Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 12. Подготовка к посадке

Глава 12

Подготовка к посадке

 

Неделю спустя Грог разбудил человека в половине третьего ночи.

– Ан-д-рэй, проснись! Приближаемся к цели. Думаю, тебе будет интересно.

– Правильно думаешь.

Семенов поднялся и в темноте начал шарить по полу. Вчера он так устал, занимаясь уборкой в синем секторе, что едва дождался ужина, а потом добрел до своей каюты, сбросил одежду прямо на пол, и рухнул на кровать. И даже не захотел участвовать в обсуждении грядущего приближения к четвертой планете альфы Стрижа.

– Может, включишь свет? – попросил он.

– Экономим, – строго напомнил корабль.

– Да брось ты! Второй пилот ясно выразился: глуора нам хватит. Или ты перестал ему доверять после случая с водоочистителем?

– Не говори глупостей.

Свет в каюте зажегся, Андрей зажмурился.

– Это и моя вина, – покаялся Грог. – Пусть я голосовал за возвращение на базу, должен был все сто раз проверить. Да и Кокуш хорош. Тоже мне, счетовод нашелся. Кухонные нужды при подсчетах учел, а технические проигнорировал.

Семенов подождал, пока глаза привыкнут к яркому освещению, нашел носки, штаны, кроссовки, натянул футболку и направился к выходу.

– Ты куда? – поинтересовался корабль.

– На мостик.

– Ну и зря. Там нет ничего интересного. Да и О'рдрин не одобрит твоего присутствия.

– Тогда зачем ты меня разбудил?

– Хотел показать, как работает Мэкалль.

– Арахноид? – Андрей зевнул и повернул к обратно к своей каюте. – Не интересует.

– Зря. Зайди в кают-компанию, – посоветовал Грог.

Заинтригованный Семенов послушался. Спустя минуту он тихо открыл дверь кают-компании и восхищенно замер. Специалист по иноразумным стоял, прижавшись лбом к стеклу иллюминатора, но его Андрей заметил не сразу. Он увидел огромную оранжевую планету.

Грог пролетал над четвертой планетой альфы Стрижа на относительно небольшой высоте. Небесное тело занимало чуть ли не весь иллюминатор и медленно поворачивалось вокруг своей оси. Конечно, двигался корабль, а не планета, но зрелище завораживало.

– Красота! – Андрей подошел к стеклу и только тогда увидел стоящего у края стекла Мэкалля.

– Ты умеешь ценить красоту? – задумчиво спросил паук.

– Умею, – сдерживая желание съязвить, ответил Семенов. – Землю из космоса я в интернете видел, а тут... впечатляющее зрелище.

Поверхность планеты переливалась золотым, розовым и апельсиновым. Возможно от яркого света альфы Стрижа, а может быть, от газов. Суша видимой части разделялась на три больших материка, ландшафт напоминал земной: присутствовали равнины, горные цепи и пустыни, но воды Андрей не заметил.

– Нам придется обращаться к перекупщикам? – спросил он у Мэкалля.

– Не думаю, – откликнулся паук. – Видишь, ту равнину? Это вода.

– Оранжевая?

– Если ее можно очистить, мы ее очистим, – заверил арахноид. – Грог уже отправил несколько зондов за образцами воздуха, почвы и воды.

– Мы будем спускаться?

– Непременно. Не знаю, будем ли мы охотиться, но избавиться от лишних ртов просто необходимо.

Андрей понял, о ком говорил арахноид, и поморщился. К тому же паук сказал о лишних ртах во множественном числе. Будь его воля, Семенова оставили бы на этой планете вместе с маскировщиком, даже если она непригодна для жизни человека.

До сих пор он так и не сумел убедить Мэкалля в разумности Тлина, а сам зверь, когда узнал о своей судьбе, перестал разговаривать и вел себя как обычная корова: ел, спал и гадил.

– Зачем пришел? – проскрипел Мэкалль, отвернувшись от иллюминатора.

– Грог разбудил. Мне любопытно посмотреть на планету, я ведь раньше ничего подобного не видел.

– Мог бы подождать до утра, – поморщился паук. – На этой высоте мы будем находиться еще сутки. Успеешь налюбоваться.

– Ты меня прогоняешь?

Арахноид медленно кивнул.

– Я хорошо тебя знаю. Ты не можешь сидеть молча, и не задавать вопросов.

– Могу, – возразил Семенов. – И, кстати, ты не очень хорошо меня знаешь, если считаешь неразумным существом.

Мэкалль не ответил, отвернулся к иллюминатору, а Андрей направился к выходу. Но на полпути передумал, прошел в центр кают-компании и демонстративно сел в кресло. Пусть арахноид убедится, что человек разумный может помолчать, если захочет.

Увы, ничего интересного не происходило. Паук прижался лбом к иллюминатору и замер. Стоял долго, превратившись в статую. Андрей уже начал засыпать, как вдруг Мэкалль произнес:

– Обнаружил три вида живых существ, которые могут оказаться крупными хищниками, и единственный вид разумных.

– Какова вероятность поимки хищников? – раздался над ухом голос О'рдрина. Оказывается, капитан находился на постоянной связи с кают-компанией.

– Пока сложно сказать, – дернул плечом Мэкалль. – Данных слишком мало. Нужны образцы почвы, воды и растительности.

– Будет, – пообещал орлянец. – Грог отправил зонды три часа назад.

– Завершаю сканирование.

Арахноид покачнулся и едва не упал. Обернулся к Андрею, и устало вздохнул:

– Вижу, у тебя есть вопросы. Задавай.

– Когда вы прилетели на Землю, – решил удовлетворить любопытство Семенов, – сколько видов разумных вы обнаружили?

– Пять, – Мэкалль опустился в кресло.

– Не учитывая человека? – уточнил Андрей. – Ты ведь до сих пор считаешь меня кем-то вроде маскировщика? Тогда почему для поимки хищников выбрали именно людей? Взяли бы разумных.

Арахноид на пару секунд прикрыл глаза.

– Чувствую, ты не успокоишься, пока не вытянешь из меня все жилы. Ладно, – Мэкалль скрестил передние лапы на груди. – На твоей планете пять разумных рас, но ни одна из них нам не подошла. Когда мы прилетаем на планету, в первую очередь ищем хищников: крупных, зрелищных и опасных. Во вторую очередь мы разыскиваем разумных существ, чтобы, скажем так, они помогли нам с хищниками. Ведь местные лучше нас знают повадки своих зверей, поэтому имеют больше шансов поймать их и остаться в живых. К сожалению, земные разумные оказались неспособны на подобные подвиги, и мы обратились за помощью к людям.

– Которых не считаете разумными, – уточнил Андрей. – А кто, по-вашему, разумен?

– Дельфины, – стал перечислять Мэкалль, – киты, один из видов глубоководных ракообразных, живущий в жерлах подводных вулканов, птица, которую ваши ученые так и не обнаружили, и энергик – невидимое существо, которое вы называете полтергейстом, домовым, несчастным случаем, белой полосой и Богом. К сожалению, энергики воздействуют на материальный мир исключительно путем перераспределения потоков энергии, и не могут никого поймать.

Семенов был удивлен словами Мэкалля.

– Кто такие энергики, я не знаю, но ученые изучают дельфинов и уже выяснили, что они очень умные.

– Ум и разум – разные понятия, – парировал арахноид. – Когда мы обнаружили подходящих хищников и не нашли способных нам помочь разумных, по совету дельфинов мы обратились к людям. Дельфины давно пытаются наладить с вами контакт, но неразумный никогда не поймет разумного. Тем не менее, ваша раса достигла небывалых высот, и это позволило отнести вас к категории «условно разумные». Значит, существовала возможность наладить сотрудничество.

– И вы отправились в саванну в поисках охотников?

– Не только в саванну. Но именно там мы нашли помощников.

– Которых так легко использовать, – Семенов поежился, вспомнив Алину и того, кто прятался за ее личиной. – Топорная работа, – зло заметил он. – Грубо и в лоб.

– Мы использовали эроатаку, потому что сильно ограничены во времени, а этот метод дает сто процентный и быстрый результат, – ничуть не смутившись пояснил арахноид. – Если не успеем доставить зверей на Реджину к началу боев, продать животных станет сложнее. Может быть, Коронер и купит их для следующего года, но ему не выгодно кормить лишние рты лишних двенадцать месяцев. Да к тому же мы потеряем на процентах от выигрыша. Время – ключевой фактор. Не стоит обижаться на наши методы. Сам бы как поступил? Представь, ты прилетел на чужую планету с неизвестными хищниками и непонятными существами, пусть даже условно разумными. Самим охотиться большой риск, остается местное население, желательно профессиональные охотники. Или просто силачи.

– Кто использовать эроатаку? – после недолгого молчания спросил Андрей.

– Я, – ответил Мэкалль. – Уверяю, мне не доставило большого удовольствие разбираться в тонкостях человеческой психологии. Я не копал слишком глубоко и выбрал беспроигрышный вариант. Люди – примитивная раса, вы до сих пор подчиняетесь инстинктам. Витальные потребности, то есть удовлетворение жажды, голода, полового влечения, для вас на первом месте, все остальное не столь существенно. Поэтому О'рдрину так просто далась эроатака.

Андрею было неприятно слышать такое о себе и людях в целом, но арахноид в чем-то прав. Пусть люди и относили себя к разумным существам, действовали они зачастую инстинктивно, как Тлин, едва не откусивший ему руку.

– Инстинкт выживания не дает человеку умереть, – произнес Семенов.

– То есть, ты согласен, что без этого инстинкта человечество, как неразумные звери, поубивали бы себя? Случайно или намеренно, – поинтересовался Мэкалль. – Тогда давай поговорим о разуме. Мне интересно услышать мнение условно разумного.

– Никто бы не погиб, – разозлился Андрей. – Мы же не идиоты. Пальцы в розетки не суем. В любом случае инстинкты не делают существо неразумным.

– Я на этом никогда не настаивал, – парировал арахноид. – Я лишь говорил о том, что они у вас на первом месте. И вообще, инстинкты для разумного не настолько важны. У меня тоже есть инстинкт самосохранения и некоторые другие, но наша раса разумна. Мы можем ими пренебрегать ради спасения других. Это во-первых.

– Мы тоже! – перебил паука Семенов.

– В единичных случаях, да, – согласился Мэкалль. – Но лишь в единичных. А во-вторых, земляне не просто следуют инстинктам, они инстинктивно живут. По инерции. Не думая. Слепо следуя ситуации, действуя так, как действует толпа. Вся жизнь человека проходит, словно во сне. Вы не осознаете свои действия, свои слова, свои поступки. Вы теряете вещи, потому что забываете, куда их положили. Почти все время вы находитесь в прострации. Поэтому вами так легко управлять. Вырвать вас из состояния анабиоза способны только сильные потрясения – счастливые или горестные. Но даже их хватает на очень короткое время. Вы не живете. Вы существуете.

Мэкалль поднялся, намекая на окончание разговора.

– Я пойду спать, – зевнул он. – И ты иди. Впереди много дел.

– А как же мое мнение? – съязвил Семенов.

Он мог бы прочитать пауку целую лекцию о людях, но понимал, что тот его не послушает. Он никогда не докажет арахноиду разумность людей.

– В твоих словах не будет ничего существенного, – подтвердил догадку Андрея Мэкалль и вышел.

Семенов еще немного посидел в кресле, а потом отправился в свою каюту.

 

* * *

 

Днем Андрей убирался в синем секторе, дважды заглядывал в кают-компанию полюбоваться оранжевой планетой, прочитал еще сто страниц «Кратких общих правил» и снова пытался разговорить Тлина. Попытки успехом не увенчались, и настроение испортилось. К тому же он не мог избавиться от неприятного осадка, который остался после разговора с арахноидом. Аналитик постоянно спрашивал, настоящая ли на Илорэль одежда, или девушка в один момент может «втянуть» ее в себя и остаться обнаженной...

– У меня хорошие новости, – улыбнулся капитан, когда команда собралась в кают-компании ужинать. – Вода, доставленная зондами с планеты, может быть очищена.

Лицо второго пилота выразило неимоверное облегчение, и Семенов улыбнулся.

– Нам не придется вызывать перекупщиков, – продолжил О'рдрин, – значит наш полет независимо оттого, найдем ли мы в этой солнечной системе подходящих зверей или нет, принесет прибыль.

– Что ж вы мне раньше не шказали? – всплеснул лапами Кокуш. – По такому шлучаю я приготовил бы ошобенное блюдо.

– Особенное будешь готовить, когда прилетим на Реджину и продадим зверей, – парировал О'рдрин. – Пока праздновать победу рано, по нашему следу все еще идут охотники. Но есть и вторая хорошая новость. Мэкалль...

Слово взял арахноид. Он оглядел сидящих за столом и сухо констатировал:

– Мне удалось обнаружить крупных хищников. К сожалению, разумные не подходят для поимки зверей. Нужно либо продолжить поиски других разумных, либо отказаться от охоты, либо самим превратиться в охотников.

– Об этом, – предупреждая всяческие разговоры, произнес О'рдрин, – поговорим завтра, а пока всем приятного аппетита. Грог! После ужина можешь начинать снижение.

– Есть, кэп! – откликнулся корабль.

Андрей обрадовался. У него появилась возможность во всех деталях увидеть процесс разработки операции по поимке хищных тварей, но следующая фраза, которую произнес О'рдрин, заставила улыбку сойти с его лица.

– Мэкалль, подготовь маскировщика. Завтра мы выпускаем его наружу.

 

* * *

 

После ужина Семенов отправился в кают-компанию, хотел понаблюдать за приземлением в иллюминатор, но Грог предупредил:

– Ничего интересного не увидишь, лучше пристегнись. Я включаю систему нейтрализации гравитационного притяжения.

Андрей приблизился было к «треножнику», но передумал и отправился в каюту Илорэль. С каждым днем девушка нравилась ему все больше, и в последнее время он стал вспоминать о ней подозрительно часто. С этим следовало разобраться. Сейчас у него появился прекрасный предлог для встречи.

Семенов постучал в дверь дочери капитана.

– Можно? – спросил он.

– Войди, – откликнулась блондинка.

Андрей толкнул дверь и увидел Илорэль, она уже пристегнулась к одной из стен. Обвитая прочными путами «треножника» орлянка казалась такой красивой и беззащитной. Перед глазами Андрея возникла соблазнительная сцена: дочь капитана со связанными руками лежит на кровати, а он склоняется над ней и видит в ее глазах смесь желания и восторга. Ее одежда постепенно растворяется...

– Почему ты не пристегнулся? – спросила Илорэль.

Семенов моргнул, пытаясь избавиться от видения.

«Поздравляю, Андрей Сергеич, – оживился Аналитик, – сам понимаешь, что это значит».

– Мне нравится невесомость, – ответил Семенов, – извини за беспокойство.

Андрей закрыл за собой дверь и сделал вид, будто ему очень стыдно.

– Я хочу еще разок полетать по каюте, но в первый раз меня ужасно тошнило, – пояснил он. – У тебя нет какой-нибудь таблетки?

Илорэль снисходительно улыбнулась. «Треножник» ослабил хватку, и девушка подошла к одному из шкафчиков.

– Вот, – она достала небольшой пузырек с янтарной жидкостью. – Прими одну чайную ложку.

– Спасибо. Только ты не говори никому, – попросил Андрей. – И сама, пожалуйста, не считай меня ребенком.

– Не скажу, – девушка прищурилась, и улыбка из иронической превратилась в заговорщическую. – И ребенком тебя не считаю. Я и сама иногда, когда никто не видит, летаю по своей каюте.

– Маловато места, – оценил обстановку Семенов. – Пойдем в кают-компанию, там большой иллюминатор. Грог говорит, ничего не будет видно, но это все равно здорово.

– Идите лучше в конференц-зал, – предложил с потолка корабль.

– Там я ни разу не был. Веди, – попросил Андрей девушку.

– Бегом, – поторопил Грог и уже громче, для всех обитателей корабля, добавил: – до включения системы нейтрализации гравитационного притяжения десять... девять...

Илорэль бросилась по коридору, и Андрей помчался за ней.

Несмотря на название, конференций в конференц-зале, видимо, никто не проводил, кроме плоской стены для демонстрации слайдов и видеофильмов, в комнате ничего не было: ни единого стула, ни даже сцены с кафедрой.

Семенов взлетел к потолку. Он повернул голову, чтобы посмотреть на Илорэль, и перевернулся вверх ногами.

– Давай обратно! – засмеялась девушка.

Подол ее белого платья, не скованный больше силой притяжения, летал в районе пояса, под платьем оказались обтягивающие шорты.

– Как? – спросил Андрей. – Я не умею!

– А плавать умеешь? Вот, смотри.

Дочь капитана оттолкнулась от пола, плавно отвела руку в сторону, сделала движение ногой и перевернулась.

– Теперь давай вместе обратно.

Семенов попытался повторить движение, но у него ничего не вышло. От излишнего усердия он отлетел к дальней стене и довольно сильно ударился спиной.

– Не так, – Илорэль вытянулась в струнку и плавно подлетела к землянину. – Смотри внимательнее.

Перевернуться у Андрея получилось только с третьей попытки. Илорэль захлопала в ладоши и отлетела к противоположной стене.

– Догоняй! – хохотнула девушка.

– Ну, погоди!

Семенов резко отвел руки назад, но вместо ожидаемого движения по направлению к Илорэль, полетел к полу и едва успел поставить ладони, чтобы не получить еще один синяк.

Дочь капитана медленно приблизилась к Андрею, дразня, облетела вокруг него, держась на небольшом расстоянии, и многозначительно подмигнула.

– Ну все! – шутливо зарычал Семенов. – Готовься!

Оттолкнуться ногами от пола оказалось гораздо легче, чем пытаться начать движение в нужном направлении, зависнув в центре комнаты головой вниз.

Он стремительно догнал Илорэль где-то под потолком и обнял ее за талию.

– Попалась!

Девушка засмеялась и попыталась вырваться, но Андрей не отпускал. Он наслаждался этой нечаянной близостью, ароматом цветочного шампуня и теплотой, скрывающейся под тканью платья.

– Куда? – шутливо зарычал он. – Теперь ты моя добыча!

– Внимание! – бесстрастный голос корабля застал их врасплох. – Посадка прошла успешно. Отключаю режим нейтрализации гравитационного притяжения. Всем, кто не закреплен, приготовиться! Обратный отсчет пошел: десять... девять...

– Это он нам, – Андрей разжал объятья, – быстрее спускайся на пол.

– А ты?

– А я уж как-нибудь постараюсь обойтись без переломов.

– Ну уж нет, – Илорэль взяла человека за руку. – Не шевелись, я все сделаю сама.

– Ты моя спасительница, – с чувством произнес Семенов.

– Я просто не хочу потом лечить твои переломы, – фыркнула девушка, но Андрей не поверил такой отговорке.

Илорэль взмахнула рукой, перевернулась и стала плавно спускаться. Андрей спускался следом, чувствуя себя воздушным шариком в руке ребенка.

– Три... Два... Один, – закончил отсчет корабль.

Дочь капитана встала на ноги, а Семенов не удержался – он находился в метре от пола и не успел поставить ноги, растянулся на полу.

– Ты не ушибся? – с легкой тревогой спросила Илорэль.

– Ни капли, – тряхнул головой Андрей. – Спасибо. За помощь и за чудесный вечер.

– Не за что, – девушка освободила руку. – Поднимайся, сейчас начнется самое интересное.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить