Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 15. Спящие красавцы

Глава 15

Спящие красавцы

 

Труба плюнула сетью с такой силой, что отдача оттолкнула Андрея назад. Он вынужденно отклонился, едва не упав, и это спасло ему жизнь.

Сеть опутала более крупную тварь, и та со всего маху шлепнулась на землю, проехав по инерции вперед метров шесть, а вот мелкий монстр продолжил движение, его пасть щелкнула прямо перед носом Семенова, там, где секундой раньше находилась его голова.

Андрей инстинктивно поднял руки и попал длинной трубой зверюге по ногам. Та взвыла, пролетев мимо, резко развернулась и спикировала.

Ружье пришлось бросить. Семенов повалился на землю, вцепился в напавшего на него монстра обеими руками. Отпихнул красную голову, увернулся от острых зубов.

– Второго беру на себя! – услышал он грубый голос откуда-то сзади. – Держись!

Метаморф оказался очень сильным, но и Андрей чувствовал себя настоящим атлетом – он привык к большей силе тяжести, чем на оранжевой планете, и это давало ему небольшое преимущество.

С морды на стекло шлема капала бурая слюна. Левой рукой Семенов уперся твари в лоб, правой замахнулся и ударил в шею. Голова монстра дернулась. Секундной передышки хватило, чтобы извернуться, упереться коленями в чешуйчатое тело и толкнуть.

Монстр заверещал. Андрей перекатился на живот, придавив зверя к земле, и потянулся к поясу за парализатором. Но изо лба твари начали расти щупальца, они извивались, отвлекая внимание, и когда Андрей уже почти справился с поясом, обвили руку и вцепились в ткань скафандра мгновенно выросшими когтями.

Правую руку зажало.

Семенов дернулся, ударил зверюгу в шею левой рукой, но метаморф быстро научился защищаться – кулак попал не в мягкое горло, а в бронированный чешуйчатый ворот, закрывший уязвимое место.

Человеку ничего не оставалось, кроме как перекатиться обратно на спину, утащив монстра за собой, затем снова навалиться на него, действуя быстро, чтобы тот не успел опомниться.

Труба, которую Семенов бросил, оказалась совсем рядом, Андрей вытянул руку... Но не достал.

Зато тварь воспользовалась моментом и вцепилась зубами в грудь. Рванула. Скафандр затрещал. Семенов почувствовал обжигающе горячий воздух.

– Черт!

Попытался оторвать животное от себя. Не вышло. Нащупал глазные яблоки твари, надавил.

Монстр запищал.

Андрей почувствовал, как глаза монстра под его пальцами исчезают, растворяясь, преобразуясь в плотную массу.

Не теряя времени, не дожидаясь, пока метаморф отрастит новые глаза где-нибудь в другом месте, неимоверным усилием Семенов оттолкнул от себя зверя, чувствуя, как щупальца разрывают ткань скафандра на правой руке, перекатился на спину, потом на живот, схватил трубу и поднялся на ноги. Грудь жгло все сильнее, но думать об этом было некогда.

Монстр отрастил новые глаза, поднялся на задние лапы и бросился на противника. Выстрелить Семенов не успел, просто замахнулся оружием, будто обыкновенной дубиной, и изо всех оставшихся сил ударил тварь по голове.

Раздался неприятный хруст. Покрытый ярко-красной чешуей череп прогнулся, словно под кожей находились не кости, а полусдувшийся мяч, на Андрея полетели брызги белой вязкой жидкости, и животное упало прямо у его ног. Из открытой пасти потекла тонкая струйка бурой слюны, череп засочился белым гноем, который, видимо, заменял метаморфам кровь или мозг, тело содрогнулось и больше не двигалось.

Только сейчас Семенов вспомнил о капитане. Он огляделся, но О'рдрина не увидел, зато на траве четко отпечатались следы драки, которые уходили к кустам.

Андрей вытащил из-за пояса парализатор и бросился на помощь.

Два монстра, сцепившись в мертвой хватке, катались по земле. Только вот больше ни один из них не походил на ту тварь, чей труп сейчас лежал у подножия холма.

Тело одной из них покрывали черные пластины, на выпуклом лбу красовались толстые бычьи рога, пасть напоминала клюв, из спины торчали пять или шесть конечностей, некоторые из которых заканчивались пальцами, другие крюками. Вторая тварь отрастила синий пластинчатый панцирь, голову-молот и длинные упругие отростки с шипами, которыми нещадно колотила соперника.

«Ну, и кто из них капитан? – хмыкнул Аналитик. – В какого монстра будешь стрелять? Я – пас».

– О'рдрин! – позвал Семенов.

Ни одна тварь на отклик не ответила и не обернулась, зато в сторону человека полетел толстый острый шип. Андрей не заметил, кто его бросил, но успел отскочить. Медлить больше нельзя. Он прицелился и выстрелил.

Пьюу!

Пьюу!

Дротики попали в цель. Синий монстр рявкнул и потянулся к предплечью, черный рыкнул и затряс головой, стараясь избавиться от воткнувшейся в лоб стрелки.

Андрей бросил парализатор под ноги, удобнее перехватил трубу с сетью и нажал спусковой крючок.

На сей раз, отдача свалила его на землю. Семенов застонал – грудь горела огнем, а теперь к ней присоединилась рука. Перед глазами заплясали розовые точки, хорошо еще шлем крепился к шее герметично и не допускал к легким непригодный для дыхания обжигающе горячий воздух планеты.

Андрей медленно поднял голову.

Монстры снова преобразовались: теперь один походил на черного гигантского ежа, колючки которого раздирали сеть на клочки, а второй на многорукую змею.

Семенов стиснул зубы, подобрал парализатор и поднялся. Снова прицелился и задумался, не повредит ли капитану двойная доза снотворного.

Между тем монстры справились с сетью. Колючки ежа втянулись, превращаясь в кожистые крылья, синий зверь тоже готовился взлететь. Медлить нельзя.

Андрей придержал правую руку левой и дважды выстрелил.

Пьюу!

Пьюу!

Дротики снова достигли цели. Одному ампула со снотворным впилась в массивную грудь, другому в ляжку.

Звери зарычали и бросились друг на друга. Сцепившись, поднялись в воздух, но далеко не улетели.

Андрей видел, как сложились крылья одного, потом второго, и монстры с глухим стуком упали на землю.

Семенов подошел к ним, в надежде, что сон заставит чудовищ принять истинный облик, и сел на корточки. Крылья остались на месте, чешуя и броня никуда не исчезли, щупальца бессильно распластались по земле. Звери спали.

– Грог, – Андрей включил рацию. – Мне нужна помощь. Двое носилок. Нет, желательно трое. И поскорее.

Парализатор выскользнул из слабеющих пальцев, и Семенов опустился на землю.

«Ничего, – успокоил Аналитик. – Разберешься, кто из них кто, как только проснутся. А вот, кстати, и сувенирчик».

Взгляд упал на небольшой мерцающий красными и желтыми искорками камень. Андрей подобрал его и крепко сжал в кулаке.

 

* * *

 

Носилки Андрею не понадобились. Он нашел в себе силы подняться и самостоятельно дойти до корабля. Мэкалль, переодетый в скафандр, ловко действовал конечностями и вместе с «серым» погрузил тела спящих монстров на тележки.

– Ты молодец, – улыбнулся Семенову специалист по иноразумным. Впервые за все время.

– Спасибо.

Так втроем: Андрей, Мэкалль и Дортмос, они шли к кораблю, где их ждала стандартная процедура дезинфекции.

После обработки монстров заперли в изоляторах, а Семенов отправился к Илорэль.

Грог, видимо, предупредил лекаря, потому что Илорэль успела подготовить кушетку к приему пациента.

– Ложись, – девушка казалась спокойной, но ее голос выдавал волнение.

– Ты произносишь это слово уже третий раз, но вкладываешь в него не тот смысл, который бы мне хотелось, – подмигнул Андрей.

Илорэль проигнорировала шутку, она обеспокоенно осмотрела порванный скафандр, потом взяла ножницы и стала резать ткань.

– Я могу сам раздеться, – предложил Семенов.

– Не надо, я уже все.

Андрей не хотел смотреть на грудь, он и без этого представлял красочную картину: огромный ожог, облезшую кожу, обнаженные мышцы... да и правая рука выглядела наверняка не лучше. Он закрыл глаза.

Сначала не чувствовал ничего, потом давление на предплечье, будто руку стягивали жгутом, затем укол и осторожные прикосновения тонких пальцев, бинтующих правую руку.

– У тебя такие нежные пальцы, – блаженно произнес Семенов, – я совсем не чувствую боли.

– Я ввела тебе обезболивающее. Сейчас наложу повязки и попрошу капитана... то есть второго пилота, на пару дней освободить тебя от нагрузок.

– Я же помру со скуки без своего синего сектора, – снова пошутил Андрей.

– Не верю, – теперь в голосе девушки явственно слышалась улыбка. – Если станет скучно, ступай к Кокушу, он тебя развлечет.

– А может, – Семенов открыл глаза и посмотрел на Илорэль, – я просто останусь здесь? Мне нужен постельный режим.

– Постельный режим тебе не нужен, – Илорэль озабоченно смотрела на рану на груди. – Сядь и подними руки.

Андрей послушался. Орлянка намазала грудь пациента желтой мазью и стала бинтовать. Когда ее руки уходили за спину Семенова, лицо девушки оказывалось в нескольких сантиметрах от его лица.

– Ты снова меня спасаешь, – улыбнулся Андрей. – А должно быть наоборот.

– Я просто выполняю свою работу. А ты не рыцарь.

– Как не рыцарь? Я победил дракона! Даже двух.

– Трех, – хмыкнула Илорэль. – И один из них мой отец.

– Прости, – смутился Семенов. – Я не мог определить, кто из них капитан. Он просил запомнить, как он выглядит, но не оставил ни одного опознавательного знака. Наверное, не рассчитывал на драку.

– Я понимаю. Ничего, он крепкий, ему и тройная доза снотворного не повредила бы. Ты все правильно сделал, – девушка отвернулась. – Ступай, – в ее голосе послышались слезы.

– Ты чего? – Андрей поднялся с кушетки. – Что случилось?

– Ничего. Иди.

– Илорэль! Не плачь!

– Я не плачу.

– Тебе действительно лучше уйти, – раздался с потолка голос корабля. – Поспи. А потом приходи в карантин. Нужно обсудить один момент.

Андрей поднялся и собрал с пола обрывки скафандра.

– Прости, если я что-то сделал не так, – сказал он Илорэль.

Раз уж вмешался Грог, делать ему здесь было больше нечего. И он вышел, плотно закрыв за собой дверь.

 

* * *

 

Спать, конечно, Андрей не пошел, вместо этого попросил Грога проводить его до карантинной зоны, куда поместили спящих монстров.

Карантинная зона оказалась довольно большим помещением, разделенным сплошной стеклянной перегородкой на две части. Первая половина походила на зал ожидания в аэропорту, только вместо пластиковых стульев там разместились малиновые диваны, а вдоль стены стояли длинные столы с разнообразным оборудованием: странными металлическими приспособлениями, колбами и микроскопами. Во второй половине, за перегородкой, находились полупрозрачные контейнеры, два из которых заняли метаморфы: истинный и псевдо.

В «зале ожидания» на одном из диванов сидел Кокуш, а Мэкалль и «серый» стояли у стеклянной перегородки. Разговор при появлении Семенова прекратился.

«Не хочу казаться параноиком, Андрей Сергеич, – заметил Аналитик, – но говорили явно о тебе. Пора прояснить ситуацию».

– Я уже сказал Илорэль и повторяю вам, – произнес Андрей, – у меня не было выбора. Я не мог определить, кто из этих двоих капитан и усыпил обоих, иначе они поубивали бы друг друга.

– Тебя никто не винит, – вздохнул Кокуш. – Мы и шами не можем шказать, кто из этих двоих наш капитан.

– А ты уверен, что среди них есть мой отец? – спросила вошедшая в комнату Илорэль.

«Не уверен», – подумал Андрей.

«Только ей об этом не говори», – посоветовал Аналитик.

Семенов потерял О'рдрина, когда дрался с красным чудовищем. Теоретически оба монстра в контейнерах могли оказаться истинными метаморфами, а О'рдрин остался на планете. Но практически Андрей такую ситуацию не допускал. Он ясно слышал, как капитан сказал ему, что берет на себя второго зверя, того, который запутался в сети, когда человек выстрелил в первый раз. Но с другой стороны, когда он увидел дерущихся, на них не было никакой сети. Может быть, она лежала в стороне?

– Вот видишь! Ты не уверен, – Илорэль подошла к стеклу и прижалась лбом к холодной поверхности. – Может, мой отец все еще там, снаружи?

– В радиусе ста километров от корабля и ворот разумных существ нет, – отчеканил Мэкалль. – Успокойся, с твоим отцом все будет в порядке.

– Ты не знаешь! – в отчаянии вскрикнула девушка. – Лучше бы отец никуда не ходил!

– Нам нужны деньги, – парировал арахноид.

– Но это не повод для потери достоинства! – девушка обернулась к Мэкаллю. – Что вы теперь собираетесь делать?!

– Они планировали держать метаморфа в спящем состоянии до прибытия на Реджину, – отозвался Грог.

– Это подло! – Илорэль бросилась к арахноиду, но тот перехватил занесенную для удара руку.

– Таков приказ капитана.

– Я поговорю с отцом, – девушка выдохнула и отступила. – Он поступил как негодяй! Он ведь знал, что мы будем против охоты на метаморфа, поэтому объявил, будто собирается поймать хищника, того, которого обнаружил Андрей.

– А какая разница? – не понял Семенов. – Может, он просто не хотел тебя волновать. Метаморфы гораздо опаснее тираннозавров.

– Какая разница?! – Илорэль качнула головой. – Вот, и тебя тоже обманули!

Она помолчала, оглядела собравшихся, словно спрашивая, кто вместо нее хочет объявить правду, но желающих не нашла.

– Разница в том, что метаморф – разумное существо, – произнесла Илорэль.

«Вот тебе и раз!» – Андрей медленно опустился на диван.

 

* * *

 

– Позвольте мне сказать! – взял слово Мэкалль. – Раз уж здесь собралась вся команда, я хочу прояснить ситуацию.

Илорэль отвернулась и подошла к стеклу, разделяющему комнату на две части. «Серый», скрестив тонкие руки на груди, встал рядом, Кокуш остался сидеть на диване.

– Есть возражения? – спросил арахноид, не дождавшись ответа. – Грог?

– Я простой корабль, – откликнулся искусственный интеллект. – Говори, раз уж ты посчитал себя главнее второго пилота.

Мэкалль вздрогнул, бросил уничижительный взгляд на потолок, но не ответил, вместо этого начал рассказывать. Обращался он, как ни странно, по большей части к Андрею. Наверное потому, что тот знал меньше всех и пока не занял ничью сторону.

– Если кто до сих пор не в курсе, наше положение очень тяжелое, – скрипел паук. – Денег практически не осталось, а за животных, которых мы смогли поймать, много не получим. Возможно, нам хватит на следующую экспедицию, но она будет короче нынешней, следовательно, мы поймаем еще меньше зверей и получим еще меньше денег. И тогда охоту придется оставить. Дортмос, подтверди.

Второй пилот, не оборачиваясь, кивнул:

– Все так. Но охотиться на разумных существ…

– Позволь, я продолжу, – Мэкалль кашлянул. – Мы всегда ориентировались не на количество зверей, а на «качество», ориентируемся и сейчас. На Реджине много платят за тех, кто способен продержаться первый раунд, а еще лучше, два, поэтому особо ценится «вооружение». Оно может быть двух видов: к первому относятся зубы, клыки, бивни, лапы, когти, хвосты, шипы и масса тела. Второй вид является менее страшным на первый взгляд, однако, он способен убить самого большую и злобную тварь. Этот вид называется разумное существо.

– С пушкой в руках, конечно, – скептически добавил Грог.

– Некоторые охотники не брезгуют захватывать в плен и выставлять на бои разумных существ, – продолжил Мэкалль. – Мы до недавнего времени сторонились такой тактики.

Андрей поежился, представив, каково это, очутиться на арене напротив белого медведя, болотного тумаша или оранжевого тираннозавра. Хорошо, что его не считают разумным существом, да и с вооружением у него плоховато, иначе мог бы занимать соседнюю со слоном клетку.

– Судьба забросила нас на эту планетку и подразнила идеальным бойцом, – арахноид повысил голос, – мы не могли не воспользоваться ситуацией. На арене метаморф обойдет многих. Мы получим огромные деньги.

– И не стыдно тебе, – Илорэль повернулась к Мэкаллю, – говорить о деньгах? Ты выставляешь на бой живое думающее существо!

– Не стыдно, – ответил специалист по иноразумным. – Я забочусь в первую очередь о нас.

– Это инстинкт самосохранения, – девушка воинственно скрестила руки на груди. – Не первый ли признак неразумности, подчиняться подобным инстинктам?

Мэкалль промолчал. Зато со своего места поднялся Кокуш.

– Держать взаперти разумное шущештво неправильно. Предлагаю его выпуштить.

– Каким образом? – поинтересовался Грог. – Открыть дверь, положить обоих на землю и посмотреть, когда они очнутся? А если первым очнется местный? И бросится на спящего капитана? И мы не сможем его остановить?

– Их можно перенести в разные места, – предложил Дортмос и тут же покачал головой. – К ним все равно придется приставить охрану, чтобы отогнать других метаморфов. Местные, в отличие от нас, сразу распознают чужака и нападут.

– Пусть очнутся здесь, – решила Илорэль. – У меня с собой лекарство. Думаю, возражать никто не будет?

Мэкалль не ответил. Орлянка вышла из комнаты, а спустя минуту открыла дверь за стеклянной загородкой и приблизилась к спящим.

Сначала она сделала укол черному монстру, потом синему и вернулась к остальным.

– Препарат подействует минуты через две, – произнесла она. – Когда отец очнется, я потребую у него объяснений. Мы не должны становиться пиратами.

– Правильно, – поддержал девушку повар. – И наш больше! Капитан должен подчиниться мнению большинштва!

– Вас не больше, – парировал Мэкалль.

– Больше, – упрямо тряхнула головой девушка. – Считай: я, Кокуш, Грог и... Андрей, ты с нами?

Семенов утвердительно кивнул. Как бы ни было тяжело у команды с деньгами, он хотел отпустить метаморфа на волю. Ему хватило убийства одного из разумных, пусть даже в целях самообороны.

– Нас четверо, – подвела итог Илорэль. – Дортмос, ты с нами?

– Вы проиграли, – проскрипел Мэкалль. – Корабль не имеет голоса. Как и человек. И что может врач вкупе с поваром против капитана, второго пилота и специалиста по иноразумным? Ничего.

– Дортмос? – Илорэль подняла брови. – Неужели ты на их стороне?

Андрей заметил, как дернулась щека «серого». Он явно не хотел отвечать на вопрос, но ответил: кивнул и отошел в сторону.

– Не верю, – выдохнула девушка.

В этот момент монстры за стеклом пошевелились. Черный вяло повел крыльями, а синий, трансформировавшийся в многорукую змею, открыл глаза.

– Пить! – прохрипел черный.

– Воды! – простонал синий.

Илорэль стукнула кулачком по стеклу и расплакалась.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить