Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 11. Каменные истории

Глава 11

Каменные истории

 

В день схватки с лелюшей Илорэль к Андрею так и не пришла. И на следующий день тоже. И через день... Семенов не знал, что думать, поэтому после трех суток бесплодных ожиданий, решил перестать волноваться. От волнений никакого проку, если ты ничего не можешь сделать, если от тебя ничего не зависит.

В ночь после боя, когда «отстойник» погрузился во мрак, Семенов долго думал о побеге. Увы, открыть клетку без отпечатка ладони Навора или «Ганеши» и ключа невозможно, а погнуть прутья, способные удержать в клетке огромную лелюшу, человеку не под силу. Да и куда бежать, если вокруг стена с охраной и системой мгновенного уничтожения нарушителей порядка? Прятаться между клетками до окончания боев? Его ведь будут искать, и найдут. И убьют. Но… может, так проще? Быстрее и менее болезненно, чем гибель в зубах инопланетной твари?

Нет.

Андрей рассердился на себя за подобные мысли. Если ничего другого не остается, лучше арена. Лучше погибнуть, защищая собственную жизнь, чем подарить ее равнодушным охранникам. А драться на арене имеет смысл только при поддержке «Мирного космоса».

«Правильное решение, – одобрил Аналитик. – Во-первых, это означает твое согласие с их стремлением уничтожить «ОГБ», и таким образом ты сам вносишь немалый вклад в дело закрытия боев. А во-вторых, без поддержки Илорэль и ее друзей ты не продержишься в следующем раунде. Коронер получил неплохую прибыль, когда поставил на твою победу в первом туре, но вряд ли рискнет повторить опыт. Все относительно слабые звери наверняка погибнут, и подобрать тварь, с которой слабый человек однозначно справится, сложно. Без оружия убить, например, того же белого медведя нереально. А ведь своей очереди выхода на арену ждут отнюдь не северные мишки, а инопланетные хищники с невероятными возможностями и целым арсеналом орудий убийств: от клыков до ядовитого дыхания».

Обо всем этом Андрей думал полночи и весь следующий день. И еще двое суток. Заняться все равно было нечем.

Дважды в день приезжала тележка и загружала в контейнер сбоку клетки еду: подозрительного вида мясо и овальные сине-зеленые фрукты с большой косточкой внутри. Контейнер опрокидывал пищу прямо на пол клетки, и Семенову приходилось мыть фрукты в специальном углублении в дальнем углу, куда из узкой трубы на дне поступала вода. Вода не отличалась чистотой и прозрачностью, но Андрею приходилось ее пить – больше достать воду неоткуда.

Время между завтраком и ужином распределялось на сон, физические упражнения и наблюдение за собственным телом. К счастью, после происшествия с гребнем, ничего необычного Андрей не заметил. Кожа не покраснела, чешуя не отросла, лицо оставалось лицом и не собиралось превращаться в вытянутую зубастую морду. Видимо, эффект от укуса маскировщика Тлина носил временный характер, хоть его последствия и проявились так поздно.

Семенов бродил по клетке, в которой раньше сидела лелюша и разглядывал хищников-соседей. Справа спал синий верблюд, у которого вместо горбов из спины росли острые иглы, слева по своей клетке катался многоногий шар. Натыкаясь на стены, он пронзительно вскрикивал и плевался искрами.

Изредка к некоторым зверям подходили хозяева, иногда пробегал робот-уборщик, оставляя за собой влажный след, время от времени Семенов замечал охранников в красных мундирах, но к нему никто не подходил. Даже Навор.

Чернокожий помощник Коронера за эти дни появлялся в поле зрения землянина лишь дважды, но каждый раз его интересовали соседние клетки. Живой раствор цемента на полу начинал движение и уносил хищников в неизвестность. Первый тур боев продолжался, и вскоре в секторе предварительного заключения стало не так шумно – некоторые звери из поездки не вернулись.

Наконец, на шестой день после боя, когда Андрей уже никого не ждал, к нему пришла Илорэль. Девушка выглядела уставшей и измученной, но довольной. Под ее глазами залегли тени, но в уголках глаз таилась улыбка. Она поставила на пол сумку и взялась руками за прутья клетки.

– Привет. Извини, что долго не приходила. Дела.

– Рад тебя видеть, – признался Семенов. – Я думал, вы меня бросили.

– Мы тебя не бросим, – заверила дочь капитана. – Ты нам очень помог, и это только первый шаг. Знал бы ты, как долго мы не могли его сделать!

– Вы заработали деньги?

– Огромную сумму, – радость в голосе девушки сменилась легким беспокойством. –  Как ты? Лелюша ничего тебе не повредила?

– Со мной все в порядке, – ответил Андрей. – Даже удивительно.

– Я испугалась, когда она упала на тебя. На экранах мониторов ты казался таким маленьким... и обрадовалась, когда увидела, как ты выбираешься из-под туши. Доктор Торпен сказал, тебя не привозили, и с тобой все в порядке, но я все равно волновалась.

– Ты уже знаешь, с кем мне предстоит сражаться во втором туре? – спросил Андрей, и почувствовал, что сердце забилось чаще.

– С ксинианским горгулом, – ответила девушка.

– Горгул... это горгулья? Каменная птица? – предположил Семенов.

– Каменная? – задумалась Илорэль. – Не совсем, но очень близко. Откуда ты о них знаешь?

– Я о них не знаю.

Андрей вспомнил фотографии Собора Парижской Богоматери, каменных уродцев с демонической внешностью и птиц с открытыми клювами и острыми языками.

– Насколько горгул больше меня? – спросил он.

– Он небольшой, приблизительно в половину твоего роста, но размах крыльев очень велик.

– Как его убить, если он каменный?

– Он не каменный, а кремниевый, – поправила Илорэль. – Слышал про кремний органическую жизнь?

– Читал, – уклончиво ответил Семенов. – Но у нас на земле кремний органические только некоторые бактерии. И то, не уверен, что это не выдумки.

– На Ксиниане, откуда горгул родом, все растения и животные кремний органические, – объяснила Илорэль. – Это планета-вулкан, жизнь на основе углерода там невозможна из-за высоких температур, и природа заменила углерод кремнием. Кремний тяжелее и крепче, но он достаточно хрупкий, его можно сломать. Ты должен справиться с горгулом.

– Справлюсь, – пообещал Андрей. – Если он такой тяжелый, значит, будет летать низко, плюс неповоротливость, плюс огромные крылья. Будет достаточно сбить его, и он разобьется о землю.

– Все не так просто, – качнула головой девушка. – Вас наверняка отправят на восьмую арену. Кремний органические существа могут жить только при очень высокой температуре, поэтому ее поднимут до двухсот, а то и трехсот градусов. А гравитацию наоборот уменьшат, чтобы горгул смог взлететь. Условия не очень комфортные, но ты справишься.

– В жареном виде я ни с чем не справлюсь, – присвистнул Семенов. – Триста градусов!

– Не переживай, – девушка нагнулась и вытащила из сумки черный пластиковый пакет. – Тут еда и подарок от Бэка. Переодевайся.

– Спасибо.

Илорэль подала пакет Андрею и отвернулась.

Семенов с удовольствием стащил с себя порядком испачкавшийся красный комбинезон, отошел к воде и ополоснул тело. Хотелось помыться нормально, но в таких условиях... Семенов невольно вспомнил ванную на «Гроге», с каким блаженством он впервые погрузился в ароматную горячую воду, и как потом бежал к Илорэль со слезшей с рук кожей. А потом он вспомнил дом: холостяцкую квартирку, друзей, босса, Дрыгу...

Андрей тряхнул головой, отгоняя щемящие сердце воспоминания, и открыл пакет.

Заботливая девушка положила не только свертки с едой, но и двухлитровую бутылку воды, туалетную бумагу, полотенце, миску и столовые приборы.

«Приятно, – удовлетворенно произнес Аналитик. – Хоть человеком себя почувствуешь, а не животным в клетке».

Подарок от Бэка был завернут в черный целлофан. Андрей вскрыл упаковку и увидел ослепительно белое одеяние: толстый, но легкий, словно с пухлой ватной подкладкой, комбинезон с капюшоном и чем-то вроде мягких сапог с толстой подошвой, пришитыми прямо к штанинам. А также перчатки и большие очки, похожие на очки для горнолыжников. Комбинезон приятно хрустел под пальцами, ткань наверняка обладала необычными свойствами.

Одевшись, Семенов хохотнул:

– Чувствую себя сосиской в тесте.

Илорэль повернулась и на ее лице появилась улыбка.

– Костюм огнеупорный, – пояснила она. – Ткань покрыта особым составом и выдерживает до трехсот семидесяти пяти градусов.

– Прочная? – Андрей присел и помахал руками, пробуя, как поведет себя комбинезон в движении.

– Достаточно. Если горгул вцепится в ткань когтями, не порвет, а вот если клювом...

– Понял.

Семенов вспомнил драку с метаморфом на оранжевой планете, как было горячо, когда порвался скафандр, каким обжигающим казался воздух. А ведь там воздух прогревался всего до восьмидесяти градусов…

– Когда наденешь капюшон, – предупредила девушка, – он закроет все лицо. На месте глаз ткань прозрачная, но тонкая, поэтому не забудь про очки. Воздух закачан в подкладку, его хватит на десять-двенадцать минут.

– Дополнительное ограничение, – Семенов качнул головой. – Какое оружие мне дадут? Ни один меч не перерубит камень.

– Мы передадим тебе дубинку.

– Лучше рогатку.

– Чтобы убить горгула, нужно размозжить ему голову, – пояснила Илорэль. – Рогатка не поможет.

– Ладно, – Андрей взялся руками в белых перчатках за прутья.

– Будь осторожен, – пожелала девушка. – И помни, теперь нужна не просто победа, а красивая победа.

Илорэль приблизила лицо к решетке, словно намереваясь поцеловать пленника или сказать ему что-то шепотом. Семенов потянулся навстречу, но девушка ничего не сказала, только погладила землянина по щеке и молча скрылась между клетками.

 

* * *

 

Ужинали, как всегда, вдвоем: О'рдрин и Мэкалль. Коукуш каждый раз выдумывал новые и новые отговорки и во время ужина запирался в своей каюте, молчаливо протестуя против решения капитана относительно землянина. Дортмос ушел с корабля сразу, как только капитан одобрил его заявление, а поиски нового второго пилота отложились на неопределенное время. Илорэль на «Гроге» не появлялась. В шестом отсеке царила тишина – хищников давно развезли по куполам в «отстойники», кое-кто даже уже успел выступить на арене. В корабле царила тишина. «Грог» с капитаном не разговаривал.

О'рдрин тяготился молчанием, одиночеством и бездельем. Они застряли на Реджине еще на три недели, до тех пор, пока на арене не погибнет последний привезенный ими хищник.

– Надо что-то менять, – произнес Мэкалль, ковыряя вилкой в тарелке.

– Что именно? – рассеянно поинтересовался О'рдрин. Он накладывал себе тефтели из мяса бабаруса.

– Обстановку. Вы, кэп, совсем зачахли. Даже цвет лица изменился.

– Да? – капитан дотронулся до щеки, будто на ощупь мог определить цвет, и вздохнул. – Мне не по себе.

– Из-за человека? – удивился арахноид. – У вас не должно быть угрызений совести.

О'рдрин не ответил.

– Вам нужно отвлечься, – посоветовал паук. – Займитесь поисками второго пилота и подготовкой к следующей экспедиции.

– А нужна ли нам следующая экспедиция? – задумчиво спросил орлянец. – Я давно хочу сменить род деятельности, даже с Илорэль об этом говорил. Она согласна.

– Вы хотите заняться разведкой?

– Да. Я подсчитал и решил заняться поисками глуора. Это более экономичный способ расходовать деньги, нежели поиски хищников.

– Провальная идея, – Мэкалль отодвинул тарелку в сторону.

– Неправда.

Специалист по иноразумным встал из-за стола и начал прохаживаться по кают-компании.

– Во-первых, – дернул плечом арахноид, – вы сказали, поиски более экономичный способ расходовать деньги. Ни слова о прибыли. Значит, все понимаете и все же хотите рискнуть. Во-вторых, причина, по которой вы приняли такое решение, глупая. Скажете, человек здесь ни при чем? Да если бы не ваше ложное чувство стыда и сожаления, мы бы и дальше охотились на хищников!

– А в-третьих? – проигнорировал замечание О'рдрин.

– В-третьих, – продолжил Мэкалль, – вы предложили не лучший вариант. Минусов разведывательной деятельности больше, чем плюсов. Дорогое оборудование, раз. Специалист по разведке запросит за свои услуги едва ли не столько же, сколько стоит оборудование, два. Третье: полная неизвестность. На какую планету лететь? Где именно искать? Найдем ли мы запасы глуора, сумеем ли их извлечь?.. К тому же разведка займет уйму времени.

– Ты куда-то спешишь? – поинтересовался капитан. – Денег, которые мы получили благодаря человеку, хватит и на оборудование, и на специалиста, и на новый корабль. Слышишь, Грог? Я ведь тоже могу обидеться и продать тебя.

О'рдрин замер, ожидая ответа, но корабль упрямо молчал.

– Ты же всегда хотел заниматься разведкой, – снова обратился к искусственному интеллекту капитан.

Грог не ответил. Орлянец разочаровано вздохнул и продолжил:

– Разведывательная деятельность, безусловно, связана с риском. Мы можем долго летать по вселенной, но так и не найдем нужную планету. Но хороший специалист и оборудование помогут нам найти ископаемое топливо. Ты со мной?

Мэкалль опустился в кресло и скрестил руки на груди.

– Я подумаю, – осторожно ответил он.

– Если волнуешься, что специалист по иноразумным в экспедиции по поиску глуора не понадобится...

– Специалисты по иноразумным нужны в любой экспедиции, – парировал арахноид. – Я волнуюсь не об этом. Свои соображения по поводу вашей идеи я высказал, и минусов все равно больше. Если бы вы нашли еще хотя бы один «плюс»...

– Плюсом будет новый корабль, – жестко ответил О'рдрин и поднялся из-за стола. – И новый кок, если понадобится. Кокуш добряк и отличный повар, но мне нужна команда. Команда, которая будет подчиняться своему командиру и отвечать, когда их спрашивают.

О'рдрин посмотрел в потолок, но Грог не произнес ни слова.

– С этого момента я не хочу слышать о человеке, – твердо произнес капитан. – Мы поймали хищника, продали его Коронеру, получили свои деньги, если повезет, получим еще. Все. Разговор закончен. А сейчас я лично отправлюсь в его бывшую каюту и выброшу его вещи. Больше ничто не будет напоминать о его присутствии на корабле.

– Хорошая идея, – одобрил Мэкалль. – Вам сразу станет легче. Ступайте.

О'рдрин вышел из кают-компании и направился по коридору.

Он злился на всех и на себя в первую очередь. Он не хотел, но за время полета действительно привязался к землянину. Не настолько, чтобы не продавать его Коронеру, но достаточно для угрызений совести. Эти чувства капитан считал недостойными, ведь человек – условно разумное существо, и ушло от хищников шестого отсека не так уж и далеко. Но с другой стороны, оно не так уж далеко находилось и от него, разумного существа.

О'рдрин рывком распахнул каюту, где жил землянин, подошел к шкафу и стал выбрасывать оттуда одежду. Покончив с этим, снял с кровати покрывало, вытряхнул подушку из наволочки, сорвал простыню, вытащил одеяло из пододеяльника и бросил все к одежде. Он двигался резко и быстро, словно боялся передумать. С вещами Андрея с корабля исчезнет его призрак, и перестанет являться капитану каждую ночь.

Из ванной О'рдрин вытащил все полотенца и туалетные принадлежности, свалив их в кучу с одеждой, а потом направился к письменному столу. Выдвинул ящик и обомлел. В ящике лежала целая кипа распечаток на незнакомом языке.

Капитан взял верхние страницы, внимательно их просмотрел, потом наугад достал несколько из середины и увидел знакомые графики.

– Грог! – в ярости вскричал он. – Ты можешь объяснить, что это значит?! Это же «Краткие общие правила»! Зачем ты перевел их Андрею? Ты... учил его управлять собой?!

Грог не ответил, зато капитан явственно услышал смешок. О'рдрин медленно опустился на стул возле стола.

– Ты меня предал. Меня предал собственный корабль!

Потом резко швырнул листы на пол.

– Решено! Я продам тебя! И куплю новое быстроходное судно без искусственного интеллекта.

О'рдрин вытащил из ящика оставшуюся бумагу и бросил пачку на пол. Неожиданно у задней стенки ящика что-то блеснуло. Капитан протянул руку и извлек на свет небольшой камень. В свете лампы он переливался красными и желтыми искорками.

Орлянец побагровел от гнева.

– Грог! – в ярости заорал он. – Ты водил человека в топливный отсек? Он украл у нас глуор?!

– Он ничего не крал, – раздался голос корабля. – Ан-д-рэй нашел этот камень на оранжевой планете.

Капитан замер. В его голове бешено замелькали мысли.

– Ты же знаешь, что это за камень, – уже спокойнее произнес он. – Почему не доложил?

– Ан-д-рэй взял его как сувенир, – пояснил Грог.

– Почему не доложил, я спрашиваю?! – выкрикнул О'рдрин. – Это же все меняет!

Капитан подошел к переговорной панели возле двери и нажал кнопку:

– Мэкалль, планы изменились. Приведи, пожалуйста, комнату землянина в порядок.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить