситуации. Конечно, надеяться на судьбу не стоит, но нам ничего не остается. У нас был шанс, но мы им не воспользовались. После боя Андрея с карликовой карлой, его поместили в изолятор...

– Да, оттуда выкрасть его было бы легче, – согласился капитан, – но он слишком ценная фигура, нас ждет слишком много охраны и проблем.

– Вы правы. Нужно дождаться, пока уляжется шумиха с боями. Уверен, Коронер оставит Семенова до следующего года – человек принес ему немалую сумму. Победит землянин или проиграет, обязательно попадет в «зверинец». Если останется жив.

– А вот этому мы можем поспособствовать, – О'рдрин поднял указательный палец. – Я рассчитываю на твою помощь, Мэкалль, больше промашек быть не должно. Видящего нужно получить любой ценой.

 

* * *

 

В уютном красном кабинете Жэта собралось пятнадцать существ – членов "Мирного космоса». На внеочередное собрание пригласили лишь избранных, оно обещало стать последним в году, а то и в истории «Мирного космоса» вообще. Сегодня Жэт, Сысот, Мэрамбаль и Вил-Лорн решили дать заключительные инструкции и распределить обязанности.

Приглашенные сидели на стульях, выстроенных вдоль стены, а директора теснились за столом Жэта. Конечно, собрание могло бы состояться и в конференц-зале, где можно расположиться с большим удобством, но баббл М'рамбаль и гобомол Вил-Лорн решили, что кабинет Жэта подойдет как нельзя лучше – это уютное помещение создавало атмосферу доверия и сплоченности.

Илорэль и Глэдис сидели на ближних к двери стульях и внимательно слушали директоров. Говорили в основном Жэт и М'рамбаль, а остальные молча кивали.

– Все вы знаете, – начал Жэт, и его лицо от волнения приобрело малиновый оттенок, – что человек вышел в полуфинал. Благодаря ему «Мирный космос» получил огромные деньги, которыми мы распорядились с большой аккуратностью и осторожностью.

При этих словах арахноид Сысот наклонился и вытащил из-под стола красную подарочную коробку, а полупрозрачный баббл М'рамбаль набрал на клавиатуре компьютера команду, и на боковой стене высветилось изображение небольшой круглой шкатулки с зеркальной поверхностью.

– Плазменная бомба направленного действия «Скиф» – одна из самых последних разработок, – объяснил Жэт. – Ее энергию можно направить на определенный радиус или участок, а обезвредить невозможно. Это оружие относится к классу «окончательных», которые, если уж их запрограммировали, взрываются в любом случае. Здесь, – директор указал на коробку, которую Сысот извлек из-под стола, – таких игрушек ровно семь. Еще сорок семь мы получим к концу недели.

Жэт выразительно посмотрел на Илорэль, и та утвердительно кивнула.

– План «Дельта-54», – продолжил директор, – вступает в завершающую стадию. Мы нанесем «Организации Галактических Боев» такой удар, от которого она не сможет оправиться. «Мирный космос» слишком долго оттягивал неизбежное, пытаясь справиться со злом мирными методами, взывая к разуму и добрым чувствам. Пришла пора действовать по-другому. Дематериализация произойдет в самый неожиданный для «ОГБ» момент. Мы предпримем все возможные меры по снижению числа жертв, но без оных не обойдется. Все пятьдесят четыре купола Реджины будут взорваны. Добро, как гласит тланская народная мудрость, не может обойтись без кулаков.

Баббл кашлянул, прерывая речь Жэта.

– Все это нам давно известно, – произнес Сысот, – перейдем к сути.

Он подал знак бабблу, и директор М'рамбаль набрал на клавиатуре компьютера очередную команду. Изображение плазменной бомбы на стене сменилось картой Реджиной. Западное и восточное полушария расцвечивались красными и оранжевыми окружностями куполов.

– Глэдис, – Жэт достал из коробки первую бомбу, – тебе, как одному из самых активных членов «Мирного космоса» мы оказываем честь заложить первые шесть устройств.

Глэдис улыбнулась и поднялась со стула. Илорэль ревностно одернула чересчур короткую юбку подруги и тоже улыбнулась.

– Твоя задача, – поручил директор, – заминировать тланский, ллужинный, пьятийный, тронский и серный купола, а также купол Оаевов.

Соответствующие названиям купола на проецируемой на стену карте почернели. Глэдис коротко кивнула и опустилась на стул.

– Псерф.

Со стула правее Илорэль поднялся высокий цверт – жилистое четырехрукое существо с лиловой кожей.

– Твои купола: перский, эоловый, эгнорейский, купол Хуров, Траваалей и пинанский.

Карта снова изменила цвета.

– Пражк.

Илорэль почувствовала, как ее руку сжала теплая ладонь Глэдис.

– Не переживай, – шепнула синекожая брюнетка. – Ты все сделала правильно.

– Спасибо.

Слова подруги заставили Илорэль слабо улыбнуться. Мысль о будущих жертвах заставляла сердце замирать и малодушно сомневаться в том, правильный ли путь избрал «Мирный космос». При взрыве куполов погибнут разумные существа. Директора постараются минимизировать количество жертв, но погибнут многие. А ведь этого можно избежать, стоит только взорвать штаб-квартиру «ОГБ»…

Илорэль отогнала печальные мысли. «Мирный космос» борется с «ОГБ» слишком долго, и до сих пор эта борьба ни к чему не приводила. Мирные методы: пропаганда, акции протеста, призывы одуматься, не действенны, единственный выход – массированный удар. Если бы существовал иной путь, «Мирный космос» его нашел бы, но у монстра слишком много голов, потеря одной не приведет к смерти. Разрушение штаб-квартиры не помешает «ОГБ» восстановить силы к следующему году. Лучший выход – взорвать планету. Купола. Сделать так, чтобы «Организация Галактических Боев» не смогла оправиться от удара. Разрушения должны привести к полному разорению организации.

Прочь сомнения. Илорэль все сделала правильно. «Мирный космос» постарается спасти как можно больше жизней, а остальными придется пожертвовать. Общество должно уяснить, что даже если в отдаленном будущем кто-то решит повторить опыт «ОГБ», их ждет такая же массированная атака со стороны протестующих. С жертвами, в число которых может попасть любой. Общество должно бояться повторения событий на Реджине.

М'рамбаль и Жэт закончили распределять купола. Каждый участник собрания получил пять, шесть или семь точек, где необходимо установить бомбы для эффективного разрушения куполов. Задание же Илорэль состояло в получении у Босха оставшихся «Скифов». Заказ оформлен неделю назад, и теперь пришло время третьего и последнего посещения торговца. В прошлый раз она приобрела семь бомб – практически все запасы со склада в гостинице «Поднебесная». За последней партией предстоит слетать на орбитальный крейсер.

– Илорэль, – Жэт кашлянул. – У тебя особое задание. Так как на контакт с Босхом выходила ты, тебе придется довести дело до конца. Торговец, несомненно, проверил твой анонимный счет, а также наверняка попробовал связаться с Желной. Там, уверен, никаких сведений он не получил. Не потому, что ты не имеешь к ним никакого отношения, а потому, что желнийцы крайне неохотно выдают информацию о своих. Чересчур напряженная обстановка обязывает. Местные войны на почве раздела залежей глуора сделали желнийцев подозрительными, ты правильно поступила, притворившись желнийкой.

Илорэль кивнула.

– Для подтверждения легенды, – продолжил Жэт, – мы припишем тебя к кораблю. О деталях операции договорись с Гмыхом. Он будет сопровождать тебя, если понадобится. На этом, уважаемые коллеги, собрание объявляю закрытым. Промашек быть не должно. Да помогут нам боги.

 

* * *

 

Мэкалль стоял под дождем перед входом в «отстойник» и мысленно проклинал О'рдрина. Если бы тот не поссорился с Коронером, мог бы сам сделать все необходимое и не посылать старого арахноида.

Тьфу.

Специалист по иноразумным сплюнул полосатую сине-белую шелуху семян яврского гасанда на землю и повторил вопрос:

– Долго еще ждать?

Охранники – дюжие лбы в красной форме – не удосужили вечернего посетителя ответом, продолжая пялиться в монитор пропускной системы.

– Кто таков? – спросил один из них по прошествии двух минут. – Для чего пожаловал? Мы хозяев зверья наперечет знаем.

– Благо хищников всего четверо осталось, – включился второй.

– И арахноидов среди них нет, – добавил первый. – Чего надо?

– Говорю же, – Мэкалль достал из пакетика семечки и взял в рот пару штук, – карточку потерял кредитную, когда со своим хищником возился. Найти надо. Иначе штраф.

– Какой хищник? – подозрительно спросил первый красномундирный.

– Йонский онций, – коротко ответил Мэкалль.

Этот зверь дрался в первых двух турах и проиграл, его хозяев охранники наверняка успели забыть.

– Так ты бы еще через месяц вспомнил! – протянул первый красномундирный. – Карточку твою уже наверняка уборщики выбросили. И почем знаешь, что именно в «отстойнике» потерял?

– Больше негде, – Мэкалль сплюнул шелуху. – А роботы-уборщики знают как выглядит карточка. Мало кому охота на вторичную переработку из-за куска пластика... Думаете, мне самому хочется туда идти? Нюхали, чем там воняет? Но карточка дороже.

Охранники заржали.

– Можете меня проводить, если не доверяете, – предложил паук. – Я быстро, я помню, какой дорогой к клетке ходил. Посмотрю только, и сразу обратно.

– Провожать не положено, – красномундирные переглянулись. – Пусть на втором посту репу чешут. Но в камеру за тобой понаблюдаем. Если что... не обессудь. Система «Допуск»…

– Строго у вас, – арахноид взял в рот еще одну семечку.

– Так положено. Чем ближе финал, тем строже правила. Ну, давай, входи, только быстро.

– А можно попросить? – Мэкалль шаркнул конечностью. – После вашего сканирования семечки такими невкусными становятся... может, вышлите мне их по пневмопередаче на ту сторону?

И арахноид сплюнул шелуху.

– Вышлем, – согласился красномундирный. – Только ты не задерживайся.

Мэкалль отдал охране пакет с полосатыми сине-белыми семенами и шагнул к стене.

Дверь открылась, специалист по иноразумным вошел в коридор внутри стены. Невидимые лучи стали ощупывать его тело, сканируя и анализируя сотни параметров. Мэкалль терпеливо ждал. Ему нечего было бояться, система не найдет даже следа отравляющих веществ. От яда, который вырабатывается в подчелюстных железах, он избавился еще на корабле... и получит его обратно как только окажется по ту сторону стены.

Под потолком зажглись светодиоды, ничего опасного в теле гостя не обнаружилось. Дверь открылась. Мэкалль вышел и одобряюще кивнул камерам. В тот же момент в стене открылось еще одно отверстие, и из него вылетел пакетик с семенами. Арахноид подобрал его и направился ко второй стене. Там пройти уже пройденный квест будет еще проще.

Так и случилось. Арахноид вышел к клеткам, держа в руках пакетик с семенами. Он шел быстро и внимательно смотрел по сторонам. Только искал он не мифическую потерянную карточку, а невидимца – зверя, с которым в полуфинале будет драться человек. К сожалению, обнаружить невидимое существо затруднительно, особенно если оно не издает звуков.

Спустя три минуты блужданий между пустых клеток специалист по иноразумным увидел спящего рекона – зеленую чешуйчатую тварь размером с грузовой левикар, победившую всех соперников и добравшуюся до полуфинала. Если рекон выйдет в финал, человеку придется несладко.

Рекон шевельнулся и выпустил из ноздрей две струи едкого вонючего дыма. Арахноид закашлялся и поспешил пройти мимо.

Неожиданно он увидел пустую клетку в кормушке которой находилась пища – мелкие красные плотцы.

– Ага, – улыбнулся специалист по иноразумным.

Он быстро бросил семена прямо в кормушку. Из клетки тотчас донеслось неопределенное ворчание.

Мэкалль прошел мимо, остановился у одной из соседних клеток и стал кружить вокруг, якобы разыскивая пластиковую карточку. Потом неспешно направился назад. На невидимца смотреть не стал, зато отчетливо услышал чавканье. План сработал.

Расчет был прост. Яд из подчелюстных желез арахноид впрыснул в семена яврского гасанда, это позволило пронести его мимо системы «Допуск» и отравить хищника. Ничего подозрительно туповатые охранники Коронера не заметили, да и не могли заметить, потому что Мэкалль при них ел эти семена. Они не знали, что собственный яд на арахноидов не действует.

Зверь обязательно съест предложенное лакомство. Семена гасанда пахнут кровью – на Яввре это растение приспособилось размножаться при помощи хищников, а для их привлечения требуется нечто большее, нежели яркие цветки.

Мэкалль подошел к двери в стене и спустя полминуты вышел к охранникам.

– Нашел? – вяло поинтересовались красномундирные.

– Нашел, – кивнул арахноид. – Спасибо вам огромное! Если будете в ксеноновом куполе, заходите в бар «Льнец», там работает мой друг, бесплатное пиво вам обеспечено.

Специалист по иноразумным поклонился и засеменил ко второй стене, где повторил ту же ложь.

Оставалось дождаться поединка и мысленно пожелать Видящему победы, будь он неладен. И потребовать от О'рдрина повышения зарплаты за дополнительный риск.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить