Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 2. Три дня назад

Глава 2

Три дня назад

 

Голубой шарик планеты медленно поворачивался в иллюминаторе.

Капитан космического корабля «Грог» довольно улыбался – его специалист по иноразумным оказался прав, в этом заброшенном уголке вселенной, отдаленном от основных галактических путей на тысячи световых лет, есть жизнь. Обширные океаны и сочная зелень лесов – благоприятное место для развития высших существ. К тому же длинные ряды цифр на соседнем мониторе свидетельствовали о наличии экстремальных температур. На покрытых снегом полюсах и в бурых, с желтым отливом, песках пустынь с вероятностью девяносто процентов проживают существа, идеально приспособленные к экстремальным условиям. Там пришельцы обязательно найдут то, за чем прилетели.

– Здесь определенно есть чем поживиться, – пробормотал капитан и уже громче произнес: – Судя по количеству мусора на орбите, на планете живут разумные существа, которые начали выходить в космос. Грог, увеличь масштаб, хочу посмотреть их города.

Изображение в иллюминаторе изменилось, планета начала стремительно приближаться, словно космический корабль внезапно попал в гравитационную ловушку и понесся навстречу смерти. Через несколько секунд движение замедлилось.

Капитан смотрел на идеально ровные квадраты возделанных полей, хаотично разбросанные города с извивающимися лентами дорог между ними, удивительные острова, напоминающие чудесные деревья. В один момент перед капитаном выросла огромная рукотворная дамба и высокие здания, которые пронизывали слой облаков и возвышались над землей, будто горы.

– Мэкалль, ты снова меня не подвел, – тихо произнес капитан и громко спросил: – Грог, атмосфера?

– Атмосфера благоприятная, – послушно отозвался корабль. – Азот – семьдесят пять с половиной процентов. Кислород – двадцать три целых одна десятая процента. В незначительных количествах примеси аргона, углекислого газа, неона, гелия, криптона и водорода. Давление семнадцать таулий, температура воздуха в точке планируемой посадки триста двадцать пять градусов по Дэланду, – бортовой компьютер мигнул зеленой лампочкой. – Возможен выход на поверхность без скафандра.

– Чудесно, – капитан довольно улыбнулся, – приготовиться к посадке. Уверен, эта планета нас приятно удивит.

 

* * *

 

Босс как всегда был недоволен.

Андрей Семенов привык к раздражительности и вечно плохому настроению начальника, но сегодня категорически отказывался понимать его дурное расположение духа. Как можно не быть счастливым, если в твоих руках 375-я винтовка, а сам ты сидишь в джипе для сафари с открытым верхом, который везет тебя по обжигающему песку саванны?

Да любой нормальный мужик на месте Дениса Ивановича сейчас едва из штанов не выпрыгивал бы от радости и предвкушения! Но лицо босса выражало недовольство. Зато Андрей внутренне радовался за двоих. Пускай в руках вместо винтовки он держал видеокамеру, это не мешало ему ощущать себя семилетним мальчишкой, который утром первого января обнаружил под елкой огромные коробки с подарками. Путешествие по Африке стало для Семенова подарком. Разве мог он когда-нибудь подумать, что окажется на краю света, на настоящем охотничьем сафари?

Андрей считал вполне вероятным свой прилет в Африку. Через пару лет, когда ему удастся накопить достаточное количество летных часов у Дениса Ивановича и устроиться на работу в серьезную авиакомпанию, теоретически он может полететь в Африку пилотом регулярного рейса. При большом везении у него образуется перерыв между полетами, и он сумеет поглазеть на антилоп, зебр и носорогов. Но уж точно не окажется ни времени, ни денег на охотничье сафари. Поэтому Семенов снимал на видеокамеру пустынный пейзаж и радовался жизни.

Вокруг на десятки, а то и сотни километров, нет ни одного человека (если, конечно, не считать лагеря, из которого они выехали пару часов назад). Высоко в небе парят огромные, с хорошую овчарку, хищные птицы, в отдалении у редких деревьев пасутся жирафы с яркими, словно нарисованными, пятнами. А в любых кустах может отдыхать шакал или даже лев.

В машине их сидело пятеро: водитель, Пи-Эйч[1], босс, Андрей и Дрыга. Пи-Эйч сидел впереди рядом с водителем, они без умолку болтали друг с другом на местном диалекте. Эти двое напоминали Андрею героев старого мультфильма. Мужики походили друг на друга, словно двое из ларца: оба высокие, крепко сбитые, в одинаковых песочного цвета рубашках с завернутыми до локтя рукавами и брюках. Довершали образы добротные американские армейские ботинки на высокой подошве и желто-коричневые бейсболки. Пи-Эйч держал на коленях две 470NE[2] – мощные и серьезные винтовки без оптики.

Андрей вместе с Дрыгой сидели сзади спиной к борту автомобиля, босс расположился напротив. Денис Иванович напоминал бульдога: невысокий, плечистый, с обвисшими щеками и опущенными уголками рта. Песочная рубашка натягивалась в районе талии, четко обрисовывая последствия сидячего образа жизни.

Семенов проследил за недовольным взглядом Дениса Ивановича и понимающе улыбнулся. Нитроэкспресс на коленях Пи-Эйч выглядели внушительнее 375-ой винтовки босса, но предназначались опытным охотникам. Это обстоятельство заставляло Дениса Ивановича завидовать и злиться. Он привык получать все и сразу, однако с оружием не помогли ни уговоры, ни деньги, аутфиттеры[3] категорически отказались дать боссу нитроэкспресс. Даже за солидное вознаграждение.

– Че лыбишься как идиот? – едва слышно спросил Андрея сосед по сиденью и ощутимо толкнул в плечо дулом винтовки.

– Она заряжена, придурок, – процедил Андрей.

Дрыга – единственный, кто мог подпортить Семенову впечатление от поездки. Этот мужчина числился личным телохранителем Дениса Ивановича и выглядел соответственно: здоровенный качок с плечами дровосека, подсевшего на стероиды, и квадратным подбородком. Крохотные глазки Дрыги прятались за дорогущими солнечными очками, в которых отражалась взъерошенная белобрысая голова Андрея. Как и все в группе качок был одет в песочного цвета рубашку, шорты и бейсболку, а вот любимые найки на ботинки менять не стал.

– Небось и не мечтал о таком в своем занюханном городишке, – хмыкнул Дрыга. – Сидел бы сейчас в уголке и драил туалеты аэропорта. Ждал, когда кто-нибудь над тобой сжалится и пустит на самолет.

Андрей закатил глаза. Старая песенка. Этот узколобый, кажется, искренне верил в собственное превосходство, а ведь Семенов уже не раз пытался посвятить качка в тонкости своей профессии.

– Я пилот самолета, который тебя сюда доставил, – спокойно произнес он. – Если не хочешь проявлять уважение, хотя бы не приставай. И насчет моего будущего не переживай. Если меня уволят, без работы не останусь.

– Больно ты много о себе думаешь, пилот, – ощерился Дрыга. – Окончил летное, и сразу в дамки? Да ты времени не теряешь!

– А ты дожил до сорока и до сих пор в пешках? – Андрей честно не хотел влезать в перебранку, но его язык, как всегда, опередил мозг. Быстро, не задумываясь, он поднял камеру и сделал снимок покрасневшей физиономии качка. – Будет тебе портрет в багровых тонах.

Водитель и Пи-Эйч засмеялись. Вряд ли они услышали негромкую перебранку пассажиров и поняли русский, но Дрыга, видимо, подумал именно так – насупился и показным жестом дотронулся до спускового крючка винтовки. Андрей знал, будь воля качка, тот давно подловил бы противника в темном углу. Исход такого поединка не вызывал сомнений и без драки – телохранитель был на полметра шире в плечах, килограмм на сорок тяжелее, лет на шесть старше и злее. Но пока он работал на Дениса Ивановича, стычки с Семенов не опасался. Одно из главных правил босса: телохранители должны драться с врагами, а не с коллегами, а предписание начальника Дрыга нарушить не осмелится.

Джип остановился. Пи-Эйч протянул водителю одну из винтовок. Представители аутфиттера спрыгнули на песок и направились к искусственному водопою – небольшому озеру с бетонной окантовкой.

«Оставайтесь в машине», – жестом показал Пи-Эйч.

Денис Иванович недовольно дернул плечом.

– Снимай, – приказал он Семенову. – Machen-machen[4]!

Андрей нацелил объектив на удаляющиеся спины сопровождающих. Большой зум позволял видеть, как в спокойной воде озера отражались редкие чахлые деревья без листьев и яркое, почти белое небо. За время поездки пейзаж ни разу не изменился, но и не надоел – за каждым кустом, в тени любого старого дерева мог лежать лев. Настоящий живой двухсоткилограммовый убийца. Будущая жертва непомерных амбиций босса.

Семенов всмотрелся наугад в несколько теней, но хищников не рассмотрел. Снова навел камеру на водоем. Рядом на песке отпечатались десятки следов, значит, добыча есть, и ее много. Вот только как давно здесь проходили львы? Ответить могли только следопыты. Насколько Андрей успел заметить, ветер здесь поднимался редко, и следы могли оказаться вчерашними или даже трехдневной давности.

Двое из ларца быстро осмотрелись и обменялись несколькими фразами.

– На меня наведи, – приказал Денис Иванович.

Семенов отвлекся от сопровождающих и взял крупный план начальника.

– День второй, – важно произнес босс, откидываясь на спинку сиденья. – Историческая запись для всех, кто будет мне завидовать. Мы встали черт знает в какую рань и поехали в саванну. Заночевали в лагере, отчего теперь жутко ноет поясница. Не умеют местные делать нормальные матрасы. В пути пока ничего интересного не увидели. Жара, пыль, песок и антилопы. Львов не нашли. Надеюсь, эти двое найдут добычу, не зря же столько денег им отвалил.

Денис Иванович погрустнел, но тут же, опомнившись, снова сделал важный вид.

– Саванну сними, – приказал он Андрею. – И джип. С другого ракурса. Выйди!

Семенов вздохнул, но распоряжение босса исполнил. Пи-Эйч, конечно, снова станет махать руками и ругать за несоблюдение техники безопасности, но в данную секунду босс был злее любого льва.

Семенов уже год работал на Дениса Ивановича и успел изучить его отвратительный характер и барские замашки. Босс был сложным человеком – жестким и жадным. Большие деньги и приближенность к власти позволяли ему не стесняться ни в средствах, ни в эмоциях, чем Денис Иванович с удовольствием пользовался. С подчиненными он обращался как с рабами, незнакомцев считал мусором, и только с элитой общества важно здоровался за руку.

Андрей видел все недостатки босса. Таких людей он не уважал, но для достижения собственной цели в жизни ему придется смириться и поработать на Дениса Ивановича еще год или даже два. Более того, Семенов считал работу на босса крупной удачей. Причина этого стояла сейчас в ангаре местного аэропорта – личный самолет босса – однопилотный Embraer Phenom 300. Белый красавец с оранжевыми полосами, очертаниями крыльев и фюзеляжа похожий на хищную птицу – тонкий, изящный, быстрый.

С самого раннего детства, с того момента, когда Андрей впервые увидел в небе самолет, он мечтал летать. Мечтал подняться так высоко, как только возможно, пронзить сияющую голубизну неба, нырнуть в облака и вынырнуть на другом конце света, подчинить своему телу огромную и очень умную электронную систему, промчаться над ночными огнями спящих городов, увидеть горы с высоты, на которую не поднималась ни одна птица.

С возрастом мечта превратилась в цель, над достижением которой пришлось хорошенько попотеть. Сначала на трех-четырех низкооплачиваемых работах, затем менеджером в конторе среднего звена. В итоге он все же накопил на учебу в летном училище.

К сожалению, после получения диплома, когда цель казалось близкой, как никогда, Андрей неожиданно наткнулся на непреодолимое препятствие. Полтора года попыток устроиться в какую-нибудь авиакомпанию закончились неудачей. Никто не хотел принимать пилота с минимальным авианалетом. А Денис Иванович принял. Правда, пилотом Андрей только числился, на деле же кроме прямых обязанностей он выполнял и другую работу, ту же низкооплачиваемую, с которой, он надеялся покончить еще до поступления в училище. Он мыл машины босса, выступал в качестве его секретаря, личного водителя, носильщика и даже видеооператора. Однако против последнего Семенов, разумеется, не возражал.

– В машину! В машину! Живо! – закричал за спиной Пи-Эйч.

Андрей неплохо знал английский, но лишь отдаленно понял, какие ругательства последовали далее.

– Залезай, – приказал Денис Иванович. – Ничего они не нашли.

 

* * *

 

Капитан космического корабля «Грог» готовился к высадке. Проверил последние расчеты, еще раз прочитал данные разведчика, сделал несколько записей в бортовом журнале и включил громкую связь.

– Собираемся. Дортмос, ты за старшего.

 

* * *

 

Пи-Эйч не нашел свежих львиных следов у искусственного водопоя, и джип, мягко подпрыгивая на неровной песчаной почве, повез их дальше в глубину саванны. Вторая остановка подсказала верное направление, и расслабившийся было Андрей снова напрягся. Его камера стала всматриваться в кусты с удвоенным любопытством, но львы словно сквозь землю провалились.

К счастью, здесь и без царя зверей хватало видеоматериала. Компания проехала мимо небольшого стада антилоп, мужчины увидели пару жирафов, стаю довольно крупных птиц с изогнутыми клювами и даже бизонов. Последних Андрей заметил благодаря объективу – стадо находилось довольно далеко.

Семенову все казалось интересным. Одно дело смотреть на пасущихся гну по телевизору, другое дело ощущать кожей парящий жар африканского солнца, вдыхать запах горячего песка и собственными глазами наблюдать за парящими над головой пернатыми хищниками.

Попутчики Андрея от поездки удовольствия, судя по всему, не получали. Дрыга сидел молча, сжимая в кулаках-дыньках винтовку, а Денис Иванович снова начал раздражаться. Семенов видел, как босс недовольно кривил губы и постукивал прикладом 375-ой по полу. Эта поездка обошлась ему в несколько десятков тысяч долларов, а жажда львиной крови до сих пор не удовлетворена.

Возле очередных невзрачных кустов джип неожиданно остановился.

– Выходим, – тихо предупредил Пи-Эйч. – Идти молча, на ветки не наступать, от меня ни на шаг.

– Снимай, – шепотом приказал босс.

Андрей не нуждался в подобных приказах, он и сам хотел бы пересматривать видео с сафари вместе с друзьями.

Семенов достал из-под сиденья свою винтовку. Увидев ее, Денис Иванович помрачнел. Оружие пилота босс оплачивать не хотел. Он потащил Семенова с собой в саванну в качестве оператора. Кто-то должен был снять его героические подвиги, а Дрыге эту работу поручить не мог – личный телохранитель не мог отвлекаться на видеосъемку. Оператору, по мнению Дениса Ивановича, оружие не полагалось, но аутфиттеры настояли на вооружении каждого «туриста». Львы – звери чрезвычайно опасные, возможно, стрелять придется даже оператору. Боссу пришлось раскошелиться на лишнюю винтовку, а тратить деньги на кого-то, кроме себя, он не любил.

Machen-machen! – махнул рукой Денис Иванович и показательно улыбнулся в камеру.

Шли цепочкой: Пи-Эйч и водитель впереди, за ними босс и Дрыга, а Андрей старался держаться чуть в стороне и поймать Дениса Ивановича сбоку, а не со спины.

На лицах двоих из ларца читались серьезность и сосредоточенность, их указательные пальцы лежали на спусковых крючках. Они шли медленно, пригибались и высматривали льва. Босс шел тихо, осторожно ступая с носка на пятку, и вглядывался в растущие вокруг кусты. Дрыгу Семенов снимать не стал. Выражение лица качка ему не понравилось. Этот бесстрашный амбал, заваливший однажды в одиночку шестерых противников, явно боялся. Храбрился, скалил зубы в кривой улыбке, но боялся. Его пальцы, сжимающие винтовку, свело судорогой, челюсти сжались.

Андрею тоже стало не по себе. В критический момент он не успеет выстрелить – его винтовка висит на ремне через плечо, а руки заняты камерой. Сколько секунд ему понадобится для превращения из оператора в стрелка? Однозначно больше, чем льву для нападения.

– Меня сними, – Дрыга заметил, что не попадает в кадр и показал Семенову кулак.

Пилот навел камеру на физиономию качка и увидел, как Пи-Эйч предупредительно поднял руку. Лев где-то рядом.

«На два часа», – Пи-Эйч указал направление дулом.

Денис Иванович прицелился, но Пи-Эйч ладонью опустил ствол винтовки босса к земле. Рано. Андрей навел видеокамеру и увеличил зум. Лев практически полностью сливался с пейзажем, лежал в тени одного из кустов и дремал, изредка дергая хвостом. Это был крупный самец, повидавший на своем веку много добычи и много крови.

– Подходим ближе, ты справа, ты левее. Держаться вместе, – одними губами приказал Пи-Эйч. – Вперед.

Андрей взял камеру в левую руку и снял с плеча винтовку. Он шагал чуть правее босса и прекрасно видел, как нервничает Денис Иванович. Начальник покрылся потом, прикусил нижнюю губу, но держался решительно – шел рядом с Пи-Эйч, ни на шаг не отставая.

– Щас я его, родимого, – тихо произнес он на камеру и подмигнул.

Медленно они приближались к хищнику. Через несколько метров аутфиттер предупреждающе поднял ладонь. Процессия остановилась. До спящего зверя, по прикидкам Семенова, оставалось шагов тридцать. С такого расстояния босс вряд ли промахнется. Андрей навел объектив на начальника.

Денис Иванович прицелился. Долгие пять секунд успокаивал дыхание, а потом выстрелил.

Лев вскочил. Ему потребовалась лишь пара мгновений, чтобы определить направление и броситься в сторону обидчика. На экране камеры Андрей видел угрюмую и равнодушную морду хищника. Хищника с глазами убийцы.

Босс промахнулся.

– Стреляй! – крикнул Пи-Эйч.

Семенов снимал льва. Вспышкой мелькнула мысль бросить камеру и взяться за винтовку, но тут почти одновременно грохнули еще два выстрела, на помощь Денису Ивановичу поспешили аутфиттеры, а может, и Дрыга.

Кто-то попал.

Лев затормозил, развернулся и, прихрамывая, побежал к кустам.

Грянул последний выстрел. Царь зверей качнулся и упал.

Денис Иванович издал победный клич.

– Стоять! – предупредил Пи-Эйч, и схватил рванувшего к трофею босса. – Ждем.

– Ты снял?! – начальник радовался, словно ребенок, и едва не прыгал на месте. – Снял?! Как я его! Почти вплотную! Раз, и готов! Сбежать хотел, гад!

Семенов снимал ликующего начальника, попеременно переводил камеру на сопровождающих, довольного Дрыгу, который, видимо, тоже успел выстрелить, и на мертвого льва.

Зверя было жаль. Жил себе, как заведено в природе, воспитывал львят, порыкивал на львиц, держал под контролем свою территорию и погиб. Не в схватке с равным противником, а от руки богача-самодура, который захотел острых ощущений.

– Как я его! – не мог остановиться Денис Иванович, позируя перед камерой с винтовкой. – А! Ну, видели?! Михалыч, в следующий раз от меня не отделаешься, хоть волоком сюда притащу, старый ты пердун. Сидишь сейчас, небось, на совещании, а я тут… эх! Вечером праздновать будем! Ребята, – босс перешел на английский и обратился к аутфиттерам, – к шести жду вас у меня в отеле. Праздновать будем.

Двое из ларца заулыбались и закивали.

– Правильный подход, – Денис Иванович вернулся к родному языку и камере, – хоть и туземцы, а от русского хлеба с солью не отказываются. Уважают!

Через пять минут пространных речей, в которых перемежались восторженные восклицания и похвальба собственной меткостью и храбростью, обещания в следующий раз голыми руками завалить буйвола или крокодила, босс переключил внимание на льва:

– Ну как, можно уже? – Денису Ивановичу до смерти хотелось подойти к добыче.

– Рано, – отрезали аутфиттеры.

Еще около четверти часа сопровождающие не позволяли приблизиться к мертвому зверю, выжидая время. Если лев умер не сразу, он все еще мог навредить своему убийце.

Когда сопровождающие, наконец, дали отмашку, Денис Иванович подошел к дикой кошке и потрогал заднюю лапу дулом. Лев не пошевелился. Тогда босс осторожно погладил еще теплую шкуру, обошел вокруг и сел на тушу.

– Побольше фоток сделай, – распорядился он, принимая позу. – Не каждый день льва убиваю.

Семенов вздохнул и перевел камеру в режим фото.

Ему не пришлось стрелять, но где-то в глубине души он завидовал боссу. Завидовал человеку, который победил самого страшного хищника саванны.

 

* * *

 

Работа не стояла даже в отсутствие капитана. Космический корабль «Грог» готовился к приему новых пассажиров.

 


[1] Пи-Эйч (PH) – сопровождающий, обязанность которого обеспечить клиенту подход к дичи и создать все условия для удачного выстрела.

[2] 470NE – винтовка 470-нитроэкспресс.

[3] Аутфиттер – организатор охоты, фирма, а так же люди, которые в ней работают

[4] Machen – делать, выполнять (нем.).

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить