Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 5. Самый опасный хищник

Глава 5

Самый опасный хищник

 

Обратный путь занял совсем немного времени. Семенов спешил добраться до ворот, чтобы акула не успела задохнуться. Он дважды поливал ее водой, пытаясь предотвратить пересыхание жабр, но понимал, что этого недостаточно, и гнал на максимальной скорости. Он спасал жизнь твари, которая отняла жизнь у Дрыги. И по-другому поступить не мог. Свою жизнь он все еще надеялся сохранить.

Катер причалил в той же бухте, из которой начал смертоносное плавание. Андрей спрыгнул на песок и побежал к воротам.

– Открывай! – застучал он по металлу.

Ворота открылись. Его встречала Алина. Девушка успела сменить юбку и блузку на белый топ и красные обтягивающие брючки, и выглядела, как и прежде, очень сексуально. Только вот теперь она совершенно не привлекала Семенова.

– Если поторопитесь и перенесете акулу в аквариум, с ней все будет в порядке, – раздраженно произнес он. – Но учтите, она дышит только когда двигается, вам понадобится большой аквариум.

– А где твой товарищ? – повела обнаженным плечом Алина.

– Погиб, – коротко ответил Андрей.

Он обошел блондинку и направился в ангар. Чувствовал он себя скверно. Дрыгу было жалко. Охота – занятие очень опасное, особенно для таких неумех, как они. Он практически ничего не знал о Дрыге, но его смерть все равно стала потрясением.

Семенов нашел столик, за которым еще пару часов назад они ели бутерброды и пили квас, и опустился на пол. Стянул сапоги, мокрый комбинезон, рубашку, лег на прохладную поверхность пола, положив руки под голову, и закрыл глаза.

Ко всему прочему он очень устал. Ныли мышцы рук, шеи, спины, от веревки саднили ладони. Андрей пользовался перерывом, неизвестно, когда его заставят в следующий раз выйти на охоту. А ему придется выйти. Он должен поймать белого медведя – едва ли не самое опасное млекопитающее планеты.

– Есть хочешь? – поинтересовалась Алина.

– Нет, – не открывая глаз ответил Семенов. – Лучше приготовь мне теплую одежду. Самую теплую, какая у вас найдется. Еще снегоход, ружье со снотворным и запас ампул. И большие солнечные очки, а также перчатки и обувь на меху.

Блондинка не ответила.

«Ну и как хочешь», – подумал Андрей и повернулся на бок.

 

* * *

 

Семенов выспался. Он потянулся, открыл глаза и увидел все в тот же темный ангар. Значит, произошедшее с ним за последние сутки, не сон.

В ангаре стало тепло, если не сказать жарко. Неужели хозяева повысили температуру специально для него? Странная забота. Половинчатая. Если бы Алина и сотоварищи действительно беспокоились о его удобстве, предложили бы настоящую кровать или хотя бы подушку.

Андрей поднялся и увидел блондинку. Она сидела прямо на полу недалеко от столика.

– Привет, – девушка улыбнулась, и по коже Семенова поползли мурашки.

– Привет, – ответил он.

– Готов?

– Готов. А у вас все готово?

Андрей заметил возле стола с остатками вчерашних бутербродов и согревшимся квасом груду одежды. Теперь о нем позаботились лучше, выделили двое пары штанов: одни нижние из теплой бязи, вторые толстые, на лебедином пуху или чем-то подобном, из водоотталкивающего материала. Имелось также нечто вроде гимнастерки, толстый свитер, пухлая куртка, лыжные перчатки, солнечные очки, шапка-ушанка, носки и сапоги.

– Одевайся, – Алина, покачивая бедрами, направилась к воротам.

 

* * *

 

На северном полюсе светило солнце. Андрею повезло. Он не попал в буран, видимость оказалось отличной, а стекла солнечных очков хорошо защищали глаза от сверкающей белизны бесконечных снежных просторов.

Семенов наскоро осмотрел «снаряжение», представленное ярко-красным снегоходом и притороченным к багажнику внушительным рюкзаком, и качнул головой. Алина предусмотрела не все, не догадалась положить флягу водки или термос с кипятком. Между тем, температура воздуха, судя по мгновенно закоченевшему носу и кончикам пальцев, опустилась куда ниже тридцати градусов. У него оставался единственный способ согреться: расходовать ресурсы собственного тела.

«Значит, буду больше двигаться».

Андрей оседлал снегоход, посмотрел, в какой стороне находится солнце, чтобы на обратном пути определить верное направление, и включил зажигание.

Охотник отправлялся на поиски белого медведя.

Он знал про этого хищника всего три вещи: огромный, тяжелый, опасный. Медведи быстро бегали, славились агрессивностью, и если ты попадешь к ним в лапы, тебе останется только молиться о быстрой смерти.

Андрей не представлял, в каком именно месте можно встретить медведя. Если животных саваны лучше искать у рек и возле деревьев – хищники отдыхают в тени, а жирафы, к примеру, питаются листвой, – то белый медведь мог оказаться где угодно.

Снегоход урчал, вторя тихой песне голодного желудка Семенова, и подскакивал на то и дело попадающихся кочках. Пару раз Андрею пришлось объехать подозрительно темные места. Под снегом могли находиться расщелины, при любом неосторожном движении он рисковал бултыхнуться в ледяную воду вместе со снегоходом. Приходилось внимательно следить за «дорогой», а между тем местность оказалась довольно красивой.

Не зря народы севера придумали сорок слов, обозначающих оттенки цвета снега, потому что, как выяснилось, снег белым не был. Это в городе в метель, когда пушистые хлопья толстым слоем покрывают грязь городских улиц, снег кажется однообразно белым. В царстве вечной зимы оттенков ничуть не меньше, чем у радуги: от идеально белого, через молочный, к пастельному, изжелта-белому, голубоватому, серому, сизому, изумрудному, фиалковому до откровенно черного. Вся эта гамма особенно хорошо просматривалась на сломах айсбергов.

Андрей подъехал к обрыву. Кажется, ворота перенесли его на огромную льдину, свободно дрейфующую по Северному морю, а может быть, просто на окраину континента. Перед ним открылась темно-серая, почти черная вода. От нее веяло холодом и неимоверно большой глубиной. Вполне возможно, под снегоходом находились сотни метров воды. Один неверный шаг, и океан с удовольствием примет в свои смертельные объятья хрупкое человеческое тело, в один глоток высосет тепло, опалит обжигающим холодом и навеки закроет глаза.

В ледяной воде комфортно чувствовали себя только тюлени и айсберги. Семенов видел огромные глыбы льда, и их поверхность отливала желтым, синим и зеленым, образуя четкие слои, похожие на годовые кольца у деревьев, которые отражали изменение температуры во времени.

Брови и ресницы покрылись инеем, шарф, которым Андрей обмотался по самые солнечные очки, в районе рта заледенел и больше не грел. Хорошо хоть куртка и сапоги с достоинством выдерживали низкую температуру. Однако долго любоваться природой опасно – замерзнешь.

Семенов помчался прочь от смертельно-холодного моря.

Медведя он заметил не сразу. Сначала в глаза бросился странный цвет снега. Семенов приподнял очки и увидел прорубь – небольшой провал, в котором темнела вода, и кровь. Много, очень много крови, будто невменяемый художник-экспрессионист расплескал всю красную краску, какую сумел найти в ближайших магазинах. Рядом валялся оторванный ласт тюленя или котика.

Потом он заметил следы. Определить, чьи они, не смог – натоптано было много – но кроме как медведю следы не могли принадлежать никому. Насколько Андрей знал, медведь – единственный крупный хищник севера.

Он достал из рюкзака ружье, проверил ампулы со снотворным и медленно поехал по следу.

Зверь доедал свою добычу. Услышав звук мотора, поднял голову и уставился на человека.

Андрей заглушил двигатель и прицелился.

Медведь оказался желтоватым, а передние лапы, грудь и морда – красными от крови. Семенов хорошо рассмотрел его: длинные, с указательный палец взрослого человека, когти, угольно-черный нос, подрагивающий, вдыхающий незнакомый запах человека, безэмоциональные глаза, огромные лапы, способные убить одним ударом.

Андрей не стал ждать, пока медведь на него набросится – выстрелил.

Попал в толстый бок.

Животное рыкнуло, тряхнуло головой и бросилось вперед.

Как в замедленной съемке Семенов видел каждое движение тяжелых лап и огромной головы, пасть с оскаленными желтыми зубами.

«Зря выстрелил, – пожурил Аналитик. – С такого расстояния дротик шкуру не пробил, наверняка в подшерстке застрял».

Андрей прицелился... Секунда, две. Медведь двигался быстро. Восемьдесят метров. Семьдесят.

Пьюу!

Дротик вонзился медведю прямо в лоб.

На сей раз зверь почувствовал укол, зарычал и наклонил голову.

Семенов включил зажигание и дал по газам.

Далеко отъезжать не стал – оглянулся и увидел, как медведь тяжело повалился на снег.

Андрей подъехал к зверю, осторожно пнул его заднюю лапу... животное не пошевелилось.

«Миссия выполнена», – отрапортовал Аналитик.

Все же самый опасный хищник на планете – это человек. Пусть эволюция и природа не дали ему когтей, клыков, мощи, ночного зрения и молниеносной реакции, они дали ему ум и рабочие руки. И он изобрел для себя клыки. Самые мощные и разрушительные: ножи, стрелы, копья, арбалеты, пулеметы, пушки, ядерные боеголовки... Оставалось надеяться, что природа и эволюция дали человеку и достаточно ума, чтобы остановиться, не пересечь черту, за которой нет ничего, кроме самоуничтожения.

 

* * *

 

В рюкзаке нашелся большой кусок черного брезента и веревка. Андрей потратил полчаса и успел основательно вспотеть на тридцатиградусном морозе, пока переваливал безвольную тушу тяжеленного зверя на материал и прикреплял веревки к снегоходу. Он надеялся, что машина окажется достаточно мощной и дотащит по снегу и льду белого медведя до места назначения, ворота откроются, и ему позволят войти. Лучше неизвестность, скрывающаяся за стальными створками, чем медленная ледяная смерть.

Семенов увидел ворота, когда солнце уже опускалось за горизонт. Он подъехал к входу в ангар и на мгновение замер.

«Надеюсь, сейчас все закончится, – мелькнуло в голове Андрея. – Больше никакой охоты, никаких хищников, никаких сюрпризов. Пусть меня бросят в незнакомой стране, неизвестной местности, если уж не захотят отправить домой, только пусть оставят в покое».

«Страшно умирать? – печально спросил Аналитик. – Но признайся, охота тебе понравилась».

Андрей прикусил губу и обернулся на притороченный к снегоходу мешок с живым белым медведем, которого он поймал. Сам. В одиночку. В экстремальных условиях, в которых никогда раньше не оказывался.

«У тебя есть повод гордиться собой».

И это была чистая правда. Помимо серьезных опасений за собственную жизнь Семенов испытывал чистое, без примесей стыда или неуверенности, чувство гордости. Подобного он не чувствовал никогда, даже после успешной сдачи вступительных экзаменов в летное училище, даже когда впервые самостоятельно поднял в воздух огромный самолет. Он справился с невыполнимой задачей! Им с Дрыгой удалось поймать слона и акулу, а он безо всякой помощи, без опыта, с минимумом знаний, сумел усыпить белого медведя.

Андрей ударил кулаком по ледяному металлу.

«А вдруг, им нужна только акула? – спросил Аналитик. – А белый медведь – просто способ избавиться от свидетеля?»

«Бред», – отрезал Семенов, но сердце предательски зачастило.

Створки медленно разъехались в стороны. Его уже ждали.

Алина улыбалась. Она успела переодеться в самый откровенный и соблазнительный наряд. Андрей застыл на пороге и только спустя несколько секунд опомнился, въехал в ангар со спящим медведем на буксире. Но даже эти действия не смогли заставить его не оглядываться на Алину.

На ногах девушки красовались белые туфли на высоких шпильках, стройные длинные ноги были обнажены, а соблазнительные бедра едва прикрывал маленький белый полупрозрачный халатик, который скорее открывал, нежели скрывал тело. Ложбинку между грудей не прикрывал даже халат, и Семенову до дрожи захотелось дотронуться до нее, провести ладонью по прозрачной материи, ощутить тепло...

Ему стало жарко. Невидимые нити электрического напряжения снова протянулись к нему от Алины, опутали с головы, до ног.

Девушка повела плечом, отбрасывая светлые волосы за спину, и от этого движения, которое передалось груди, Семенов едва не задохнулся.

– Куда тебя отправить? – спросила ОНА.

– В смысле? – Андрей с трудом отвел глаза от тела красавицы и заставил себя посмотреть в ее прекрасные серо-зеленые глаза.

– В прямом, – улыбнулась девушка. – Ты сделал свою работу, теперь можешь вернуться домой.

– Прямо так? Сразу?

Андрей сглотнул и посмотрел на ворота. Его отпускают? И предлагают выбрать место перемещения? И все? Такого поворота событий он не ожидал. На награду он, конечно, не рассчитывал, но и не надеялся на скорое освобождение.

«Ты никогда не узнаешь, что за хрень с тобой приключилась», – шепнул Аналитик.

– Можно подумать? – спросил Семенов.

– Подумай, – разрешила соблазнительница. – Я настрою переходник. Когда надумаешь, дотронься до ворот, и двери откроются, куда пожелаешь.

– А ты? – Андрей в панике соображал, как задержать девушку и узнать от нее об ангаре и воротах какие-нибудь подробности. – Разве не останешься?

Алина не ответила. Она подошла к воротам и стала поочередно дотрагиваться до них в разных местах. Андрею между тем открылся великолепный вид сзади. Семенов тщетно пытался сосредоточиться, но мозг упорно не желал думать ни о чем, кроме соблазнительного тела блондинки.

«Наваждение какое-то, – задумчиво произнес Аналитик. – Но очень приятное».

– Вот и все. Когда будешь готов, приложи ладонь вот сюда. Удачи!

Алина обернулась через плечо, подмигнула и отправилась в темноту.

У Андрея было три секунды для принятия решения: либо он остается у ворот и после долгих мучительных раздумий все-таки перемещается домой, либо отправляется за девушкой, и будь, что будет.

Семенов сбросил ставшие ненужными куртку и шапку и, стараясь идти как можно тише, отправился за Алиной.

Спрятаться в полумраке пустого ангара невозможно, но девушка ни разу не оглянулась, а громкое цоканье шпилек заглушало шелест штанов Андрея. По крайней мере, он на это надеялся.

Шли долго, минуты три. Семенов держался позади и немного левее. Если Алина обернется, то наверняка через правое плечо, и не заметит неудачливого преследователя, а он успеет нырнуть в темноту.

Наконец, они дошли до противоположной от ворот стены ангара. Девушка остановилась возле металлической двери, повернула круглую ручку, какие бывают у банковских сейфов, и открыла дверь.

Андрей не сумел ничего рассмотреть, так как внутри оказалось не в пример светлее, чем в ангаре, а когда опомнился, дверь закрылась.

Долго раздумывать он не стал. Подошел к двери, выждал, пока Алина отойдет подальше вглубь, а потом повернул ручку.

Дверь поддалась легко.

Семенов переступил порог, и понял, что его пятая точка еще не раз поблагодарит за приключения.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить