Илья Одинец - Часть 2. Реджина. Глава 6. Лазарет

Глава 6

Лазарет

 

Навор вел человека вдоль клеток. Андрей рассматривал незнакомых хищников и удивлялся разнообразию видов, а ведь здесь находились только те животные, которые могли дышать кислородом или азотом.

В некоторых клетках сидели существа, похожие на людей, а в некоторых такие уродцы, что не сразу поймешь, где у них голова, а где туловище. Андрей видел хищников самых разных размеров и форм, с четырьмя конечностями, с восемью, без конечностей, похожих на ящериц, бегемотов, динозавров, змей, чудовищ из ночных кошмаров. Подавляющее большинство из них были вооружены мощными лапами с когтями, сильными челюстями с огромными зубами, хвостами, усеянными шипами или рогами.

И с некоторыми из этих тварей Семенову предстояло сражаться за жизнь.

Возле клеток возились похожие на пылесосы роботы-уборщики, в воздухе витал отвратительный запах инопланетных фекалий. Посетителей не было, лишь между рядами угрюмо бродили похожие на Навора охранники в черных штанах, ярко-красных рубахах и черных клеенчатых фартуках с секирами в руках.

– Это место называется отстойником, – пояснил Навор. – Конечный пункт для хищников. Отсюда либо на арену, либо на ледник, а потом на местное кладбище.

Охранник дернул цепь, и Андрей едва не упал, шаги получались маленькими, кандалы практически полностью лишали свободы.

– Шевели ногами, – прикрикнул Навор и негромко добавил. – Особо по сторонам не глазей. Тут везде камеры. И не разговаривай при посторонних.

Семенов опустил голову.

Пока он не до конца понимал, что происходит, но решил довериться Илорэль. Тем более, выбора ему не оставили.

– Все думают, – произнес Навор, – будто я веду тебя к лекарю. Ты пробудешь в лазарете до завтрашнего обеда, а потом вернешься в клетку.

Андрей старался смотреть под ноги, но все же время от времени поднимал глаза.

Отстойник окружала высокая бетонная стена, сплошь увешанная камерами видеонаблюдения и разными странными приспособлениями, одни из которых походили на пожарные лестницы, другие на треножники «Грога», а третьи на дула ружей.

– Пошевеливайся! – снова прикрикнул охранник, но за цепь больше не дергал.

– По хребтине его! – неожиданно хохотнул прямо рядом с ухом хриплый голос.

Навор потянул цепь книзу, заставляя человека нагнуться. Андрей повернул голову и увидел пыльные серые сапоги.

Его сопровождающий не ответил, но сапоги щелкнули каблуками, а потом попятились. Взгляд помощника Коронера мало кого оставлял равнодушным.

Больше с ними никто разговаривать не пытался. Минут пять они плутали между клетками, то выходили к стене, то снова углубляясь на два или три ряда, и наконец пришли к воротам. Перед ними дежурили офицеры: двое с этой стороны, и еще двое, как выяснилось чуть позже, снаружи.

Андрей снова увидел только сапоги, но эти сапоги, в отличие от предыдущих, блестели так, что отражали небо. Семенов бросил на охранников быстрый взгляд.

«Ну и рожи», – сморщился Аналитик.

У Коронера служили настоящие подонки. Презрительное и наглое выражение лиц, хамоватый прищур и язвительные ухмылки не могли исправить ни широкие плечи, ни красные мундиры с черными погонами на плечах, ни форменные фуражки. А оружие, непременный атрибут охраны, и вовсе делало охранников похожими на разбойников.

– Открывай, – прохрипел Навор.

– Пропуск, – попросил красномундирный.

– Я те дам пропуск! – рыкнул помощник Коронера. – Не узнал?! Не видишь, зверя в лазарет веду. До завтра. Сведения тут.

Навор выудил из кармана фартука пластиковую карточку, на которой желтым светились три или четыре бегущие строки, и протянул ее одному из охранников.

Каблуки щелкнули, запищала охранная сигнализация, дверь открылась.

Стена оказалась очень толстой, и вместо того, чтобы выйти с территории отстойника, Андрей вошел в небольшой тоннель со странными приспособлениями на стенах и потолке. Одни походили на лампы, другие на распределительные коробки, третьи напоминали трубки, четвертые представляли собой и вовсе смесь датчиков проводов.

– Система сканирования, – негромко пояснил Навор. – На случай, если мы несем запрещенные препараты или оружие. Тут же встроенный га-тан. Илорэль могла бы преобразовать тело и притвориться мной, но здесь ее сразу раскроют. Видишь те штуки? В случае чего, испепелят на месте. Ждем.

Секунд двадцать ничего не происходило, потом дверь на противоположном конце коридора открылась. С противоположной стороны стены тоже стояли двое охранников. Увидев Навора, они почтительно вытянулись, а человека окинули презрительным взглядом.

За территорией отстойника расстилалась довольно неприглядная местность шириной около километра, которая заканчивалась еще одной стеной с охраной и системой безопасности. Вокруг росли чахлые деревья, стояли небольшие одноэтажные полуразвалившиеся домики без окон. Мощеная булыжником дорога после прошедшего дождя была в грязи, но в воздухе пахло свежестью, аромат клеток остался позади.

Навор грубо протолкнул Семенова, и он, не успев переступить, упал прямо в лужу.

За спиной заржали. Андрей молча поднялся и стряхнул с рук грязную воду. Навор снова дернул цепь и потащил пленника вдоль стены.

– Не знал, что под куполами бывают осадки, – заметил Андрей, когда красномундирные остались позади

– Бывают, – отозвался Навор. – И дождь, и ветер, только не настоящие. В западной части купола есть станция жизнеобеспечения, там стоят кислородные генераторы и пункт управления погодой. Они и поливают землю и деревья.

– А почему не поливают ночью? – поинтересовался Семенов.

– Поливают, – ответил чернокожий. – В центре купола. А здесь, вдали от людных мест ливень может начаться в любой момент, потому и охранники тут большая редкость. Но и без них тут бежать некуда. Двойное кольцо стен, охрана и автоматическая система уничтожения противника.

– Серьезный подход к делу, – качнул головой Андрей.

– Ты не представляешь, как много желающих отравить чужих хищников, – блеснул белыми зубами Навор. – Ставки, азарт, деньги… некоторых это превращает в безумцев. Если ты поставил последние средства на зверя, а потом понял, что больше двух раундов ему не выстоять, поневоле придешь в отчаяние. Около двадцати лет назад мы потеряли фаворита. Из-за орлянца, который поставил не на того хищника, пришел в отстойник и убил будущего победителя. После того случая пришлось построить вторую стену и ужесточить меры безопасности.

«Опять орлянец, – напомнил о себе Аналитик. – Похоже, предательство и бесчестье у них в крови».

Местность Андрею не понравилась настороженной тишиной. Не слышался ни щебет птиц, ни стрекотание насекомых, только шум ветра да хлюпанье воды под ногами.

У Семенова возникло стойкое ощущение чужого глаза. За ними наблюдали. Может кто-то смотрел на них из того покосившегося сарая с криво висящей дверцей, или из-за вросшего в землю ржавого металлического контейнера, а может внимательные глаза следили за каждым их шагом из густых зарослей кустарника с ярко-желтыми и наверняка ядовитыми ягодами.

Даже пахло здесь как-то подозрительно: горько и едко, словно кто-то недавно жег резину, и одновременно сладко, будто неподалеку прохудилась большая бочка с недавно сваренным малиновым вареньем.

– Что это за здания? – спросил Андрей, указав в сторону бетонных строений.

– Старые служебные постройки, – охотно ответил Навор.

Видимо за время хождения между клетками с безмолвными тварями ему захотелось поговорить с кем-то, кто будет осознанно участвовать в беседе.

– Тут находятся бывшие солдатские бараки, – Навор махнул в сторону старых построек, – столовая, госпиталь, чуть дальше есть пожарный пост. Обычно здесь больше охраны, но сейчас мужики наверняка где-нибудь отсиживаются. Никому не хочется тонуть в грязи. Коронер расширился и построил новые помещения, а это убожество оставил как напоминание о прошлом. К тому же одно время здесь находилась карантинная зона. До того, как все обнесли второй стеной, тут жили сбежавшие от хозяев рабы, дезертиры и нищие.

– У вас есть рабство? – уточнил Семенов. – Насколько я понял, на Реджине вне сезона боев никто не живет.

– Конечно живут, – обнажил зубы Навор, – уборщики, охрана, обслуживающий персонал, ну, и надсмотрщики. Реджина необитаема в каком-то смысле, но не пустынна. А рабы… тут жили не только «местные». Сюда прилетают со всех концов Вселенной, и, как ты можешь догадаться, господа не путешествуют без обслуги. А Реджина – весьма удобное место для поиска нового пристанища.

Больше Андрею ни о чем спрашивать не хотелось. Его кроссовки промокли, по рукам бежали мурашки. К вечеру под азото-кислородным куполом похолодало, и Семенов обрадовался, когда увидел впереди большое двухэтажное освещенное красное здание лазарета.

 

* * *

 

В холл вели огромные раздвижные двери, рассчитанные как минимум на мастодонта. При приближении гостей они бесшумно разъехались в стороны, и открыли просторное, как самолетный ангар, помещение, которое до отказа было заполнено инопланетянами. Одни из них толкали по воздуху клетки с заболевшими хищниками, другие сами являлись пациентами. Вооружение в виде зубов, шипов, тяжелых лап, рогов и когтей присутствовало у многих существ. Если бы не клетки, отличить «зверей» от «хозяев» было весьма затруднительно.

В воздухе чувствовался неприятный химический запах, к которому примешивался аромат мяты и сушеной травы. Отовсюду раздавались вздохи, стоны, шипение, свист и разговоры. Несколько секунд Семенов слышал только невнятное бормотание, но потом лингвоанализатор сработал и перевел для человека жалобы больных.

– Меня сейчас вырвет, – печально предупредил массивный розовый комок с щупальцами, лежащий рядом с Андреем.

Семенов попятился, но цепь не дала уйти. Комок содрогнулся и исторгнул из себя серо-коричневую массу. Брызги попали на промокшие кроссовки.

– Двигай, – приказал Навор, не обратив внимания на комок, и потащил человека вперед.

Андрей проследовал за помощником Коронера. Слева он увидел стойку регистрации, за которой виднелась макушка с коротким ежиком фиолетовых волос. Справа в кресле, невзирая на шум больных зверей, дремал шестирукий охранник в синей форме с золотыми галунами. Навор, довольно оскалившись, ожег служивого кнутом.

– Не спать! – во все горло гаркнул он.

Охранник вскочил, вытянулся по стойке смирно, потом рассмотрел Навора и сплюнул.

– Побьет тебя кто-нибудь за такие шуточки, – пообещал он и опустился обратно в кресло. – Я тут уже вторые сутки. Смена задерживается.

Навор дернул цепь, заставляя человека подойти к стойке.

– Принимай больного, – приказал он фиолетовой макушке.

Макушка оживилась. Она принадлежала маленькому сухонькому старичку в огромных очках с толстыми линзами. Когда он поднялся, Андрей увидел, что фиолетовыми у него были и ресницы, и брови, и длинная, до середины груди, борода. Старичок покосился на землянина и протянул к Навору тонкую руку.

– К доктору Торпену, – помощник Коронера небрежно бросил на стол пластиковую карточку.

Старичок молча подобрал ее и скрылся за стойкой.

Долгое время, такое долгое, что Андрей успел пересчитать все пуговицы на синем мундире дремавшего охранника, ничего не происходило. Потом из-за стойки донесся еле слышный дребезжащий голос:

– Прямо по коридо-о-ору, третья дверь нале-е-ево, затем снова пря-я-ямо и до конца.

Не дожидаясь, когда Навор дернет цепь, Семенов пошел в указанном направлении.

– Доктор Торпен свой, – объяснил по пути помощник Коронера.

Через десяток метров он остановился перед массивной деревянной дверью с металлическими задвижками.

– Тебе сюда, – Навор открыл перед землянином дверь, и втолкнул его внутрь. – Я вернусь за тобой завтра к обеду. Цепи снять не могу, иначе пойдет сигнал на охрану и тебя застрелят за попытку к бегству.

Дверь за чернокожим охранником закрылась, и Андрей осмотрелся.

Кабинет доктора больше напоминал склад фирмы, торгующей товарами через интернет. Здесь стояли несколько металлических шкафов, на полках которых лежали книги, диски, папки, картонные коробки, стояли статуэтки, пепельницы, подсвечники, непонятные агрегаты с торчащими проводками, гипсовые фигурки многоруких существ и сервиз из тонкого очень красивого стекла. У левой стены расположились три больших стола, столешницы которых светились ровным бледно-желтым светом, стояли несколько стульев и вешалка для верхней одежды. Справа стояла черная пластиковая перегородка, закрывающая большую часть комнаты. На стенах висели странные плакаты, половина из которых изображала невообразимых уродцев, перечеркнутых жирной красной чертой, другая половина – обнаженных мускулистых существ гуманоидного вида, арахноидов, «серых», орлянцев и прочих. С потолка свисали странные трубки, видеоглазки, коробочки с блестящими боками, линзы и нечто напоминающее музыкальные колонки.

Среди всего этого хаоса Семенов не сразу заметил посторонних.

За дальним от двери столом сидел головастый коротышка. Сначала Андрей принял его за ребенка, но когда человечек обернулся, на землянина уставились глаза взрослого. Коротышка был одет в широкие коричневые штаны и клетчатую рубаху. В маленьких пухлых ручках он держал странные детали, яркие, будто от конструктора «лего», только блестящие и, видимо, тяжелые.

За вторым столом, утонув лицом в бумагах, спал некто в красном мундире охранника с черными погонами на плечах, точно таком же, какие Андрей видел, когда уходил из «отстойника». Фуражка лежала рядом. Незнакомец шумно храпел, приход гостей его не заинтересовал.

Третий человек, точнее, не совсем человек – лысое горбатое существо, напоминающее умирающего сверчка, – сидел за столом рядом с дверью боком к вошедшим. При виде гостей он поднялся, отчетливо и громко скрипнув суставами, и поклонился. В то же мгновение из-за перегородки вышла Илорэль.

– Знакомьтесь, – произнесла девушка. – Это Андрей. Андрей, это Торпен.

– Здравствуйте, – поздоровался Семенов.

Сверчок кивнул, еще раз поклонился и опустился на стул. Чем он занимался, Андрей и не понял, он видел только движения левой руки – Торпен дотрагивался до столешницы, на которой от прикосновений загорались незнакомые символы.

– Не обращай внимания, он глуховат, – произнесла Илорэль и повела Андрея к дальнему столу. – Бэк, это Андрей. Андрей, это наш мастер-чародей.

– Бэк, – не отрываясь от «лего» представился коротышка, потом бросил свои игрушки и порывисто спрыгнул со стула.

Оказалось, макушкой он едва доставал человеку до середины бедра. Бэк обошел вокруг землянина, задрал голову и прищурился.

– Я представлял его себе, э-э-э, несколько больше. И сильнее.

Коротышка бесцеремонно подергал Семенова за грязные штаны, пощупал икры ног.

– Он справится? – спросил Бэк блондинку. – Ты уверена?

– Ты же почти волшебник! – заверила коротышку Илорэль.

– Не преувеличивай, – Бэк с сомнением цокнул языком, но похвала явно пришлась ему по вкусу. – Ладно, разберемся.

Он отошел к одному из шкафов и нагнулся, скрывшись за грудой непонятных приборов.

– Глэдис, проснись. Гости! – крикнула Илорэль.

– А? Чего? Гости? Где? Вот гадство!

Из-за перегородки же показалась лохматая женская голова с длинными вьющимися черными волосами. Незнакомка была красива, если не считать синего цвета кожи. Девушка быстро пригладила волосы и вышла навстречу гостю. На ней оказались надеты короткие сапожки, бежевые шорты, едва закрывающие то, чему не положено быть открытым, и свободная светло-коричневая рубаха, у которой явно не хватало пары-тройки пуговиц, отчего Андрей без всякого труда рассмотрел практически все, что под ней скрывалось.

– Извини, я заснула, – произнесла брюнетка. – Я Глэдис, – девушка протянула Семенову изящную, но сильную руку. – Специалист по боям и теории вероятностей.

– Очень приятно. Андрей. Чем занимается специалист по боям?

– Много чем, ты даже не представляешь, – Глэдис хохотнула и смахнула с ближайшего стула серые пластиковые коробочки, которые с негромким стуком упали на пол. – Садись, разговор будет долгий.

– И вовсе не долгий, – подал голос Торпен. Он все также проводил непонятные манипуляции со светящимся столом. – Объясните главное, до остального додумается сам.

Андрей опустился на стул, стараясь не греметь цепями.

– Как часто вы здесь встречаетесь? – поинтересовался он, покосившись на спящего охранника.

– Нечасто, – улыбнулась Илорэль, встала у стола Бэка и оперлась о него бедром, – только при возникновении непредвиденных обстоятельств.

– Ты наше непредвиденное обстоятельство, красавчик, – пояснила Глэдис и встала рядом с Илорэль. – Непредвиденное, но очень приятное.

Илорэль нахмурилась и продолжила:

– Я уже говорила тебе о «Мирном космосе». Мы боремся против «ОГБ» – организаторов боев и по сути хозяев Реджины, но своротить этакую махину пока не получается. Под их началом целая планета, в их распоряжении миллионы и миллионы, а у нас только несколько боевых космических кораблей, причем далеко не новых, два перевалочных пункта и основное здание, где готовятся операции.

– К тому же, – вмешалась Глэдис, – мы подозреваем, что «ОГБ» помогают некоторые члены правления Конфедерации.

– Мы пытаемся наносить удары в самых разных направлениях, – продолжила Илорэль, – посылаем корабли за охотниками, чтобы уничтожить как можно больше тех, кто доставляет на Реджину хищников. Ведь если не будет хищников, не будет и боев. Но сил у нас слишком мало, а охотников слишком много, к тому же мы вынуждены действовать осторожно, мы не можем потерять корабли.

– Жалкими корабликами мы никого не напугаем, – снова подала голос Глэдис. – Чтобы внести панику в стан врага, нужна целая армия! От поставки хищников должны отказаться все, кому дорога жизнь.

– У нас нет столько денег, – подал от шкафа голос коротышка Бэк. – Но если бы и были, это не решит проблему.

– Второе направление, которое мы разрабатываем, – продолжила Илорэль, – боле приземленное. «Мирный космос» пытается воздействовать на массовое сознание. Мы выпускаем передачи, занимаемся пропагандой, а также организуем выступления и проводим акции протеста.

– Вся эта чепуха ни на кого не действует, – махнула рукой синекожая брюнетка. – Лучше устраивать массовые беспорядки. Три эпизода на моем счету уже имеются. Правда, среди нас есть такие ярые фанатики мира, которые настаивают на борьбе за мир исключительно мирными средствами.

– К несчастью, эти выступления едва ли не предел наших возможностей, – добавил Бэк. – Чего стоил один прошлогодний поджог!

– У «ОГБ» много денег, союзников и хорошая охрана объектов, – подтвердила Илорэль. – Повторение прошлогоднего заранее обречено на провал.

– Поэтому, красавчик, – Глэдис нагнулась к Андрею, демонстрируя обнаженную верхнюю часть груди, – мы не только ведем подпольную борьбу, но и внедряем в «ОГБ» своих людей.

– Я понял, – Семенов осторожно, чтобы не обидеть синекожую красавицу, отодвинулся в сторону. – Навор тому пример. Но причем здесь я?

– У нас есть план, который ты поможешь осуществить, – произнесла Илорэль. – Ты будешь нашим тузом в рукаве и достанешь деньги для уничтожения «ОГБ». Ты будешь сражаться на арене и победишь. А мы поставим на твою победу.

– Ты в своем уме? – Семенов решительно поднялся со стула. – Ты видела зверей в клетках? Они меня раздавят, разорвут, заколют и отравят, я даже шага сделать не успею.

– Боюсь, у тебя нет выбора, – произнес Бэк, поднимаясь.

Андрей сжал кулаки.

– Не хотелось бы прибегать к шантажу, но твои дела весьма плохи, – коротышка подошел к землянину и потянул за цепь. – Дальше этой двери тебе не уйти. Тут даже мы тебе не помогли бы. Если бы захотели.

– Но вы не хотите, – Семенов вырвал цепь из рук Бэка.

Коротышка не ответил, но Андрей все понял по его лицу и посмотрел на Илорэль. Дочь капитана опустила глаза.

– Мы не можем тебя вытащить, но можем помочь тебе победить, – негромко произнесла она.

– Или подольше продержаться, – кивнул Бэк. – По крайней мере, умрешь с достоинством.

Семенов усмехнулся.

– Звери на арене выступают без оружия, – пояснила Илорэль. – У них есть когти и клыки, а у тебя нет. Но ты разумен, и мы можем достать для тебя оружие. И скафандр.

– Примитивное оружие, – пояснил Бэк. – Никаких лазеров и огнестрелов. Но ты все равно сможешь победить.

– Соглашайся, - улыбнулась брюнетка. – Ты еще слишком молод для путешествий на тот свет. Ты еще и на этом не все повидал.

Андрей скрестил руки на груди.

Он не знал, на что надеялся, пока Навор вел его к лекарю. На то, что Илорэль все-таки поможет ему сбежать? Что у ее друзей есть возможность выкупить землянина у Коронера? Что произойдет чудо, и он проснется дома, в больнице с черепно-мозговой травмой, полученной из-за крушения самолета босса на обратном пути из Африки?

«Тебе остается только драка, – констатировал Аналитик. – Вопрос только, с оружием или без».

– Какой у вас план? – устало опустил руки Семенов и сел обратно на стул.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить