Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 9. Большой Совет

Глава 9

Большой Совет

 

Андрей быстро шел по коридорам, пытаясь сориентироваться в путанице поворотов. В голове вертелись разные нехорошие мысли, первая из которых звучала как вопрос: знает ли О'рдрин о разумном существе, запертом в клетке? Ведь Мэкалль, специалист по иноразумным, должен был определить, является ли Тлин равным по разуму или нет, и доложить капитану. И если они знают, что монстр умеет разговаривать... может, в других клетках тоже находятся не просто хищники, но разумные существа?

Семенов свернул в последний раз и остановился рядом с дверью в кают-компанию. Как он понимал, отсюда прямая дорога на капитанский мостик, где сейчас находился О'рдрин, но дорогу туда он не знал.

– Грог! – позвал Андрей. – Как пройти к капитану?

– Тебе никак, – откликнулся корабль. – Тебе туда нельзя.

– Мне очень нужно. В зверинце заперли разумное существо.

– Разумное? – удивился Грог. – Поговори с Мэкаллем. Он сейчас в своей каюте.

– Мне не нужен арахноид, – качнул головой Семенов. – Мне нужен О'рдрин.

– Он занят, – возразил корабль.  – И в любом случае подобными вопросами занимается специалист.

– Вот скажи, – разозлился Андрей, – ты считаешься разумным существом?

– Я не считаюсь существом.

Неожиданно Грог чем-то щелкнул и заговорил на весь корабль. Его голос, многократно усиленный динамиками, разлетелся по всем коридорам, достиг самых дальних уголков, в этом Семенов не сомневался.

– Внимание! – ровно произнес корабль. – Угроза нападения. Повторяю. Угроза нападения. Всем закрепиться! Обратный отсчет пошел. Десять. Девять...

– Что значит «закрепится»? – крикнул Андрей, но Грог продолжал оглушительно считать:

– Семь. Шесть...

Внезапно Семенов почувствовал, как его схватили за талию. Он обернулся и увидел уже знакомый треножник. Щупальца крепко обхватили тело Андрея, он не сопротивлялся.

– Три, – отсчитывал Грог. – Два. Один.

Семенов зажмурился.

Ничего не произошло.

Андрей приоткрыл один глаз... и корабль сотряс мощный удар.

– Внимание, – снова произнес Грог, – обратный отсчет пошел. Пять. Четыре...

Семенов снова зажмурился.

На сей раз, Грог досчитать не успел. На «два» корабль снова тряхнуло, но уже не так сильно.

Андрей напрягся, готовясь ощутить еще один толчок, но минута шла за минутой, все оставалось спокойным.

– Внимание! – громогласно объявил корабль. – Угроза нападения миновала.

Треножник хрустнул и выпустил пленника из крепких объятий. В этот же миг О'рдрин объявил по громкой связи:

– Всем членам экипажа срочно явиться в кают-компанию!

Семенов стоял прямо перед нужной дверью, и первым занял малиновое кресло. За ним спустя несколько секунд, вбежал Кокуш, после него Мэкалль и «серый». Илорэль явилась последней вместе с отцом.

– Положение серьезное, – начал О'рдрин. – На нас напали.

Он не стал садиться, остался стоять рядом с одним из кресел, в то время как остальные члены экипажа разместились на диванах.

– Охотники? – коротко спросил Мэкалль и прищурился.

– Они, – подтвердил капитан. – Грог, каковы повреждения?

– Не критичные, – откликнулся корабль. – Большую часть дыр залатаю сам, но кое с чем самостоятельно не справлюсь. Дортмос, поможешь?

– Помогу, – отозвался «серый».

– Мы сумели оторваться от них всего на десять световых лет, – продолжил О'рдрин. – Если будем двигаться по прямой, они нас догонят. Грог, карту.

Одна из стен тускло засветилась голубым, верхнее освещение кают-компании погасло, и Андрей увидел трехмерную проекцию незнакомого звездного неба.

– У нас три пути, – разъяснил капитан, – к альфе Стрижа, к астероидному поясу Бронсвелла или на базу.

– Предлагаю вернуться на базу, – произнес корабль. – Энергоресурсы подходят к концу, и если мы сделаем крюк, можем остаться ни с чем.

– Не перестраховывайся, – ответил «серый», – я производил подсчеты на прошлой неделе. Запасы глуора действительно подходят к концу, но их вполне хватит на небольшой крюк.

– Кокуш, как у нас с питанием и водой? – спросил О'рдрин.

– Не бедштвуем, – ответил повар. – Для экипажа и команды пищи приблизительно на два мещяца, для зверей, недель на шешть.

– Хватит, чтобы свернуть к астероидам, – кивнул капитан. – Но это не лучший выход. Грог?

– Поддерживаю, – отозвался корабль. – Слишком опасно.

– Другие комментарии будут?

– Нашколько я понимаю, – произнес Кокуш, – в пояше не шпрячешься. Ешли охотники пошледуют за нами, из-за опашности штолкновения маневрировать будет шложно.

– Поддерживаю, – снова произнес Грог.

– Они обязательно последуют, – подал голос Мэкалль. – Я тоже против пояса Бронсвелла, но по другой причине. Лучше направиться к альфе Стрижа. Раз мы находимся недалеко, предлагаю свернуть к этой звезде. Вокруг нее вращается пять планет, и на четвертой вполне пригодный для жизни климат. Можно разведать насчет еще одного зверя. По слухам, там водятся какие-то жуткие чудовища, которых никто ни разу не поймал.

– Зря потратим время, – ответил капитан.

– Может быть, – согласился арахноид. – Но туда охотники точно не полезут. Они наверняка решат поискать среди астероидов.

– Тогда, может быть, лучше вернуться на базу? – предложила Илорэль. – Если нам не хватит топлива или воды... Мы рискуем не только собственными жизнями, что, разумеется, главнее всего, мы рискуем уничтожить то, ради чего затевался полет. Если животные погибнут, мы ничего не получим.

– Поддерживаю, – снова подал голос корабль.

Андрей не участвовал в разговоре. Он почти ничего не понимал, да если бы и понимал, не стал бы высказывать свою точку зрения. Новичкам положено тихо сидеть в своем уголке и восхищенными глазами смотреть на старших, которые все решат сами. Однако тихо отсидеться не получилось. О'рдрин вдруг обернулся к нему и поинтересовался:

– А ты как думаешь?

– Я ничего не думаю, – честно ответил Семенов. – Я не знаю ни базу, ни альфу Стрижа, ни этот ваш астероидный пояс. Даже где мы сейчас находимся, и то не знаю.

– Ты не сказал главное, – проскрипел арахноид. – Ты не знаешь, какое место занимаешь среди нас. Считаешь себя частью команды, раз пришел в кают-компанию по приглашению капитана, хотя он лично тебя и не приглашал. Ты – никто и значишь еще меньше, чем звери в клетках.

– Мэкалль! – одернул специалиста по иноразумным О'рдрин. – Андрей на особом положении. Прошу считать его моим гостем.

– Вы, орлянцы, слишком добры, – скривился арахноид. – И ты, и Илорэль.

Семенов посмотрел на девушку. Оказывается, все это время она не сводила с землянина взгляда, но как только их глаза встретились, в тот же момент отвернулась.

– Так куда летим дальше? – спросил капитан.

– На базу, – произнес Грог.

– На альфу Стрижа, – откликнулся Мэкалль.

– На альфу Штрижа, – кивнул Кокуш.

– В пояс Бронсвелла, – сказал «серый».

– На базу, – откликнулась Илорэль.

– Хм, значит, последнее слово за мной, – капитан на секунду задумался, а потом подвел итог: – Грог, курс на альфу Стрижа. Посмотрим, какие твари там водятся.

 

* * *

 

– О'рдрин, у вас найдется минутка? – Андрей подошел к капитану, когда народ начал расходиться.

– Найдется, – кивнул орлянец. – Дортмос, принимай вахту.

Семенов встретился с «серым» взглядом, и тонкая щель, которая заменяла инопланетянину рот, недовольно скривилась.

– У меня к вам несколько вопросов, – обратился к капитану Андрей.

– Относительно своего будущего? Мэкалль, не уходи.

– Не только, – Семенов покосился на арахноида. – В синем секторе в клетке находится разумное существо.

Капитан посмотрел на специалиста по иноразумным, но тот лишь фыркнул:

– Кто именно?

– Его зовут Тлин, – ответил Андрей, – он умеет говорить...

– Я не спрашивал, как его зовут, – проскрипел паук, – опиши мне его внешность.

– Большой, – начал перечислять Семенов, – красная чешуя, толстые задние лапы, красные глаза, костяной гребень...

– Все, я понял, – арахноид обратился к О'рдрину. – Он говорит о маскировщике.

Капитан улыбнулся, как у него было принято – только нижней частью лица, и кивнул.

– Объяснишь ему. Андрей, еще вопросы есть?

– Вы ничего не сделаете? – спросил Семенов. – Вы его не отпустите?

– Маскировщик – не разумное существо, – произнес Мэкалль.

– Но он говорит! – возразил Андрей. – И вполне осознанно.

– У тебя плохая память? – арахноид повысил голос. – Способность общаться не главный критерий разумности, об этом я уже тебе говорил.

– Потом будете спорить, – поморщился О'рдрин. – Какие у тебя еще вопросы, Андрей?

– Что будет дальше? – слегка волнуясь, спросил Семенов. – Куда мы летим после альфы Стрижа?

– Мы вернемся на базу, на планету Реджина, – орлянец кашлянул. – Сделаем свои дела, немного отдохнем и отправимся в следующую экспедицию. Если захочешь, сможешь полететь с нами или наняться на какой-нибудь корабль, который летит в твою солнечную систему. Ну, или можем высадить тебя на любой понравившейся планете.

«Не слишком приятные перспективы», – хмыкнул Аналитик, но у Семенова появился отдаленный проблеск надежды.

– А сами к Земле не полетите?

– Пока такого в планах нет, – качнул головой О'рдрин, – но если твои слон и медведь покажут себя... подумаем. Мэкалль, расскажи землянину про маскировщика, а я спать. Грог!

– Здесь, – незамедлительно отозвался корабль.

– Если появятся охотники, буди.

– Понял.

Капитан удалился, и Семенов вопрошающе посмотрел на арахноида.

– Объясняю, – вздохнул тот. – Маскировщики – идеальные приспособленцы с великолепным механизмом самосохранения. Они обитают на одной из самых враждебных планет, на которых мне доводилось бывать. Хищники там просто жуткие, один такой находится у нас в красном секторе. Чтобы выжить, маскировщики изобретают новые механизмы защиты, речь в том числе.

– Если бы это был механизм защиты, то он разговаривал бы не осмысленно, – скептически заметил Андрей.

– И много он тебе сказал? – поднял брови паук.

– Жаловался на сухой воздух, из-за него у него идут выделения из легких.

– Бред, – констатировал Мэкалль.

– Он действительно не разумен? – уточнил Семенов, потому что арахноид ничуть его не убедил.

– Действительно, – подтвердил специалист по иноразумным. – До тебя он ни с кем не разговаривал.

– Но это не значит...

– Это значит, – повысил голос Мэкалль, – он не сумел приспособиться ни к языку Дортмоса, ни к языку Илорэль, ни к любому другому. А вот твой язык, видимо, ему чем-то близок, и он использовал тебя, пытаясь надавить на жалость. Ты ведь прибежал к капитану?

Андрей тряхнул головой.

– Я вам не верю.

– Как хочешь, – пожал плечами арахноид, – у тебя неделя до того, как мы прилетим к альфе Стрижа и приземлимся на четвертой планете. Маскировщик безобидный и неинтересный зверь. Мы взяли его по ошибке, он замаскировался под того, кто нам требовался. Мы высадим его.

– Даже если он там погибнет?

– Он там не погибнет, – в голосе Мэкалля Андрей уловил раздражение, – он прекрасный приспособленец. И вообще, не пойму, почему ты так за него переживаешь? Скажи спасибо, что мы не выбросим его в открытый космос. Земляне, насколько я успел выяснить, тоже убивают не только ради пропитания, но и ради красивого меха, длинных бивней, острых челюстей или просто из прихоти. Разве не так?

– Так, – не стал врать Семенов, – но я не хочу никого убивать.

– Тебе его жалко? – арахноид склонил голову. – Знаешь, я начинаю сомневаться в тебе.

– Ну и сомневайтесь на здоровье, – разозлился Семенов, – а я, уж простите, сомневаюсь в вас.

– Если ты считаешь, будто разбираешься в психологии иноразумных лучше меня, вперед. – Мэкалль нахмурился. – Но его участь решена. Мы высадим зверя на ближайшей планете. Иждивенцы нам не нужны.

 

* * *

 

Мэкалль вышел, и Андрей остался в кают-компании один. Ему нужно было вернуться к клеткам, но он не знал, как сказать Тлину о планах экипажа. Он обещал заступиться за него перед капитаном, но ничего хорошего не получилось. Ни О'рдрин, ни арахноид не считали маскировщика разумным существом.

Семенов подошел к иллюминатору. У него появилась возможность в тишине и одиночестве посмотреть на звезды. Но вокруг, как назло, была сплошная чернота, только слева располагалось несколько ярких точек. Андрей ожидал красочной картины, какие выкладывала на свой сайт НАСА, но разочаровался.

– Во Вселенной много странных существ.

Андрей обернулся. Он думал, девушка ушла вместе со всеми, и обрадовался ее обществу.

– Думаю, тебе стоит довериться Мэкаллю, – продолжила орлянка. – Он разбирается в иноразумных. Твой Тлин действительно просто животное.

– Но зачем высаживать его неизвестно где? Вдруг там окажется ядовитая атмосфера, или хищники, которые его сразу съедят?

Семенов почувствовал, что раздражение, которое у него вызвал паук, переходит на девушку, но ничего не мог с собой поделать. Он злился. И прекрасно понял намек арахноида про иждивенцев.

– Ты предлагаешь везти его на базу? – девушка подняла брови. – И что мы будем делать с никому не нужным зверем? Кто его будет кормить?

– Почему никому не нужным? – Андрей скрестил руки на груди. – Пусть его кормит тот, кто кормит остальных.

Илорэль как-то странно посмотрела на Семенова, а потом обхватила локти руками.

– Так тебе ничего не сказали?! – удивилась она. – Кто мы такие, чем занимаемся, зачем летаем от одной планеты к другой и собираем хищников?

– Почему же не сказали? Сказали, – уверенно ответил Андрей. – Для зоопарка.

– И кто тебе так сказал?

– Я не говорил, - отозвался с потолка Грог.

Семенов вздрогнул. Порой вездесущность корабля его напрягала. Он хотел поговорить с Илорэль без свидетелей, но внутри «не существа», наделенным искусственным интеллектом девятого поколения, уединение невозможно.

– Мне сказала Алина, – ответил он на вопрос девушки.

Илорэль села на малиновый диванчик.

– Не знаю, кто такая Алина, – медленно произнесла она, – и для чего нужен «зоопарк», но, думаю, ты все неправильно понял. Мы ищем животных для боев.

– Для чего? – удивился Семенов и опустился в соседнее с дочерью капитана кресло.

– Для драки, – пояснила девушка, – схваток. На Реджине находятся огромные арены. Каждый год там устраивают бои с участием самых злобных тварей Вселенной. Это самое прибыльное глобальное мероприятие, какое когда-либо проводилось во всемирной истории. На Реджину слетаются все, кто только может, там ставят ставки, заключают сделки, на боях делают большие деньги, а кровавое шоу транслирует чуть ли не на тридцати тысячах планетах. Еще бы, один монстр против другого!

– А вы поставляете зверей для этого шоу? – медленно произнес Андрей.

Илорэль кивнула.

– Понимаю, не слишком приятное дело, – девушка опустила глаза, – просто... не у всех есть возможность выбирать свою судьбу. Мы едва сводим концы с концами, в отличие от настоящих охотников. У них и денег больше, и корабль мощнее, и народа предостаточно, – Илорэль заговорила быстро, словно стала оправдываться. – Они высадятся на планету, поохотятся, и полетят дальше. А мы пока изучим обстановку, пока найдем помощников, пока проведем работу... да еще и получается далеко не всегда с первого раза. Эроатака действует не на всех разумных. С людьми нам повезло – у вас во главе угла стоят инстинкты. Вот если бы у нас были деньги, все стало бы проще.

Илорэль, видимо, ждала от Андрея сочувствия, но он молчал. Внутри кипело негодование. Получается, О'рдрин и компания прилетели на землю охотиться. Наняли Алину, чтобы она своими чарами околдовала падких на женские прелести глупых землян, дабы те помогли поймать хищников для шоу.

«Тобой воспользовались, – участливо подсказал Аналитик. – А теперь еще заставляют мыть клетки».

– Ничего не скажешь, хорошо устроились, – наконец смог выдавить из себя Семенов. – Добываете зверей за счет местных жителей, подвергаете других смертельной опасности, а сами сидите в сторонке и наблюдаете. Кто из вас нашел Алину? Сколько ей пообещали за сотрудничество? Или просто промыли мозги?

– Я... ничего не знаю, – Илорэль прижала руки к груди. – Вербовкой всегда занимаются Мэкалль и отец.

– Вербовка, – криво усмехнулся Семенов. – Какое красивое слово. Только вот знаешь, никакая это не вербовка, потому что ни твой отец, ни этот проклятый арахноид не оставляют выбора!

– Неправда! – Илорэль встала, на щеках ее появился румянец. – Мой отец никого не обманывает!

– Может, и не обманывает, но и правду не говорит.

– А зачем тебе правда? – девушка скрестила руки на груди. – Жил бы себе спокойно, так нет, понадобилось тебе забраться в наш корабль!

– Мальчики и девочки, – раздался с потолка голос Грога. – Незачем ссориться. Ничего путного не получится, это раз, а два, вы многого не знаете. Поэтому цыц. И брысь по своим углам.

Илорэль молча отвернулась и вышла, а Андрей поднялся с дивана и снова уставился в иллюминатор.

– Зачем обидел дочку капитана? – спросил корабль. – Жить надоело?

– Не думаю, что за мои слова О'рдрин выбросит меня в открытый космос, – огрызнулся Семенов. – Я ведь отрабатываю свой проезд.

– И все равно не стоило ссориться с единственным врачом на корабле. Если тебя укусит какой-нибудь гад из шестого отсека, помочь сможет только она.

Андрей вздохнул. Он уже и сам жалел о своих словах. Илорэль рассказала ему правду, а он начал обвинять ее во всех грехах. Она ни в чем не виновата. Это он уступил любопытству и, последовав за Алиной, оказался здесь.

– Я перед ней извинюсь, – пообещал Семенов. – А пока мне нужно закончить уборку. В синем секторе осталось еще три клетки.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить