Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 4. Сапоги

Глава 4

Сапоги

 

Толстые, с приличную дверцу банковского сейфа, они стояли посреди саванны, словно мираж. Андрей выпрыгнул из грузовика и, забыв о спящем слоне, Дрыге и прелестях Алины, подошел к воротам.

Ворота оказались не только толстыми, но и очень высокими, в три или даже четыре человеческих роста. Семенов дотронулся до блестящей стали. Пальцы наткнулись на холодное железо. Он провел рукой по гладкой поверхности и заглянул за ворота. С другой стороны они были точно такими же, и точно так же ни к чему не крепились, позади них не обнаружилось ни здания, ни временной постройки.

Мистер Байерс вышел из погрузчика, подошел к воротам и приложил ладонь к стальной поверхности. Пару секунд ничего не происходило, а затем ворота открылись. Створки бесшумно разъехались в стороны и вместо саванны явили Андрею огромное темное ангарное помещение.

«Сплю», – подумал Семенов.

«ОНА точно из правительства», – убежденно констатировал Аналитик.

– Входите, мальчики! – послышался из глубины ангара голос Алины.

Андрей вошел в большое гулкое помещение. В полумраке он не сумел разглядеть на какую высоту уходил потолок, но если учитывать высоту ворот, в ангар наверняка поместилась бы городская пятиэтажка. Ширину и длину помещения определить тоже не получилось – полумрак плавно переходил в абсолютную тьму, но эхо от голоса девушки намекнуло на огромные размеры и пустоту.

Ворота за спиной закрылись. Семенов сделал несколько неуверенных шагов и увидел Алину. Верхние пуговицы блузки белой блузки были расстегнуты ровно до того уровня, где это считалось соблазнительным, но не пошлым. Узкая черная юбка заканчивалась в районе колен, красиво облегая точеные бедра блондинки.

Как и при первой встрече Семенов снова почувствовал нехватку кислорода. Пульс участился, мысли стали вялыми, словно кисель, и сосредоточились на одном месте.

«Извращенец», – фыркнул Аналитик.

Андрей изо всех сил старался смотреть куда угодно, только не на девушку, но взгляд то и дело возвращался к красотке.

– Вы не из зоопарка, – хриплым от возбуждения и удивления голосом произнес он и прокашлялся. – Где мы?

– А сам как думаешь? – улыбнулась Алина.

Семенов промолчал, зато за спиной заговорил Дрыга. От неожиданности Андрей вздрогнул – он успел забыть о его существовании и теперь едва ли не обрадовался старому знакомому. Все же он не сошел с ума, и его коллега видит то же самое.

– Если не наши, тогда американцы, – уверенно сказал качок. – ЦРУ или ФБР.

Алина улыбнулась и едва заметно кивнула.

– Мне нельзя рассказывать лишнее, – осторожно произнесла она, – однако… правительство выражает вам благодарность. Мы ценим ваш вклад в наше дело и достойно отблагодарим.

– В какое дело? – уточнил Семенов.

Думать становилось все труднее и труднее. От Алины распространялись настолько сильные потоки сексуальной энергии, что Андрей с трудом держал себя в руках, хотя стоял от НЕЕ на расстоянии не меньше десяти метров.

– Нас наградят?! – радостно поинтересовался Дрыга. – А на трактор хватит? Америкосы обычно щедрые. Если хватит, уеду к отцу в деревню. Я ж тракторист, – словно стесняясь произнес он и огляделся. – А Денис Иванович где?

– За Дениса не волнуйтесь, его отправили на родину, – Алина подошла к Дрыге и положила руки ему на плечи. – Главная заслуга принадлежит не ему, а вам.

Качок замер и, кажется, даже перестал дышать. Андрей понял почему, и изо всех сил прикусил губу. Боль помогла. Он смог отвести взгляд от сияющих в полумраке ног девушки. А вот бедному Дрыге приходилось несладко. Он словно попал в подростковый период, когда гормоны фонтаном били из всех щелей, не поддаваясь никакому контролю.

– Вы показали себя настоящими героями, – проникновенно произнесла Алина. – В России живут самые сильные и бесстрашные люди.

Кадык Дрыги дернулся, и он шумно вдохнул.

– Официальной церемонии не будет, наша операция носит секретный характер, но вы получите наградные, – левая рука девушки медленно двигались к щеке Дрыги. – Хватит и на трактор, и на много чего еще. Только… нам нужна дополнительная услуга.

– Какая? – едва дыша спросил качок.

– Пустяки.

Пальцы Алины почти коснулись щеки Дрыги, но в то же мгновение она опустила руки и обернулась к Семенову.

«Если она приблизится, тебе кранты», – предупредил Аналитик.

Андрей отступил.

– Какая услуга? – спросил он, пытаясь отвлечься от груди девушки и сосредоточиться на мысли об американской разведке.

– Для эксперимента нам нужна акула и белый медведь. Это несложно, – Алина улыбнулась Андрею и подмигнула. – Все необходимое получите после обеда, а пока отдыхайте, – девушка вытянула из волос заколку, и светлые локоны рассыпались по плечам. – Мистер Байерс все подготовит.

Картинно, как модель на подиуме, блондинка развернулась и пошла в темноту. Дрыга, словно собачка, тронулся, было, следом, но Андрей схватил его за руку.

– Что происходит? – негромко спросил он, покосившись на бородача в коже, который, не двигаясь, стоял у закрытых ворот.

– Хрен его знает, – блаженно улыбнулся качок. – Я трактор куплю, понимаешь? Сколько на Дениса Ивановича работаю, а на трактор так и не скопил. То одно, то другое… И все время на побегушках. Никакого уважения. А тут наградят!

– Да очнись ты, – Андрей несильно шлепнул Дрыгу по лбу, – не дошло еще? Нас похитили!

«Параноик», – фыркнул Аналитик, но как-то уж очень неуверенно.

– Кто? Американское правительство? – усмехнулся Дрыга. – Да пожалуйста! Я только рад буду. Сделаю чего надо, и трактор куплю. Или ты думаешь, мы связались с бандитами какими-нибудь? Ангар видишь? Думаешь, у них есть такие штуки? Плоские снаружи, огромные внутри. Это правительство. А значит, все чисто-гладко. И еще раз до меня дотронешься, огребешь по полной.

Андрей нахмурился и снова попытался оценить размеры ангара. Происходящее никак не хотело складываться в единое целое. Несмотря на намеки блондинки, логики здесь было не больше, чем света. Зачем американской разведке дикие животные? Почему они выбрали такой странный способ их поимки? Куда они дели Дениса Ивановича? Как поступят с ним и Дрыгой, когда получат своих хищников? Почему кроме Алины и кожаного мистера Байерса к ним никто не вышел?

Вопросов накопилось слишком много, а вариантов ответов и того больше, но какие бы сочетания Семенов не перебирал, так и не смог выстроить более или менее логичную версию.

Может, они попали на реалити-шоу? Но он не видел ни одной камеры. Значит, просто эксперимент над случайными людьми? Нет. Слишком уж жестокий для «случайных» людей. Блондинка не зря появилась на сафари. Судя по ее поведению, сначала она хотела задействовать аутфиттеров, а уж когда «богомол» категорически отказался, переключилась на Дениса Ивановича.

А дальше? Им действительно придется ловить акулу и бегать по северному полюсу за медведем? А потом? Их отпустят? Сотрут память красной вспышкой? Или перевезут в безлюдные джунгли Амазонки и бросят в бесчувственные тела в болото?

«Хрен вам, а не болото, – констатировал Аналитик. – Выживу, хоть ноги мне переломайте, и до вас докопаюсь, чем бы вы там ни занимались».

Байерс исчез в темноте, а через минуту появился с небольшим столиком на колесах, на котором стояли графин с темной жидкостью и два стакана, лежали бутерброды с сыром и немного фруктов.

Дрыга все еще в ступоре стоял недалеко от ворот и смотрел в сторону, куда удалилась Алина, а Семенов подошел к столику и налил жидкость в стакан. Вопреки его ожиданиям в графине оказалась не буржуйская кола, а вполне русский квас. Божественно вкусный и прохладный. Андрей с удовольствием сделал несколько глотков, и мысли немного прояснились.

– Пей, – пригласил он Дрыгу. – Неизвестно, когда в следующий раз накормят, а нам еще акулу ловить.

Качок подошел к столику и откусил за раз половину бутерброда.

– В саванне? – с издевкой спросил он, прожевав.

– Думаешь, у них нет самолетов? – спросил Андрей, принимаясь за еду. – Отсюда до побережья лететь всего пару часов.

– А может, – кивнул Дрыга и мечтательно закатил глаза, – нас даже на истребителе прокатят?

– Тяга к приключениям проснулась? – съязвил Семенов. – Мало тебе слона?

Андрей опустошил свой стакан, съел горсть винограда и пару бутербродов. Есть не хотелось, хотелось поскорее уйти из странного ангара и вернуться в простую и понятную реальность, где есть простой и предсказуемый Денис Иванович с барскими замашками, самолет и дорога домой. Но это желание, скорее всего, останется просто мечтой. Если им с Дрыгой повезет поймать акулу, то от схватки с белым медведем ничего хорошего он не ждал.

Байерс между тем принес два черных полиэтиленовых мешка.

– Одеваться, – на ломанном русском произнес он.

– А я думал, ты по-нашему не сечешь, – обрадовался Дрыга и первым вытряхнул содержимое своего мешка.

Внутри лежали синие прорезиненные комбинезоны и две пары резиновых сапог, одни из которых оказались слишком маленькими, другие слишком большими.

– У меня лапа побольше твоего будет, – ухмыльнулся Дрыга и схватил большие.

Семенову ничего не оставалось, как обуть маленькие. Конечно, он мог бы остаться в кроссовках, но представив мокрую палубу, решил переобуться.

– Готовы? – мистер Байерс подошел к воротам.

Андрей пошел следом и спустя пару секунд убедился, что правильно поступил, когда поменял кроссовки на резиновые сапоги.

 

* * *

 

«Грог» принял первого пассажира. Он был небольшим, относительно некоторых других, но доставил множество неприятностей. Корабль заштопал повреждения и вернулся к подготовке шестого отсека. Капитан обещал прибавление...

 

* * *

 

Ворота открылись.

Саванной за ними даже не пахло.

Андрей шагнул на влажный песок. После нестерпимой жары воздух казался обжигающе холодным. Тонкая рубашка моментально превратилась в хлопающий на ветру парус, и он пожалел, что казенный комбинезон представлял собой всего лишь штаны на подтяжках и нагрудник. А вот резиновые сапоги пришлись очень кстати.

Небо затянула серая пелена, которую с маниакальным упорством перемешивал ветер. Моросил дождь. По периметру, закрывая горизонт, возвышались голые скалы. Путешественники находились в естественной бухте, закрытом от посторонних глаз месте. Высоко в небе с пронзительными криками носились чайки, единственные свидетели появления охотников. Серо-зеленое море яростно билось о скалистые берега, раз за разом пытаясь разбить упрямые камни. В центре небольшой песчаной отмели вода добиралась почти до самых ворот.

– Ну и холодина, – Дрыга обхватил ладонями локти.

Он, казалось, совершенно не удивился неожиданному перемещению в пространстве, а вот Андрею пришлось пару раз крепко зажмуриться и сильно ущипнуть кожу на запястье. Мираж не исчез. Они действительно стояли посреди небольшого залива.

«Телепорт, – подсказал Аналитик. – Американцы молодцы, далеко в науке продвинулись. Только вот после таких перемещений вряд ли в живых останешься. Разглашение и все такое».

На волнах, едва не опрокидываясь на бок, качался небольшой катер. Ворота закрылись. Мистер Байерс остался в ангаре.

– Мог бы помочь, – сплюнул Дрыга и потер ладони. – Пошли? А то промокнем быстрее, чем акулу поймаем.

«Деваться некуда, – размышлял Семенов, – не сбежишь, не скроешься. С такими технологиями, как у них, найти человека не проблема. Да и где прятаться? Голые скалы, море и песок. Можно уплыть на катере. Только вот куда? В какую часть света нас забросили? Да и согласится ли Дрыга? Ведь он всерьез рассчитывает на трактор».

Андрей направился к катеру. Вода оказалась не просто холодной, а ледяной, как только Семенов вступил в воду, почувствовал это даже сквозь резиновые сапоги.

Катер завелся сразу. Андрей посмотрел на датчик топлива и прикусил губу. Алина и сотоварищи продумали все: бак был залит едва ли на половину, далеко не уплыть. Попытка к бегству провалилась, даже не начавшись.

– Что будем делать? – спросил Дрыга. – Слона поймали, а с акулой как?

– Придется помучиться, – вздохнул Семенов. – Вставай к штурвалу.

Андрей прошел вдоль борта катера к корме. Подъемника он не увидел, но надеялся найти наживку. И действительно, у левого борта в большом ящике, прикрученном к полу блестящими винтами, он обнаружил тунца. Огромных метровых рыбин разрубили пополам. На такую наживку акула должна клюнуть.

– Куда курс держать, капитан? – сквозь шум ветра и волн крикнул Дрыга.

– Куда глаза глядят, – откликнулся Андрей.

«Ишь, авторитетом заделался», – усмехнулся Аналитик.

Семенову же было не до улыбок. Какое-то непонятное чувство подсказывало ему, что без добычи ворота не откроются, и им с Дрыгой придется до посинения плавать по неизвестному морю в поисках акулы. И перспективы открывались не самые радужные: либо они добудут хищницу, либо погибнут в морском чреве или чреве тех, на кого охотятся.

Кроме тушек тунца в ящике нашлись крючки и веревка. Семенов отмотал пару метров, привязал крючок, продел его через глазницы тунца, закрепил второй конец веревки на поручнях и выбросил рыбу в море.

– Помогай, чего стоишь! – крикнул он Дрыге.

Качок выключил мотор и присоединился. Спустя полчаса они обвешали катер тунцом со всех сторон. От поручней к воде протянулось порядка двадцати веревок с наживкой. Тушки плавали у самой поверхности, Андрей видел белое мясо и почти физически ощущал, как запах распространяется под водой.

– Мы не опрокинемся? – опасливо покосился на воду Дрыга. – Приплывут, твари, вцепятся зубищами, потянут...

– Не опрокинемся, – неуверенно предположил Семенов, – они же не сразу все набросятся. Но ты прав. Как подплывут, надо будет оставить в воде пару приманок, а остальные перебросить обратно на палубу. И выдавать порционно, если на крючок не сразу попадутся.

Андрей вытащил из воды четыре или пять тушек, и услышал истерический всхлип Дрыги:

– Вон они!

Водную гладь рассекали три плавника. Две акулы могли сравниться длиной с половиной катера, третья казалась меньше, но все производили впечатление очень опасных. Одна из рыбин на мгновение высунула из воды морду, и Дрыга невольно отступил подальше от борта.

– Ты как хочешь, – сказал он, направляясь к штурвалу, – а я лучше тут постою.

– Ты мне нужен! – рассердился Семенов. – Думаешь, я один даже самую маленькую тварь в лодку втащу? Через этакий борт?

– Подвинь приманку ближе к винтам, – посоветовал Дрыга, – там борта ниже.

Андрей разозлился.

– Не будь идиотом! Ты сам знаешь, у нас нет выбора! Прикинь, что будет, когда закончится приманка!

В этот момент катер накренился. Акула, а за ней вторая, схватила плавающие возле лодки куски рыбы.

– А-а! – вскрикнул Дрыга и вцепился в штурвал.

Семенов махнул на товарища рукой и осторожно приблизился к борту. Разъяренный слон, с которым он имел несчастье повстречаться несколько часов назад, показался ему милым и добрым. Акульи морды высовывались из воды, челюсти хватали рыбу. Катер накренился сильнее – одна из хищниц, к счастью, не самая большая, попалась на крючок и дергалась, пытаясь вырваться.

– Помоги! – крикнул Андрей и схватил веревку.

Акула билась, вспенивая неспокойную воду. На поверхности моря показывались то голова с круглыми кошачьими глазами, но хвост, то белое брюхо. Семенов изо всех сил тянул веревку, но тварь весила много. Один он ничего сделать не мог.

Руки жгло, ледяной ветер и холодные соленые брызги мешали смотреть, рукава насквозь промокшей рубашки трепыхались на штормовом ветру, мышцы болели от напряжения. Оставалось надеяться, что акула не сумеет вырваться и обессилит, и он сможет уговорить Дрыгу помочь втащить ее на палубу.

– Двигай, умник, – Дрыга подскочил к Семенову и схватился за веревку впереди него. – На три! Раз! Два! Три!

– Йэх!

Общими усилиями они подтянули акулу к борту и приподняли из воды до половины туловища.

– Сильная, зараза! – Дрыга фыркнул. – Могли бы лебедку организовать!

– Не помешало бы, – согласился Андрей. – Может, подождем, пока выдохнется?

– Скорее, она вырвет крючок вместе с куском собственной пасти. Лучше покончить с этим, пока сами не выдохлись. Давай еще раз! На два! И раз! Два!

– Йэх!

На сей раз акула показалась из воды полностью.

– Тащи! Тащи!

Андрей отступил на шаг назад и изо всех сил тянул выскальзывающую из рук веревку. Акула поднялась до поручней борта.

– Давай! – надрывался Дрыга, – она уже почти здесь!

Морская хищница билась, но, несмотря на сопротивление, ее голова уже перевалила через поручень.

– Тяни!

Семенов тянул изо всех сил. Рыбина перегнулась через борт в районе середины туловища.

– Есть! – взревел Дрыга. – Щас мы тебя, голубушка...

Неожиданно напарник отпустил руки и бросился к борту.

– Щас я ее затащу! – крикнул качок. – Тяни! Не отпускай!

И Андрей тянул, пытаясь не думать о горящих руках. Про жмущие сапоги он забыл давным-давно, и даже холод чувствовался не так сильно – он вспотел и мечтал побыстрее со всем этим покончить, пока мышцы не лопнули от напряжения.

Дрыга подскочил к акуле и в порыве радости и безумной храбрости схватил ее за жабры.

А дальше случилось страшное.

Семенов так и не понял, что именно, но тварь рванулась, извернулась и вцепилась Дрыге в локоть. Тот взвыл, дернулся, поскользнулся и перегнулся через борт, прижавшись боком к хищнице. Акула бешено замотала головой. На мокрую палубу полилась кровь. Дрыга взвыл и кувыркнулся в воду, а акула шлепнулась на палубу.

Андрей отпустил веревку и бросился к борту.

– Дрыга!

Он успел увидеть искаженное страхом лицо. Акулы мгновенно утащили добычу под воду. Через несколько секунд море окрасилось красным.

– Дрыга!

Семенов ничего не мог сделать, только смотреть на сапоги, из которых выскользнул его товарищ, прежде чем погибнуть.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить