Илья Одинец - Глава 4. Серебряный волк

Глава 4

Серебряный волк

 

Покинув пиршественную залу, я направился вниз по лестнице. Прошел мимо занятых спешным приготовлением пищи поваров, толпы поварят и кухарок и вышел на задний двор. В общем целом все получилось не так уж и плохо. Я не могу уйти из дворца, живу в печной и понятия не имею, как надолго здесь застрял. Это минусы. Но зато я принц, меня никто не тронет, у меня есть одежда, еда, кров над головой и даже Прохор – человек, который вполне может заменить если не друга, то информатора. Это плюсы. И начать следовало именно с них, а точнее, с Прохора.

Прохор обнаружился возле конюшни – сидел на корточках рядом с дверью и смазывал петли маслом. Рядом, прислонившись плечом к стене, стояла птичница. Она скрестила руки на внушительного размера груди и что-то вполголоса говорила мужчине. Увидев меня, Глафира нахмурилась.

– Неужто выгнали? Оно и понятно, кому дурачок надобен? Показался гостям, так ступай на задний двор. Покушать-то хоть успел?

Она неожиданно всхлипнула и поспешила уйти, а Прохор поднялся и поклонился.

– Прохор, - обратился я к мужчине, - почему все, кому не лень, называют меня дураком? Я ведь принц.

– Раньше вас этот вопрос не тревожил, - насупился Прохор.

– Раньше не тревожил, а теперь тревожит. Я сильно изменился со вчерашнего дня?

– Какие-то странные вы вопросы задаете, ваше высочество.

– Считай, что я потерял память, - нашелся с ответом я.

– Как потеряли? Где? – всполошился Прохор и выронил масленку.

– Ну, забыл обо всем, - пояснил я. – Ничего не помню.

– Вот! – хитро протянул мужчина, поднимаясь, - а спрашиваете, почему вас дураком называют. Простите, ваше высочество, но тут только вы виноваты. В детстве каким хорошим мальчиком были! А как подросли да читать научились, словно злой дух в вас вселился. Отгородились от всех со своими книжками, играть перестали, с братьями общаться прекратили. Уж матушка ваша, упокой Господь ее душу, и плакала, и книги отбирала, и в печку бросала, но вы только ножками топали, да истерики устраивали. Вот чтобы вы не орали, вам и уступили, в печную отправили, да забыли. Ох, знали бы, во что это выльется...

Я кивнул. Все понятно, его высочество принц Иванушка–дурачок на самом деле не такой уж и дурачок, просто очень любит читать, а здесь грамота не в почете. И что мне делать? Что вообще делают принцы? Не на троне же целыми днями сидят. Надо бы поинтересоваться.

– Чем я обычно занимался?

Этот вопрос поставил Прохора в тупик. Он бросил на меня удивленный взгляд и почесал макушку.

– Ну, э–э–э, ничем. Сидели у себя, иногда сбегали тайком, а я вас по всей округе разыскивал.

Не густо. Если у принца и были развлечения, то только тайные. Впрочем, мне до этого дела нет, мне главное вернуться домой.

– Скажи-ка, а нет ли у вас поблизости мага?

– Как нет? – удивился Прохор. - Есть. Сильдурен. Запамятовали? А вам для каких надобностей?

– Ну... это личное.

– Ох, ваше высочество, – Прохор хитро прищурился. – Амурные дела? Скажу по секрету, в них Сильдурен не силен. Да и вообще, сдается мне, этот прохвост силен только туман пускать, да дождик вызывать.

– А переместить он меня сможет? Скажем, в соседнее королевство.

– Нет, это никакой маг не сумеет. По воздуху перемещаться невозможно. Иначе в королевствах настоящее светопреставление началось бы. Покататься хотите, садитесь в карету, свезу до соседнего городка. Завтра. А сейчас ступайте к себе, ваше высочество. Поздно уже, смеркается, вы обычно рано спать ложитесь. Али вы не только память потеряли, но и сон?

– Нет, я пойду, спасибо, Прохор.

Я развернулся и направился к печной, сдерживаясь, чтобы не разреветься как девчонка. Ну разве так может быть, чтобы никто не мог вернуть меня домой?! "Перемещаться по воздуху невозможно". Да что они знают? Покажи им самолет, в обморок упадут. Хотя, мне и самолет не поможет. Нужно искать мага в соседнем королевстве, раз местный чересчур слаб. Запастись необходимым для путешествия, и в дорогу. Свадьба закончилась, пусть настоящий Иван с королем разбирается.

Я прошел уже полпути, стараясь не наступать на куриный помет, как задняя дверь дворца распахнулась, словно изнутри кто-то сильно наподдал ее сапогом, и во двор вывалился стражник – плечистый усатый мужик в синем кафтане, синих штанах, с алебардой в левой руке. Правой он держал цепь.

– Шевелись! – рявкнул охранник и дернул цепь.

Из двери, едва не упав, вышла Лаврентьева, точнее, ведьма, которую я спас от смерти. Она посмотрела на меня и подмигнула. Я оторопел. На что угодно поспорил бы, что это действительно Ленка.

За девушкой вышел еще один стражник, и они повели ее к воротам. Вероятно, отправят в тюрьму. Что ж. Тут я ничем помочь не мог, в моих силах лишь отправиться в "свои покои".

В печной было сумрачно и скучно. И чем, интересно, здесь занимался принц? Ни тебе интернета, ни телевизора, ни книжки самой захудалой.

Я порылся в сундуке, проверил все полки на предмет вещей, которые могут пригодиться в дороге, но кроме огарка свечи ничего не нашел. Интересно, как ее зажечь без спичек? Своей магией? Эх, средние века! Ни тебе зажигалок, ни электричества, кремень, да огниво. Не удивительно, что здесь каждую вторую принимают за ведьму.

Опа!

От мысли, пришедшей мне в голову я даже подскочил. А что, если это действительно Ленка, и за ведьму ее приняли потому, что она, к примеру, зажгла огонь с помощью спичек?! Нет, невозможно. Я переместился в этот мир голым, значит, и Лаврентьева тоже, спичек у нее точно нет.

Стоп. А как насчет дара? Что если она зажгла огонь с помощью магии? Тоже вряд ли. Ее дар исчез, перешел ко мне и огонь теперь по моей части. Но ведьму нужно навестить. На всякий случай. Для успокоения совести.

Я подошел к единственному окну и выглянул во двор. На улице совсем стемнело, я с трудом разглядел курятник; на фоне темно-серого неба четко виден был только силуэт угловой башни. А чего, собственно, ожидать? Ни одного фонаря на всю округу, точнее, на все королевство. Очень удобно для воров, убийц и тех, кто не хочет быть замеченным.

Я подошел к двери и выглянул во двор. Во дворце еще продолжается свадебный пир, слугам не до принца-дурачка, Я занес ногу, чтобы перешагнуть порог, но тут ко мне бросилась тень, схватила за руку, потом, опомнившись, бухнулась на колени.

– Ваше высочество, – зашептала тень голосом Прохора. – Беда! Батюшка вас во дворец требует!

– Прямо сейчас? Что случилось?

По спине пробежал холодок нехорошего предчувствия. Неспроста все это.

Неожиданно относительная тишина заднего двора резко прервалась громким лязгом: открыли запертые на ночь ворота, и во двор въехали три всадника.

– Скорей, – Прохор потянул меня за рукав.

Пришлось подчиниться, но прежде чем скрыться в замке, я оглянулся на ночных гостей, и сердце предательски екнуло. Двое всадников были людьми, а третий... я потер глаза и довольно сильно ущипнул себя за руку, но... на третьей лошади сидел волк, по крайней мере, верхняя половина туловища всадника принадлежала волку: оскаленная пасть, напряженные стоящие торчком уши и горящие желтым светом глаза. Все это я рассмотрел в секунду, когда в лапе волка загорелся огонь, который он для чего-то поднес прямо к морде. В свете пламени его шкура отсвечивала серебром.

Задняя дверь дворца захлопнулась за моей спиной, и я чудом сдержался, чтобы не привалить к ней что-нибудь тяжелое, например кувшин с маслом, стоящий в одной из комнат рядом с кухней. Офигеть. Девушек они выдают за ведьм и приговаривают к смертной казни, зато волкам разрешено свободно ездить на лошади.

Прохор вознамерился потащить меня к лестнице, но я сам взбежал по ней, и провожатому пришлось догонять.

– Налево, – предупредил Прохор.

Дверь, к которой он меня подвел, была отнюдь не резной дверью пиршественной залы, она подходила на внушительную дверь банковского сейфа, при условии, что сейф сделан из дерева.

– Сейчас.

Прохор трижды стукнул по древесине, потом выждал, и стукнул еще четыре раза. Дверь медленно открылась. Сама по себе, без вмешательства человека. Значит, в этом мире магия все же не запрещена. Или запрещена только простолюдином, вроде той ведьмы, так похожей на Лаврентьеву.

Комната напоминала исторический музей средневекового оружия, но его величество наверняка гордился тем, что на стенах висел самый современный арсенал: большой лук, несколько арбалетов, резные колчаны со стрелами, мечи, ножи, алебарды, секиры, кинжалы разных размеров и формы и булавы. В центре комнаты стоял большой дубовый стол с двумя зажженными масляными лампами. Вокруг стола разместились порядка десятка человек во главе с королем. Я узнал своего "брата" Николая – жениха, худого скрюченного старичка с серебряной звездой на шее, и короля, остальные были мне не знакомы.

– Из дворца ни на шаг, – предупредил его величество, бросив на меня недружелюбный взгляд, и продолжил прерванный моим появлением разговор. – Заканчивай, Сильдурен, не хочу принимать решений на нетрезвую голову.

Сильдурен – дряхлый старикашка в мятой ночной сорочке и колпаке – воздел руки к потолку и быстро зашептал:

– Пьянь–дрянь от величества отстань, разум даруй, да смотри не балуй, не застилай очи, особливо ночью. Трижды перекрестись и полдня постись.

При последних словах его величество трижды перекрестился и тряхнул головой.

– Хорошо. Полегчало. Молодец. А может, и с нашествием справишься?

Сильдурен снял колпак, под которым обнаружилась абсолютно лысая голова, и поклонился.

– Не справлюсь, ваше величество. Надо в Бюро обращаться.

– В Бюро, – сплюнул король. – Может тебе на старости померещилось, а ты сразу в Бюро! Знаешь, что за ложный вызов бывает?

– Не померещилось, – разогнулся Сильдурен. – Я хоть и сильнейший маг в королевстве, но по общим меркам и до середнячка не дотянул. Однако же веяние магических сил отлично чую. Неприятности у нас. Большие.

Я все еще стоял в дверях, не давая ей закрыться, и переминался с ноги на ногу.

– Чего стоишь? – буркнул король. – Или туда, или сюда.

– Куда "туда"?

– В комнату свою, олух! Слышал, о чем говорим?

– О чем?

– Тьфу, дубина, – сморщился король.

– Позвольте я объясню ему, ваше величество, – маг поклонился. – Этим вечером, когда серебристый диск полной луны, так любимой оборотнями и прочей нечистью, показался над верхушками леса, прохладный воздух моих покоев, щедро выделенных его величеством королем Радомиром Семнадцатым, да продлят боги его жизненный путь, колыхнулся. Багровое пламя, невидимое обычному человеческому взору возникло прямо над королевским садом, пролетело через восхитительный цветник ее величества, и с громким шипением, которое мог услышать только я, погасло в озере. Знак сие есть недобрый и беду предвещающий, посему ваш покорный слуга, ничтожный червь, которому судьба даровала способность читать запрещенные книги и совершать колдовские обряды, разумеется, исключительно в интересах королевства, бросился к волшебному шару, дабы узреть, какую беду нам несет сие знамение. Ничтожный червь, имеющий великое счастье находиться в столь блистательном обществе выяснил...

– Короче, – прервал пространные объяснения его величество.

– Иными словами, – разочарованно вздохнул Сильдурен, – которые, вы, ваше высочество, не поймете, в магическом поле нашего королевства произошло возмущение, что говорит о вторжении великого очень злого и опасного колдуна.

Я хмыкнул. Как раз последнее предложение и внесло некоторую ясность в тот бред, что выдавали узкие бескровные губы старого мага.

Король удовлетворенно кивнул и обратился к присутствующим:

– Охрану усилить, вельмож оповестить, армию поднять, королевскую семью из дворца не выпускать. Завтра проводим Николашу, и окопаемся. Колдуна найти и сжечь, его помощникам, коли таковые найдутся, отрубить головы.

Веселенький военный совет получился у "папашки": одних сжечь, другим отрубить головы. А сам между тем собирается окопаться во дворце и обжираться фаршированными утками да маринованной сельдью. Эх, не так я себе представлял короля, не такие решения он должен принимать, не слушать выжившего из ума мага-маразматика, только и умеющего, что снимать похмелье. Где война? Где походы? Где масштабные поиски нарушителя спокойствия? Доиграется его величество, придет злой дядя и покажет, где раки зимуют, окапывайся или не окапывайся. Пусть поскорее обращается в Бюро, как предложил Сильдурен, если эта организация может помочь, пусть помогает. Что же до меня... меня вся эта волокита не касается. Я – сторонний наблюдатель.

Я вышел за дверь и снова попал в объятья Прохора.

– Пойдемте, ваше высочество, провожу вас в гостевую комнату. Вы уж, будьте добреньки, не выходите из дворца, иначе не сносить мне головы. А мне голову жалко. Я шапку новую купил, только один раз и надел.

– Ладно, – улыбнулся я, – не выйду.

По территории дворца бродит волк, и встречаться с ним у меня желания нет.

Мы долго шли по полутемным коридорам с завешенными пыльными гобеленами стенами, и дошли до противоположного крыла замка. Прохор подвел меня к небольшой двери, вытащил из кармана штанов ржавы ключ, и вставил в  скважину навесного замка.

– Вот, ваше высочество, - замок заскрипел, - отдыхайте. Коли кушать захотите, звоните в колокольчик, прибегу, накормлю.

Я засмеялся, представив эту картину, а Прохор, неверно истолковав причину моего веселья, пояснил:

– Мода такая заморская. Его величество только на прошлой неделе у принца Датского позаимствовали, велели в каждой комнате колокольчики развесить, дабы слуги под дверьми не подслушивали, когда их позвать изволят. А по мне, все одно, что окрик выслушивать, что колокольчики эти – тихие они. Но вы все равно звените.

Прохор открыл дверь, и я вошел в гостевую комнату.

Что сказать? Дорогую обивку стен, широкую кровать под бархатным балдахином и резные сундуки я сейчас с легкостью поменял бы на любой самый захудалый из отелей, лишь бы там был туалет и рабочий душ. Вместо первого рядом с кроватью стоял медный ночной горшок с двумя изогнутыми ручками, вместо второго – большая бадья, наполненная чистой водой. Интересно, если я воспользуюсь горшком, придется позвать служанку, чтобы она вынесла все во двор или здесь принято выливать продукты жизнедеятельности в окно?

Осмотрев комнату, я увидел в углу большую кадку, в которой росло нечто вроде пальмы – надо полагать еще одно веяние иноземной моды. Туда я и облегчился. Обойдемся без горшка, да и цветку полезно – вряд ли его когда-нибудь удобряли.

Как и в печной, свечей в комнате не обнаружилось. Еединственная масляная лампа не горела, и я ополоснулся в бадье при свете полной луны, заглядывающей в окно. Серебряный диск напомнил о волке, въехавшем в ворота. А что, если это и есть тот самый злой колдун? Сомнительно, конечно, но в том, что он беспрепятственно проник на территорию дворца, была некая тайна.

Немного поразмышляв, я решил опробовать королевскую кровать, плюхнулся на матрасы и закрыл глаза. Кажется, это самое приятное, что случилось со мной за сегодняшний день, если не считать поцелуя Лаврентьевой. Как же давно это было!

Я снял туфли и перевернулся на бок. Волки волками, короли королями, а спать хотелось. Мягкая дрема обволокла меня, веки потяжелели и теперь при всем желании я не смог бы их открыть. Блаженно улыбаясь, я приготовился отдаться глубокому спокойному сну, но...

– Сорк, ты уверен, что выброс произошел в полдень? – послышался за дверью негромкий мужской голос.

– Уверен, – второй голос также принадлежал мужчине, но тембр был странный, человек с трудом выговаривал слова, то и дело срываясь на низкий бурчащий звук. – Ровно в полдень.

– Но местный маг сказал, что это произошло, когда взошла Луна.

– Он выжил из ума, к тому же любит приукрашивать. Думаешь, я сюда на прогулку пришел? Я все проверил, это произошло в полдень. А вот с местом он не ошибмч, след обрывается в озере, и можешь быть уверен, что пришелец не утонул. У нас спонтанный перемещенец, и с этим нужно разобраться как можно скорее. Кто-то проник в этот мир, кто-то сильный, а судя по следам, его магия отнюдь не самая добрая. Помолчи, нужно проверить младшего принца.

Я замер и старался дышать ровно, чтобы проверяющие не заметили, что я бодрствую. Я не услышал ни скрипа двери, ни шагов, и едва не выдал себя, услышав возле своего лица чужое хриплое дыхание.

– Симпатичный парень, – раздалось совсем рядом. – Жаль, его величество считает его идиотом. Мне кажется, он совсем не так прост, как кажется.

– Да. Вероятно. Здесь все в порядке. Ставь защиту и пошли.

Я осторожно приоткрыл один глаз и едва не закричал. Рядом с моей кроватью стоял тот самый волк с серебристой шкурой, который въехал в ворота. Он чертил в воздухе сложный знак, и следы от его лап в воздухе на миг загорались оранжевым.

– Теперь сюда никто не проникнет, королевская семья под защитой.

Я зажмурился. После того, как ночные гости ушли, я минут десять не решался открыть глаза, а когда открыл, подбежал к двери и придвинул к ней сундук с одеждой. Кажется, этой ночью спать не придется, потому что я догадался, кто тот самый злой колдун, прибывший из иного мира и высадившийся в полдень в дворцовом озере.

Они ищут меня!

И обязательно найдут.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить