Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 19. Непотопляемый

Глава 19

Непотопляемый

 

Буль...

Из носа вырвался пузырь воздуха и устремился наверх. Ни о чем не думая, Андрей поплыл за ним, изо всех сил работая руками и ногами. Вода была теплой и светлой, и чем выше он поднимался, тем светлее и ярче она становилась.

– ... победитель дикстры! – закончил комментатор и стадион дружным ором приветствовал вынырнувшего Семенова.

Андрей плавал посреди огромной круглой площадки. На сей раз арена представляла собой гигантский шарообразный аквариум, в который без труда поместился бы целый дом. Впрочем так организаторы шоу и поступили: они построили на дне настоящий старинный замок с полуразрушенными стенами и десятком ворот, которые сделали специально, чтобы дать простор для маневров бойцам и камерам, миниатюрными подводными лодками плавающими повсюду.

Вокруг «аквариума» сидели зрители. Ряды, поднимаясь вверх, доходили до верхушки голубого колпака, накрывавшего арену. Сквозь прозрачные стенки «аквариума» Семенов видел существ, которые сливались в сплошную руко-ного-головую массу, а внизу, далеко под ногами между полуразрушенными стенами подводного замка металась непонятная тень.

Андрей осмотрелся. Вместо берега над водой возвышались стеклянные стены. Портал открылся прямо в воду, и человеку еще повезло, что резервуар оказался открытым, а не запаянным, иначе он попросту захлебнулся бы, так и не увидев карликовую карлу, с который должен сражаться.

Вопрос «что делать?» не стоял. Семенов сосредоточился, насколько это возможно в данных условиях, и отрастил на правой руке длинный острый шип – единственное доступное оружие. Когти вряд ли окажутся полезны – у воды слишком большое сопротивление для резкого удара, да и кожа карлы наверняка чересчур плотная или даже покрыта чешуей.

– Он трансформировался! – раздался над трибунами удивленный возглас невидимого комментатора. – Человек снова преподносит нам сюрприз!

Андрей не слушал ни комментатора, ни беснующуюся толпу. Пока у него оставалось время, он закрыл глаза и направил внимание на шею. Интересно, получится ли у него вырастить жабры? Ему жизненно необходимо изменить дыхательную систему, иначе он захлебнется, если карла потащит его на дно. Да и убить морскую тварь, оставаясь на поверхности, невозможно.

Разумеется, он видел жабры у рыб, но понятия не имел, как они устроены. С другой стороны, когда он дрался с горгулом и нечаянно наступил в лужу лавы, его нога трансформировалась, а ведь Андрей даже приблизительно не знал строения тела кремний органической птицы. Может быть, его нога и не стала действительно каменной, но приобрела некую защиту.

– А теперь, внимание! – завопил комментатор.

Семенов вздрогнул, открыл глаза и посмотрел вниз. Тень карлы все так же металась где-то в глубине, голос привлекал внимание явно не к ней. Мужчина осмотрелся и заметил тонкий красный луч, бегущий по поверхности воды в его сторону. Он нырнул и сделал попытку отплыть в сторону, но соревноваться в скорости со светом бесполезно. Левое плечо пронзила боль. Андрей схватился за руку, вынырнул и увидел, как вода окрашивается красным. Лазерный луч разрезал его плоть, словно мясницкий нож.

Стадион взвыл.

Андрей поморщился. Ему вдруг стало не хватать воздуха, будто «лазер», дотронувшись до него, высосал из тела жизнь. Семенов открыл рот, стараясь вдохнуть, но понял, что ничего не получается, он задыхается. Перед глазами потемнело, и мужчина погрузился в воду с головой.

«Тону» – мелькнуло в голове, и темнота перед глазами тут же исчезла.

Странное дело, под водой ему стало легче. Он не дышал, но недостатка кислорода не ощущал. Андрей потрогал шею, и нащупал два широких надреза чуть ниже линии роста волос.

«Получилось! – обрадовался Аналитик. – Молодец, Андрей Сергеич. Теперь ты человек-амфибия. Давай, отращивай перепонки между пальцами».

В этот момент в его ногу впились острые, как кинжалы зубы.

Семенов дернулся, и в воде мутными разводами заклубилась кровь. В то же мгновение его потащило в глубину.

Карликовая карла оказалась не очень-то и карликовой, едва ли не вдвое длиннее акулы, которую они с Дрыгой поймали в холодных водах неизвестного моря. Андрей успел рассмотреть серую гладкую спину, мясистые плавники и красные, утопленные в черепе, глаза. Тварь мотнула головой, и Семенов вскрикнул, большой пузырь воздуха вырвался изо рта и, колыхаясь, устремился к поверхности.

Андрей извернулся и воткнул шип в бок карлы. Увы, шип хоть и проткнул кожу, но проник в тело животного лишь на пару сантиметров.

Тварь дернулась, выпустила ногу Андрея и... стала делиться. Как амеба. Ее тело вытянулось, и из каждой половинки начала образовываться новая карла. Хвост уменьшился и принялся отращивать голову, а голова стала сдуваться, вытягивая хвост. Новые карлы были вполовину меньше прежней, но наверняка не менее опасные.

Семенов не раздумывал ни секунды. Загреб руками и поплыл в глубину. Пока карла завершит деление, он успеет спрятаться в подводном замке. Раненная нога пульсировала болью, но тратить время на осмотр раны времени не было.

Он доплыл до каменной башни, которая оказалась на ощупь не каменной, а пластиковой. Чуть ниже справа – вход в подводную пещеру, слева – серый обломок, напоминающий киль корабля.

«Давай в пещеру», – скомандовал Аналитик.

Андрей работал руками и ногами как мог быстро, чувствуя, что из ноги вместе с кровью уходит жизнь. Доплыл до камней, обернулся и едва успел отклониться – одна из мини-карл щелкнула зубастой пастью в десяти сантиметрах от лица.

Семенов выбросил руку, мысленно приказав кулаку превратиться в булаву, покрытую шипами, но не преуспел. Кулак так и остался кулаком, однако цели достиг.

Карла отшатнулась, из поврежденного глаза засочился гной.

Андрей сделал мощный гребок и проплыл чуть дальше в пещеру. Но там его уже ждала карла-2.

Атака была стремительной. Тварь вцепилась в левую руку, мгновением позже первая карла схватила человека за ногу.

Сердце Семенова ухнуло к желудку, а потом заколотилось о ребра с бешеной скоростью.

Андрей ударил, целясь ближайшее твари в глаз. Попал. Вогнал шип на половину длины. Хищница выпустила руку и отступила, вода рядом с ней стала мутной.

Первая карла, вцепившаяся зубами в ногу человека, мотнула головой.

Андрей извернулся, занес кулак... шип попал чуть ниже глаза.

Сознание уходило. Семенов собирал последние крохи сил, пытаясь задержаться в реальности. Еще один рывок, и шип, скользнув по вытянутой морде, погрузился в глазницу карлы. Челюсти открылись, и Андрею удалось выдернуть ногу из пасти. Вода вокруг приобрела розовый оттенок и помутнела.

Плыть сил не осталось, но Андрей выбрался из пещеры. Оглянулся, и увидел, что карлы позади него соединились. Ему снова противостоял один единственный противник.

Семенов посмотрел на шип на правой руке и приказал ему увеличиться в размерах.

Карла вильнула хвостом и оказалась прямо возле человека. Андрей оттолкнулся от стены, скользнул под брюхо твари и вынырнул возле правового бока. Тварь развернулась, и ее глаз очутилась прямо перед Семеновым.

Андрей ударил, вонзил шип в глазницу...

«Расти!» – мысленно крикнул он.

Карла дернулась, но шип уже достиг мозга. Семенов понял это, как понял и то, что теряет сознание. Вода потемнела, будто на голубой колпак, накрывающий «аквариум» и трибуны со зрителями, набросили одеяло. А потом исчезли звуки и ощущения.

 

* * *

 

Красный потолок, красные стены, идеально ровные, идеально гладкие без единой трещинки или выбоинки... красный мягкий пол. Это все, что увидел Андрей, когда пришел в себя. Он лежал на полу в помещении, где не было ни окон, ни дверей, а вся обстановка состояла из громадного металлического шкафа. В верхней части передней панели светился плазменный экран, на котором высвечивались цифры пульса, артериального давления, а также десяток разнообразных графики и сердце в разрезе.

Семенов понадеялся, что сердце не его, но на всякий случай ощупал грудь и с облегчением выдохнул – никаких странных агрегатов, швов и трубок не обнаружилось. Зато обнаружилось другое: мокрые лосины с него сняли, и единственной его одеждой остались толстые красные повязки на левой ноге и руке, и легкие, но прочные цепи, тянущиеся от ног к металлическим скобам, вбитым в пол рядом со шкафом.

Андрей сел и дернул цепь.

«Странная больница, – проснулся Аналитик, – больше похожа на тюрьму. Скорее всего, ты в изоляторе, о котором говорил Навор, когда увидел, как из твоей спины вырос гребень маскировщика».

Подумав о Наворе, Семенов нахмурился. Он не помнил, чем закончился его последний бой, сумел ли он убить карлу... наверное, все же сумел, иначе не лежал бы сейчас, забинтованный, в красной комнате.

Он еще раз дернул цепь, и, словно услышав звон металла, в одной из стен образовалась щель. Началась от пола потянулась к потолку, потом вбок и снова спустилась к полу, обозначив прямоугольную панель. Панель отъехала в сторону, и в палату вкатился металлический бачок с пятью гибкими манипуляторами в верхней части. Он напоминал робота R2D2 из «Звездных воин», но выглядел не так дружелюбно.

Бачок подъехал к шкафу и присоединил к одному из портов конечность. Информация на экране замелькала чаще, передаваясь в мозг «бачка».

– Эй! – позвал робота Семенов. – Я в изоляторе?

– Ты в изоляторе, – подтвердил «бачок» и покатился к двери.

– Где врачи?

– Я врач.

Робот выкатился в коридор, панель вернулась на место, а щели исчезли.

– Ну и на том спасибо, – буркнул Андрей.

Он лег на мягкий пол и стал ждать, когда придет кто-нибудь более разговорчивый.

 

* * *

 

В главном здании «Мирного космоса» второй день мигали лампочки раздвижных дверей, раздавались звонки видеотелефонов, слышался топот ног, щупалец и лап. Победа землянина в четвертом туре и прохождение его в полуфинал принесла организации большие деньги. В тот же день вечером состоялось внеочередное собрание Совета, и план «Дельта-54» начал действовать в полную силу.

Больше всех дел оказалось у директора Жэта. Он второй день не мог уехать домой, но работал с большим удовольствием и воодушевлением. Илорэль видела это и радовалась. Директор лично выразил девушке благодарность за ее идею и настойчивость. Казалось бы безумная затея – вложить деньги во внешне слабого бойца – оправдалась. Землянин стал для «Мирного космоса» настоящим золотым тельцом, за последние недели они заработали столько, сколько не получили за все предыдущие годы, и осуществление главной цели уже не стояло под сомнением. Теперь, после прохождения человека в полуфинал, обратный ход «Дельты-54» невозможен. Скоро «Организация Галактических Боев» прекратит существование.

Илорэль радовалась выходу Андрея в полуфинал, но радость омрачалась беспокойством за здоровье человека. Семенову здорово досталось от карлы. Врачи, без сомнений, его подлатают, но для полного спокойствия Илорэль хотелось лично в этом убедиться, и не когда Андрей в следующий раз выйдет на арену, а сейчас, когда ему так необходима поддержка. К тому же девушка выяснила, с кем придется драться человеку в полуфинале.

Раненых в боях хищников, прошедших в следующий тур, помещали в изолятор – полуавтоматическое здание с минимумом персонала и максимумом медицинского оборудования. Посторонних в изолятор не пускали, но после приказа Коронера не допускать к Андрею посетителей, это условие оказалось неважным. Илорэль предстояло проникнуть в изолятор тайно.

Первым в голову пришли два пути: либо ворваться штурмом, взломав автоматическую систему пропуска и перестреляв охрану, либо притвориться сотрудником или больным хищником. Первое по понятным причинам исключается, второе требует больших затрат времени и сил, а третье малоосуществимо, потому что хищники, прошедшие в полуфинал – наперечет, и сотрудники изолятора получают информацию о состоянии здоровья зверей непосредственно от Коронера. Он лично сообщает, если какого-то перспективного хищника ранили на арене.

Нужно изобрести четвертый вариант, и Илорэль его изобрела.

Первым делом она изменила внешность: окрасила кожу в фиолетовый, превратила уши в костяные выросты и увеличила рост за счет веса, преобразовавшись в довольно привлекательную нубийку. Девушка купила в ближайшем магазине строгую юбку до колен, широкую цветастую блузку по последней моде, и попросила у Бэка сделать ей документ экологической службы, который представлял собой металлический значок с трехмерной голограммой, идентификационным номером сотрудника и кодом допуска.

После подготовки она связалась с изолятором по видеосвязи.

– Экологический контроль, – представилась девушка роботу-администратору и показала значок.

– Когда желаете приехать? – осведомился робот.

– Буду у вас через четверть часа. Распорядитесь пропустить меня на входе.

Илорэль отключилась. С роботами беседовать гораздо проще, чем с живым существом. Робот никогда не придерется к одежде, не станет подозрительно вглядываться в лицо и выпытывать, кто и когда дал распоряжение о внеочередной проверке. Автомат просто свяжется с головным компьютером и уточнит дату визита инспекции. А дату Бэк уже исправил – сеть изолятора взломана давным-давно. Остальное дело техники.

Илорэль вызвала левикар, мысленно попросив всемилостивую Ррорх о поддержке, и полетела к изолятору.

 

* * *

 

Тишина и красный цвет действовали угнетающе. Первые полчаса после пробуждения Андрей просто лежал на полу и смотрел в красный потолок. Вторые полчаса разглядывал шкаф, пытаясь разгадать значения цифр и графиков, периодически сменявших друг друга. Третьи полчаса прогуливался по комнате. Он преобразовал тело, истончил руки и ноги, выскользнул из кандалов и шагал от одной мягкой стены до другой. На исходе четвертого получасового отрезка Семенов снова заковал себя в наручники и наножники.

«Тоска, – вздохнул Аналитик. – Даже «бачок» – и то общество. Может, повязки снимешь»?

Мужчина снял повязки с руки и ноги. Мышцы и кожу ему срастили, а вот шрамы убрать не догадались.

«Подумаешь, шрамы. Сколько у тебя их еще появится!»

Он дотянулся до шкафа и изо всех сил ударил по нему кулаком.

В стене тотчас образовался проход, но в дверь вошел не R2D2, а высокая худая женщина с фиолетовой кожей и странными выростами вместо ушей. Она остановилась в дверях, качнула головой и стала быстро писать в блокноте.

– Когда меня выпустят? – спросил Андрей, усаживаясь и прикрывая наготу.

Женщина вздрогнула, моргнула, обернулась к проему и заговорила с кем-то позади себя. Семенов увидел только темную брючину и зеленый ботинок из кожи неземной рептилии. Лингвоанализатор сработал не сразу, и довольно длинная реплика дамы осталась непереведенной, зато ответ незнакомца Андрей понял.

– Да, он относится к категории «условно разумный». Я не вправе препятствовать вам, но предупреждаю: человек – существо опасное и непредсказуемое. Оно может наброситься на вас, а может избрать тактику «заговаривания». Не подходите близко и не вступайте в беседу ни о чем, кроме как об удобстве нашего изолятора и качестве обслуживания.

– Спасибо, – поблагодарила фиолетовая дама. – Вы не могли бы нас оставить? Во избежание предвзятости...

– Разумеется. Но я предупредил. При малейшем признаке агрессии используйте это.

Андрей не рассмотрел, что именно незнакомец передал фиолетоволицей незнакомке, но наверняка оружие с мощным зарядом снотворного.

– Спасибо.

Женщина сделала шаг в комнату, и дверь исчезла.

– Как ты? – спросила дама знакомым голосом.

– Илорэль! – Семенов дернулся навстречу девушке, но помешала цепь. – Как ты сюда попала?

– Долго объяснять, а у меня мало времени. Хорошо, что с тобой все в порядке, – девушка бросила взгляд на шкаф с цифрами и сердцем в разрезе, а потом подмигнула мужчине. – Я тоже рада тебя видеть.

Андрей поднялся и смутился, впрочем девушка не обращала внимания на его наготу, она подошла и нежно его обняла. Семенову было непривычно обнимать незнакомку, но внутри худого костистого тела находилась Илорэль, и он с удовольствием поцеловал женщину.

– Тебе, наверное, неприятно, – смутилась Илорэль и отступила.

– Вовсе нет, – улыбнулся Семенов. – Я знаю, что ты – это ты. А вот мне не помешала бы какая-нибудь одежда.

Илорэль отошла к стене, и Андрей опустился на пол.

– Я беспокоюсь за тебя, – произнесла девушка.

– Со мной все хорошо, ничего не болит, – заверил Андрей. – Даже странно. Я прошел в полуфинал?

– Прошел, но едва не погиб.

– Но ведь не погиб. Не переживай.

– Не могу, – Илорэль вздохнула. – И вывести тебя из боев сейчас тоже не могу. «Мирный космос» получил много денег, но сможет ударить по «ОГБ» в полную силу только если ты выйдешь в финал. Не думай, – смутилась вдруг девушка, – что мне приятно отправлять тебя на арену...

– Это не ты меня отправляешь, это и мой выбор тоже, я сам так решил, – напомнил Семенов. – Если нужна еще одна победа, я буду драться.

– Спасибо, – в голосе Илорэль слышалось искреннее облечение. – Ты даже не представляешь, как мы все тебе обязаны! Мы выведем тебя из боев после полуфинала. Да и финала никакого не будет.

– Кто мой следующий соперник? – спросил Андрей, мгновенно посерьезнев.

– Невидимец, – ответила Илорэль. – Аморфное существо с Цартуса.

– Невидимый хищник? – Семенов с сомнением качнул головой. – А сам-то он видит?

– Видит. Он получает информацию не через зрение, а через обработку энергетических полей. Это похоже систему эхолокации, только невидимец использует не звук, а особые волны. Он очень опасен.

– Как его победить?

– Мы что-нибудь придумаем, – пообещала девушка. – Я найду способ сообщить тебе.

– Навор перешел на сторону Коронера, – предупредил Андрей. – Он не станет помогать.

В стене образовалась щель, и Илорэль прижала палец к фиолетовым губам.

– Ну как? Вы довольны беседой? – поинтересовался мужской голос.

– Все хорошо, – ответила девушка, – спасибо. Теперь я хотела бы осмотреть систему очистки отходов.

Илорэль вышла, и стена снова стала стеной.

Андрей лег на пол, заложил руки за голову и закрыл глаза. Ему предстояло решить непростую задачу: как убить того, кого даже не видно?

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить