Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 14. Снова в плену

Глава 14

Снова в плену

 

Лже-Илорэль вздохнула и трансформировалась в невысокого коренастого «гоблина».

«Улыбнись, скотина, – подумал Семенов, – и это будет твоя последняя улыбка».

Но капитан «Грога» не улыбался. Он смотрел на землянина серьезно и немного грустно.

– Прости, – произнес О'рдрин. – Я очень сильно перед тобой виноват. Ты вправе меня ненавидеть. Ударь, если хочешь.

Капитан опустил голову.

Семенов выдохнул. Он представлял себе встречу с орлянцем тысячу раз и ничего не хотел больше… но кулаки разжались. Он отступил, прислонился спиной к дверному косяку и скрестил руки на груди.

– Я хотел тебе все объяснить, – произнес капитан. – Но просто так ты бы не стал меня слушать.

– Поэтому ты снова мне солгал и использовал облик собственной дочери? Я не верю ни единому твоему слову о раскаянии. Зачем я тебе понадобился?

– Я поставил на твою победу в первом туре, – капитан говорил негромко, в его голосе звучала грусть.

– Рад слышать, что ты в меня верил, – съязвил Семенов.

– Благодаря тебе я получил большие деньги и хочу ответить добром. Я придумал просто отличный план! Мне чудом удалось уговорить Коронера согласиться. Ты обошелся мне в стоимость нового корабля.

– Ты ждешь благодарности? – презрительно спросил Андрей.

– Я спас тебе жизнь, но не жду благодарности, – О'рдрин смиренно сложил руки на груди. – Мне нужна твоя помощь.

– Думаешь, я стану тебе помогать?! – возмутился Семенов. – После того, как ты заманил меня на корабль, использовал, предал и отправил на смерть? Ты же ничуть не изменился!

– Не изменился, – смиренно подтвердил капитан. – Но теперь я в тебя верю. И считаю равным по разуму.

«Грубая лесть, – заметил Аналитик. – О'рдрин думает, будто самолюбие – твое слабое место. Пусть и дальше так считает».

– Парень, которого ты посадили в клетку вместо меня, метаморф? – спросил Семенов. – Что с ним будет?

– Он псевдометаморф, – поправил орлянец. – Он выведет тебя из боев. Будет драться и проиграет.

– Его убьют, – уточнил Семенов.

– Да, – подтвердил капитан. – Против него поставят самого жестокого хищника, представителя расы, победившей в двух боях – дикстру с Лимбо. Пойми, иначе нельзя! Никто не поверит в твою внезапную смерть в клетке! Бои не остановить! А так ты будешь жить.

«А ты, конечно, поставишь на его проигрыш и снова получишь свою долю», – зло подумал Андрей и стиснул зубы. Он не ожидал от О'рдрина благородных поступков, но все равно в очередной раз содрогнулся от отвращения к подлости орлянца. Вместо него, Семенова, в клетку посадили другое разумное существо и заставляют драться. И убьют. И разумеется, тот согласился не по доброй воле.

– Не бойся, – О'рдрин неверно истолковал молчание человека и поспешил прояснить ситуацию. – Он тебя не выдаст, не примет настоящий облик. Га-тан только на входе, внутри периметра метаморфизм возможен, но пленник будет драться в твоем облике до самого конца.

– Потому что ему не оставили выбора, – уточнил Семенов. – Коронер держит в плену его семью? Родителей? Жену? Детей? Чем он его шантажирует?

О'рдрин мрачно посмотрел на землянина.

– Тебя это волновать не должно. Он выведет тебя из боев, тебе больше не придется драться за жизнь. А за все мои труды я лишь прошу оказать мне помощь.

– Какую?

Андрей спросил, но пожалел. Он не хотел знать ответ на свой вопрос. Капитан наверняка продумал все на миллион шагов вперед и снова его обманет, а себе в карман положит очередную пачку денег.

– Я скажу тебе правду, – О'рдрин вздохнул. – Помнишь камень, который ты нашел на оранжевой планете? Это глуор – ископаемое топливо, благодаря которому возможны межзвездные перелеты.

По спине Семенова пробежали мурашки. Значит, теперь у него есть, что привезти на Землю! Осталось только добыть чертежи двигателя межзвездного корабля.

–  Глуор встречается далеко не на каждой планете, – продолжил орлянец, –  и может находиться в любом месте: в жерле вулкана, на океанском дне, входить в состав горных пород. Найти его неимоверно сложно, и полагаться на дорогостоящее оборудование, необходимое для разведывательной деятельности, можно далеко не всегда. А ты нашел глуор, не прилагая никаких усилий. Ты – Видящий.

– Кто? – поднял брови Андрей.

– Существо, которое обладает особыми способностями, можно сказать, даром.

– И я нужен для поисков глуора? Я должен помочь тебе обогатиться? – Семенов рассмеялся. – Не думал, что ты такой наивный.

– Не отказывайся сразу, – посоветовал капитан. – Я предлагаю тебе место в команде и долю от прибыли. И это не считая спасения твоей жизни.

– Спасения жизни? Ты собственноручно отправил меня на смерть! Нет, О'рдрин, я не стану тебе помогать. Никогда.

– Подумай о своем будущем. У тебя есть выбор: смерть на арене или возможность увидеть иные миры и вернуться домой. Я ведь не в рабство тебя тащу, а приглашаю стать членом экипажа.

– И отпустишь меня? – хмыкнул Семенов. – Как-то уж больно гладко у тебя все получается. Ты никогда не насытишься деньгами. Даже если я соглашусь на тебя работать, я все равно окажусь в рабстве. Ведь ты, как и Мэкалль, считаешь меня всего лишь условно разумным.

– Ты не прав. А если тебя не устраивает Мэкалль, никто не мешает нам его уволить.

«Нам? Очень ловко», – хмыкнул Аналитик.

– Нет, – отрезал Семенов. – Не хочу, чтобы меня снова использовали. Если бы я не нашел глуор, ты бы и не подумал вытащить меня из клетки.

Капитан предупреждающе поднял руку.

– Я предлагаю тебе жизнь и деньги. Подумай!

Андрей смотрел на капитана, и в его желудке ворочалась тошнота. Он испытывал настоящее отвращение к стоящему перед ним существу. С каким удовольствием он свернул бы ему шею! Если бы не Илорэль, которой «посчастливилось» оказаться его дочерью, он не раздумывая осуществил бы задуманное.

– Нет, – твердо подвел итог Семенов. – Я никогда не буду твоим рабом.

– Я заставлю тебя искать глуор, – глаза «гоблина» нехорошо блеснули.

Андрей бросился на капитана, ударил в челюсть. Уклонился от ответного удара, извернулся и схватил О'рдрина за шею. Под пальцами тут же образовалась жесткая корка.

– Тебе не победить меня, – прохрипел капитан.

Псевдометаморф оскалился и тоже схватил противника за шею. Только душить не стал. Вытянул из пальца длинный тонкий острый шип и вонзил в шею человека.

Андрей охнул. Мгновение, и его мышцы ослабли, глаза застила белая пелена, а во рту образовался горький привкус меди.

– Ах ты сволочь! – одними губами прошептал Андрей и потерял сознание.

 

* * *

 

Последние дни выдались напряженными. В связи с введением в действие плана «Дельта-54», Илорэль ночевала прямо в штабе, в одном из кабинетов охраны. Она отвечала едва ли не за самое главное: за землянина, его подготовку к боям и связь с Босхом – поставщиком оружия. Если последнее на данный момент являлось не слишком актуальным, то решение вопросов защиты и вооружения Андрея не допускало промедления, поэтому у девушки не было свободной минутки.

Время играло против «Мирного космоса». В воплощение «Дельты-54» никто не верил, вернее, никто не ожидал, что план вступит в действие так скоро, и большая часть работы оказалась не сделана.

С того самого дня, как Илорэль отнесла землянину элаксатовый костюм для поединка с горгулом, она так и не выбралась его навестить – пыталась выяснить по каналам «Мирного космоса» противника человека в третьем туре боев. Обычно эта информация обнародовалась за несколько дней до сражения, но на сей раз ее источники необходимыми сведениями не обладали. А чем ближе становилась дата боя, тем меньше оставалось времени для подготовки Андрея.

Только за день до поединка стало ясно, с кем предстоит сразиться человеку в следующем туре.

– Жэт! Плохие новости! – Илорэль связалась с директором по секретной линии.

Краснокожий гуманоид сидел боком к компьютеру и беседовал с кем-то, находящимся за пределами видимости веб-камеры. Услышав девушку, он обернулся.

– Что случилось? Ты узнала, с кем будет драться землянин?

– С дикстрой, – выдохнула Илорэль и замерла, ожидая реакции босса.

Жэт стал малиновым, потом бордовым, чешуйки над бровями встали дыбом, а уши прижались к вискам.

– Конец, – тихо произнес он.

Илорэль промолчала. Положение серьезное. Дикстра с Лимбо – адской планеты сектора LD-9/2 – считалась едва ли не самой опасной тварью из всех, кто выступал на арене. Это безжалостная убийца обладала особым оружием, от которого не существовало защиты. Дикстра дважды становилась победителем боев.

Когда Илорэль предлагала поставить деньги на внешне слабого игрока, она учитывала вероятность столкновения человека с дикстрой, но и подумать не могла, что Коронер поставит ее против человека, да еще и в третьем туре. Главным принципом боев является зрелищность, а какая зрелищность в простом убийстве? Бой с дикстрой никогда не длился более двух минут. Так быть не должно!

– Мы рассчитывали, – медленно произнес Жэт, – на выход дикстры в финал. Землянин мог столкнуться с ней только там. Раньше смысла выставлять их друг против друга нет. Бой получится коротким и неинтересным. Мы поставили большие деньги на прохождение человека всех туров боев, но если его убьют сейчас, «Дельту-54» придется свернуть.

– Мы этого не допустим, – сердце Илорэль тревожно сжалось. – Я свяжусь с Бэком и попрошу его сделать для человека лучшую защиту. Он не должен умереть. Может, у нас получится ослабить дикстру, ввести ей какое-нибудь лекарство...

Девушка надеялась, что Жэт не услышит в ее голосе беспокойство за Андрея, только волнение за осуществление плана. А между тем она действительно тревожилась, более того – боялась за Семенова. Она хотела вывести Андрея из игры после победы в полуфинале и не допустить боя с дикстрой, а теперь план рассыпается прахом. Ведь даже если она все же каким-то образом выведет его из боя сейчас, то сорвет всю операцию, которую с таким трудом продвигала и которая так нужна «Мирному космосу».

– Ты же знаешь, к дикстре никого не пропустят, – качнул головой директор. – Да и в «отстойник» никакие лекарства и яды пронести нельзя. Охранная система на входе проверяет не только пропуск, но и наличие оружия и отравляющих веществ. Ты, наверное, помнишь, как в первый год проведения боев владелец болотного тумаша, узнав, что в первом туре его хищник встретится с блуанским ящером, подсыпал в кормушку соперника яд. Камеры слежения все записали, тумаша сняли с боев, а его владельца неделей позже нашли мертвым в очистной системе зирийского купола. С тех пор Коронер усовершенствовал систему пропуска в сектор, и любой, кто решится пронести через ворота недопустимое вещество, тут же будет уничтожен системой «Допуск». Если еще не видела, обрати внимание на дула лазерных ружей внутри перехода и вдоль стен. Они срабатывают мгновенно.

Девушка вздохнула.

– А если пойти от противного? – предложила она. – Не ослабить врага, а дать Андрею допинг?

– Допинг тоже не пройдет, – Жэт барабанил по столу красными пальцами. – Единственная надежда на защиту. Оружия против дикстры нет.

– Я дам инструкции Бэку сегодня же, – пообещала Илорэль. – И еще, Жэт. Я рада, что вы не стали впадать в панику. В первый момент, когда я услышала о дикстре, я едва не лишилась чувств, но поняла простую вещь. У нас появилось  важное преимущество. Коронер совершил ошибку, и мы можем ею воспользоваться. Думаю, он неспроста поставил против Андрея дикстру, Коронер надеется на поражение человека и наверняка сделает ставку. А вкупе с первым туром, когда против человека выставили слабейшего хищника – лелюшу, это дает нам возможность довести сведения о его ставках до «ОГБ». Понимаю, отследить ставки и анонимные счета практически невозможно, но лишь «практически». Руководство «ОГБ» не обрадуется, когда узнает о проделках Коронера. Мы можем снять его и поставить на его место своего человека – Навора, заместителя Коронера!

Директор задумчиво смотрел в никуда.

– План неплох. Если ты доверяешь Навору...

– В любом случае, с ним можно договориться, а с Коронером нельзя.

– Хорошо, – Жэт кивнул. – Поговори с Бэком насчет защиты человека, а остальное я беру на себя.

 

* * *

 

Сознание долго сопротивлялось пробуждению. Семенов находился на грани сна и бодрствования и изо всех сил пытался выплыть на поверхность, но мутные вязкие воды реки забвения не уступали, засасывая в глубину, подавляя попытки к сопротивлению, лишая сил. Воздух, проникающий в легкие, казался тяжелым и ядовитым. Андрей застонал, и звук собственного голоса оказался той самой соломинкой, за которую можно ухватиться.

Рывок, и море беспамятства остались позади, Семенов взлетел... и понял, что лежит на чем-то мягком.

– Очнулся? – в голосе Грога звучало сочувствие.

Андрей открыл глаза. Он лежал на тюфяке, который чья-то заботливая рука положила на пол, а вокруг черными полосами расчерчивали полумрак толстые стальные прутья.

«Ты в шестом отсеке, – пояснил Аналитик. – В одной из клеток, которую в недавнем прошлом занимал хищник».

Семенов дотронулся до шеи. Место, куда вонзился шип псевдометаморфа, болело.

– Что он мне вколол? – спросил он у корабля.

– Снотворное.

– Это понятно. Каким образом?

– Наверняка синтезировал в собственном организме, – откликнулся Грог. – Некоторые существа – змеи, пауки, скорпионы, зинтры, чуйши – могут продуцировать яд, некоторые – парализующие вещества и снотворные.

Андрей поднялся и прошелся по клетке, разминая затекшие мускулы. Видимо здесь раньше находился довольно большой зверь – прогулка растянулась едва ли не на целую минуту, но протиснуться между прутьями он не мог.

 Семенов подошел к двери и высунул руку наружу. Он знал устройство замков, но неожиданно нащупал не только стандартный электронный засов, но и механический замок, вроде тех, какие вешают на двери сараев, только без скважины для ключа.

– Грог, мы одни? – спросил Семенов, подняв глаза к потолку, будто мог увидеть лицо корабля.

– Одни, – подтвердил Грог. – О'рдрин в своей каюте, спит. Кокуш в кухне. А больше во мне никого нет.

– Ты ведь на моей стороне? Правда?

– Правда, – подтвердил корабль. – И всегда был. Хотя ничего не мог сделать. Я виноват перед тобой.

– Мне нужно выбраться.

– Знаю, – в голосе искусственного интеллекта слышалась грусть. – Но я ничем не могу тебе помочь. После того, как капитан отправил тебя к Коронеру, я перестал с ним разговаривать. Это едва ли не единственный способ протеста, который мне доступен. О'рдрин знал, что я обязательно открою электронный засов и помогу тебе сбежать, поэтому повесил дополнительный механический замок, к которому я не имею доступа. У меня, к сожалению, нет рук.

– Ладно, – Андрей подошел к тюфяку и пнул его. – Тоже мне, позаботился. Долго я спал?

– Четверо суток.

– Сколько?!

– Капитан не хотел рисковать и ввел тебе большую дозу, чтобы ты не сбежал, – пояснил корабль. – Если бы не опасения за твое здоровье, он погрузил бы тебя в сон до окончания боев, до тех пор, пока мы не вышли в космос.

– Подонок! – Семенов стиснул зубы. – Но у меня еще есть друзья на этом корабле?

– Есть. Один из них идет сюда. Закрой глаза.

Андрей не успел зажмуриться, и тут же ослеп – в шестом отсеке включился свет.

Когда глаза перестали болеть, Семенов открыл их и увидел Кокуша. Жаба стояла в метре от решетки. Рядом с коком парила небольшая главитележка, заставленная тарелками, от которых шли просто неземные ароматы.

– Не шкажу, что рад тебя видеть, – прошлепал губами Кокуш.

Андрей улыбнулся.

– А я скажу. Илорэль мне все рассказала. Ты не знал о сюрпризе, который для меня приготовил О'рдрин.

– Капитан не должен был ш тобой так поштупать, – Кокуш придвинул тележку вплотную к клетке. – Ешь. Я приготовил для тебя мяшо, овощи, пирожки ш черникой и компот из пфейшких груш.

– Спасибо, Кокуш.

– К шожалению, я больше ничего не могу для тебя шделать, – повар покосился на замок клетки. – О'рдрин держит ключ при шебе, я не могу его украшть.

Андрей понимающе кивнул. Честно говоря, он и не рассчитывал на помощь кока. С клеткой он справится сам.

Кокуш некоторое время смотрел на пленника, переминаясь с ноги на ногу, потом вздохнул:

– Я позже зайду. Посуду забрать.

Семенов не ответил, только кивнул, и кок побрел к выходу.

Андрей жевал нечто серо-зеленое, по вкусу напоминающее нежнейшую свинину в томатном соусе с перцем, и размышлял.

Он выберется с корабля. Чего бы ему это ни стоило.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить