Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 8. Шестой отсек

 Глава 8

Шестой отсек

 

За ужином собралась вся команда, присутствовал даже «серый», имя которого Андрей забыл. Капитан сидел во главе стола. По правую руку от него расположился второй пилот, по левую – Мэкалль. Семенов сидел рядом с Кокушем прямо напротив Илорэль. Он старался поймать взгляд девушки, но она отводила глаза и смотрела либо в тарелку, либо на отца.

– Уже освоился? – поинтересовался О'рдрин, как только Андрей опустился на стул.

– Да, спасибо, – кивнул Семенов. – Кают-компанию нашел без труда.

– Подтверждаю, – раздался с потолка голос корабля. – Я ему не помогал.

– Это говорит всего лишь о неплохой памяти и умении ориентироваться в пространстве, а вовсе не об уме, – негромко произнес Мэкалль, но так как за столом царила тишина, арахноида услышали все.

– Я знаю, что ш тобой шегодня шлучилош в ванной, – подал голос кок. При разговоре он смешно шлепал толстыми губами, отчего его жабье лицо приобретало выражение обиженного мальчика. – Это моя вина. Я глубоко шожалею. Но я был уверен, что забрал из ванной вше швои вещи!

– Значит, не все, – О'рдрин дернул плечом.

– Я еще раз прошу прощения, – кок сплел пальцы рук и прижал их к груди. – У тебя шамая большая ванная на корабле. Надеюшь, ты на меня не шердишься.

– Не сержусь, – ответил Семенов и улыбнулся.

«Поживем, увидим», – скептически заметил Аналитик.

– Ш горя я прочел тридцать одну книгу о земной кухне и хочу предложить тебе ошобое меню.

Повар сделал приглашающий жест, и Андрей взял трезубую вилку.

Груду тарелок, наполненных самыми разными кушаньями, он заметил сразу, как только вошел, но приступить к еде решил только когда приступят остальные. Теперь, получив официальное разрешение начать трапезу, он внимательно присмотрелся к блюдам.

Кокуш действительно читал земные кулинарные книги. Семенов узнал блинчики, политые странным сине-зеленым сиропом, маленькие котлетки (интересно, из какого мяса?), нечто похожее на суп-пюре и самые настоящие пирожки.

– С черникой, – пояснил Кокуш, проследив за взглядом землянина.

Андрей осторожно наколол на вилку котлетку и откусил. Вкус оказался божественным. Он никогда ничего подобного раньше не пробовал. Ясное дело, это не говядина, не свинина, не курятина, не индюшатина и вообще мясо не походило ни на одно из земных. Но оторваться было невозможно.

– Вкусно, – кивнул Семенов и улыбнулся. – Спасибо.

Кокуш с явным облегчением выдохнул.

– Ешьте, – обратился он к команде. – Я и ваш шегодня решил побаловать.

Андрей покосился на Илорэль. Девушка с видимым удовольствием жевала нечто похожее на большого жука. Семенов поспешил отвернуться и решил больше не заглядывать в чужие тарелки и не портить себе аппетит.

Разговор за столом не клеился. Видимо, мешало присутствие чужака, а может, все наоборот хотели завалить его вопросами, но не позволяло воспитание или угрюмый капитан. О'рдрин внимательно смотрел на гостя, и Андрею становилось не по себе от его взгляда. Тем не менее, Семенов старался держаться, как ни в чем не бывало, будто он каждый день ужинал исключительно в компании гоблинов, жаб, серых пришельцев и пауков, то есть арахноидов.

– Последние новости, – нарушая затянувшуюся паузу, произнес капитан. – Час назад мы поймали сигнал инфомаяка. На Аурелии произошла трагедия, уничтожен единственный естественный спутник планеты. Сообщают о восьми миллионах погибших, грядет глобальная катастрофа. На шестой планете солнечной системы белого карлика FIH-18/11 созвездия Граст обнаружены богатые залежи крейнита. Конфедерация уже распорядилось выделить войска для наблюдений. Думаю, через полгода местное население отдадут в рабство, а земли поделят. Они не хотят повторения истории с Желной и глуором. Там, кстати, по слухам, сейчас готовится крупный теракт. И последнее. Разведчики все-таки объединились в гильдию. Ничего хорошего от этого объединения Конфедерация не ждет и уже начала подготовку к войне.

– Снова война, – Илорэль поежилась. – А хорошие новости есть?

– Из хороших новостей только вкусный ужин, – капитан обернулся к гостю. – Ты ведь понимаешь, что твое пребывание на корабле, как бы сказать помягче, не запланировано?

Андрей кивнул. Он не знал, как ответить на вопрос: «Какого черта ты влез в чужой космический корабль»? Но подобный вопрос так и не прозвучал. Видимо, Грог обо всем рассказал О'рдрину и команде, и неприятных сюрпризов от человека никто не ждал.

– Грог сказал, мне нужно отработать? – Семенов посмотрел на капитана.

– Именно, – кивнул «гоблин». – Насколько я знаю, ты заглядывал в шестой отсек и видел животных.

– Да.

– Тебе придется ухаживать за ними. Чистить клетки, кормить и удовлетворять некоторые их нужды. Сегодня хорошенько выспись, а завтра с утра отправляйся в шестой отсек. Кокуш и Мэкалль тебе все покажут и объяснят. Работать будешь целый день, а при особых надобностях, и ночью. Скучать не придется.

– Не переживай, – произнес корабль. – Все не так плохо, как кажется.

– За зверями ухаживают все члены команды в свободное от основных обязанностей время, – продолжил капитан, – как видишь, народа у нас немного, поэтому твою помощь можно считать своевременной. Ну, ужинайте, а я вернусь на вахту.

– Доешьте, О'рдрин, – произнес Грог. – Там все в порядке.

Но «гоблин» уже поднялся из-за стола.

Как только он скрылся за дверью, Андрей почувствовал облегчение. Почувствовали его и другие присутствующие. «Серый» наклонился к Мэкаллю и стал что-то тихо ему шептать, Илорэль, наконец, оторвала глаза от тарелки, а Кокуш снова стал извиняться:

– Я еще раз прошу прощения за инцидент ш мылом.

– Ты не виноват, – Семенов решил показать, что он действительно не сердится и перешел с коком на «ты».

– Мне будет неприятно, ешли дружба между нашими народами начнетшя ш недоразумения и обиды, – прошлепала губами жаба.

– Я не обиделся, – снова заверил Кокуша Андрей. – А недоразумения нужно списывать на недоразумения. Тем более, я и сам виноват. Мог бы спросить о мыле у Грога.

Кок растянул и без того широкие губы, и улыбнулся. И этой улыбке, в отличие от улыбки О'рдрина, Семенов поверил.

 

* * *

 

После ужина Андрей пошел в свою каюту. Засыпая, он вспомнил, что так и не поговорил с «серым». Непростительная ошибка.

«Но инопланетянин тоже хорош. Мог бы первым заговорить».

И с Илорэль перемолвиться словечком тоже не получилось – за ужином Кокуш накладывал в тарелку гостя все новые и новые лакомства, заглядывал в глаза и интересовался, правильно ли он приготовил тарталетки, борщ и заливную рыбу.

Семенов ел, нахваливал, и не лгал. Готовить Кокуш умел, и отлично справился с незнакомыми ему земными блюдами. А пирожки с черникой Андрей признал лучшими на свете, чему кок несказанно обрадовался.

Мэкалль за весь вечер не сказал землянину ни слова, лишь попросил передать салфетки. Но возможно ему просто помешал Кокуш, который своей массивной фигурой отгородил человека от остальных, а непрерывным потоком кулинарных терминов пресек любые попытки команды поговорить с новеньким.

«Серый» к этому обстоятельству, кажется, остался равнодушен, а вот Илорэль явно огорчилась. Пару раз Андрей поймал взгляд ее зеленых глаз, но отделаться от чувствующего себя виноватым повара не получилось.

Семенов перевернулся на другой бок и заснул.

Проснулся, кажется, спустя всего полчаса, от бодрого голоса, который заговорил вдруг прямо в ухо:

– А Ан-д-рэй-то, оказывается, у нас лежебока! Как там у вас, землян, говорят? Хватит дрыхнуть! Тебя уже ждут.

– Сколько времени? – не открывая глаз, пробормотал Семенов.

– Половина шестого по межгалактическому.

– Какое-такое межгалактическое время?

– Общепринятое, – не стал пояснять корабль. – Ты же не думал, что сутки в космосе равны земным?

– Не думал, – сон ушел, и Андрей открыл глаза. – Но ваши сутки явно короче земных, я не выспался.

– Не оправдывайся, – хохотнул корабль. – Подъем!

Семенов наскоро умылся, оделся и отправился в кают-компанию.

– Куда, друг мой, позволь тебя шпросить, ты так шпешишь? – Семенова догнал Кокуш, который сменил вчерашнюю, видимо, праздничную, белую тогу на такую же, только серо-зеленую.

– Завтракать, – ответил Андрей.

– Завтрак у наш индивидуальный, – пояснил кок. – К тому же ты его прошпал. Мэкалль уже полчаша ждет тебя в шестом отщеке. Жутко недоволен. На вот, – жаба вытащила из складок одежды небольшой сверток. – Это бу-тер-брод.

– Спасибо, – Андрей испытывал искреннюю благодарность к повару. – А когда здесь завтрак?

– Обычно в пять. Шлишком рано?

– Да нет, нормально, – Семенов развернул бумагу и откусил бутерброд. – Буду знать. Спасибо.

– Пошпеши, – предупредил Кокуш. – Мэкалль щердитый.

– Я уже предупредил его об опоздании Ан-д-рэя, – сказал корабль и обратился к землянину: – в следующий раз понесешь наказание.

– Вы бы хоть предупредили, что относитесь к ранним пташкам, – парировал Семенов.

– К каким птицам? – не понял Кокуш.

– Кто рано встает, тому бог подает, - произнес Грог. – Я правильно выразился, землянин?

– Правильно, – удивился Семенов. – И где ты только успел нахвататься таких выражений?

– Это мое хобби, – объяснил корабль. – Я собираю идиомы и фразеологизмы, а также мифологию и религию всех планет, на которые прилетаю.

– Не знал, что у кораблей бывают хобби, – задумчиво произнес Семенов, дожевывая бутерброд. – Напомни, где тут у вас шестой отсек?

Кокуш отправился в кухню, а Грог проводил человека до нужной двери. Здесь Андрей уже был, поэтому не удивился ни запаху, ни чудищам за решетками.

– Извините, – сказал он арахноиду, проглотив последний кусок бутерброда. – Проспал. Не знал, во сколько вы встаете.

– Я так и думал, – кивнул Мэкалль. – Вам нужно восемь земных часов здорового сна. Я не сержусь. Но в следующий раз...

– Я не опоздаю, – пообещал Семенов.

– Тогда приступим.

Специалист по иноразумным засеменил тонкими мохнатыми ножками к центру «зверинца», и Андрей последовал за ним.

– Здесь находятся животные из сектора BF88-01C, – проскрипел паук, – но тебе это ни о чем не скажет.

Андрей мысленно согласился.

– Звери уникальны, – продолжил арахноид. – Они, если так можно выразиться, идеальные хищники, каждый со своим арсеналом смертельного оружия. Так что если хочешь жить, слушайся меня.

– Ясно.

Мэкалль проходил мимо огромного уродливого монстра с вытянутой головой, узкой длинной челюстью и десятисантиметровыми клыками. Тварь тускло светилась голубым и пускала слюни. Андрей внутренне содрогнулся, представив, что ему придется убирать эту клетку.

– От чистки этой клетки ты освобождаешься, – успокоил его арахноид. – За пруфендом следит Кокуш. Он нашел с ним общий язык в первый же день, а кроме Кокуша эта тварь никого к себе не подпускает.

«Вот и славно», – подумал Андрей и снова поймал себя на мысли о том, как ловко паук прочел его мысли.

– В первое время будешь только мыть клетки, – продолжил Мэкалль. – Чистка шерсти, заточка когтей, прочистка жабр и весь набор удовольствий, связанный с непосредственным контактом, пока не для тебя. Последовательность такова: отгоняешь зверя в одну половину клетки, поднимаешь перегородку, заходишь внутрь, чистишь свободное пространство и систему подачи воды и пищи. Потом опускаешь перегородку, заставляешь животное перейти на чистую половину и так же моешь остальную территорию.

– Ясно.

– Но учти, некоторые твари могут достать тебя и через перегородку, например, дыханием или горячими газами, поэтому без спецодежды в клетки не входи.

Мэкалль подошел к небольшой металлической дверце в конце «зверинца» и открыл ее. За дверцей находилась крохотная кладовая – узкое тесное помещение, где хранились ведра, тазы, швабры, тряпки, перчатки и чистящие средства. На крючках вдоль стен висело несколько фартуков и кусков брезента, на отдельной полке лежали свертки светло-коричневой материи, упакованные в целлофан – защитные костюмы. Арахноид указал на них глазами.

– Переодевайся. Твое первое задание совсем несложное: почистишь у своих сухопутных, а как справишься, перейдешь в синий сектор. С сегодняшнего дня он весь в твоем распоряжении.

Арахноид отошел к клеткам. Андрей снял джинсы и разорвал целлофан одного из защитных костюмов.

Снаряжение оказалось удивительно удобным. Штаны и куртка, сделанные из резинового на ощупь материала, были на пять размеров велики, но как только Семенов застегнул молнию, «резина» всосалась сама в себя и плотно обтянула тело. Андрей превратился в эдакого человека-амфибию или в водолаза, только вместо водолазной маски ему предложили прозрачную пластиковую трубу. Довершали наряд тяжелые резиновые сапоги и перчатки длиной чуть ли не до подмышек.

– Инвентарь не забудь, – крикнул из глубины клеток Мэкалль. – Я приготовил для тебя тележку.

Андрей огляделся и присвистнул. У дальней стены стояла огромная тележка без колес, на которой рядком располагались ведра с дезинфицирующими средствами, щетки, скребки и лопаты.

Семенов взялся за ручку и вывез тележку в проход между клетками. Тележка перемещалась прямо по воздуху, и «катить» ее было не тяжелее детской коляски.

«Кранты тебе, Андрей Сергеевич, – Аналитик, которого уже настала пора переименовывать в пессимиста, снова проснулся. – Они считают, что почистить клетки «своих» для тебя раз плюнуть. Помнишь, как бесился слон, когда бежал за грузовиком? А теперь прикинь реакцию инопланетной зверюги!»

Семенов согласился с внутренним голосом. Слон и белый медведь – дикие и очень опасные животные. В зоопарках звери привыкли к обществу людей, а эти наверняка до сих пор помнят запах парня, который заточил их в темницу. И при первой же возможности отомстят. Хорошо хоть к акуле лезть не заставили. А ведь белый медведь и слон – сущие щенята по сравнению с тварями в соседних клетках. К тому же, о земных хищниках он хотя бы что-то знал, а вот об остальных...

Но делать нечего. Медведь, так медведь, слон, так слон, монстр, так монстр. Выбора нет.

 

* * *

 

С первыми двумя клетками Семенов справился на удивление быстро. Поднял решетку, убрался, потом немного позлил медведя с помощью ручки швабры, чтобы тот перешел на вымытую половину, и снова поднял перегородку. Со слоном тоже проблем не возникло. Правда, он оказался более злопамятным, чем его северный товарищ по несчастью, и громко трубил, норовя пробить перегородку огромными бивнями. К счастью, клетки рассчитывались на больший, нежели пять тонн, вес.

Когда Андрей закончил с «землянами», вышел в главный коридор посмотреть, где находится «синий сектор» и какие звери к нему относятся.

«Кажется, ты попал в рабство», – усмехнулся внутренний голос.

Семенов с тоской окинул взглядом бесконечные ряды клеток. Даже Золушка вкалывала меньше. К «синему сектору» относились разбросанные по всему «зверинцу» клетки с синими пластиковыми вставками над замками. Цветов, а значит и секторов, Андрей насчитал шесть или семь. Он увидел красный, зеленый, оранжевый, пурпурный, коричневый и белый, но не исключал, что где-то могли прятаться и другие цвета.

«По какому принципу они разделили хищников»? – спросил Андрей сам себя. В клетках с синими отметками сидели и маленькие животные, и большие, и зубастые, и крылатые, и хвостатые. Возможно, зверей рассортировали по степени опасности, и ему, как новичку, поручили наиболее тихих и незлобных?

Андрей подошел к первой клетке синего сектора и присвистнул. Если эта громадина с шестью клешнями и шипастым панцирем, не опасна, то он ничего в диких животных не понимает.

– Подвинься, ты, помесь краба с танком, убираться буду, – пошутил Семенов.

Зверюга, естественно, не понял просьбы, и вытянул в сторону человека клешню.

– Есть хочешь? А чем питаешься?

На всякий случай Андрей отступил на шаг назад.

– Он травоядный, – крикнул ему Мэкалль.

– А амуниция для защиты?

– Да. Он с Зорга, а там такие хищники... Тех тварей очень сложно поймать, а еще сложнее прокормить. А этот, хоть и травоядный, очень сильный и активный, но ты его не бойся, он не нападает, а защищается.

«Слова специалиста по иноразумным», – напомнил себе Андрей и ткнул ручкой швабры в панцирный бок. Животное отодвинулось в сторону и Семенов, потянув рычаг сбоку от клетки, поднял внутреннюю перегородку.

 

* * *

 

К обеду он совершенно вымотался и научился двум немаловажным вещам: не судить о хищниках по внешнему виду и быть готовым к любым неожиданностям. Андрей убирал отходы жизнедеятельности, мыл полы и внимательно наблюдал за «подопечными». Если зверь подавал хоть малейший признак агрессии или недовольства, Семенов тотчас выскакивал из клетки.

Твари из синего сектора оказались вовсе не самыми безопасными в «зверинце», потому что белого медведя, который по сравнению с танком с клешнями казался просто плюшевой игрушкой, отметили оранжевым цветом, а слону присвоили бирюзовый. В конце концов, Семенову надоело размышлять над загадкой секторов, и он сосредоточился на своих обязанностях. Сегодня первый день его «отработки», и он старался не халтурить.

Мэкалль ушел, на его место пришел «серый». Покосился на новенького, но ничего не сказал. Молча вошел в клетку с огненной змеей, размером с автобус, и принялся за уборку.

– Ну, не хочешь, как хочешь, – буркнул Андрей. – Мне и без тебя есть, с кем поговорить. Правда?

Он стоял в клетке, в которой за закрытой перегородкой находился некто, похожий на... да ни на кого не похожий. Вытянутое туловище, мощные задние лапы, длинные худые передние, оканчивающиеся не то пластинами, не то лопастями. Уродливая вытянутая морда с торчащими во все стороны зубами, волнистый костяной гребень, росший прямо из позвоночника. Красные, под цвет чешуи, глаза и стекающие на пол слюни.

– Ты слюни-то подбери, – мрачно посоветовал твари Семенов. – Мне тут еще убираться. Или тебе нравится сидеть по колено в слюнях?

– Не нравится, – вдруг ответила тварюга. – Но это не слюни. Это выделения из легких. Здесь очень сухой воздух.

Андрей отпрянул и прижался спиной к решетке.

– Ты... вы... умеете говорить?

– Я много чего умею, – печально вздохнул монстр.

– Тогда... почему вас заперли здесь?

Монстр оглушительно чихнул, обдав человека вонючей слизью, и щелкнул зубами.

– Экипаж корабля знает, что вы умеете говорить? – спросил Семенов. – Я скажу О'рдрину. Здесь какая-то ошибка. Вы не должны находиться в клетке.

Красные глаза монстра загорелись надеждой, по крайней мере, Андрею так показалось.

– Я Тлин, – представился зверь.

– Андрей, – Семенов наклонил голову. – Я поговорю с капитаном. Вас нужно выпустить.

Он оставил щетки и ведра, вышел из клетки и пошел к кают-компании, чтобы немедленно доложить О'рдрину о разумном хищнике.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить