Илья Одинец - Глава 5. Три минус два

Глава 5

Три минус два

 

Ночью, лежа в мягкой постели гостевой комнаты дворца, я так и не смог заснуть. В голове проносились мысли о серебряном волке и том, что он может со мной сделать, когда найдет.

Кто я с его точки зрения? Пришелец, без спросу вторгшийся в чужой мир, да еще с магическими способностями, которые он наверняка будет употреблять в личных целях. А личные цели редко когда приводят к чему-либо хорошему, такова уж человеческая природа: мы забираем себе все, что можем забрать, и плевать на остальное. Немудрено, что от других привыкли ожидать худшего. Да и подстраховка не помешает, лучше сразу устранить нарушителя границ, чем расхлебывать последствия.

В общем, меня ищут. Хорошо, что пока не нашли; вчера Штирлиц как никогда был близок к провалу. Отсюда вывод – первое правило путешественника по параллельным мирам: "Пока во всем не разберешься, никому не говори, что ты пришелец из параллельного мира". Пусть тебя считают сошедшим с ума, но, по крайней мере, не убьют. А я, как последний идиот, это правило нарушил, во всеуслышание заявил, что не королевский сын. Хорошо, никто не поверил, настоящего принца и до меня считали дурачком. Вот пусть и дальше считают, очень удобная маскировка, и делать ничего не нужно, сиди себе во дворце, да по парку гуляй.

Кстати о дворце. В связи с вчерашними событиями, мне, видимо, придется обосноваться в этой комнате надолго. Побег откладывается. После проводов среднего сына и отъезда гостей, городские ворота закроют, а королевскую семью запрут в покоях. Насколько долгим окажется заточение, неизвестно, оно закончится, когда волк поймает зайца, то есть меня, либо когда его величеству надоест паранойя. Будем надеяться, первое не случится, а второе произойдет быстро. Дворцы дворцами, но сидеть взаперти, находясь в параллельном измерении, не хочется.

Возвращение – еще одна проблема, которая не давала мне заснуть. Сильдурен не помощник, собственная магия тем более. Не хватало в порыве экспериментаторской деятельности поджечь собственную комнату. Практиковаться лучше в чистом поле.

Я задумался. Уж не потому ли меня вычислил серебряный волк, что я поджег камыши? Надо поосторожнее с этим делом. Чем сильнее магия, тем ярче ее следы – это я понял и без подсказок. Кто знает, может, в следующий раз волк сумеет локализовать источник магической энергии.

Эх, как было хорошо до появления преследователей! Сам не понимал своего счастья! Теперь вот валяйся в кровати да смотри в окно на дворцовый парк.

Размышляя обо всем этом, я не заметил, как наступило утро. Биологические часы подсказали, что самое время позавтракать.

Я умылся, привел себя в порядок и вышел в коридор. У двери, привалившись спиной к спине, похрапывал Прохор. Я едва не споткнулся о его ноги.

– Ваше высочество, – мгновенно проснулся он. – Кушать хотите? Надо было в колокольчик позвонить.

– Обойдусь. Проводи меня в кухню, – попросил я, удачно замаскировав незнание расположения комнат.

– Зачем? Вам прямо в постель все и доставят. Барашка желаете?

– Лучше чай и бутерброды, – так как я не собирался раскрываться, попросить кофе не рискнул. Вряд ли туземцы знают, что это такое.

– Будет сделано. Вы, ваше высочество, отдохните, полежите, а я мигом, – и он умчался к лестнице.

Я хотел было догнать шустрого мужичка, но решил, что неторопливая прогулка хорошая альтернатива. Неторопливым шагом я дошел до противоположного крыла замка и услышал возбужденные голоса. Звуки походили на продолжение вчерашнего банкета.

- Так-так, сами мясо жуют, а младшенький пусть дрыхнет? – негромко произнес я, - так мы так не договаривались.

Я ускорил шаги и вошел в пиршественную залу.

Длинные столы хранили остатки вчерашней роскоши. Объедки и грязную посуду слуги убрать успели, а вот скатерти с жирными пятнами от пальцев гостей, сменить не догадались. Его величество, королева, невеста, а также десяток мужчин разного возраста сидели за столом. Вопреки моим представлениям о пире, на столе стояли лишь кувшины с вином и три подноса с копченой курятиной. Внимание собравшихся сосредоточилось на разговоре, который при моем появлении прервался.

– Ну входи, коли явился, – любезно пригласил король.

Я послушно сел за стол.

– Брата проводить пришел? Хорошо. Только вот ничего хорошего, – его величество подпер рукой подбородок и задумчиво посмотрел на невесту. – Хотел я к вам на свадьбу приехать, а с магом этим пришлым придется во дворце сидеть.

– А я рад бы остаться, – поддакнул жених, – да не могу. Нас уже ждут. Но ты, отец, не переживай. Справимся. И не с таким справлялись.

– Угу. Да вы ешьте, чего застыли, будто каменные. А коли поели, давайте прощаться.

Его величество поднялся, за ним поднялись остальные.

– Ну, Николаша, – король подошел к сыну и обнял его, – правь там хорошенько, да про лес не забудь. Лес нам во как нужен.

– Я знаю, - ответил Николай, - ты, папаня, главное, не хворай, а лесом я тебя завалю.

После короля принц, которого про себя я уже называл своим братом, обнял королеву. Эти объятья были куда как сдержаннее, ибо со стороны эта парочка казалась... парочкой. Ее величество по возрасту подходила Николаю в подружки. Третьи объятья достались высокому светловолосому плечистому молодому человеку в золотом парчовом кафтане. Вероятно, этот блондин и есть наследник престола – принц Александр, старший из трех братьев.

До меня очередь не дошла. Николаша поручкался с остальными присутствующими, видимо, важными чиновниками, а мне лишь кивнул. Вот так. Ивана-то, оказывается, не только за дурака держат, но и человеком не считают. Министрам и советникам можно руку пожать, а брата младшего обнять зазорно. Честно говоря, я немного расстроился, стало обидно за сгинувшее высочество. Уверен, если бы Прохор и король не признали во мне принца, по настоящему Ивану тосковать никто не стал бы.

Король направился к дверям, за ним потянулись остальные. Я отломил куриную ножку и вышел последним. Кажется, я начал привыкать к местным порядкам. Нехороший признак, не одичать бы.

Царственная процессия двинулась по широкому коридору.

Мда, от главного коридора дворца я ожидал большего. Помнится, наши монархи во главе с Екатериной II украшали свои хоромы чем могли: лионским шелком, золотыми канделябрами, картинами знаменитых художников, не говоря уже о богатых тканевых драпировках и дорогом паркете. Ну почему здесь не так, как в Зимнем? Этот дворец больше похож на средневековый замок: грубый, заброшенный, холодный, из которого грабители вынесли всю мебель. Единственное украшение – сундуки да гобелены. Никакого понятия о роскоши. Даже гостевая комнате, где я провел ночь, было лучше.

Коридор заканчивался парадной лестницей, которая вела к главному входу. Угодливые слуги распахнули двери, и мы вышли в сад. Там на мощеной булыжником дороге, петляющей между клумбами, стояли семь или восемь запряженных карет. На настоящую карету походила только одна, остальные я бы назвал открытыми колясками, на их дверцах не было даже гербов. Первое транспортное средство предназначалось молодоженам, которые будут считаться супругами только после свадьбы в королевстве невесты, остальные доверху заполнены сундуками, тюками и мешками. Я посмеялся про себя над таким приданым и приготовился скучать. Не люблю проводы.

Но скучать не пришлось.

– Пойдем, – потянул меня за руку старший брат – широкоплечий блондин в золотом парчовом кафтане. – Поговорить надо.

Удивительно, во дворце нашелся человек, не считающий меня слишком глупым для разговоров. О чем, интересно, наследник престола собрался беседовать с дурачком?

Александр вразвалочку направился к замку, свернул за угол и повел меня к дворцовому парку, который я, когда переместился в этот мир, по незнанию принял за лес.

– Очень все некрасиво получается, – грустно произнес принц. – Отца от свадьбы не отговорил – ему корабельные сосны нужны. Николай тоже слушать не стал – влюбился в свою Ролану, да и рассказу моему, скорее всего не поверил. А теперь еще колдун этот залетный.

– Сплошные неприятности, – подтвердил я.

– Я знал, что ты поймешь, - обрадовался Александр.

Наследник престола шагал впереди, и так как он был не только втрое шире меня в плечах, но и едва ли не на две головы выше, пришлось ускоряться, чтобы поравняться с "братом".

– Эх, если бы не колдун, все бы обошлось! – в сердцах воскликну принц. – Сказывался бы я больным, никто ничего не заметил бы, а так, запрут нас во дворце на месяц, может, больше... Время–то не остановить. Да что я тебе говорю, ты и сам понимаешь!

Я смолчал. Пока я не понимал ровным счетом ничего, но раскрываться нельзя – меня ищут.

– Помню, чуть к праотцам не отправился, когда впервые себя в зеркале увидел, - продолжил изливать душу "брат". - Не хочу повторений. К тому же народ у нас темный, необразованный, это ты книжки читаешь, да опыты ставишь, а с отца взять нечего. И министры его глупее не придумаешь. Казнят. Или в яму бросят, что одно и то же. Поэтому выбора у меня нет. Хорошо, хоть ты меня понимаешь.

Принц повел меня в парк. Некоторое время мы шли по дорожке, потом свернули к кустам и вышли к большому поваленному дереву. Кто-то аккуратно спилил его, оставив небольшой, по колено, пень. Александр сел на него и печально улыбнулся.

– В последний раз, считай, с человеком говорю, но ничего не поделаешь. Судьба. Да ты садись.

Я опустился на ствол и приготовился слушать. Задавать вопросы пока не спешил, но придет и мой черед.

– Разлетаются королевские дети, как птенцы из гнезда, - качнул головой Александр. - Отец сейчас с Николаем попрощается, да во дворец пойдет. Ты будь другом, не рассказывай сразу, дай время уйти подальше, все же я еще не привык к телу. А выход из парка нашел: горка у западной стены, на нее заберусь, через ограду перемахну, а там в леса подамся.

– В какие леса? – не понял я. Это что же, принц сбежать собирается?

– Не в Пахтинские, не волнуйся, жить мне еще не надоело. В Семеновские уйду, там, говорят, дичи много.

– Охотиться будешь?

– Куда деваться. От жареного, конечно, не отказался бы, да кто ж меня накормит? Я, Вань, тебе не говорил, но это не временно. Это навсегда.

– Что навсегда?

Загадки мне надоели.

– Ухожу навсегда, - его высочество опустил глаза. – И в волчьей шкуре навсегда останусь. Выбора у меня нет, ведь чем дальше, тем меньше во мне человеческого. Оборотень – это всего лишь наполовину человек, а это очень мало. Для сына короля.

Я сглотнул. Вот так дела! Наследник престола – оборотень! Он что, и правда собирается бежать в лес охотиться на зайцев?

– Понимаю, тебе тяжело придется, - продолжил Александр, - да и отцу, и всем. На меня ведь большие надежды возлагали, но я не виноват, что меня укусили. И рассказать-то только тебе, да Коле осмелился. Отца просил не отдавать Николая в Мэрн, брата умолял дома остаться, не жениться на Ролане, но разве меня будут слушать?! Теперь вот на тебя вся надежда.

Александр поднялся, достал из-за пояса длинный узкий нож и с размаху воткнул его в пень, туда, где только что сидел.

– Прощаться давай, – голос его стал грубым, лающим, лицо посерело.

Я поднялся с поваленного дерева и протянул руку. Выглядел я, наверное, так, будто меня исподтишка стукнули по голове приличным поленом.

– Прости, что так все вышло, – произнес Александр. – Я знаю, ты ведь с самого начала знал, что я уйду. Взгляд у тебя особенный был, когда я обо всем тебе рассказал. Знал, да молчал. Ничего не поделаешь, судьба.

– Неожиданно все это, – пролепетал я. Больше из себя ничего выдавить не смог. Не останавливать же оборотня, в самом деле! Тут без вреда для жизни и здоровья не обойдется.

– Неожиданно, – согласился брат. – Если бы не тот иномирец, у тебя было бы еще года два или даже три, а так...

Александр вытащил из кармана пригоршню белого порошка, и бросил на пень.

– Соль. По-хорошему, надо дождаться полнолуния, но я не собираюсь жить вечно, – принц расстегнул камзол и бросил его в траву. – Одежду мою спрячь. Не хочу, чтобы кто–то догадался.

Молодой человек разделся и протянул мне руку.

– Береги себя.

– Ты тоже.

Я ответил на рукопожатие и едва не отдернул руку – ничего человеческого в ладони Александра не осталось, только кожа, под которой угадывалась готовая сформироваться волчья лапа.

– Нож лучше сразу забери, – вздохнул он. Помолчал, потом присел и перекувыркнулся через пень.

Когда его руки коснулись земли по ту сторону ножа, принц стал стремительно меняться, превращаться в волка. В большого широкоплечего волка с серебряной шкурой.

Я невольно отступил назад.

– Не бойся, – старательно выговаривая слова, произнес оборотень. – Тебя не трону. Но лучше в Семеновский лес не ходи. И отца не пускай.

Он мотнул лохматой башкой и помчался вглубь парка.

Я опустился на поваленный ствол дерева и уставился на нож, торчащий из пня. Вот тебе и на. Оборотень. Интересно, если я через пень перекувыркнусь, тоже клыки и хвост отращу? Нет, "братец" четко сказал, что его укусили, а меня, к счастью, никто не кусал.

Черт. Не о том думаю. Александр перекинулся в волка с серебряной шкурой, совсем как у моего ночного гостя. Выходит, они оба оборотни? А мне что делать? Вернуться во дворец и засесть в замке, пока меня не перестанут разыскивать? Может, лучше спрятаться в другом месте? Только вот где? Мне ведь надо мага искать. И как выбраться с дворцовой территории, по периметру окруженной высоченной стеной, через которую может перемахнуть только оборотень?

Магией я пользоваться не могу, да и не умею толком, учиться тоже нельзя – раскроют. Вот тебе и попал в параллельное измерение – сиди себе в замке, да в окно смотри. Ни нормальных приключений, ни здорового туризма. Не повезло. Знал бы, что так выйдет, остался бы дома, там хотя бы чайник без электричества мог согреть. Стал бы фокусником, выдавал бы магию за магию, и разбогател... Эх, мечты.

Мой взгляд упал на одежду Александра. Оставить ее здесь? Нельзя. Найдут.

Я вытащил из пня нож, собрал одежду и пошел к озеру. Уничтожать улики я умел, то есть знал, как это делается, из бесчисленных ментовских сериалов. Нашел камень побольше, обмотал его штанами, вместе с туфлями завязал в камзол и, размахнувшись, швырнул подальше в камыши. Одежда не всплывет, и никто не узнает, что наследник престола отправился голышом гулять по лесам. Нож топить не стал, спрятал под одежду. На всякий случай.

Когда пришел к дворцу, Николай вместе с невестой и обозом приданого, уже отчалил. Через заднюю дверь я вошел в замок и отправился в комнату, где провел предыдущую ночь. Так как во дворце вводилось осадное положение, мне предстоит проводить большую часть времени именно там. Осмотревшись, я решил спрятать нож за кровать. Пыли там оказалось много, целые комки, хоть ковшом вычерпывай, значит, уборщики туда не заглядывали и заглядывать не будут, что мне только на руку.

Спрятав оружие, я лег на кровать и закрыл глаза. Бессонная ночь дала о себе знать. Кажется, я задремал всего минут на пять, а проснулся оттого, что меня, словно тряпичную куклу, трясли за плечи.

– Где он, спрашиваю?!

В гневе его величество выглядел комично: корона съехала на бок, жиденькие волосенки встопорщились, а уши горели ярче запрещающего сигнала светофора. Король склонился над кроватью и тряс меня за ворот. Откуда только силы берутся?

– "Он" – это кто? – спросил я.

– Сашка, братец твой! Видел, как вы с ним в парк уходили, а вернулся ты один. Мы уже весь дворец обыскали!

– Не знаю, - соврал я. – Мы поговорили, а потом я в парке остался, а брат ушел.

Король оставил меня в покое и забегал по комнате.

– Горе-то, горе-то какое! Украли его! Сердце так и чуяло, так и билось: "береги старшего, не спускай глаз". А вот спустил, и злой маг воспользовался! Уволок наследника престола! И в какой момент! Николаша уехал, кто его теперь заменит?! Ты точно его не видел?

– Нет, – я привстал на кровати. – Не волнуйтесь,  он вернется. Наверное, купаться пошел. Или в цветник, – поспешил исправить я свою оплошность. Не хватало еще, чтобы верные государевы слуги прочесали озеро и нашли камень, обернутый золотым парчовым камзолом. – Да, кажется, он говорил, что в цветник пойдет.

– В цветник, – король ободрился. – Проверим. Но если, – он выпучил глаза, – если Александра украли... ты ведь знаешь, что это значит?

Я поднял брови. Иногда прикидываться дураком очень удобно.

– Старший исчез, средний уехал, ты один остался. К престолу будем тебя готовить, дурень!

Его величество выбежал из комнаты, хлопнув дверью, а я ошалело уставился в никуда.

Доигрался, товарищ Пономарев. Только престола тебе и не хватало.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить