Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 14. Серьезный разговор с серьезными последствиями

Глава 14

Серьезный разговор с серьезными последствиями

 

Перед серьезным разговором у Андрея оставалось немного свободного времени, которое он предпочел провести в своей каюте в одиночестве. Семенов чувствовал вину, он подверг спутников опасности и считал себя полным идиотом. Перед его мысленным взором стояла страшная оскаленная морда оранжевого тираннозавра, которая превращалась то в недовольное лицо капитана, то в покрытую густой черной щетиной голову Мэкалля.

Андрей пытался отвлечься с помощью «Кратких общих правил», но чтение не помогло, глава попалась на редкость скучная – об учете топлива, кислорода, воды и продовольствия. В книге приводились длинные формулы расчетов, давались миллионы советов, которые нужно было просто запомнить. А сейчас Андрей не мог сосредоточиться ни на чем, кроме предстоящего разговора.

– Андрей, на мостик, – коротко приказал О'рдрин по громкой связи. – Мэкалль, приходи тоже.

Семенов угрюмо поднялся и поплелся на зов капитана. Он уже представлял речь арахноида: «Я же говорил, он не относится к разумным существам! Кто, скажите, в здравом уме станет подвергать опасности себя, своих товарищей и всю экспедицию в целом?! А если бы та тварь добралась до ворот быстрее нас»?

На мостик он, разумеется, пришел последним. О'рдрин и Мэкалль уже беседовали, сидя в креслах за пультом управления. Андрей не стал прерывать разговор, просто покашлял, обозначая свое присутствие, прислонился спиной к косяку двери и приготовился к выговору.

О'рдрин мельком обернулся и продолжил разговор, не обращая внимания на землянина. И речь шла вовсе не о проступке человека.

– Надеюсь, теперь ты определился? – спросил капитан специалиста по иноразумным. – Времени прошло достаточно.

– Да, – откликнулся Мэкалль. – Мне хватило. Все точно, никаких сомнений.

– Ты понимаешь, перед каким соблазном ставит нас этот факт? – Капитан почесал подбородок.

– Понимаю, – кивнул паук. – У нас есть выбор. Мы можем просто улететь.

– Выбор есть всегда, – задумчиво произнес О'рдрин. – Но стоит ли вообще выбирать? Может, так все и задумывалось с самого начала? Может, мы попали на ту полосу удачи, пересечься с которой мечтает любое разумное существо?

– Я не верю в удачу, – арахноид скрестил передние конечности на груди и наклонил голову. – Вижу, вы уже все решили?

– Ты же понимаешь, я не могу один принять такое важное решение. Что скажет команда?

– Команда подчинится приказу капитана.

– И это мне говорит специалист по разумным существам, – О'рдрин взмахнул рукой. – Неужели не понимаешь? Они взбунтуются! Илорэль и Кокуш точно будут против.

– Зато на вашей стороне Дортмос. И я. А его, – Мэкалль кивнул в сторону стоящего у двери Андрея, – возьмите в помощники. Это разом решит все наши проблемы. Не забывайте про туза в рукаве, его можно использовать…

При этих словах капитан и Мэкалль обернулись к Семенову, словно вспомнили о его присутствии. О'рдрин улыбнулся нижней частью лица и тут же убрал улыбку.

– Сначала я должен сделать тебе внушение насчет сегодняшней выходки, – строго произнес капитан. – Мэкалль, тебе тоже замечание. Ты нужно было следить за человеком, не отпускать ни на шаг. Только с таким условием я отпустил его на поверхность.

– Виноват, – арахноид опустил глаза.

– А теперь к делу, – орлянец кашлянул и поднялся с кресла.

Андрей настроился выслушать как минимум двадцатиминутную проповедь капитана, сдобренную ироническими замечаниями и вздохами Грога и издевательскими репликами арахноида, но О'рдрин почему-то не счел инцидент с тираннозавром достойным внимания, да и корабль вел себя подозрительно тихо.

– Все только начинается. Садись, – предложил капитан землянину, – а я постою. Так лучше думается.

Семенов недоуменно поднял брови и опустился в кресло.

– Каждый год на планете Реджина, проводятся бои с участием самых злобных тварей Вселенной, – начал О'рдрин. – Размах мероприятия колоссальный, и деньги, которые зарабатывают на шоу, мягко говоря, не маленькие. Мы тоже стараемся откусить от золотого яблока, но рот маловат.

– Нам не хватает людей, мощностей и денег, – пояснил Мэкалль. – В первую очередь денег, чтобы запастись остальным. Тогда нам не пришлось бы полностью полагаться в вербовке разумных и охоте на О'рдрина и рисковать потерять капитана. Купили бы большой корабль, наняли желающих заработать деньги при помощи грубой физической силы и брали бы не семьдесят-восемьдесят монстров, а две или даже три сотни.

– Деньги идут к деньгам, – продолжил О'рдрин. – Заработать можно либо количеством, либо качеством. Охотники часто берут количеством, а мы ограничены средствами, размерами корабля, пищей, которую можем взять с собой... в общем, повсюду одни рамки. Из-за этих рамок мы вынуждены экономить, брать только лучших монстров, самых страшных, самых сильных, тех, кто будет красиво смотреться на арене и сгодится не просто для массового боя, но самостоятельно сможет выстоять первый раунд. Поэтому мы так щепетильны в отборе.

Андрей кивнул. Пока ничего нового он не узнал, и все еще не понимал, к чему клонит капитан.

– Самыми дорогими хищниками на Реджине считаются те, кто лучше вооружен, – О'рдрин прохаживался по комнате, заложив руки за спину.

– Вроде сегодняшнего оранжевого монстра, – поддакнул арахноид.

– Но поймать их трудно, а разумных, которые могут нам помочь, здесь нет. Следовательно, у нас два выхода: либо улететь, либо попытаться обойтись без помощи извне.

Капитан сделал паузу, потом посмотрел в потолок, вздохнул и продолжил:

– Если интересуешься нашим финансовым положением, можешь спросить у Дортмоса или у Грога, но упускать шанс подправить это положение, мы не можем. Мы останемся и попытаемся поймать одного из монстров.

«Понял, – хохотнул Аналитик. – Похоже, Андрей Сергеич, из уборщика ты превратишься в охотника».

– Ты хорошо показал себя на Земле, умело управляешься с животными в шестом отсеке, да и оранжевую тварь не испугался, успел убежать и предупредить товарищей, – подвел итог орлянец.

– Лучше шел бы себе спокойно за товарищами и никуда не убегал, – буркнул Мэкалль.

– В общем, – капитан выразительно посмотрел на человека, – на тебя можно положиться.

– Вы предлагаете мне новую работу? – осторожно поинтересовался Семенов.

– Сообразительный, – улыбнулся О'рдрин. – Так ты согласен отправиться со мной на охоту?

 

* * *

 

Разумеется, Андрей согласился. Потому что О'рдрину нужно было помочь – одному охотиться на зверюгу, величиной с двухэтажный дом, слишком опасно, а команда не могла лишиться капитана. Но истинной причиной, по которой Семенов сказал твердое «да», являлся азарт. Кто в своем уме откажется от настоящего приключения? К тому же, сувенирный камень на четвертой планете альфы Стрижа он так и не подобрал.

Именно поэтому под чутким руководством Грога поздно вечером Андрей сидел на полу своей каюты и собирал вещи.

– Главное – кислород, второе – вода, – напутствовал корабль. – Оружие на третьем месте. Дальше еда, а остальное мелочи.

– В детстве я ходил в походы с отцом, – ответил Андрей. – Существуют четыре вещи, которые обязательно нужно положить в рюкзак, аббревиатура – КЛМН. Сможешь расшифровать?

– Нет, – не стал предполагать корабль.

– Ну подумай! – попросил Семенов.

– Не знаю, – сдался Грог.

– Кружка, ложка, миска, нож! – торжествующе объяснил Андрей. – Ты чего какой не разговорчивый сегодня? С капитаном не поладил? Слышал, он говорил о разделении мнений в команде... ты в курсе, о чем речь?

– В курсе.

– Тогда не молчи.

– Маленький ты еще, – неохотно отозвался корабль. – Я бы мог рассказать тебе все, переманить на свою сторону, но главный здесь О'рдрин. Значит, я ничего не скажу. Если капитан счел нужным не посвящать тебя в подробности, мне и подавно не следует раскрывать рот.

– Все с тобой ясно.

Семенов застегнул рюкзак, проверил крепления скафандра и понес все к шлюзу.

По большому счету сейчас его не интересовали ссоры и недопонимания Грога и О'рдрина, он отсчитывал минуты до завтрашнего утра, когда снова ступит на оранжевую планету, только уже не как турист, а как охотник.

– Андрей!

В коридоре Семенова догнала Илорэль. Вместо обычного платья девушка надела обтягивающий сиреневый комбинезончик, красиво оттенявший цвет ее глаз. Андрей остановился и залюбовался стройной фигурой. Он снова подумал, настоящая ли на девушке одежда, или она на самом деле обнажена, а сиреневая ткань – просто трансформировавшаяся кожа?

– Я слышала, ты отправляешься на охоту, – встревожено произнесла орлянка. – Будь осторожен.

– Буду, – пообещал Семенов и невольно улыбнулся. – Ты обо мне беспокоишься?

– Конечно, ты ведь такой неуклюжий! – прыснула Илорэль. – Вспомни свой полет.

– В воздухе я может и неуклюжий, а на земле очень даже ловкий.

И, подтверждая собственные слова, Андрей перебросил рюкзак со скафандром в левую руку, а правой притянул красавицу к себе.

– Ловко?

– Ловко, – щеки девушки порозовели, но глаз она не опустила и смотрела смело и открыто.

«А теперь можете поцеловать невесту», – разрешил Аналитик, но Андрей почувствовал, что еще не время. Он приблизил лицо к лицу девушки и шепнул в ухо:

– Спасибо.

Затем отпустил дочь капитана и вразвалочку направился к шлюзу. Настроение было великолепное.

 

* * *

 

Ночью Семенов спал плохо. Ему снились оранжевые тираннозавры, зубастые пасти и мертвый маскировщик, бормочущий проклятья. Андрей проснулся в три часа ночи и больше заснуть не смог, ходил по каюте от шкафа к ванной и обратно, смотрел на зеленые светящиеся цифры часов и подгонял время.

– Иди уже, – негромко произнес Грог. – Капитан тоже не спит. Чем раньше отправитесь, тем быстрее вернетесь.

О'рдрин действительно не спал. Андрей нашел его в кают-компании у иллюминатора. Капитан был одет только в легкий халат, а Андрей успел одеться, не хватало только скафандра.

– Проснулся? – капитан, казалось, не удивился раннему гостю. – Готов? Объясняю план. Мэкалль просканировал планету и нашел удобное место, где водятся хищники и где можно устроить засаду. Ворота настроены, как только разберемся с ролями, отправимся.

– Мы будем охотиться на вчерашнего оранжевого? – уточнил Семенов.

– Нет. Здесь есть хищники получше. Они ловкие, быстрые и чрезвычайно умные.

– Как они выглядят?

– Как захотят. Они метаморфы.

Андрей нахмурился. Капитан являлся ярчайшим представителем псевдометаморфов. И если он умел превращаться в Алину, то во что могут превращаться истинные метаморфы? В тираннозавров?

– Эти существа умеют трансформировать свое тело в соответствии с потребностями, – пояснил О'рдрин. – Захотят отрастить клюв, отрастят. Зубы – без проблем, крылья – пожалуйста. У нас будет лишь одна попытка. Если не справимся, весть о нас тут же разнесется по окрестностям и охоте конец. Они нападут стаей, и отбиться мы не сможем.

– Веселенькое дело, – по телу Андрея пробежали мурашки.

– Если ты передумал…

– Я не передумал, – перебил Семенов и первым направился к шлюзу.

Скафандр покорно приник к телу, рюкзак, теперь весивший гораздо больше, чем в первую вылазку на планету, показался очень неудобным, зато появилось настоящее оружие. Капитан протянул напарнику большую трубу, в которую Андрей без труда мог засунуть руку по локоть.

– Она стреляет сетью. Зарядов два, но второй не понадобится, – предупредил О'рдрин, – если не попадешь с первого раза, метаморф не даст тебе возможность выстрелить повторно. А это, – капитан отстегнул от одного из висящих в шкафу скафандров блестящий пистолет, – парализатор. Стреляет ампулами с особым веществом, оно действует примерно через полминуты. У тебя три задачи: поймать зверя в сеть, выстрелить в него из парализатора и постараться не умереть, пока на тварь не подействует снотворное.

– А вы? – Андрей пристегнул парализатор к поясу.

– А я, – О'рдрин на секунду замешкался, – я буду тебя прикрывать. Пойду первым. Если увижу лишних, попытаюсь прогнать, а ты выйдешь через двадцать секунд. Понял?

– Понял.

– Связь у тебя будет только с кораблем. Запомни, как я выгляжу, – О'рдрин кашлянул, – и постарайся не перепутать меня с другими.

Андрей не успел задать вопрос, вертевшийся на языке – почему капитан до сих пор не надел скафандр. Он увидел то, от чего по его спине побежали мурашки. Скафандр капитану не требовался. Псевдометаморфы в пределах собственной массы могли превращаться в других существ. И он превращался.

Халат упал на пол. Тело капитана уменьшилось в размерах, раздулось в боках, раздалось в бедрах, кожа приобрела ярко-красный оттенок и стала покрываться мелкой зернистой чешуей. Голова вытянулась, глаза увеличились, округлились и переместились к ушам, уши втянулись внутрь, подбородок слился с шеей, а нос превратился в пасть.

Спустя десять секунд О'рдрин полностью преобразился. Рядом с Семеновым, опираясь на две толстые куриные ноги, стоял ярко-красный чешуйчатый монстр.

Шлюз открылся, и капитан, спрыгнув на бетонный пол ангара, направился к воротам. Семенов пошел за ним.

– Засекай время, – произнес О'рдрин странным голосом, совсем не похожим на голос капитана, и дотронулся до ворот уродливой красной лапой.

Створки открылись, и орлянец ступил на белый песок четвертой планеты альфы Стрижа.

 

* * *

 

Ровно через двадцать секунд Андрей вышел из ворот. В правой руке он держал трубу, стреляющую сетью.

Телепорт перенес его в незнакомое место, не туда, где вчера хоронил Тлина и спасался бегством от разъяренного тираннозавра. Вместо белого песка под ногами чавкала рыжая глина, травы не было совсем, зато в отдалении, шагах в двухстах, рос густой кустарник, и небо все также отсвечивало розово-оранжевым.

Трехпалые следы капитана вели к кустам, туда Семенов и отправился. Раздвинул ветки с узкими листьями и осмотрелся.

Справа журчал ручей с бордовой водой, по его берегу росла редкая желтая травка, справа возвышались пологие холмы, покрытые все той же глиной, которая чавкала под ногами, чуть дальше виднелись горы, и повсюду тут и там лежали огромные валуны, словно здесь играл в гигантбол вчерашний оранжевый монстр.

Отпечатки ног, точнее, лап капитана затерялись, глина оказалась чересчур текучей, от малейшего дуновения ветра по ее поверхности бежала рябь и затапливала следы. Если бы О'рдрин отправился к ручью, Андрей заметил бы его – спрятаться у воды негде, поэтому Семенов пошел в сторону холмов.

Глина становилась глубже и гуще. Вытаскивать ноги, которые с каждым шагом погружались в рыжую грязь, становилось все сложнее, и Андрей начал всерьез опасаться, что либо застрянет, либо утонет. Но все обошлось. У холмов в глине изредка стали появляться клочки твердой почвой, и человек начал взбираться наверх. Увы, ноги соскальзывали, и он дважды съезжал вниз на копчике.

Белый скафандр быстро окрасился рыжим, перчатки, испачканные глиной, стали скользкими, но Семенов лишь крепче сжал трубу с сетью, и снова полез на холм.

Третья попытка удалась, он взобрался на вершину, отдышался и выпрямился во весь рост.

Под ним до самого горизонта расстилалась равнина. Рыжая глина холмов постепенно сходила на нет, сменяясь желтой травой, кое-где росли карликовые деревья, высотой в человеческий рост с толстыми, как приличная винная бочка, стволами.

Метрах в двухстах от холма Андрей увидел метаморфов. Их было двое: один поменьше, другой побольше. Более крупный вцепился длинными когтями в предплечья мелкого собрата, а тот впился сопернику зубами в шею. Звери трясли головами, рычали и лягались. Больше всего они походили на двух боксирующих кенгуру, если только кенгуру при драке вырывают из тела соперника целые куски мяса.

«Вот черт»! – Семенов поспешил спуститься с холма.

Ноги скользили, он боялся упасть и выронить «ружье», и спешил изо всех сил.

– О'рдрин! – крикнул Андрей.

Твари казались абсолютно одинаковыми, если не считать размера. Обе уродливые, с круглыми глазами и зубастой пастью, покрытые ярко-красной чешуей. Капитаном могла оказаться любая из них.

Окрик привлек внимание дерущихся. Звери молниеносно повернули головы в сторону человека и неожиданно расцепили объятья. Андрей спустился с холма и остановился.

Животные дружно опустились на четыре лапы и сделали огромный прыжок в сторону человека. Оба монстра оказались настоящими монстрами – их пасти были открыты, глаза сверкали яростью. Прямо в прыжке они отрастили крылья и понеслись на Андрея со скоростью пушечного ядра.

Семенов попятился, поднял трубу и нажал на спусковой крючок.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить