Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 6. Экипаж

Глава 6

Экипаж

 

И вот теперь он на корабле. На умном корабле, класса «Синто-6», оснащенном искусственным интеллектом. На корабле «серых».

Когда Семенов открыл дверь с круглой ручкой, его взору открылось огромное круглое помещение с куполообразным потолком. Если не считать мягких малиновых диванов в центре, стоящих спинками друг к другу, в комнате ничего не было: ни единого шкафа, ни одного прибора, Андрей не нашел даже «вентиляционных решеток», всюду сплошная серая замыкающаяся сама на себя стена и узкие длинные светящиеся трубки под потолком.

«Серый» сидел на одном из малиновых диванов. Если бы это существо стояло у стены, Семенов его не увидел бы, потому что оно было маленьким, вряд ли выше шестилетнего ребенка, и серым. Точь-в-точь под цвет стен.

Существо сидело боком и не заметило приоткрывшуюся дверь.

Его огромная голова походила на лимон, слегка сужалась кверху, кожа казалась гладкой, словно зеркальная поверхность, и едва заметно светилась отраженным светом. Нос отсутствовал, большую часть лица, точнее, левой половины, которую наблюдал Андрей, занимал миндалевидный глаз – абсолютно черный, без белка и радужки, состоящий из сплошного зрачка. Узкая щель в нижней половине лица, вероятно, служила ртом.

К груди пришельца крепилась небольшая, со спичечный коробок, черная коробка. Длинные тонкие руки с узловатыми пальцами лежали на коленях и слегка подрагивали. Ноги заканчивались не пальцами, а лепешками, похожими на уродливые валенки.

Семенов попятился и неосторожно задел какую-то выпуклость на стене. Пришелец моментально обернулся, и их глаза встретились. «Серый» тут же вскочил с дивана, поднял вверх уродливые руки-ветви и оглушительно заверещал.

Уши тотчас заложило. Андрей зажал их и бросился прочь по коридору. Он не оглядывался, бежал, наобум открывая двери, пробегая через одно помещение за другим, не задумываясь о возможности столкнуться с другими обитателями корабля.

«Серый» его не преследовал.

Семенов остановился, отдышался и прислонился к стене коридора.

«Поздравляю, Андрей Сергеич, – не во время заговорил Аналитик, – быть тебе не только без достоинства, но и без достоинства. Ну, зови теперь своего Грога. Если ему можно доверять».

– Грог! – позвал Андрей.

– Знаю, знаю, я все видел, – буркнул недовольный голос. – Зря ты второго пилота напугал.

– Это был второй пилот? – Семенов выдохнул. – А почему он так орал? В ушах до сих пор звенит.

– Ты его напугал, – корабль помолчал. – Приношу свои извинения. Моя вина. Я не учел неспособность людей видеть в инфракрасном диапазоне.

Свет в коридоре мигнул, и на полу возникли фиолетовые стрелы.

– На самом деле они ведут к выходу, – объяснил Грог, – но мимо кают-компании, где сейчас сидит капитан. Ты бы не заблудился. Придется первое время мне за тобой приглядывать.

«Мне не нужна нянька», – хотел сказать Семенов, но подумал, что, во-первых, этим он может обидеть корабль, если, конечно, тот умеет обижаться, а во-вторых, нянька ему все-таки нужна. А еще больше ему нужен друг. Пусть даже «не совсем живой».

– Пройди вперед, – посоветовал Грог. – Третья дверь слева. За ней шкаф. На нижней полке коробка с дозаторами, выбери для себя подходящее устройство.

Андрей последовал инструкциям и вошел в комнату, доверху заставленную пластиковыми контейнерами. В коробке на нижней полке шкафа лежали непонятные черные штуки. Одни размером превосходили голову человека, другие, поменьше, могли уместиться на ладони, а третьи, крохотные, не больше пшенного зерна, лежали на самом дне. На ощупь они тоже отличались: шероховатые, гладкие или даже с небольшими щупальцами.

– Что это? – спросил Семенов.

– Лингвоанализаторы, – отозвался корабль. – Возьми один. Тебе придется носить его постоянно.

Андрей нашел черную коробочку, размером со спичечный коробок, которую заметил на груди «серого», и поднял брови.

– А они работают? Я ничего не понял из крика второго пилота.

– Работают, – откликнулся корабль и объяснил: – ты не произнес ни слова, поэтому аппарат второго пилота не сработал и не перевел для тебя его речь.

– А как я тебя понимаю? – поинтересовался Семенов.

– Я говорю по-русски. Ты не умеешь держать язык за зубами, друг мой, и только так беседуешь сам с собой.

Андрей невольно улыбнулся. Видимо, корабль подслушал его бормотание в шлюзе, когда он был так ошарашен внезапно возникшей невесомостью, что говорил вслух.

Семенов внимательно изучил ассортимент лингвоанализаторов. Небогатый выбор. Но он все же нашел подходящую форму: шарик, по размеру подходящий для ношения в ухе, как наушник. Он осторожно вставил его в левое ухо и потряс головой, проверяя, не потеряется ли. Но шарик будто приклеился.

– Удобная штука.

– Еще бы, – согласился Грог. – Чудо техники. Понимает пять с половиной миллионов языков и диалектов. Точнее, пять миллионов шестьсот три тысячи пятьсот сорок семь. Правда, этого все равно недостаточно, но лучше, чем ничего. По завершении путешествия капитан обещал купить последнюю версию, и число языков утроится.

Грог открыл дверь, приглашая гостя на выход.

– С капитаном знакомить ведешь? – догадался Андрей.

– С чего ты взял?

– Ты же рассказал про лингвоанализатор...

– Умный ты, Ан-д-рэй, – хмыкнул корабль, – но не совсем. Топай, куда скажу, и не болтай лишнего.

 

* * *

 

Грог вел человека по пустым переходам, подсказывая дорогу и открывая нужные двери.

– Налево.

Семенов свернул в очередной коридор и почувствовал противный запах. Он зажал пальцами нос и постарался дышать только ртом.

– Что это? – сдерживая тошноту, спросил он.

– Запах твоей работы, – ответил корабль. – За путешествия между мирами нужно платить.

«Значит, убивать тебя не будут, – рассудил Аналитик. – Пахнет, как на конюшне».

– Я не хотел путешествовать, – возразил Андрей. – Это ты взлетел, зная о посторонних на борту, и даже не предупредил капитана. На его месте я бы сделал тебе выговор.

Корабль фыркнул и открыл очередную дверь. Андрей покачнулся, его едва не сшибло мощной волной отвратительного удушливого запаха. Глаза немилосердно защипало. Семенов на секунду он даже зажмурился и постарался не дышать.

Грог привел его в огромное помещение, рядом с которым ангар казался просто игрушечным. Повсюду стояли клетки, сейфы, аквариумы, ящики и сферы внутри которых находились разные существа. К каждой клетке с потолка спускалась труба, предположительно система подачи пищи или воды, или и того и другого. А над дверцами висели цветные таблички без надписей.

Слева за редкой решеткой, между толстыми прутьями которой без труда пролезли бы три толстяка в ряд, лежало огромное темно-зеленое животное. Больше всего оно походило на диплодока юрского периода: короткие толстые лапы, длинная шея, крохотная голова, мощный хвост, только со спины черным плащом свисали странные кожистые образования.

– Дракон с Понтры, – пояснил корабль. – Близко не подходи.

– И не собираюсь. – Андрей понял, что может дышать без риска упасть в обморок, но руку от носа убирать не спешил. – Он огнедышащий?

– Нет, но дыхание у него ядовитое. К тому же сегодня его мучают газы. Едва успеваю фильтровать воздух.

Справа в небольшом, метр на метр, кубе кто-то шевелился, но рассмотреть хищника сквозь решетку не удавалось – прутья располагались очень часто, практически сливаясь друг с другом.

– Опасная тварь? – полюбопытствовал Семенов.

– Очень. Если зубами до чего дотянется, вмиг откусит. И ест все подряд. Только алюминий не переваривает.

В соседней клетке – герметичном стеклянном кубе – спал огромный осьминог. Желеобразная пупырчатая голова покоилась на толстых щупальцах, возвышаясь метра на три над полом. Зверюга переливался мягкими пастельными цветами, и казался вполне безобидным.

– Посмотри на щупальца, – угадав мысли Андрея, посоветовал корабль.

Семенов подошел ближе и присмотрелся. Как и у земного осьминога, щупальца были усеяны круглыми присосками.

– И чего в них особенного?

От звука голоса осьминог проснулся, открыл круглый блеклый глаз и пошевелил щупальцем. Присоски изогнулись, в центре каждой сталью блестел металлический коготь.

Андрей отошел от клетки и увидел огромный стеклянный аквариум, заполненный черной жидкостью. В глубине едва заметно светилась крохотная звездочка. Семенов подошел к стеклу, пытаясь рассмотреть обитателя в темной воде. Вдруг прямо у него перед глазами возникла огромная зубастая морда. Андрей отпрянул.

– Ничего не трогай, пока не получишь инструкций, – предупредил Грог. – А то до кают-компании не дойдешь.

Семенов отошел от клетки и дальше шел только прямо, стараясь держаться на одинаковом удалении от левого и правого рядов. Рисковать жизнью, и правда, не стоило.

Он проходил мимо самых странных и страшных тварей, какие только могли присниться в кошмарном сне. Некоторые из них превышали размерами трехэтажный дом, другие легко умещались в ящике для посылок, но у всех имелась либо зубастая пасть, либо шипастый хвост, либо огромные рога.

– Почему они в клетках? – спросил Андрей.

– А ты еще не догадался? Посмотри направо.

Семенов повернул голову и увидел огромную ящерицу.

– Не туда смотришь, дальше.

Андрей перевел взгляд и увидел... слона. Того самого, которого они с Дрыгой поймали вчера днем, и который едва не опрокинул грузовик.

– Так это действительно... зоопарк?

Грог не ответил, но Андрей и не нуждался в ответе. Алина не солгала, она действительно работает в зоопарке, только не в обычном, а космическом.

Семенов ускорил шаги. Ему не терпелось выбраться из «зверинца» на свежий воздух. И пусть он не горел большим желанием знакомиться с «серыми», все же понял, что они вряд ли представляют для него опасность. Им не нужны слабые коротышки-люди, им нужны звери – большие, сильные и зубастые хищники.

 

* * *

 

– Теперь, Ан-д-рэй, твоя судьба зависит только от тебя, – Грог подвел Семенова к очередной двери с круглой ручкой. – Веди себя хорошо, слушайся папочку.

– То есть тебя? – улыбнулся Семенов.

– Меня, – спокойно ответил корабль. – Ты мне интересен. А вот остальным не факт, что понравишься.

Андрей мысленно согласился с Грогом. Он не знал, как отнесутся инопланетяне к его вторжению третьей категории опасности, но время знакомства пришло.

– Как там у вас, землян, говорят? – поинтересовался корабль. – Ни пуха?

– К черту.

Семенов повернул ручку и вошел в кают-компанию.

Его уже ждали.

Кают-компания оказалась довольно просторным и уютным помещением с большим обеденным столом, малиновыми креслами, двумя диванами, шкафом, заполненным разноцветными бутылками, плазменной панелью телевизора и огромным иллюминатором. Андрей никогда не видел космос «изнутри», но не стал задерживаться взглядом на иллюминаторе – нельзя проявлять невежливость, нужно представить землян в лучшем виде, поэтому он обвел взглядом существ, стоящих в ряд в центре комнаты и постарался улыбнуться.

– Здравствуйте.

Самым крупным существом в кают-компании была огромная коричневая жаба с длинными мясистыми лапами. На лысой пупырчатой голове находилось плоское лицо с широким лбом, круглые, слегка навыкате глаза и толстые мясистые губы. Тело скрывала короткая туника, на манер греческой тоги, вздувавшаяся объемным шаром в районе живота. Жаба слегка пританцовывала, шевеля длинными тонкими пальцами рук с пятью или шестью суставами.

Слева от жабы расположился паук. Ростом он казался немного ниже Андрея, но благодаря длинной шее его голова находилась на одном уровне с головой человека. Если не считать черной щетины, покрывающей лицо, голова могла принадлежать не слишком симпатичному землянину, который попал в автокатастрофу, и которому сплющило череп. Тело паука формой напоминало огромную супницу, покрытую короткой черной щетиной. Поверх «супницы» лежал белый, похожий на медицинский, халат.

Справа от жабы стоял невысокий коренастый гуманоид в широких серебристо-синих штанах и свободной рубахе в тон. Тело у него выглядело обыкновенно: две ноги, две руки, а голова, хоть на ней и имелись нос, рот, глаза и уши, принадлежала гоблину. Бледно-бежевая бугристая кожа казалась обожженной в адском огне, черты лица искажены, на голове не наблюдалось ни единого волоска, отсутствовали даже брови и ресницы.

Гоблин держал за руку удивительно красивую девушку. Семенов даже вздрогнул от неожиданности. Он думал увидеть Алину, но не предполагал встретить на корабле другую блондинку. Это как найти иголку в стоге сена. Иголку, величиной с человека, в стоге сена, размером со всю Вселенную.

У незнакомки была светлая кожа, белые прямые коротко подстриженные волосы и зеленые глаза, которые она все время прятала. Взглянет мельком, и отвернется. От ее взгляда Андрею стало не по себе.

– Здравствуй, – надтреснутым голосом произнес гоблин. – Рад приветствовать тебя на моем корабле.

Семенов слегка поклонился.

Вежливые слова. Дань правилам гостеприимства или гоблин действительно не возражает против присутствия в своем царстве постороннего?

– Меня зовут О'рдрин, – представился гоблин. – Я капитан корабля.

– Семенов Андрей Сергеевич. Можно просто Андрей. Простите за вторжение. Я не хотел мешать вашей экспедиции.

О'рдрин кивнул и указал рукой на жабу.

– Знакомься, Кокуш, наш повар.

Жаба сделала маленький шаг вперед, слегка присела на толстых коричневых лапах и вернулась на место.

– Это Мэкалль, – капитан указал на паука, – специалист по иноразумным.

Паук едва заметно кивнул, но, как и Кокуш, не произнес ни слова.

– С Дортмосом ты уже знаком, он наш второй пилот, но сейчас на вахте. – О'рдрин улыбнулся нижней частью уродливого лица, подержал улыбку пару секунд, и выключил, как конфорку у плиты. – А это Илорэль. Моя дочь и лекарь по совместительству. Если заболеешь, обращайся к ней.

Илорэль наклонила голову на бок, и Андрей заметил, что уши у девушки очень странные, слишком острые, как у рыси, только без кисточек на конце.

– Мэкалль покажет тебе твою каюту. Устраивайся, а за ужином обо всем поговорим.

Капитан снова улыбнулся, и Семенову эта улыбка не понравилась. Она совершенно не походила на искреннюю. С другой стороны, кто их, гоблинов, знает, может, когда они улыбаются, никогда не прищуривают глаза?

Андрей снова легонько поклонился.

– Я не доставлю вам неудобств, – пообещал он.

О'рдрин кивнул и отправился по делам. Жаба, то есть Кокуш, шлепнул губами, но эту эмоцию Андрей расшифровать не сумел, а паук, специалист по иноразумным, поманил человека мохнатой лапой и направился к двери.

Семенову пришлось последовать за Мэкаллем, хотя ему хотелось подойти к иллюминатору, а еще сильнее – к девушке, чтобы спросить, как она затесалась в такую разношерстную компанию.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить