Илья Одинец - Часть 1. Грог. Глава 1. Приятно познакомиться. Корабль

Пролог

 

Голубой шарик планеты медленно поворачивался в иллюминаторе.

Капитан космического корабля «Грог» довольно улыбался – его специалист по иноразумным оказался прав, в этом заброшенном уголке вселенной, отдаленном от основных галактических путей на тысячи световых лет, есть жизнь. Обширные океаны и сочная зелень лесов – благоприятное место для развития высших существ. К тому же длинные ряды цифр на соседнем мониторе свидетельствовали о наличии экстремальных температур. На покрытых снегом полюсах и в бурых, с желтым отливом, песках пустынь с вероятностью девяносто процентов проживают существа, идеально приспособленные к экстремальным условиям. Там пришельцы обязательно найдут то, за чем прилетели.

– Здесь определенно есть чем поживиться, – пробормотал капитан и уже громче произнес: – Судя по количеству мусора на орбите, на планете живут разумные существа, которые начали выходить в космос. Грог, увеличь масштаб, хочу посмотреть их города.

Изображение в иллюминаторе изменилось, планета начала стремительно приближаться, словно космический корабль внезапно попал в гравитационную ловушку и понесся навстречу смерти. Через несколько секунд движение замедлилось.

Капитан смотрел на идеально ровные квадраты возделанных полей, хаотично разбросанные города с извивающимися лентами дорог между ними, удивительные острова, напоминающие чудесные деревья. В один момент перед капитаном выросла огромная рукотворная дамба и высокие здания, которые пронизывали слой облаков и возвышались над землей, будто горы.

– Мэкалль, ты снова меня не подвел, – тихо произнес капитан и громко спросил: – Грог, атмосфера?

– Атмосфера благоприятная, – послушно отозвался корабль. – Азот – семьдесят пять с половиной процентов. Кислород – двадцать три целых одна десятая процента. В незначительных количествах примеси аргона, углекислого газа, неона, гелия, криптона и водорода. Давление семнадцать таулий, температура воздуха в точке планируемой посадки триста двадцать пять градусов по Дэланду, – бортовой компьютер мигнул зеленой лампочкой. – Возможен выход на поверхность без скафандра.

– Чудесно, – капитан довольно улыбнулся, – приготовиться к посадке. Уверен, эта планета нас приятно удивит.

 

ЧАСТЬ 1

«ГРОГ»

 

Глава 1

Приятно познакомиться. Корабль.

 

Андрей дважды ходил в московский музей космонавтики, три раза посещал космодром «Плесецк», залезал в макет космической станции «Мир», и просмотрел миллион научно-познавательных передач про космос и космические корабли. То, что он увидел, когда вошел в дверь, больше всего походило именно на космический корабль.

Во-первых, помещение явно служило шлюзом, переходником между ангаром и внутренними помещениями. Впереди Семенов тусклым светом иллюминатора светила пластиковая дверь, за которой находилась просторная комната. Во-вторых, в переходнике за еще одной, только прозрачной, прозрачной дверью висели скафандры. Два обыкновенных, третий маленький, словно на шестилетнего ребенка, четвертый с восемью руко-ногами, а последний в виде странной бесформенной массы с огромным, с приличный аквариум, круглым шлемом.

Все свободные поверхности переходника представляли собой сплошную панель управления с сотней кнопок, экранов, ручек, тумблеров, розеток и решеток, частично походивших на вентиляцию, а частично, на переговорные устройства.

«Если это не космический корабль, то я ничего не понимаю. Пора сваливать», – посоветовал внутренний голос, который Семенов презрительно называл «Аналитик».

В экстренных или просто необычных ситуациях его мозг удивительно проницательно описывал происходящее и позволял смотреть на вещи со стороны, не пропуская через личные переживания. Эта способность досталась Андрею от прабабки, которую местные считали колдуньей и обходили стороной. В магию и прочую потустороннюю чушь Семенов не верил, а потому злился на Аналитика за его существование, и вдвойне за его правоту.

Но Семенов не мог просто развернуться и уйти. Сейчас больше всего на свете он хотел найти Алину и обо всем расспросить. Особенно о скафандре с восемью руко-ногами.

За пластиковой дверью, отделяющей шлюз от внутренних помещений, никого не было. Андрей потянулся к круглой ручке. Как только пальцы дотронулись до холодного металла, он услышал шипение, и спустя мгновение почувствовал нехватку кислорода – воздух из шлюза всосался в вентиляцию.

«Кранты тебе, Андрей Сергеич, – грустно констатировал Аналитик. – А ведь я предупреждал».

В ту же секунду дверь открылась, и в лицо дохнуло странной смесью духов и навоза. Семенов сделал шаг вперед. И его резко подбросило к потолку.

Андрей закашлялся и понял, что дышать вполне возможно. От резких движений он отлетел к стене и пребольно ударился затылком об угол. Семенов поспешно схватился за выпирающий из стены цилиндр. Он парил под потолком головой к одной стене, ногами к другой, и оглядывался.

«Если это действительно космический корабль, – многозначительно произнес Аналитик, – и если это действительно невесомость, то мы, похоже, взлетели».

«Чепуха, – неуверенно подумал Семенов, – перегрузок же не было».

Он тряхнул головой, пытаясь отогнать неприятные мысли. В последние дни его внутренний голос стал чересчур уж болтливым, но и на сей раз он, кажется, не ошибся.

– Поздравляю тебя, Андрей Сергеевич, с очередной авантюрой, – негромко произнес Андрей. – Влез, куда не просили, на свою голову.

Его ноги плавно поднимались к груди, они больше ничего не весили. Андрей напряг мышцы в попытке принять вертикальное положение, но, увы, он не рассчитал сил. Его закрутило.

В помещении раздался тихий смешок.

Семенов вздрогнул.

– Кто здесь?

Комната, под потолком которой плавал Андрей, была пустой, если не считать пары закрытых шкафчиков, непонятного агрегата, напоминающего уродливый треножник, и плоского экрана на одной из стен. Андрей приготовился к включению экрана и появлению Алины или ее бородатого спутника, но экран оставался таким же мертвым, как в момент появления в помещении постороннего.

– Мистер Байерс? – снова позвал Андрей.

Помимо двери за спиной он обнаружил еще две из пластика с такими же круглыми ручками, но без иллюминаторов. Семенов оттолкнулся от цилиндра, пытаясь подлететь к одной из них, но снова просчитался и завис в центре комнаты.

– Черт!

– Зачем ты призываешь мифического злого духа? – раздался за спиной незнакомый мужской голос. – Он тебе не поможет.

Андрей обернулся. От резкого движения его отбросило в сторону, совсем не туда, куда он хотел полететь. Семенов схватился за треножник. Одна из «ног» неожиданно ожила, выдвинулась вперед и обхватила человека поперек туловища.

Семенов дернулся, пытаясь вырваться.

– Да отпусти ты!

– Отпускаю, – равнодушно произнес голос.

«Нога» съежилась и замерла, а человек спиной вперед полетел к одной из дверей.

– Кто говорит? – громко спросил Андрей. – Вы где?

– Везде.

Семенов огляделся, но никого не увидел.

– Что происходит?! – спросил он голос.

– Ничего серьезного, – ровно отозвался неизвестный. – Вторжение третьей категории опасности.

«Надо полагать, вторгся ты», – констатировал Аналитик.

– Как вы меня видите? – Андрей заметил под потолком несколько приборов, которые вполне могли оказаться камерами наблюдения, и повернулся к ним лицом. – Через камеры?

– Нет, – ответил голос. – Тут нет камер. Мне они без надобности. Я и так знаю, кто и где находится, и чем занимается. В шестом отсеке, например, проснулся белый зверь, которого ты поймал.

– Вы командир, – догадался Семенов.

«Кажется, он преувеличил про вторжение третьей категории, и санкций не будет», – Аналитик, как обычно, думал на три шага вперед.

– Бери выше, – отозвался голос. – Я корабль. Космический аппарат межгалактического класса «Синтро-6» с искусственным интеллектом девятого поколения и способностями к частичному метаморфизму.

При этих словах Андрей несколько растерялся. Неужели американцы уже изобрели искусственный интеллект и даже построили «умный» космический корабль? Тогда что изобрели наши? Путешествия во времени?

Ни одна серьезная технология не подлежит разглашению до тех пор, пока не исчерпает себя в военных соревнованиях или пока аналогичную технологию не изобретет противник. Именно поэтому рядовые обыватели, к которым Андрей причислял и себя, даже не представляют, насколько продвинулись отечественные, а тем более зарубежные наука и техника.

В бытовой обиход давно вошли «умные» смартфоны, с каждым годом появляются все более фантастические и невообразимые вещи: роботы-пылесосы, дроны-разносчики пиццы, очки дополненной реальности и даже «умные дома», которые по желанию владельца регулируют освещение, температуру, приготовление пищи и охрану. В Японии полным ходом идет работа над всевозможными роботами, и только фантасты могут предположить, над чем работают на западе.

– Ты компьютер? – Семенов решил перейти на «ты». Обращаться к программе, пусть даже обладающей интеллектом, на «вы» – ниже человеческого достоинства.

– Дурак, – обиделся голос. – Я же сказал, я корабль.

– Живой? – осторожно предположил Семенов.

– Не совсем. Долго объяснять. Зови меня Грог. А тебя как зовут?

– Семенов Андрей Сергеевич. Можно просто Андрей.

– Ан-д-рэй, – медленно, словно пробуя звуки на вкус, произнес корабль, – странное имя. Добро пожаловать на борт, Ан-д-рэй. Держись крепче, – и сказал уже громче: – Внимание! Включаю искусственную гравитацию. Пять. Четыре. Три. Два. Один.

Семенов грохнулся на пол. Он почувствовал огромную тяжесть, стало трудно дышать, словно на грудь наступил белый медведь или слон.

– Искусственная гравитация включена, – отрапортовал Грог.

Андрей поднялся и увидел, как ручка двери, возле которой он упал, медленно поворачивается.

 

* * *

 

– Входи, – пригласил корабль.

Андрей пошел по длинному узкому коридору. По правую сторону тянулась светящаяся полоса, а левая представляла собой сплошную гладкую панель. Ничего общего со станцией «Мир» у коридора не было. На станции конструкторы старались использовать каждый сантиметр для размещения оборудования, и так называемые «коридоры» представляли собой узкое пространство между приборами, где едва могли разлететься два космонавта. А здесь единственное назначение помещения состояло в соединении кают и отсеков корабля. Видимо, их сделали исключительно для удобства.

– Какое топливо ты используешь? – поинтересовался Семенов. – На весе и объеме твои конструкторы не экономили, значит, придумали новое топливо. Так?

– Тебе об этом знать не положено, – отозвался Грог. – Я, между прочим, пока не решил, что с тобой делать.

– А со мной нужно что-то делать?

– Конечно. Ты у нас кто? Нарушитель. Пробрался внутрь, без спроса отрыл дверь... про ящик Пандоры слышал?

– Слышал.

– Вот и я про то же. Вдруг ты опасен?

Несмотря на странность ситуации, разговаривал с космическим кораблем Андрей легко и даже с некоторой долей удовольствия. Может, все это ему просто мерещится, а на самом деле сейчас он лежит на северном полюсе с пробитой головой, а умирающий мозг посылает ему последнюю галлюцинацию?

«Вполне вероятно. Но шишка на затылке будет знатная».

Андрей дотронулся до места на голове, которым ударился об угол стены, когда возникла невесомость, и почувствовал боль. Надавил сильнее… но не очнулся.

– Я не опасен, – ответил он кораблю. – И буду долго извиняться перед экипажем и ЦУПом за испорченную миссию. Но ситуация была уж очень странная. Если б я знал, что попаду на космический корабль… Куда мы летим? На МКС? Надолго?

– У меня нет однозначного толкования аббревиатуры «МКС», – произнес корабль. – Я также не могу ответить на твой вопрос о направлении полета, капитан еще не определился. Пока идем по прямой, из твоей солнечной системы все равно лишь один путь.

– Мы в открытом космосе? – Андрей почувствовал, как внутри него все опустилось. – В смысле, даже не на орбите?

– Мы в пятнадцати световых годах от твоей планеты.

Аналитик ошарашено молчал. Семенов опустился на пол, прислонился спиной к стене и закрыл глаза.

Он летит не на МКС, и даже не на Марс, а прочь из родной галактики. А значит, прощай все. Старая жизнь, друзья, работа, мечты о Боингах и симпатичных стюардессах. Нет. Не может быть. Это какая-то шутка!

– Ты ведь пошутил? – внезапно охрипшим голосом спросил Семенов. – Перегрузок же не было!

– Скажи мне «спасибо», – в голосе Грога слышалось самодовольство. – Работа системы нейтрализации гравитационного притяжения.

Пятнадцать световых лет от Земли! Но… ведь все можно исправить! Поговорить с главным, узнать, какие у них планы! Он не может стать космонавтом и полететь к звездам! О межпланетном путешествии никто ничего не говорил! Ни НАСА, ни Роскосмос! Ни одной новости!

– Мне нужно поговорить с капитаном, – твердо произнес Андрей, поднимаясь на ноги. – Веди.

– По-моему, ты чего-то недопонял, – вкрадчиво произнес Грог.

– Правильно, – разозлился Семенов, – я вообще ни хрена не понимаю!

– Вот и послушай слова старшего по званию. Ваша цивилизация уже вышла в космос, и ты думаешь, будто попал на свой космический корабль. Но я не ваш. Я не с Земли. И экипаж тоже. Кроме тебя во мне нет ни одного человека. Мы заглянули на вашу планету на несколько дней, но теперь летим по своим делам, и никогда больше сюда не вернемся.

– То есть…

– Мы для тебя пришельцы. А ты – пришелец для нас.

Семенов сделал глубокий вдох, потом медленно выдохнул, потом снова вдохнул, потом снова выдохнул.

– А Алина? – спросил Андрей.

– Кто? – не понял корабль.

– Девушка, которая вошла передо мной.

– Кроме тебя во мне нет ни одного человека, – повторил Грог.

Семенов сжал кулаки. Стадия отрицания прошла, наступило время гнева. Он злился. Какого черта он, как идиот, пошел за симпатичной блондинкой, не думая о последствиях?! Какого дьявола это «существо не с Земли» в облике блондинки ушло, даже не убедившись, что землянин покинул ангар?! И какого рожна Грог, который знает, кто, где и чем занимается, взлетел с зайцем на борту, а теперь еще откровенно потешается, глядя на несчастного одинокого пришельца, который никогда не вернется на родную планету?!

– Я хочу поговорить с капитаном, – твердо произнес Семенов, когда почувствовал, как к нему возвращается способность держать себя в руках. – Если вы не собираетесь на Землю, возможно, еще не поздно посадить меня в какой-нибудь челнок и отправить обратно.

– Я понял твою мысль, – отозвался корабль. – Это невозможно. Пока мы говорили, я пролетел еще несколько световых лет. И у нас нет челноков.

– Но безвыходных ситуаций не бывает! – Семенов пошел по коридору. – Я все равно поговорю с капитаном.

– Хорошо, – согласился корабль. – Но сначала мне нужно все подготовить.

– Что подготовить? – уточнил Андрей.

– Вашу встречу. Думаешь, капитан обрадуется незваному гостю?

«Яйца он тебе отрежет, – подсказал Аналитик. – Смотрел «Секретные материалы»? Помнишь серых человечков? Алина здесь явно не главная, поэтому готовься к худшему».

– Я отведу тебя в одну из кают, – продолжил Грог. – Посидишь, подумаешь над своими словами и оправданиями, а я поговорю с командой. Через полчаса выходи и следуй указателям. Не заблудишься.

– У меня ведь нет выхода? – Андрей посмотрел в потолок, словно надеялся рассмотреть лицо корабля, но увидел только белый пластик.

– Нет, – отозвался Грог. – Шевелись. Вон в ту дверь. А я отключаюсь. До связи.

 

* * *

 

Андрей вошел в каюту и в первый момент подумал, что попал в обычный гостиничный номер. Здесь стояли настоящая кровать и письменный стол, стену украшало голографическое окно, за которым весело сверкало в лучах голографического солнца голографическое море.

«А мы точно взлетели?» – задумчиво спросил Аналитик.

Семенов посмотрел на голограмму и подошел к столу. Глянцевую поверхность перечеркивали непонятные линии, вдоль которых чья-то рука написала сотню цифр и символов. Если у тех, кто управляет говорящим кораблем, конечно, есть руки.

Андрей критически осмотрел комнату, пытаясь найти подсказки, но ничего необычного, кроме надписей на столешнице, не нашел. Кровать казалась самой обычной, даже размер соответствовал земным стандартам, голограмма моря и солнца тоже ни о чем определенном не говорила: морем могли любоваться инопланетяне любого вида.

«С твоим везением ты наверняка попал к «серым», – подсказал Аналитик. – В сказки ты не веришь, но теперь уже не можешь отрицать существование инопланетян. Сам в одного из них превратился. А значит в байках ТВ-3, вероятно, есть доля правды. Кто-то на Земле их все-таки видел. И раз большинство говорили о «серых»…

Семенов поморщился. Есть, точнее, был у него на Земле один знакомый уфолог-фанатик, который при каждой встрече рассказывал все новые и новые истории про неопознанные летающие объекты, таинственные круги на полях и похищения людей серебряными блюдцами. Особенно он любил говорить о пришельцах.

Современные ученые, якобы, насчитали двадцать с лишним разновидностей пришельцев, восемнадцать из которых можно назвать гуманоидами. Но из всего многообразия внеземной жизни только четыре процента инопланетян относятся к людям благожелательно, оставшиеся девяносто шесть похищают землян и проводят эксперименты. Чаще всего уфолог пугал Андрея «серыми».

– Эти твари небольшие совсем, под метр с кепкой, но самые опасные, – говорил он вполголоса. – Явятся в спальню, встанут у изголовья, уставятся огромными миндальными глазами и смотрят. Ты просыпаешься, а над тобой серая безносая рожа. И ни пошевелиться не можешь, ни закричать. Руки у них, как грабли: длинные, костлявые, а ноги наоборот короткие. Кожа серая, гладкая, будто они в плавательном костюме. Только вот тем, кто этот костюм трогал, потом пальцы отрезали – мясо и кости гнить начинали. А уж какие эксперименты они над людьми проводят, страх! Имплантаты разные вживляют, органы вытаскивают, железки к черепу прикручивают и прямо к мозгу подсоединяют, как антенны, и яйца отрезают. У них там катастрофа какая-то произошла, они размножаться больше не могут, вот и исследуют, как бы с нашей помощью род продолжить.

Тогда Семенов воспринимал эти истории как любопытные байки, над которыми можно посмеяться, попивая пиво в компании друзей и обсуждая, какого рода эксперименты они проделали, если бы такой «серый» попал к ним в руки. Теперь от воспоминаний об этих рассказах волосы на руках вставали дыбом.

Андрей не смог себя заставить сидеть на одном месте и бродил по каюте. Ему хотелось поскорее покончить с неопределенностью и встретить свою судьбу лицом к лицу.

«Кажется, полчаса уже прошло», – напомнил Аналитик.

Семенов решительным шагом вышел в коридор.

«Направо или налево?»

Указателей, о которых говорил Грог, Андрей не нашел. Он, конечно, не ожидал увидеть на стенах громадные стрелы, мигающие красными огнями, с надписью «к капитану корабля», но не смог найти ничего, что пусть даже отдаленно могло походить на информационную табличку. Ни на стенах, ни на полу, ни даже на потолке.

«Тогда налево, – посоветовал Аналитик. – Мальчики всегда идут налево. А там разберемся».

Андрей дошел до конца коридора и уткнулся в очередную дверь с круглой ручкой. Осторожно повернул ее, заглянул внутрь и замер.

На диване сидел «серый».

Перед глазами Семенова, словно за секунду до смерти, мгновенно пронеслись события последних трех дней.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить