Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 8. Твой выход!

Глава 8

Твой выход!

 

Собрание назначили на поздний вечер.

Илорэль нечасто доводилось бывать в главном здании, сердце «Мирного космоса», но когда она приходила сюда, невольно ощущала благоговейный трепет, к которому примешивалось довольно неприятное чувство.

Главное здание было небольшим, но чистым, современным и светлым. Оно служило узловым штабом существ, объединенных благородной целью: добиться прекращения боев на Реджине. Здесь работали друзья Илорэль: добрые и честные обитатели нескольких десятков планет из секторов YB-88, VV-11/2, KR-84 и PJ-92/16, а руководили «Мирным космосом» умные и талантливые существа, поставившие перед собой задачу уничтожения «ОГБ». Именно это заставляло сердце девушки восторженно замирать каждый раз, когда она приходила в главное здание.

Отторжение же вызывал иной факт. Штаб располагался глубоко под землей, и не просто под землей, а под кладбищем. Гигантским кладбищем убитых на арене и невостребованных зверей. Именно ощущение смерти и воображаемый запах сырой земли и гниющих костей не давали девушке спокойно бродить по широким светлым коридорам.

Когда «Мирный космос» еще только начинал свою деятельность, организаторы – Жэт, С'ысот, Мэрамбаль и Вил-Лорн – купили под азорто-кислородным куполом большой участок земли и занялись захоронением убитых в боях хищников. Кладбище служило им не столько источником доходов, сколько прикрытием главной деятельности. Могильник окружили забором, выставили охрану, а под землей построили здание, где собирались члены «Мирного космоса». Именно там планировались операции и строились планы по ликвидации организаторов галактических боев.

Ни Коронер, ни другие члены «ОГБ» не знали о бурной деятельности в районе кладбища. Оно исправно функционировало и не вызывало подозрений, а на вход в штаб-квартиру «Мирного космоса» настраивались не только ворота могильника, но и несколько дверей перевалочных пунктов, поэтому в месте скорби никогда не скапливалось много народа. Охранные патрули появлялись у кладбища редко и ничего необычного не замечали.

К сожалению, «Мирный космос» так и не сумел скопить достаточный для воплощения главного плана капитал, но сегодня Илорэль пришла в штаб с надеждой.

Девушка немного нервничала. Через несколько минут начнется совещание на самом высоком уровне, и от того, сумеет ли она убедить руководителей «Мирного космоса» в выгодности своей идеи, зависит многое.

Илорэль сказала Андрею, что «Мирный космос» поставит на его выигрыш, но она сомневалась, что ее предложение – вложить деньги во внешне слабого бойца – советники и директора встретят благожелательно. Тем не менее, все свои сбережения, деньги Глэдис и ее брата, а также Бэка и Торпена она поставила на победу человека в первом поединке. Если сейчас Совет отвергнет ее предложение и если Семенов победит, ее выигрыш станет основанием для повторного рассмотрения идеи.

Илорэль стояла у двери в конференц-зал, прислонившись спиной к стене, и пыталась дышать ровно и глубоко. Она не хотела показывать волнения, ведь волнение можно истолковать не как беспокойство за хорошую идею, а как беспокойство за идею вообще. А в своей задумке девушка не сомневалась.

Наконец дверь в конференц-зал открылась и в коридор выглянула Глэдис. Ее волосы были аккуратно собраны на затылке, а строгий белый брючный костюм по сравнению с ее повседневной одеждой не просто выглядел официально, а казался едва ли не монашеским облачением. Лишь работа секретаря заставляла Глэдис следовать правилам приличия в одежде.

– Твой выход, – шепнула брюнетка и скрылась за дверью.

Илорэль не без внутренней дрожи вошла в конференц-зал.

На сцене стояли несколько столов, за которыми восседало командование «Мирного космоса» – четыре директора. Перед ними на двадцати рядах кресел сидели советники. На стене сцены, над столами, висели три больших экрана. Пока они были мертвы, но обязательно оживут, когда потребуется демонстрация расчетов или другого наглядного материала.

Глэдис проводила Илорэль к кафедре, за которой уже стоял, подставив специальный табурет, коротышка-Бэк, одетый по случаю торжественного момента в лучший брючный костюм темно-синего цвета, бледно-бежевую рубашку и галстук в черный горошек. Девушка встала рядом, коротко кивнула советникам и приготовилась отвечать на вопросы.

За столами на сцене сидели четыре существа, лишь одно из которых внешне походило на человека – директор Жэт – высокий длиннорукий и длинноногий субъект с красной чешуйчатой кожей. Он считался самым лояльным из директоров, но сильнее остальных ратовал за экономию средств.

Директор Сысот – старый арахноид с посеревшей от возраста щетиной – брал на себя ответственность принимать рискованные решения и ошибался крайне редко, так как обладал особым чутьем видеть скрытые сущности.

Директор М'рамбаль – самый молодой из сидящих за столом – трехметровый баббл – аморфное полупрозрачное существо, способное принимать любую форму. Самый скаредный и придирчивый инопланетянин, с которым когда-либо Илорэль приходилось иметь дело.

Директор Вил-Лорн – сухой, словно листок из гербария, гобомол с длинными тонкими конечностями, усеянными острыми шипами, вытянутыми жвалами, круглыми удивленными глазами и покрытым хитиновым панцирем телом. Самый внимательный и гуманный гобомол Вселенной. Илорэль давно знала Вил-Лорна и не боялась его, а это многое значило, ведь гобомолы убивали всех, кто попадался им на глаза, питались полуразложившимися трупами, хотя и считались разумными существами.

– Мы ознакомились с вашим предложением, – произнес М'рамбаль.

Голос доносился из глубины полупрозрачного желеобразного тела, однако благодаря хорошей акустической системе его слышали все, кто находился в зале.

– Мы удивлены вашему предложению, – проскрипел Сысот, с трудом повернув голову на длинной шее.

– Мы очарованы вашей смелостью и находчивостью, – подхватил Жэт и подмигнул девушке.

– Мы не пришли к единому мнению по поводу вашей идеи, – закончил Вил-Лорн.

– Мнения разделились? – уточнила Илорэль.

– Они хотят услышать от тебя обо всех слабых и сильных сторонах, – негромко пояснил Бэк. – В основном, э-э-э, о сильных. О слабых я уже рассказал.

Верхнее освещение погасло, зал погрузился в полумрак, за спиной Илорэль включились экраны. Девушка обернулась и увидела фотографию Андрея в полный рост, сделанную Грогом, когда человек убирался в шестом секторе.

– Первый недостаток – рост, – проскрипел Сысот. – Размер и вес явно недостаточны для хорошей драки и тем более победы. Все вы знаете болотного тумаша, обратите внимание, как невелик человек на его фоне.

– Второй недостаток, – включился директор Вил-Лорн, – отсутствие вооружения и защиты. Мягкие конечности, мелкие зубы, никакой брони, когтей и ядовитых шипов.

– Третий недостаток, – продолжил арахноид, – условно разумное существо, которое вы видите на экране, слишком эмоциональное, неоправданно рисковое и подчиняется больше инстинктам, чем разуму. Договориться с человеком не представляется возможным.

– Неправда, – Илорэль прервала Сысота. – Человек действительно недостаточно большой и сильный для боев, у него плохо с вооружением и защитой, но с ним можно договориться. Он вполне разумен.

Девушка стала говорить, обращаясь уже не только к директорам, но и к советникам:

– В маленьком росте и небольшом весе есть свои преимущества. Человек – быстрое и ловкое существо. Он доказал это, подчинив себе всех живых существ собственной планеты, и недавняя удачная охота на четвертой планете альфы Стрижа тому подтверждение. Он убил метаморфа, а второго поймал живьем.

По залу прокатился вздох удивления.

– Я не горжусь поступком отца, – девушка держалась прямо и говорила эмоционально, не скрывая горечи, – я категорически возражала против его решения выставить на арену разумное существо, но факты говорят сами за себя: Андрей поймал метаморфа. Позже мы отпустили его, но факт остается фактом. А если человеку под силу такой соперник, то с остальными он справится. Что касается отсутствия защиты и вооружения, так в наших силах дать ему и то, и другое.

– Я разработал хорошую защиту для землянина, – включился Бэк, привстав на цыпочки. – Специальный костюм защитит его от царапин, падений и случайных ударов, сконцентрирует и усилит мышечную силу, снимет напряжение и удалит молочную кислоту, повысит выносливость и подпитает энергией. Ко всему прочему я покрыл ткань тонким слоем сонсилировой соли, отвратительной на вкус субстанции, которая любого хищника вынудит выплюнуть человека, если тот попадет ему в пасть.

– Теперь об инстинктах, – снова взяла слово Илорэль. – Вы плохо представляете себе человека. Это существо способно не только подчиняться инстинктам, но и контролировать их. С Андреем можно договориться. Я рассказала ему о «Мирном космосе», он согласен с нами сотрудничать.

– Рассказали?! – Сысот поднялся со стула, вслед за ним поднялся и Мэрамбаль. – Вы в своем уме?

– Он не проболтается, – твердо ответила девушка. – Я уверена в человеке, как в любом из вас.

– Спокойно, коллеги, – теперь со стула поднялся директор Жэт. Он успокаивающе поднял красные чешуйчатые ладони, призывая к тишине. – В том, что о нас узнал какой-то условно разумный, нет ничего опасного. Существование нашей организации давно не секрет, а никаких подробностей человек не знает.

– Э-э-э, он был у Торпена, – нехотя признался Бэк. – Но он будет молчать. Тут я полностью согласен с моей коллегой.

– Вы выводили его за пределы отстойника? – гобомол воздел лапы к небу и закатил глаза.

– Ничего страшного не произошло, – Илорэль повысила голос, пытаясь донести до директоров главное. – Вы его не знаете, а я знаю. Человеку можно доверять!

В зале поднялся небывалый гвалт. Илорэль молчала, ожидая, когда возбуждение пойдет на спад, и смотрела на директоров. От избытка эмоций баббл вытянулся, превратившись в подобие восклицательного знака, Жэт покраснел сильнее обычного, Сысот скрежетал о необходимости устранить человека, а Вил-Лорн уговаривал всех замолчать и дослушать докладчиков.

Спасла положение Глэдис. Как истинный секретарь она с невозмутимым видом поднялась на сцену, спокойно взяла со стола директоров один из микрофонов, набрала в грудь столько воздуха, сколько позволил пиджак и завизжала:

– И-и-и-и!

Получилось настолько громко, противно и противоестественно для конференц-зала, что в помещении мгновенно повисла тишина. Когда эхо визга затихло, Глэдис мило улыбнулась, поклонилась советникам и директорам и сказала:

– Спасибо. Теперь можете продолжить.

Илорэль не сдержала улыбку. Подруга спустилась со сцены с таким достоинством, будто не визжала сейчас, как морнийский тушпан, а давала интервью для телевидения.

– Действительно, давайте продолжим, – кашлянул Жэт. – Слово предоставляется автору идеи.

Девушка посмотрела на Бэка, а потом заговорила:

– «Мирный космос» призван прекратить бои на Реджине и разрушить «Организацию Галактических Боев». На сегодняшний день у нас достаточно сторонников, но мало денег. Наши силы по сравнению с силами «ОГБ» ничтожны, но у нас все же есть возможность сделать то, ради чего мы сплотились. Останавливает нас только время.

План, условно названный «Дельта-54», знаком каждому из вас, но его воплощением можно заняться только при получении дополнительной финансовой поддержки. Увы, ни одна галактическая организация из тех, к кому мы обращались, не считает возможным выделить необходимую сумму. Причины отказа просты: никто не хочет связываться с «ОГБ». Одни боятся разглашения, другие полагают, что «ОГБ» уничтожить невозможно, так как ей оказывается мощная поддержка некоторыми членами правления Конфедерации. Третьи думают, будто мы действуем слишком жестко и ссылаются на Декрет о Терпимости. Отговорок много, но результат один: мы не получили деньги. Иная деятельность также не приносит положительных результатов, накопления происходят чересчур медленно, а никакой банк не даст нам кредит. Расплатиться мы не сможем.

Сегодня я предлагаю вам реальную возможность быстро собрать необходимую сумму. Пусть мое предложение покажется вам нелепым, но если вы заглянете на страницу тридцать семь моего доклада, то увидите математические выкладки, основанные на анализе расчетов программы «Статистик». Это наш шанс получить необходимую сумму. Причем получить очень быстро и без каких-либо обязательств.

Если вы разделяете идеи «Мирного космоса», если вы действительно хотите покончить с «ОГБ», нужно рискнуть. Я не предлагаю ставить на прохождение человека в финал абсолютно все деньги, но сумма должна быть внушительной, тогда окончательный выигрыш позволит воплотить «Дельту-54» в жизнь.

Я верю в свою идею и считаю ее нашей единственной возможностью быстро получить большую сумму. И покажу вам пример на деле. Я, Глэдис и еще несколько членов «Мирного космоса» уже поставили все сбережения на победу человека в первом туре. Землянин выиграет, мы получим огромные проценты, и если вы последуете моему совету, к концу турнира мы соберем нужную сумму.

Илорэль замолчала. Она сделала все возможное. Оставалось надеяться на силу собственного убеждения. Пусть руководство «Мирного космоса» прислушается к ее словам! Первый тур начинается завтра, нужно успеть сделать ставки до его начала.

В конференц-зале повисла тишина. Тяжелая, тягучая, давящая, словно помещение находилось в огромном герметичном пластиковом мешке, из которого выкачали весь воздух. Девушка ждала решения. Советники в зале молча переглядывались, директора в задумчивости смотрели в никуда.

– Давайте проголосуем, – воздохнул арахноид Сысот.

Илорэль сжала кулаки в надежде на благополучный исход. Она видела, как советники, кто решительно, кто осторожно, нажали кнопки, вмонтированные в подлокотники кресел, и сумела рассмотреть, что по крайней мере один из директоров – краснокожий Жэт – проголосовал «за». Девушка обернулась к экранам, ожидая результатов...

... и разочаровано выдохнула, увидев таблицу.

– «За» – девятнадцать процентов, «против» – семьдесят четыре, «воздержались» – семь процентов голосовавших, – озвучил Вил-Лорн. – Предложение отклоняется. Всем спасибо.

 

* * *

 

Вечером Андрей долго не мог заснуть. Сидел в углу, прислонившись спиной к толстым прутьям клетки, и водил рукой по жидкому раствору цемента пола.

Материал, которым залили территорию отстойника, обладал особыми свойствами: свойствами твердого тела и жидкости одновременно. Он не пачкал руки, не оставлял следов и мог мгновенно превращаться в камень. Если давить на бетон медленно, рука утопала в материале, если резко ударить, жижа мгновенно преобразовывалась в твердую поверхность.

«Как неньютоновская жидкость», – вспомнил Аналитик.

У этого вещества были и другие секреты, например, оно могло двигаться в любом направлении и начинало движение, казалось, самостоятельно, без какого-либо сигнала извне. Кроме того, тяжелые клетки с хищниками в «растворе цемента» не тонули.

Андрей потратил на изучение живой субстанции полчаса, а потом лег и заснул.

К собственному удивлению, он хорошо выспался. Накануне первой схватки его не мучила бессонница, не беспокоили изредка взрыкивающие хищники в соседних клетках, он не волновался, и даже кошмары его не преследовали. А пробуждение и вовсе оказалось приятным: открыв глаза, Семенов увидел Илорэль. Девушка в белом платье стояла возле клетки, у ее ног лежал небольшой бумажный пакет.

– Привет, – улыбнулся Андрей.

– Привет. Я передала для тебя оружие. Копье, как и договаривались.

– Спасибо, но у меня будет оружие получше, – Андрей поднялся. – Вчера я говорил с Коронером, точнее, он говорил со мной. Рассказал о лелюше и пообещал мачете.

– Он поставил на твою победу? – догадалась Илорэль.

– Да.

– Надо же, – блондинка задумалась, – неужели Коронеру так нужны деньги?

– Деньги всем нужны, ничего удивительного. Он распределяет зверей по парам и наверняка подобрал для меня самого слабого противника, а когда я выйду во второй тур, он получит неплохую прибавку к жалованию. Коронер наверняка давно «играет» со ставками и подыгрывает сам себе, а тут такая возможность сорвать банк! В мою победу никто не верит.

– Не нравится мне это, – нахмурилась девушка. – Но ничего не поделаешь.

– Я думал, Навор тебе все рассказал.

– Не рассказал. Мы ему не доверяем. Он «свой» только наполовину. Навор не знает, где находятся наши перевалочные пункты и основное здание.

– Боитесь, что казачок засланный?

– Не поняла.

– Ну, – Андрей улыбнулся, – двойной агент. На самом деле он не работает на вас, а шпионит.

– Все может быть, – согласилась орлянка. – Пока он ничем особым не доказал свою преданность «Мирному космосу», когда докажет, тогда посмотрим. Переодевайся, я принесла тебе защиту.

Илорэль достала из пакета нечто тонкое, практически невесомое и... ярко-красное.

«Похоже на женские колготки, – хохотнул Аналитик. – На комбинезон из капрона».

– Материал разработал «Мирный космос», – пояснила девушка, – специально для защиты тела. Он тонкий, но очень прочный и защитит от царапин и ожогов. А цвет... тебя должно быть хорошо видно издалека. Скажи спасибо.

– Спасибо, – Андрей встряхнул комбинезон и посмотрел сквозь него на девушку.

Илорэль поспешно отвернулась. Семенов разделся и стал натягивать на себя тонкий, действительно похожий на капрон, комбинезон.

– Как я объясню, откуда у меня такое обмундирование? – спросил он.

– Владельцы имеют право помогать своим животным, – ответила Илорэль. – В рамках правил.

– Оружие для разумных тоже в рамках правил?

– С недавних пор. Правда, официально любого разумного, попавшего на арену, называют «условно разумным»...

– Совсем как Мэкалль называл меня.

– Им разрешают пользоваться оружием, но обычно ничего серьезного не дают, – пояснила Илорэль. – Его главное предназначение оттянуть неизбежный конец и продлить шоу. Ведь всегда интереснее наблюдать за гуманоидом с мечом, чем за гуманоидом с лазерной пушкой, да и колпак над ареной выдержит не всякую лазерную пушку.

Андрей критически осмотрел себя. Прозрачный на просвет комбинезон оказался совершенно непроницаемым на теле.

– Можешь поворачиваться, – разрешил Семенов.

Илорэль повернулась, и на ее лице на мгновение вспыхнула улыбка.

– Удачи! – от всего сердца пожелала девушка.

– Спасибо.

Орлянка удалилась, а из-за синего занавеса вышел Навор.

– Держись крепче, – посоветовал он.

«Цементный раствор» пола ожил. Семенов привычно взялся за прутья клетки и понял, что на сей раз его несет не к синему занавесу, а вдоль него, мимо соседних клеток.

Через полминуты впереди появилась арка, ведущая в темный тоннель. Клетка направлялась именно туда. Андрей зажмурился, чтобы глаза быстрее привыкли к полумраку.

В тоннеле было прохладно и пахло плесенью, где-то вдали слышался звук капающей воды. В темноте Андрей различал очертания толстых канализационных труб, распределительные щиты, мерцающие красными и желтыми светодиодами, и решетки вентиляции. Тоннель походил на лабиринт, клетка несколько раз поворачивала в разные стороны, направляясь по только ей ведомому маршруту, но Андрей знал, куда именно несет его живая бетонная река.

На арену.

 

* * *

 

Однако Семенов попал не на арену, а в просторное помещение, где без труда могли бы поместиться с десяток пассажирских автобусов. Под потолком с местами отвалившейся побелкой тускло мерцала одинокая лампочка, освещавшая унылые серые стены в подтеках, заржавленные трубы, которые когда-то пытались покрасить, но до конца дело не довели, и огромный металлический шкаф с множеством дверей разных размеров. Он был единственным предметом мебели в помещении и абсолютно не подходил к обстановке – казался чересчур чистым и блестящим.

Неожиданно по прутьям клетки ударили чем-то тяжелым. Андрей вздрогнул от резкого неприятного звука и быстро обернулся. Сзади стояло странное существо, многорукое, многоглазое, с длинным подвижным носом, свисающим до середины груди, круглыми глазами и голубой кожей. В одной из рук оно держало тонкий, по виду, металлический прут. На существе везде, где только возможно, были повязаны цветные платки: вокруг бедер, поперек туловища, на плечах и предплечьях и вокруг шеи. Оно очень походило на индийского бога Ганешу – четырехрукого человека с головой слона, одного из почитаемых божеств Индии.

«Уж не посещали ли эти инопланетяне Землю в далеком прошлом»? – задал вопрос Аналитик.

Существо снова ударило по прутьям клетки, уже с другой стороны. Семенов на всякий случай отошел подальше. «Слон», казалось, того и добивался – приложил конечность к панели внизу клетки, открыл замок ключом и распахнул дверцу.

Не дожидаясь третьего удара, Андрей спрыгнул на пол и почувствовал, что не может двигаться, будто до рук, ног и тела вдруг разом перестали доходить сигналы головного мозга.

Многорукий между тем подошел к шкафу и открыл одну из дверок. Извлек оттуда длинный острый щуп и ощутимо сильно уколол им человека в бедро.

– Эй! Больно же! – возмутился Семенов.

«Слон» вздрогнул, подозрительно посмотрел на человека, потом вздохнул и убрал щуп обратно в шкаф.

– Условно разумный? Отойди к стене, – произнес он.

– К какой стене?

– Где дверь.

Только сейчас Андрей увидел дверь, но не тот проем, сквозь который попал в это странное помещение, а настоящую дверь, огромную, как ворота самолетного ангара.

Он подошел к стене. В тот же момент воздух вокруг него засветился ровным голубым светом, сгустился, и с глухим гудением прямо из света материализовались толстые прутья.

– Они под напряжением, – предупредил «Ганеша» и подошел ближе. – Вот. Велели тебе передать.

Он бросил на пол нечто металлическое, поддал ногой, и предмет, изрыгнув из себя сноп искр, влетел в решетку. Андрей увидел мачете, то самое, которое ему обещал передать Коронер, взял его в руку, примериваясь к рукоятке, и удовлетворенно кивнул.

– Спасибо.

Слоноподобный не ответил, вернулся к шкафу, открыл дверцу, за которой оказалась небольшая панель управления, и нажал несколько кнопок.

– Твой выход!

Дверь позади Семенова открылась, и он зажмурился – в глаза ударил мощный луч света. Андрей почувствовал, как живой раствор цемента под ногами уносит его куда-то вперед. А когда сумел открыть глаза, увидел арену.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить