Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 13. Подмена

Глава 13

Подмена

 

Андрей сидел в клетке и размышлял.

Горгула он победил достаточно легко. Кремниевый противник оказался не таким сильным, как лелюша с Бангладеры, но Семенову пришлось придумать, как сделать бой красивым, ведь перед ним стояла задача не просто победить, но выйти в следующий тур. Только в этом случае «Мирный космос» получит деньги для борьбы с «ОГБ», а, следовательно, только в этом случае Илорэль и ее люди будут помогать ему с оружием. Вот и пришлось отсрочить смерть каменной птицы – ударить сначала по хвосту, потом лишить горгула одного крыла, затем второго, и только потом размозжить голову.

К счастью, кремний органическая тварь оказалась не слишком агрессивной, да и маленькая сила тяжести сыграла свою роль, впрочем до конца приспособиться к ней так и не получилось. Андрей надеялся, что его прыжки и пируэты понравились зрителям, но не ожидал столь высокой оценки. Он набрал восемьсот девяносто семь очков у судей, а средняя арифметическая зрительских оценок вплотную приблизилась к девяноста. По словам комментатора это однозначно выведет его в третий тур.

 «Не пора ли закончить? – предложила Аналитик. – С каждым туром твари на арене будут становиться все страшнее и страшнее, а шансы на победу все более и более призрачными».

Подобные мысли не раз приходили в голову Семенова. Несмотря на пламенные речи представителей «Мирного космоса», да и самой Илорэль, он не проникся идей ликвидации «ОГБ». Да, бои – это плохо, да, гибнут животные, а порой даже разумные, которых насильно продали Коронеру и выставили на бои. Это стыдно и недостойно, но Андрей не имел к позорному действу прямого отношения. Он жертва, а не организатор. А жертва не может свалить организацию, которой принадлежит целая планета. Даже вкупе с подпольщиками, у которых нет достаточных средств для серьезного сопротивления.

К тому же Семенов не чувствовал своей причастности к деятельности «Мирного космоса», он просто старался выжить. И если в его сердце и тлели угли гнева, то разжег тот негаснущий костер не Коронер, не «ОГБ», а скромный орлянец, которому принадлежит небольшой кораблик с искусственным интеллектом девятого поколения. Вот с ним-то он поквитался бы с большим удовольствием.

«Ты же знаешь, есть один путь на свободу, – подначивал Аналитик. – Воспользуйся им. В конце концов, риска здесь ровно столько, сколько на арене, но этот путь гораздо проще. Называется он «быстрая победа».

Если следующую тварь Семенов прикончит сразу, без рисовки на публику, судьи и зрители могут поставить ему низкие оценки, и он не пройдет в следующий тур.

Риск был велик. После неинтересной победы его либо убьют, как остальных проигравших и «неинтересных» хищников, либо продадут за бесценок тому, кто захочет его купить. А еще даже быстрая победа при определенных условиях могла вывести Семенова в следующий тур. Тогда «Мирному космосу» раскроются замыслы человека и его отказ от первоначального плана, а значит, помогать ему перестанут. Андрей окажется без оружия и защитного скафандра.

«Делать нечего, дорогой Аналитик, – подумал Семенов, – ждем следующий раунд».

Андрей ополоснул лицо и понял, что вспотел. Белый костюм, который дала ему Илорэль, обладал хорошими изоляционными свойствами, и ему стало жарко. Семенов давно снял капюшон, а теперь решил раздеться полностью. Расстегнул молнию, вынул руки из рукавов, вытащил правую ногу из штанины с сапогом, а потом левую, которой случайно попал в лужу кипящей лавы. От соприкосновения с горячей жижей сапог почернел и обуглился, но не допустил до кожи обжигающую субстанцию, но...

«Только этого мне не хватало»!

Начиная с середины икры и вниз, цвет ноги менялся с нормального бледно-розового до бледно-коричневого и серого. Ступня же и вовсе окрасилась под цвет камня, да и сама напоминала булыжник.

Сердце Семенова тревожно ухнуло. Он нагнулся и дотронулся до ноги. Рука ощутила шершавую каменную поверхность.

Андрей осторожно опустился на пол, стараясь как можно меньше шевелить левой ногой. Кто знает, не рассыплется ли она мелкой каменной крошкой от неловкого движения? Кое-как устроившись на полу, он ощупал левую ступню. Теперь нога не казалась такой твердой, да и цвет немного изменился.

«Давай рассуждать логически, Андрей Сергеич, – предложил Аналитик. – Твоя нога определенно превратилась в камень – точную копию субстанции, из которой состояло тело ксинианского горгула. Как и почему неясно. С другой стороны, ответ на последний вопрос очевиден: во время боя ты случайно наступил в лаву, и тело мгновенно среагировало, преобразовав структуру ткани, защищая организм от повреждений. Оно не вспомнило про костюм, ему не нужно помнить о костюме – инстинкт сохранения превыше всего. Тело само позаботилось о себе».

Нога постепенно приобретала привычный вид, и Андрей осторожно пошевелил пальцами. Ничего не случилось.

– Это не может быть Тлин, – произнес он вслух и нервно хмыкнул. – Дожил. Сам с собой вслух говорю.

Он замолчал, наблюдая, как серые оттенки уступают место нормальным цветам человеческой кожи, и все больше убеждался, что маскировщик ни в чем не виноват. Его тело приобрело особые способности, оно не просто приспосабливалась к окружающей среде, но преобразовывалось.

Перед глазами Андрея мгновенно пролетели картинки предыдущих превращений: руки, слившиеся с металлическими прутьями клетки, и костяной вырост на спине. Связать первое превращение с определенной эмоцией Семенов не смог, а вот горб вырос из-за того, что он во всех подробностях представил себе маскировщика. Достаточно представить существо, и организм начинает преобразовываться.

«Стоит попробовать».

Андрей вытянул перед собой руки, закрыл глаза и представил, как ногти превращаются в когти. Он думал об острых слегка загнутых когтях с минуту, а когда открыл глаза, едва не вскрикнул: ладони превратились в уродливую помесь кошачьих лап и лап хищной птицы. Маскировщик определенно ничего подобного не умел.

Семенов осмотрел руки, пошевелил трансформировавшимися пальцами и постучал когтями по металлическим прутьям клетки.

«Ага, еще ущипни себя», – осуждающе заметил Аналитик.

Андрей закрыл глаза и представил нормальные человеческие руки. Подождал минуту, а когда посмотрел на руки, его ладони приобрели привычную форму, только на левом мизинце все еще оставался постепенно втягивающийся внутрь коготь.

– Супер.

Андрей встал и зашагал по клетке, заложив руки за спину. Теперь главное не думать ни о каких тварях и не представлять, как он превращается в дракона или корову, иначе сам не заметишь, как трансформируешься в животное.

Но откуда эта возможность к видоизменению? Если отбросить Тлина, его никто не кусал...

«Опаньки»!

Семенов замер посреди клетки. Внезапно он все понял: и почему может преобразовывать тело по своему желанию, и откуда хорошее самочувствие и «лишняя» мышечная сила...

Несколько месяцев назад на оранжевой планете он дрался с метаморфами. Один из них порвал ему скафандр, за что заработал смертельный удар в голову. Белая субстанция, заменяющая метаморфам кровь, брызнула на Андрея и наверняка попала на обожженную горячей атмосферой кожу! Вот и разгадка. Он приобрел способность к метаморфизму. Интересно, только ли в пределах массы собственного тела?

Но выяснить это Андрей не успел – к нему подошел Навор. Он держал за руку невысокого мускулистого светловолосого человека в широком коричневом балахоне до пят, с прямым открытым взглядом и упрямым подбородком – точную копию Семенова.

– Гости к тебе, – буркнул Навор. – Хоть и не положено.

 

* * *

 

– Это я? – удивился Андрей, разглядывая своего двойника.

Двойник вяло снял балахон, под которым оказался белый комбинезон, аналогичный тому, который сейчас валялся в углу клетки. Семенов вопрошающе посмотрел на Навора, но тот не стал прояснять ситуацию. Он бросил землянину коричневый балахон и кратко приказал:

– Надевай комбинезон и набрось на себя это.

Андрей выполнил приказ. Чернокожий охранник тем временем открыл клетку.

– На вход, – Навор распахнул дверь и мотнул головой.

Семенов вышел из клетки, и его место занял двойник. Охранник запер замок.

– Иди к третьему ряду, – проинструктировал Навор. – Там прямо, а потом, у синей лори с Тритона, налево. Вот, держи пропуск гостя и кредитку. Выйдешь через ворота, повернешь направо к стоянке. Найдешь синий левикар с желтыми полосами. Приложи к дисплею карточку, он отвезет тебя, куда нужно.

Андрей обернулся на своего двойника. Тот молча сел на пол, прислонился спиной к прутьям и устало закрыл глаза.

– Двигай! – рыкнул Навор. – Тебя ждут.

Размышлять над тем, кто и зачем его ждет, и что происходит, Андрей не стал. Кроме людей из «Мирного космоса» вытащить его из «отстойника» не мог никто, а значит, нужно подчиниться и двигать, пока не появился Коронер или охрана.

«Значит, – подвел итог Аналитик, – они узнали, кто станет твоим следующим соперником. И тебе его не одолеть».

Третий ряд находился между клеткой с оранжевой тварью с длинной шеей и уродливыми комками, вместо туловища и головы; и клеткой с серо-зеленой кучей слизи, из которой периодически высовывались длинные щупальца. Семенов пошел вперед и заметил, что на него никто не обращает внимания. Владельцы животных, которые пришли навестить своих подопечных, занимались исключительно хищниками, и человека в балахоне словно не замечали.

Андрей рассматривал клетки, пытаясь угадать, кто из них синяя лори с Тритона.

– Поберегись! – раздался над ухом басовитый глас.

Андрей отпрыгнул в сторону. Мимо него со скоростью паровоза пронесся трехметровый слон с тачкой, заполненной черными полиэтиленовыми мешками. Семенов поежился, представив, во что превратилось бы его тело, если бы он замешкался. Представил и тут же замотал головой, отгоняя страшную картинку, – как бы его тело не приняло воображение за сигнал преобразоваться, – и поспешил дальше.

Синяя Лори оказалась гигантской синей крысой на длинных крепких страусиных ногах. Увидев человека, она оглушительно запищала и отбежала в дальний угол клетки.

Помня указания Навора, Андрей повернул налево и вскоре вышел к воротам. Охранники были ему знакомы, и он невольно вжал голову в плечи. Но красномундирные не узнали в человеке ни арестанта, которого Навор водил в лазарет, ни человека из галактики «Млечный путь», который уже дважды выступал на арене.

– Пропуск, – сонно-равнодушно спросил охранник.

Семенов протянул ему карточку, полученную от Навора.

– Проходи.

Красномундирный набрал на панели код, приложил палец к специальному дисплею, и ворота открылись.

Переходник-анализатор Андрей миновал быстро. Вышел на улицу, дошел до следующей стены, прошел мимо второй пары охранников и, пройдя через еще одну защитную систему, вышел за пределы отстойника.

«Добро пожаловать на Реджину», – хохотнул Аналитик.

Стоянка левикаров находилась относительно недалеко, но пока Семенов раздумывал, стоит ли сначала прогуляться по окрестностям, поймал несколько настороженных взглядов. За два тура боев он стал узнаваемой персоной. Зрители, в отличие от красномундирных охранников, ставили на него деньги и могли узнать.

Андрей прикрыл лицо капюшоном и попытался представить, как на его подбородке вырастает борода, а на лбу – рога. Увы, даже спустя пять минут его внешность ни капли не изменилось.

«Значит, прогулку придется отложить, – подвел итог Аналитик.

Семенов дошел до стоянки. Синий летательный аппарат с желтыми полосами ждал пассажира, призывно мигая зеленой лампочкой. Андрей приложил кредитку к внешнему дисплею, и дверца открылась.

– Добро пожаловать на борт «Сонни-2», – произнес компьютер.

Семенов уселся в кресло и его тело обхватили ремни безопасности.

– Пункт назначения задан, – левикар закрыл дверцу. – Полет продлится две минуты.

Андрей посмотрел в окно и почувствовал легкий толчок – машина поднялась в воздух и быстро набрала высоту.

Семенов затруднился определить скорость, с которой передвигался левикар, потому что тот летел очень быстро. Андрею даже не удалось рассмотреть подробностей пейзажа, он и лишь увидел вдали приближающийся космодром и соседний купол со странными шарообразными строениями.

Левикар подлетел к границе купола и снизился.

– Полет окончен, – произнес компьютер. – Приятного дня.

– Спасибо.

Семенов вылез из машины, и та, поднявшись в воздух, исчезла из вида. Андрей вздохнул, посмотрел на полупрозрачную поверхность купола, где явственно виднелась большая дверь, за которой начинался длинный темный коридор переходника.

Андрей потянулся к ручке. В этот момент пленка купола вытянулась, принимая в свои объятья гостя, и схлопнулась за его спиной.

 

* * *

 

Никакого темного коридора по ту сторону купола не оказалось, переходник был настроен на определенную точку, и Семенов попал в корабль знакомый ангар «Грога».

– Добро пожаловать, Ан-д-рэй! – произнес корабль и открыл перед человеком дверь шлюза.

Семенов улыбнулся. Несмотря на предательство О'рдрина и презрение Мэкалля, он соскучился по Грогу. Здесь он пережил больше положительных моментов, чем отрицательных. Все плохое случилось с ним за пределами корабля, на Реджине.

– Здравствуй, Грог! – поздоровался Андрей и прошел к шлюзу.

Знакомая обстановка, скафандры: один маленький, словно на шестилетнего ребенка, – скафандр Дортмоса, второй с восемью руко-ногами, принадлежащий Мэкаллю, третий – бесформенный, в который втискивался Кокуш, заставили сердце приятно заныть.

– Я прошу у тебя прощения, – произнес корабль. – Я знал о планах капитана с самого начала, но не мог тебе о них рассказать. О'рдрин дал мне приказ.

– Принято.

Семенов не сердился на Грога. Пусть они и подружились, но корабль был всего лишь искусственным интеллектом, программой, исполнителем воли капитана.

– И намекнуть не мог, – продолжил корабль. – Только предложить поскорее уйти с корабля. Прости меня.

– Прощаю, – улыбнулся Андрей и вошел внутрь.

На входе его уже ждала Илорэль. Девушка бросилась на шею человеку и крепко его обняла.

– Как ты добрался? – обеспокоено спросила она. – Я так за тебя волновалась!

Орлянка дрожала. Андрей недоумевающее обнял ее и почувствовал неожиданное облегчение. Теперь он свободен. Никакого третьего тура. Никаких боев. Никаких смертельных схваток.

– Добрался быстро, – Андрей отстранился и посмотрел на Илорэль. – Что произошло? Меня выкупили у Коронера?

Илорэль кивнула и поманила человека внутрь корабля.

– Пойдем ко мне, нужно поговорить.

– Твой отец здесь?

– Нет, и до завтра не будет.

Илорэль повела Семенова знакомыми коридорами, открыла дверь своей каюты и вошла первой.

– Входи.

Андрей вошел, и девушка закрыла дверь.

– Я соскучилась, – сказала она и подошла к человеку вплотную.

У Семенова неожиданно перехватило дыхание. Илорэль сегодня была просто ослепительно красива в короткой, едва прикрывающей бедра юбке и обтягивающей майке. Ему захотелось прижать девушку к себе, провести рукой по мягким светлым волосам, ощутить плавный изгиб спины, насладиться нежностью кожи и сладостью губ... От Илорэль шла невидимая волна желания и чувственности. Она обволокла Андрея и тот не нашел в себе силы противиться ей. Это походило на то безумие, какое он ощущал, когда смотрел на Алину.

«Стоять»! – завопил Аналитик.

Семенов выдохнул и на негнущихся ногах подошел к кушетке. Сел, пытаясь привести в порядок дыхание и мысли.

– Рассказывай, – попросил он. – Почему я здесь?

Девушка опустилась на кушетку рядом с человеком.

– После того, как папа продал тебя Коронеру, он очень сильно переживал, – произнесла Илорэль, опустив глаза. – И переживает до сих пор. Он осунулся, побледнел, нервничает, не находит себе места, бродит по кораблю, словно призрак, и практически ничего не ест.

Семенов нахмурился. Как бы он ни относился к Илорэль, этим словам он поверить не мог. И с каких пор она называет О'рдрина папой?

– Прости, конечно, – негромко, но твердо возразил Андрей, – но у него нет совести, она не может его замучить.

– Папа жалеет о своем поступке, – девушка не обратила внимания на замечание Семенова. –  Он понял, что зря отправил тебя на арену и даже поссорился с Мэкаллем. Вот и сейчас ушел с корабля, хочет побыть один.

Орлянка положила ладонь на руку Семенова. Даже через пухлый рукав комбинезона Андрей почувствовал, какая она горячая и тяжелая.

– Папа хочет тебя вернуть, – продолжила Илорэль. – Ты ему нужен. Ты нужен... мне.

Илорэль прикрыла глаза и потянулась к землянину, и Семенов снова почувствовал, что теряет над собой контроль. Неимоверным усилием он поднялся с кушетки и отошел к столу.

– Что ему от меня надо? – хрипло спросил он.

– Папа хочет прошения, – Илорэль вздохнула. – Ему очень стыдно, и он попросил меня поговорить с тобой.

«Папа? Опять»? – Аналитик чем-то щелкнул, и сердце Семенова замерло. Неожиданно он понял, кто перед ним. Внезапно потяжелевшая рука девушки, ее странное «папа», непонятные, хоть и очень приятные объятия, и флюиды желания…

Эроатака.

О'рдрин.

Кулаки самопроизвольно сжались.

Но он не мог ударить девушку, даже если на самом деле перед ним не девушка.

– Папа очень изменился, – продолжила лже-Илорэль. – Он раскаялся в том, как поступил с тобой, а еще ему никогда особенно не нравилось заниматься поставкой хищников на Реджину. Но у нас не было выбора. Мы умеем только охотиться, другие способы заработка для нас недоступны. Накопить денег и сменить деятельность мы не могли – Коронер платил не слишком щедро. Но теперь ситуация изменилась. Благодаря твоей победе, у нас появились средства. Я много говорила с папой, мы решили заняться разведывательной деятельностью, искать глуор.

– Причем здесь я? – Андрей скрестил руки на груди. Ясное дело, если О'рдрин его выкупил, значит, ему от него что-то надо.

– Ты ему поможешь. Он считает, у тебя есть к этому способности.

– Ну конечно, – усмехнулся Семенов, поднялся и подошел к «девушке» вплотную. – Превращайся обратно, тварь. И говори со мной, как мужчина с мужчиной.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить