Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 19. Окончательный расчет

Глава 19

Окончательный расчет

 

Возражений на предложение метаморфа изображать капитана корабля на встрече с перекупщиками от команды не последовало. Похоже, Зелаут говорил правду и не желал экипажу зла. Грог считал подобное поведение подозрительным. Корабль ежечасно сообщал человеку о местонахождении и занятиях лилового гостя, и не скрывал, что выискивает в его действиях тайный смысл.

Семенов все утро провел в шестом отсеке и теперь принимал душ, готовился к встрече с перекупщиками, поэтому невольно вздрогнул, услышав голос Грога.

– Не может он просто так делать для нас хорошее, – рассуждал корабль. – Мы его поймали, усыпили и везли на смерть, а он, вместо того чтобы нас убить, помогает, дает советы и печется о нашем благополучии. Почему? И зачем? Сидел бы в уголке и смотрел в иллюминатор. Он выторговал себе свободу, чего ему еще надо?

– Я понимаю, ты вездесущий, – вместо продолжения беседы произнес Семенов. – Но пойми: ванная комната – приватная территория. Здесь должно создаваться ощущение одиночества, интимности. Можно тебя попросить в следующий раз не обращаться ко мне, пока я моюсь?

– Извини, – произнес Грог. – Не хотел тебя смущать.

– Ничего, – Андрей вышел из душа и вытерся полотенцем. – А насчет твоих слов отвечу так: Зелаут хочет нам помочь. Никто не мешал ему хранить секрет воды в тайне и ждать нашей смерти.

– Тогда он не смог бы выбраться из капсулы, – парировал корабль. – А еще он вмешивается в наши дела.

– Нам это только на пользу, – парировал Семенов.

– Вчера он пришел на капитанский мостик и посмотрел всю твою «переписку» с перекупщиками, – признался корабль.

– Не вижу ничего плохого, – пожал плечами Андрей. – Ему нужно подготовиться к встрече.

– Хорошо же он готовился. Посмотрел, улыбнулся своей жуткой улыбкой и ушел.

– Не придирайся. И не нуди. И вообще тебе сегодня лучше помолчать. Перекупщикам не обязательно сообщать, что у нас говорящий корабль.

– Больно я им нужен, – фыркнул Грог. – Я же по сравнению с их кораблем настоящий тихоход. Мелкая болтливая посудина.

– Однако и за тебя можно выручить неплохие деньги.

– Тут ты прав, – согласился корабль. – Кстати, надень синий костюм. Приказ О'рдрина.

Андрей оделся.

«Славный костюмчик, – одобрил внутренний голос. – Только вот карманов нема. Куда спрятать оружие? Им обязательно нужно запастись, после рассказа Зелаута».

– Мне нужен пистолет, – озвучил свои мысли Семенов.

– Обойдешься.

В комнату, не постучав, вошел капитан. Точнее, метаморф в образе капитана. При виде человека, он трансформировал тело, вырастив такой же, как у человека, костюм, только красный с золотыми полосками на рукавах и воротнике.

– На переговоры приходят безоружными, – пояснил Зелаут. – Первая встреча всегда мирная. Это нерушимая традиция. Перекупщики строго следят за этим, в противном случае к ним никто не станет обращаться за помощью. Это своего рода гарантия мирных переговоров. А значит, никакого оружия.

«Первая встреча мирная, – заметил Аналитик. – А вторая»?

– Я бы на твоем месте спрятал за поясом парализатор, – посоветовал Грог.

– И провалил бы дело, – метаморф посмотрел в потолок. – Я не нравлюсь тебе. Ты мне тоже не нравишься, поэтому буду откровенным. Я с легкостью мог бы захватить корабль, даже если бы все члены экипажа были здоровы и втрое сильнее. Но ты мне не нужен, потому что ты не станешь меня слушаться. Пожалуйста, перестань следить за каждым моим движением. Или хотя бы не мешай.

Грог промолчал. Может быть, переключился, а может, обиделся. А Андрей удивился, услышав о захвате.

– Не бойся, – Зелаут оскалился. – Я сказал правду. Можешь не ждать от меня подвоха.

«А он не так прост, каким хочет казаться, – хмыкнул внутренний голос. – Грог прав, за ним нужно присматривать».

– Может, – предложил Семенов, – роль капитана мне взять на себя?

– Ты слишком неопытен и не знаешь как и о чем говорить, – парировал Зелаут.

– К тому же, они уже прилетели, – отозвался Грог. – Ан-д-рэй, ваш выход.

 

* * *

 

За стыковку отвечал искусственный интеллект. По интерсвязи Грог представился кораблю перекупщиков вторым пилотом и давал штурману со стороны противников ценные указания. Андрей и Зелаут все это время стояли у переходника.

– Говорить буду я, – шепнул метаморф. – Если тебя никто ни о чем не спросит, молчи. Первая встреча состоится на нашей территории, вторая – на их. Сначала обговорим условия сделки и обменяемся заложниками, потом будем расплачиваться.

– Про заложников ты ничего не говорил, – прошептал Андрей.

– Так принято, – ответил Зелаут. – Заложник – своеобразный гарант честности сделки. Считается, что лишних людей на кораблях нет, и любой заложник обеспечит честный обмен, то есть, честную покупку.

– Грош цена такому гаранту, – сморщился Семенов.

– Согласен. Но выбора нет. Как только я пожму руку их капитану, отправишься на корабль перекупщиков. Не бойся, они тебе ничего не сделают. Я и сам пошел бы, но капитан в заложниках – слишком подозрительно и опасно. Посидишь, пока перекачаем воду, потом приду я. Рассчитываться.

В переходнике громко чавкнуло, и люк открылся.

Перекупщиков было двое. Один походил на синюю лошадь, стоящую на задних ногах, другой оказался гуманоидом: высоким, тощим, словно сделанным из жердей, с потрескавшейся землистой кожей. На пришельцах были надеты черные блестящие костюмы и круглые шлемы с системой подачи воздуха – воздух «Грога» им не подходил.

– Здравствуйте, – метаморф слегка наклонил голову. – Экипаж «Грога» в лице капитана О'рдрина, и первого помощника Андрея, приветствует вас.

– И вам зд'гавствовать, – заговорила лошадь. – Капитан Г'эй и ко'габельный в'гач Дэй кланяются.

Пришельцы и правда поклонились. Семенов неловко кивнул в ответ. Перекупщики ему не понравились – слишком уж хищно блестели их глаза, а двигались они, будто под кожей находились не мускулы, а сжатые пружины, готовые в любой момент распрямиться.

– Прошу, – лже-О'рдрин сделал приглашающий жест и направился в ближайшую каюту, которую оборудовали под гостиную.

Гости последовали за ним, Андрей замыкал цепочку.

Так как Кокуш не поднимался с дивана изолятора уже три дня, «праздничным столом» пришлось заняться Семенову. О'рдрин подсказал, какие блюда нужно выставить, какие напитки приготовить, и Андрей выполнил все, что от него требовалось.

В центре стола стояла неглубокая тарелка, наполненная водой, в которой плавали два искусственных белых цветка, похожих на лилии, – знак открытости и честности. Салфетки сложены в форме пирамидок – знак готовности к переговорам, тарелки и чашки голубые и синие – знак уважения чужих традиций.

За круглым столом Зелаут посадил по правую руку от себя капитана Рея, по левую – врача Дэя, а Андрей сел напротив. Таким образом, одновременно подчеркивалось равенство, но и соблюдалась субординация.

– Прошу, угощайтесь.

– Мы благода'гим вас за гостеп'гиимство, – синяя лошадь наклонила голову и слегка стукнула копытом по стеклу шлема, – но п'гедпочли бы немедленно п'геступить к делу. Мы доставили воду.

Метаморф наклонил голову в знак признательности.

– Также мы доставили в'гача, – продолжил капитан Рэй.

Теперь наклонил голову гуманоид-жердь.

– И объявляем п'гедва'гительную стоимость наших услуг.

Лже-О'рдрин кашлянул:

– Мы не нуждаемся в помощи врачей и заранее оповестили вас об этом.

– Мы сочли необходимым все же нап'гавить к вам нашего специалиста, - заявила синяя лошадь. – Мы не сомневаемся в компетентности вашего лека'гя, но советуем воспользоваться нашими услугами. Болезнь в космосе неп'гедсказуема.

– Уверяю вас, мы взяли ситуацию под контроль, – твердо ответил Зелаут. – Нам нужна только вода.

Семенов не участвовал в разговоре, и так как на него не обращали внимания, получил возможность во всех подробностях рассмотреть пришельцев. Доктор-жердь его не заинтересовал, он такая же пешка, как Андрей, и сидел за столом только потому, что капитан Рэй надеялся получить у гроговцев лишние деньги за его услуги. Также он играл роль заложника. Как только капитаны договорятся, Семенов отправится к перекупщикам, а доктор Дэй на Грог и получит еще один шанс навязать лже-О'рдрину медицинскую помощь уже на территории заказчика.

Капитан Рэй показался Семенову занятным типом. На лошадь он был похож лишь с первого взгляда, приглядевшись внимательнее, Андрей нашел десяток отличий. Во-первых, у Рэя отсутствовал хвост, или же он прятал его в штанах, во-вторых, копыта на «руках» были меньше и мягче тех, на которые он опирался при ходьбе, к тому же они изгибались, словно резиновые. Жить с такими «руками» было явно неудобно. Возможно, у «лошади» имелись запасные конечности, скрытые от посторонних глаз скафандром, более гибкие и более приспособленные к хватанию.

Третье отличие состояло в выпуклых глазах без век и ресниц. На подбородке вытянутой морды росла реденькая бородка, похожая на козлиную, а под подбородком, Андрей разглядел, когда капитан перекупщиков на мгновение поднял голову, что-то подсчитывая, красовалась уродливая бородавка.

Шел торг, и страсти постепенно накалялись.

– Миллион – хо'гошая цена, – настаивал Рэй.

– Вы преувеличиваете ровно вчетверо, – парировал лже-О'рдрин. – Повторяю еще раз, мы находимся в трех неделях от дома, у нас есть вода для экипажа, но ее не хватит для некоторых животных, которых мы везем для опытов. Именно поэтому мы вызвали вас. Триста тысяч.

– Восемьсот пятьдесят.

– Вычтите ненужные нам услуги доктора.

– Шестьсот.

– Четыреста, – отрезал Зелаут. – Больше дать не сможем.

– Пятьсот, – упрямо наклонила голову синяя лошадь. – Это последнее предложение. Если не согласитесь, сделка не состоится.

Метаморф сделал вид, будто сильно задумался, а потом «сдался»:

– Мы согласны.

Капитаны поднялись и обменялись энергичным рукопожатием.

Доктор Дэй остался сидеть за столом, а Семенов тоже встал. Пока перекупщики будут перекачивать воду, ему придется посидеть в соседнем корабле.

– Скафандр за дверью, – раздался вдруг тихий шепот Грога. – Я подумал, тебе пригодится.

Андрей кивнул.

– Готов? – метаморф указал рукой на дверь, и вышел.

Семенов переоделся и последовал за перекупщиком.

Когда вошли в шлюз и задраили люки, воздух стал плотнее. Синяя лошадь сняла шлем и неожиданно подмигнула.

– Мы п'гове'гнули неплохую сделку.

 

* * *

 

Выйдя из переходника, Андрей прошел в достаточно просторное полупустое помещение со шкафами под скафандры и небольшими, со спичечный коробок, сферами под потолком, светящимися зеленым. Рэй поднял голову к одной из сфер и махнул копытом. Дверь напротив той, что вела обратно в переходник, открылась. Видимо сферы – часть системы безопасности или просто камеры наблюдения.

Синяя лошадь толкнула человека, жестом приказав следовать за собой.

По обеим сторонам коридора шли двери, а сам коридор вел вглубь корабля и разделялся на два направления. У развилки их ждал арахноид – очень похожее на Мэкалля существо с восемью тонкими ногами, покрытое черной щетиной.

– Следуй за ним, – приказал Рэй и скрылся за одной из дверей.

Паукообразный отвел заложника в большое помещение, обитое мягким материалом желтого цвета. В центре стояли несколько столиков, привинченных к полу, пара стульев с металлическими спинками и решеткой вместо сидений. Всю противоположную стену занимал большой иллюминатор.

– Садись, – скрипнул арахноид и закрыл дверь.

Садиться Семенов не стал, быстро осмотрел комнату и подошел к иллюминатору.

Со времени поселения на «Гроге» ему не так уж часто выпадала возможность полюбоваться космосом, да и обычно любоваться было нечем. Корабль перемещался в пространстве «нырянием», поэтому Андрей не видел ни сияющих разными цветами туманностей, ни скоплений звезд. Теперь, когда корабли состыковались и двигались относительно медленно, отвести взгляд от иллюминатора оказалось очень трудно.

Космос не был черно-белым, он переливался и играл пурпурным, салатовым, малиновым, сиреневым, ярко-красным, ослепительно-желтым, серебряным и еще сотней цветов, для которых нельзя подобрать названий. Справа «висела» россыпь крупных, с виноградину, холодных белых звезд, немного ниже три желто-оранжевые точки образовывали равносторонний треугольник, а всю левую сторону неба занимала туманность. Семенов не знал ее названия, но клубы газа по форме напоминали разбившееся яйцо и две половинки скорлупы.

– Не боишься, что тебя там оставят? – шепнул в ухо Грог.

– Нет, – Андрей закашлялся от неожиданности. – Как ты меня нашел?

– Подключиться к радио в твоем скафандре пара пустяков, – самодовольно ответил корабль.

– Расскажи, как дела у наших, – попросил Семенов.

– Через переходник протянули трубу. Сейчас Зелаут подключает ее к баку. Минут через пять начнут перекачку. Где тебя держат?

– В столовой. Или кают-компании.

– Рядом кто-нибудь есть?

– Нет, - Андрей оглянулся. – Но думаю, за дверью стоит охранник. Я не слышал, шагов арахноида, он все еще здесь.

– Жаль. Хотел предложить тебе прогуляться по их кораблю, – ответил Грог. – Это одна из лучших моделей, Оборудована по последнему слову космотехники. В эту посудину впихнули так много всего, что удивляюсь, как они сумели сделать ее эксплуатацию не убыточной.

– Я бы с удовольствием осмотрелся, – тихо ответил Андрей. – Но не могу. Не хочу подвергать риску сделку. К тому же, корабль наверняка все видит.

– А вот и нет, – хохотнул Грог. – Эти умники не оснастили его системой ИИ. Решили, так меньше вероятности выхода из стоя контрольной консоли.

– Неужели кто-то боится, что корабль станет автономным существом? – удивился Семенов.

– Боится, – подтвердил корабль. – Прецеденты случались. С более поздними моделями, чем я. У корабля перекупщиков только видеокамеры, и то не везде. В переходнике несколько штук – такие зеленые полусферы, и в основных отсеках.

– Раз так, – Семенов осторожно сделал шаг к двери, – я загляну куда-нибудь поближе.

Увы, прогулка получилась короткой. Андрей вышел из каюты, свернул в узкий коридор и почти сразу же столкнулся с арахноидом. Инопланетянин действительно никуда не уходил, караулил заложника.

– Куда? – паук угрожающе поднял передние лапы. – Надоело в кают-компании? Тогда топай к выходу. Там тебя будет лучше видно.

Под бдительным наблюдением инопланетянина Андрей вернулся в главный коридор и прошел к шлюзу.

По полу тянулся длинный толстый шланг, на «Грог» перекачивали воду. Семенов немного постоял рядом, подождал, пока арахноид скроется за поворотом, и хотел было уже продолжить путешествие, как услышал из-за одной из дверей знакомый голос синей лошади:

– Дали какого-то хлюпика. Ни на что не годен. П'гавда, мы им тоже не настоящего в'гача оставили, но тем не менее. Наш хоть каюты мыл, а этот больно шуст'гый. Такого 'габотать не заставишь, проще зазаст'гелить.

– Так может ну его? – второй голос принадлежал незнакомцу. – Пускай будет честный обмен.

– Честный? – возмутился капитан Рэй. – Они что-то ск'гывают. Гово'гят, до дома т'гри недели пути, а знаешь, что находится в т'гех неделях отсюда? 'Геджина. А они везут животных. Надо больше денег п'госить. Почему мне не доложили о том, куда они нап'гавляются?

– Простите, капитан. Не подумал.

– Не подумал, – передразнил Рэй. – Вот вычту из твоей за'гплаты, всю жизнь на меня го'гбатиться будешь.

– Кэп!

– Думать надо было. Давай, веди его сюда. Г'ассчитываться будем. Может, сумею выто'гговать за него еще паг'у сотен. Если дадут.

При последних словах капитана перекупщиков дверь открылась, и Семенов увидел зеленого ящера в серебристом комбинезоне. Он махнул четырехпалой лапой арахноиду и поманил человека. Когда Андрей подошел, крепко схватил его за локоть.

– Не дергайся, горло перегрызу, – ощерился он.

Андрей сразу ему поверил – зубы у ящера оказались едва ли не акульими. Таким и скафандр нипочем.

Ящер повел пленника в помещение перед переходником, откуда уже успели убрать шланг, и остановился. Рядом встал Рэй. Полусферы камер мигали зеленым, фиксируя происходящее.

Ждали недолго. Шлюз открылся, и Андрей увидел метаморфа, затянувшего голову овальным шлемом, который, надо полагать, тоже вырастил из собственного тела – овальных шлемов на «Гроге» не было. Конечно, метаморф мог бы дышать и «местным» воздухом, но не полагалось по легенде.

Позади Зелаута понуро стоял «доктор» Дэй.

 Лже-О'рдрин подмигнул Семенову и сделал шаг вперед. В руках он держал шкатулку, в которой, видимо, находились обещанные пятьсот тысяч.

Андрей нахмурился. Если бы Мэкалль или Кокуш нашли силы отправиться с метаморфом! Их вид заставил бы Рэя крепко задуматься прежде, чем напасть. Но Зелаут был один. И выглядел жалким и беззащитным.

Метаморф быстро осмотрелся, пробежав глазами по камерам и надежно закрытой двери, и коротко кивнул:

– Вы сдержали слово, и мы держим свое. Пятьсот тысяч.

Он протянул шкатулку Рэю и махнул рукой, чтобы Андрей перешел на его сторону. Семенов дернулся, но ящер держал крепко.

Зелаут наклонил голову, повернулся к Дэю и предложил тому присоединиться к своим. Липовый доктор отбежал за спину Рэя, будто лже-О'рдрин попытался его ударить, а потом и вовсе выскочил из помещения, хлопнув дверью.

Семенов снова дернулся, пытаясь вырвать руку из цепких лап зеленого перекупщика, но тот словно превратился в камень.

– Отпустите заложника, – потребовал метаморф.

– Сначала вы ответите на несколько воп'госов, – предложил капитан Рэй.

– Так мы не договаривались, – Зелаут скрестил руки на груди.

– Условия изменились, – синяя лошадь вытащила из-за пояса серебряную трубку и направила ее на лже-О'рдрина. – На какую планету летите? Сколько зве'гей с собой везете? Судя по количеству заказанной воды, не так уж много, особенно, если с'геди них есть водоплавающие.

– Это вас не касается, – отрезал Зелаут. – Возвращайте заложника.

Метаморф сделал глубокий вдох и повел плечами, и Андрей увидел, как погасли зеленые сферы камер. Кроме него этого, кажется, не заметил никто, зато под потолком раздался взволнованный голос тех, кто наблюдал за происходящим из комнаты видеонаблюдения:

– Кэп, у вас все в порядке? Камеры отключились. Наверное, снова проводка виновата.

– Все в по'гядке, – Рэй не спускал с Зелаута глаз. – Я 'газбе'гусь, – он повел серебряной трубкой. – Т'гиста тысяч. – Не так уж много за такого здо'гового па'гня.

– Торгуйтесь! – выкрикнул Андрей, больше не смог сделать ничего – получил удар в висок и упал на пол.

Сознания, к счастью, не потерял, зато все происходящее стало казаться ему скверным фильмом, в котором пленка то замедляет свой ход, то ускоряется, отчего одни кадры получаются смазанными, а другие словно застывают.

Секунда, и метаморф втянул в себя прозрачное стекло шлема, выпустил из-за спины длинные руки-щупальца и выбил из рук обомлевшего Рэя оружие. Ящер бросился на лже-О'рдрина, но получил сильный удар ногой в грудь. Охнул, опустился на пол.

Рэй очнулся. Молниеносным движением, показавшимся Андрею медленным, словно перекупщик двигался под водой, вытащил из-за пояса тонкий стилет и послал его в метаморфа. Тот прыгнул под лезвие, заскользив по полу, вырастил еще одно щупальце, обхватил ноги соперника и резко дернул.

Перекупщик с грохотом упал на пол. Зелаут навалился на противника и сдавил его шею руками. Лошадь лягалась, дергалась, но сил не хватало.

– Кэп, у вас все в порядке? – лишившись «глаз», камеры не лишились «ушей», и слышали все происходящее в переходнике.

– Да, – голосом Рэя произнес метаморф, налегая на капитана перекупщиков всем телом. – Все под конт'голем.

– Ах ты сволочь! – неожиданно очнулся ящер.

Он налетел на Зелаута, словно ворон, уселся ему на плечи и стал душить. Андрей, покачиваясь, поднялся и успел сделать два шага, прежде чем увидел, как шея лже-О'рдрина раздулась и покрылась толстыми защитными кольцами, а из затылка вылез щуп. Он схватил ящера за шиворот и словно нашкодившего котенка отбросил в сторону.

Зеленый пискнул и замер.

Семенов покачнулся. У него кружилась голова, но он все же подошел к Зелауту, с остервенением сжимавшему горло перекупщика.

– Не надо, – тихо произнес он. – Не убивайте его.

Но было уже поздно. Лошадь больше не сопротивлялась и не дышала.

Метаморф поднялся и стал преобразовываться. Кожа приобрела синий цвет, лицо вытянулось, веки исчезли, на ногах и руках появились копыта... Зелаут превратился в точную копию убитого Рэя.

– Извини, – улыбнулся он, выставив напоказ крупные белые лошадиные зубы. – Ты тут ни при чем. Только вот ящера жаль, – одними губами произнес он, – Придется списать на твой буйный нрав. А труп, – Зелаут пнул сапогом Рэя, – выбросить в открытый космос. Поможешь?

Андрей все понял.

– Вы планировали это с самого начала?

– Захватить корабль? То есть, захватить ко'габль? Да. С самого начала. С того момента, как узнал, что ко'габль пе'гекупщиков – обыкновенная жестянка, не обладающая искусственным интеллектом.

Метаморф подобрал оружие мертвого капитана и сунул его за пояс за спиной.

Семенов вспомнил недавний разговор о том, что метаморф без труда мог бы захватить «Грог», но не сделал этого из-за того, что тот не стал бы его слушаться. А теперь, выходит, захватить корабль он все же планировал. Только другой.

– Как вы отключили камеры? – шепнул Андрей.

– Послал электромагнитный импульс. Подобная возможность есть у эфф с Полтера... А деньги, – Зелаут поднял шкатулку, которую Рэй выронил во время борьбы, – уж извини, себе оставлю. Как компенсацию. Не воз'гажаешь?

– Нет, – в любом случае Андрей не мог помешать метаморфу. – Что планируете делать?

– П'гитворюсь капитаном, посмот'гю, как меня п'гимут. Если обман удастся, п'гикажу высадить меня на моей планете, а плохо, убью команду и долечу сам. Мне надо домой, понимаешь?

– Понимаю.

Андрей взял тело Рэя за ноги.

– Где здесь выход в открытый космос?

Выход в открытый космос оказался совсем небольшим. Как объяснил Зелаут, выбрасывать мусор в космическое пространство запрещено Конфедерацией Межгалактических Связей, но корабли до сих пор оснащаются небольшими шлюзами для сброса отходов. Не являлся исключением и корабль перекупщиков.

Когда тело Рэя, кувыркнувшись, полетело в черную бесконечность, метаморф осмотрел себя и склонил голову.

– Похож?

– Очень, – кивнул Семенов. – Только бородавки не хватает.

– Где?

Андрей поднял подбородок и указал место. Метаморф тотчас отрастил огромную бородавку.

– Меньше, – посоветовал Семенов.

Зелаут протянул руку, оканчивающуюся копытом, и Андрей крепко ее пожал. Что ни говори, он понимал метаморфа и восхищался его смелостью. Еще несколько дней назад тот был заперт в капсуле изолятора, и впереди его ждала смерть, а теперь он стал капитаном огромного корабля и отправится домой.

– Удачи! – пожелал Семенов.

– И тебе.

 

* * *

 

Перебравшись на «Грог», Андрей отправился в изолятор. Там он коротко пересказал произошедшее. Голова от удара все еще кружилась, и он попросил у Илорэль лекарство. Приняв таблетки, он заснул, а когда проснулся, обнаружил, что его заботливо укрыли одеялом – Илорэль стало лучше, и она смогла подняться.

Спустя три дня в норму пришли все, даже капитан. О'рдрин принял привычный для всех вид, и выразил Семенову искреннюю благодарность за помощь.

Жизнь вошла в прежнее русло. Капитан и второй пилот поочередно дежурили на капитанском мостике, Мэкалль брюзжал по поводу утраченных денег и погибших животных, Кокуш наверстывал упущенное и готовил чуть ли не в три раза больше необходимого, а Андрей убирался в шестом секторе и брал уроки управления космическим кораблем.

«Грог» продолжал полет к Реджине.

Все было спокойно.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить