Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 18. Отец и дочь

Глава 18

Отец и дочь

 

Илорэль не появлялась на «Гроге» с тех пор, как отец продал Андрея Коронеру. Она дважды связывалась с О'рдрином, сообщала, что у нее все хорошо, и не видела необходимости возвращаться на корабль. Она занималась «Дельтой-54», помогала Бэку в лаборатории.

К сожалению, состав для ткани, который обеспечит хорошую защиту землянину, к четвертому туру все еще готов не был. Бэк клялся, что третья попытка обязательно увенчается успехом и ссылался на вещий сон, в котором ему якобы явилась святая Ниамара и указала на ошибку в формуле. Коротышка отправил девушку на химический комбинат и дал целый список веществ, которые необходимо приобрести.

Илорэль с удовольствием отправилась на прогулку. Ей уже порядком надоело бурчание Бэка, а от запаха лаборатории начинала болеть голова.

Химический комбинат располагался на окраине азото-кислородного купола, в противоположном конце от кладбища хищников, и девушка решила немного пройтись и взять левикар в центре купола.

Ночью прошел сильный дождь, дышалось легко, а улыбчивые солнца кокетливо посылали зайчиков, которые отражались от витрин магазинчиков, козырьков крыш и хромированных поверхностей снующих тут и там летательных аппаратов.

Так, наслаждаясь свежестью и теплом, девушка прошла по маленькой улочке и свернула к району развлечений.

«ОГБ» заботилось об удобстве гостей, прилетающих на Реджину. Под каждым куполом организация выстроила целый район с клубами, игровыми залами, казино, визиотеатрами и шатрами виртуальной реальности. Кроме того несколько широких проспектов выделялись для магазинов и торговых центров, где можно купить все: от запонки с десятикаратными бриллиантами до земельного участка на любой понравившейся планете.

Илорэль невольно ускорила шаги. Она не любила этот район, здесь с ней слишком часто происходили неприятные вещи. В первый год ее едва не похитил работорговец с Ранитора, хорошо, что девушка неплохо знала тай-хоу и отправила мужчину в нокаут.

 Через пару лет ее целый месяц преследовал коммивояжер, умоляя приобрести у него статую крийского короля Гонора Двенадцатого, которого скульптор изобразил с высунутым раздвоенным языком. Может, девушка и купила бы статую, лишь бы отделаться от навязчивого типа, который трижды пел перед шлюзом «Грога» крийский гимн, но высотой уродливое произведение псевдоискусства могло посоперничать с трехэтажным зданием... И коммивояжер отправился туда же, куда несостоявшийся похититель.

В прошлый раз ничего экстраординарного не случилось, если не считать неудавшейся попытки ограбления и небольшой аварии левикара, которым управлял подвыпивший просвирианец. Мужчина едва не сшиб Илорэль, а вину свалил на вышедшую из строя систему ИИ.

На сей раз девушка предпочла не рисковать и поспешила миновать несчастливый для нее район как можно быстрее. Когда ей оставалось пройти десяток метров до ближайшей стоянки левикаров, ее внимание привлекла витрина ломбарда «Зелом-Тан», что переводилось с ливрского как «Скупаем все». Ломбард на Реджине просто необходим, и под каждым куполом находилось несколько десятков подобных заведений. В основном услугами ломбардов пользовались те, кто потратил деньги на ставки или развлечения. Они закладывали все: от одежды до недвижимости, а потом, если обстоятельства складывались для них удачно, выкупали. Если же неудачно, хозяева ломбарда выставляли залог на продажу.

Витрина «Зелом-Тана» завораживала. Яркими отблесками тысячи неизвестных солнц сияли драгоценности, в углу пылились толстые тома редких экземпляров книг, большим полукругом стояли фотографии хижин, домов, особняков на десятках планет, а в центре красовалось то, что привлекло внимание девушки: метровая голограмма космического корабля.

Его очертания показались Илорэль знакомыми, она остановилась у витрины, нагнулась к табличке у подножия голограммы и прочитала: «Космический корабль класса «Синтро-6» с ИИ девятого поколения и способностями к метаморфизму. Двигатели: галактические 4х2689, 77,6 тЕ. Мощность: 19,49 кТр, 0,2 НТ, +14Р. Максимальная скорость в системных единицах: 14,5. Название: «Грог». Цену спрашивайте у продавца».

– Грог?

Девушка еще раз посмотрела на голограмму, а потом открыла дверь ломбарда.

В просторном полутемном помещении, напоминающем большую гостиную, с камином, креслами и столиком для фруктов, царила атмосфера уюта и интимности. Такая обстановка намекала на дружелюбие хозяина и обещала сохранить в тайне все, о чем будет говориться в этих стенах.

Хозяин – фиолетоволицый нубиец с костяными выростами на висках, заменяющими уши, – растянул рот в широченной улыбке, развел руки и направился к посетительнице с явным намерением принять ее в объятья. Илорэль знала этикет нубийцев, поэтому тоже развела руки и направилась навстречу. Хозяин ломбарда улыбнулся еще шире, и ускорился. Они встретились в центре комнаты, остановились в метре друг от друга и, не опуская рук, поклонились.

– Чем могу служить, уважаемая госпожа?

Нубиец сделал приглашающий жест, но Илорэль не стала садиться в кресло.

– Меня заинтересовал корабль на витрине.

– Отличный выбор, – похвалил хозяин ломбарда. – Данный экземпляр поступил к нам только вчера.

– Его будут выкупать? – поинтересовалась девушка.

– Нет, уважаемая госпожа.

– Хозяин сказал, почему продает его?

– Если вы волнуетесь за ходовые качества, перед покупкой можете лично его проверить, – предложил нубиец. – Но наша техническая служба уже оценила корабль. Состояние превосходное. Необходимо произвести лишь очистку и небольшой ремонт внешнего слоя покрытия.

Илорэль сморщила нос. Кому, как не ей, знать состояние Грога. Нубиец нагло врал, но пока девушка не стала с ним спорить.

– Им уже кто-нибудь интересовался? – спросила она.

Нубиец поклонился.

– Если госпожа желает, она может внести залог. Тогда мы уберем его с продажи на неделю.

– Сколько вы за него хотите?

– Сорок четыре миллиона, – прищурился хозяин ломбарда.

– Полагаю, можно поторговаться?

Нубиец прищурился и едва заметно кивнул.

– Сколько просите в залог? – задала Илорэль последний вопрос.

– Сущие мелочи – пятьсот тысяч.

Илорэль прикусила губу. На личной карточке столько денег не было, а использовать анонимную, на которой кроме ее денег лежали деньги Глэдис, ее брата и Бэка, полученные благодаря ставкам на победы землянина во втором и третьем туре, она посчитала неправильным. Эти деньги пойдут на приобретение второй партии «Скифов».

В то же время «Грог» следовало выкупить. Девушка не знала, почему отец продал корабль, но ей не хотелось бросать Грог, с которым летала с раннего детства.

– Я еще подумаю, – улыбнулась Илорэль и поклонилась.

На всякий случай она хотела узнать, что произошло в ее отсутствие, почему отец заложил корабль и действительно ли не собирается его выкупать.

– Приходите, госпожа, – поклонился нубиец. – Модель старая, но корабль находится в хорошем состоянии и пролетает еще не один год.

Илорэль вышла из ломбарда и дотронулась до уха, вызывая О'рдрина.

– Отец, что случилось с Грогом?

– Долго объяснять, – раздался в наушнике голос капитана.

– Я сейчас же еду к тебе. Где ты?

– Отель «Боевой корн». Номер восемьсот восемь.

 

* * *

 

До «Боевого корна» Илорэль долетела за полторы минуты. Отец поселился не в самом дорогом отеле, здание располагалось далеко не в центре купола, зато номер восемьсот восемь оказался шикарным. Но девушка не обратила внимания ни на размеры комнат, ни на красоту обстановки, и с порога она задала единственный, мучивший ее вопрос:

– Что случилось, отец?

О'рдрин почесал подбородок, поросший серой щетиной, и девушка удивилась, заметив, как он постарел за последние несколько недель. Лицо осунулось, кожа приобрела нездоровый зеленоватый оттенок, даже синий костюм командира корабля уже не сидел на нем так, как прежде. О'рдрин ссутулился, похудел и казался воздушным шариком, из которого выпустили половину гелия.

– Садись, – О'рдрин вздохнул и сам опустился в одно из кресел. – Может, поешь?

– Спасибо, я не голодна, а тебе незачем оттягивать разговор.

– Ты права.

– Почему ты продал "Грог"?

– Причин несколько, – капитан снова вздохнул. – «Грог» – старая модель и старый корабль. Я давно подумывал заменить его чем-нибудь современным, а теперь, когда окончательно решил поменять вид деятельности, новое средство передвижения стало необходимым. Нужно разместить поисковое оборудование, да и большие трюмы теперь без надобности... К тому же в связи с некоторыми событиями, Грог отказывается общаться со мной. А для капитана хуже, чем непослушный корабль, ничего нет.

– Непослушный корабль? – удивилась Илорэль. – Молчаливая забастовка и невыполнение приказов разные вещи.

– К сожалению, – О'рдрин на мгновение прикрыл глаза, – Грог вышел из-под контроля. Он нарушил мой прямой приказ.

– Нарушил приказ?! – воскликнула девушка. – Невозможно!

– Возможно, – наклонил голову капитан.

– Какой приказ ты ему отдал?

– Неважно, – О'рдрин потянулся столику рядом с креслом, на котором стояла ваза с фруктами, и сделал вид, будто выбирает.

– Важно, – возразила Илорэль. – Грог не нарушает приказов капитана. Послушание не только заложено в его программу, но является частью его сущности. Он – корабль! Он мог бы нарушить приказ только в одном случае, если бы посчитал его абсурдным. Например, если бы ты решил убить себя, врезавшись в астероид, и погубить всю команду. Какой приказ ты ему отдал?

– Неважно, – О'рдрин отдернул руку от фруктов, так ничего и не взяв. – Убивать я никого не собирался, напротив, хотел спасти... Не жалей о сделанном. У нас будет новый корабль.

– Мне не нужен новый корабль, – твердо заявила девушка. – Не уходи от темы, я все равно узнаю. Спрошу у Грога.

– Ну хорошо, – капитан откинулся в кресле. – Если ты настаиваешь, расскажу тебе всю правду.

Девушка кивнула. Она дала себе слово не перебивать отца, но предчувствия говорили о том, что история окажется довольно неприятной, и она не сдержится.

– Я долго думал о человеке, – начал О'рдрин. – Я не слишком хорошо с ним поступил, поэтому мучился, не спал по ночам, даже разговаривал с Мэкаллем, который, впрочем, счел мое беспокойство глупостью. По его словам условно разумное существо не стоило моих переживаний. Однако я сомневался. К тому же твое недовольство и протест Грога заставили меня задуматься над тем, как изменить ситуацию. И вот недавно я связался с Коронером, заплатил ему большие деньги, и мы заменили землянина другим существом. Собственно, вот тебе еще одна причина продажи корабля.

– Так это ты выкупил Андрея? – не выдержала молчания девушка.

– Я поговорил с человеком, – продолжил капитан, – объяснил все плюсы и минусы его положения и предложил остаться со мной.

– Он отказался.

– Да. И я был вынужден запереть его в клетке. Ради его же блага! Он слишком ценен, мы не можем его потерять! Он ведь всегда тебе нравился...

– Если бы ты учитывал мое мнение, Андрей никогда не очутился бы на арене, – парировала Илорэль. – Извини, отец, но я слишком хорошо тебя знаю, и чувствую, когда ты лжешь или недоговариваешь.

О'рдрин смешался, а потом вздохнул.

– Помнишь оранжевую планету, где мы охотились на метаморфов? Там человек подобрал камень. Но не простой булыжник, а ископаемый глуор. Наш землянин Видящий.

– Так вот почему ты его выкупил! – разочарованно выдохнула Илорэль. – Снова захотел его использовать.

– Я хотел спасти ему жизнь! – возразил капитан. – И предложил хорошие условия. Он стал бы членом команды!

– Я все поняла, – Илорэль поднялась с кресла. – Андрей отказался и сбежал. А непослушание Грога состояло в том, что он помог ему уйти?

Капитан кивнул.

– Я велел Грогу не выпускать землянина, но он открыл для человека все двери.

– Я и раньше была против твоей охоты, отец... но твои поступки выше моего понимания, – грустно произнесла орлянка. – Ты обманул команду, предал землянина, обрек на смерть, а теперь снова погнался за выгодой, пытаясь убедить других в благородстве своих намерений... Я разочаровалась в тебе. И жалею, что мой отец – жестокое, подлое и беспринципное существо, для которого главное – деньги.

– Илорэль!

– Я ухожу, отец. И вряд ли когда-нибудь вернусь. А тебе советую покинуть Реджину. Я все еще твоя дочь, и не хочу твоей смерти.

– Смерти? – О'рдрин непонимающе пожал плечами. – О чем ты, шлеолея?! Я же забочусь о тебе!

– Ты заботишься только о самом себе, – отрезала девушка. – Ты правильно сделал, когда продал «Грог». Я сама его выкуплю. Есть корабли быстрее и совершеннее, но Грог – не просто транспорт, он... он гораздо лучше тебя.

– Илорэль! – возмутился капитан. – Немедленно вернись! Я не дам тебе денег для выкупа этой глупой жестянки!

– Я бы и не взяла, – грустно ответила Илорэль и шагнула к двери. – Прощай, отец.

Она вышла из номера и прикусила губу, стараясь не расплакаться. Спустя несколько секунд Илорэль сумела взять себя в руки. У нее были дела. Следовало заехать на химический комбинат, потом зайти к Андрею и погрузиться с головой в работу, чтобы не думать об отце, который оказался настоящим чудовищем.

 

* * *

 

Ночью Андрей не спал. Оказывается, после психоатаки дикстры он находился в полубессознательном состоянии несколько дней. Коронер сказал, что следующий тур уже начался, да и спать совсем не хотелось. Организм отдохнул и полностью восстановился. Семенов пролежал на спине с закрытыми глазами всю ночь, а утром сделал зарядку и подобие пробежки по клетке, благо ему так и оставили просторное жилище побежденной в первом туре лелюши.

Ближе к обеду к нему пришел Навор.

– Вот, – извиняющимся тоном произнес он. – Одежду тебе принес. И поесть.

Он просунул в клетку светло-серые лосины, белые тапки – гибрид кроссовок и балетных туфель, а также плошку, в которой лежала небольшая рыбка с ярко-зеленой чешуей и выпуклыми глазами. Вместо плавников из ее боков и спины росли тонкие трубки с утолщениями, а хвост представлял собой широкую пластину, состоящую из отдельных частей, которые складывались, словно веер.

Андрей оделся, мысленно отметив неудобство лосин, и посмотрел в тарелку.

– Ее можно есть?

– Можно. Это клоня, очень вкусная и питательная рыба.

– Спасибо, – Семенов взял плошку. – Бой сегодня? Ты не знаешь, кого против меня поставили?

– Не знаю.

Навор опустил глаза, и Андрей понял, что помощник Коронера лжет. Переспрашивать он не стал, видимо хозяин задал подчиненному хорошую трепку, и теперь охранник боится сказать лишнее слово, чтобы «осьминог» не подумал, будто Навор помогает землянину.

– Ко мне приходили? – задал Андрей еще один вопрос.

– Приходили, – угрюмо кивнул чернокожий, – но охрана не пустила. Ты ешь давай, а вопросы задавать не положено.

И Навор отправился прочь.

Семенов посмотрел в плошку, повертел ее, рассматривая клоню со всех сторон, но есть сырую рыбу неизвестного вида не стал. Наклонился, поставил блюдо на пол, и едва не упал – бетон пола ожил и потащил клетку.

Андрей привычно взялся за прутья и стал смотреть, как мимо него «проплывают» пустые клетки. Хищников в «отстойнике» азото-кислородного купола осталось совсем немного, видимо, турнир постепенно подходит к завершению.

«Хорошо-то хорошо, – рассудительно заметил Аналитик, – но неизвестно, с каким противником тебе придется иметь дело сегодня».

Клетка между тем въехала в тоннель и спустя несколько минут привезла пленника к «Ганеше». Слоноподобный его уже ждал.

– Привет, – поздоровался Семенов.

– Здравствуй, – качнул хоботом синекожий. – Рад тебя лицезреть.

– Я здесь только благодаря тебе, – улыбнулся Андрей. – Если бы не твой совет насчет якоря, возился бы сейчас с дикстрой. Спасибо.

– Пожалуйста, – качнул хоботом «Ганеша». – Я, честно говоря, хотел от нее избавиться. Она ведь на меня тоже воздействовать пыталась. В первый раз, когда я ее на арену выпускал, наверное два часа в отключке пролежал. Хорошо, силовые поля действуют, а то она бы точно мне горло перегрызла. Во второй раз я уже осмотрительнее был, но бои тоже минут на сорок задержались. Так вот и научился бороться. Зря ты ее не убил.

– Не зря, – качнул головой Семенов. – Она тоже жертва. Ее не спрашивали, когда выставляли на арену. Охотилась бы на своей планете, и горя не знала. Я против убийств.

– Против убийств? – хохотнул слоноголовый. – А зачем в клетку вернулся? Мне Навор рассказывал. Не ради ли убийств?

– Ради их прекращения.

Андрей произнес это и внимательно посмотрел на «Ганешу». Существо опустило уголки рта и недоверчиво качнуло головой.

– Ради прекращения убийств никого не убивают.

– Иногда убивают, – возразил Семенов. – Тебе жалко зверей на арене? Хотел бы, чтобы это все закончилось?

– Хотел бы. Да кто меня станет слушать? У «ОГБ» бизнес поставлен на широкую ногу, нужна мощная организация, которая возьмет на себя бремя борьбы.

– Такая организация уже есть, – осторожно сказал Андрей.

– Это она тебя послала? – уточнил слоноподобный.

Семенов кивнул.

– Тогда я сочувствую твоей организации. Сегодняшнего противника тебе не убить.

«Ганеша» отошел к металлическому щиту на стене, нажал несколько кнопок, и дверь клетки открылась. Землянин спрыгнул на пол.

– С кем мне предстоит драться? – спросил он.

– С карликовой карлой.

Андрея сковали невидимые силы, и потащили к двери.

– Как ее победить?

– Без оружия никак, – ответил «Ганеша». – Прощай, землянин. Мне жаль, что все так получилось.

Дверь портала, ведущего на арену, открылась, и Семенов увидел перед собой ровную стену воды. Он вдруг вспомнил слова Коронера. «Утопим тебя красиво». В четвертом туре ему предстояло сражаться с водной тварью.

Он не успел даже сделать вдох. Силовое поле толкнуло его вперед...

и Андрей плюхнулся в воду.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить