Илья Одинец - Глава 1. Пономарев + Лаврентьева

Глава 1

Пономарев + Лаврентьева

 

– У–у–у, – протянула гадалка, разглядывая карточный расклад. – И как же ты, сынок, до жизни такой докатился?

– До какой жизни? Что там?

Я всмотрелся в полустершиеся картинки потрепанных карт Таро, которые гадалка разложила передо мной на кофейном столике. Скипетры, бокалы и мечи ни о чем мне не говорили, а вот падающая башня и повешенный - карты наверняка нехорошие. Допрыгался.

– Рассказывай, – приказала гадалка, – иначе сам догадывайся, что тебе судьба уготовила.

– Нечего мне рассказывать, - с самым честным видом ответил я.

– Правда? А это тогда как понимать? – узловатый палец ткнул в изображение демона, объятого языками пламени. – Как понимать? А?

Я отвел глаза. Еще вчера в моей жизни не было ничего интересного. Ну какие приключения могут ждать студента первого курса экономфака? Успешно сданная первая сессия? Новогодние каникулы? До сегодняшнего дня так и было, но рассказывать гадалке о том, что со мной случилось, я не хотел. Да и не мог. Потому что точно знал, откуда в карточном раскладе появился огненный демон.

 

Все началось с рассказа Ленки Лаврентьевой. Или даже еще раньше, с институтского спора. Мишка поссорился со своей девушкой и во всеуслышание заявил, что мужчины во всех отношениях лучше женщин. Зря он это сказал. Девчонки нашей группы набросились на него и наперебой стали доказывать свою крутизну. Мишка под таким натиском сначала сник, а потом отрезал:

– Лучшее доказательство избранности мужчин – сама жизнь. Вы сравните, чем вы в жизни занимаетесь, и чем мы. Вы сидите дома, стираете белье, готовите ужин, воспитываете детей, а мужчины покоряют моря, горы, открывают неизвестные острова, спускаются на дно океанов! Да если бы не Колумб, сидели бы мы сейчас по пещерам!

Тут Мишка, конечно, преувеличил, но мысль свою донес. Девчонки задумались, ведь действительно, какие в жизни женщины приключения? Самое интересное, что может с ними случиться, - замужество. Да распродажа в отделе косметики. Я хотел было озвучить эту мысль, но тут Ленка Лаврентьева растолкала подружек и заявила:

– Самое великое приключение – это выносить и родить ребенка. А насчет того, что мужчины называют экстримом, так у меня такой экстрим был, что вам и не снилось! Слабо вам сгонять в параллельный мир? А я там была! В море купалась, загорала, стреляла из лука и могла делать такие вещи, что вам и не снились. А еще я убила великого колдуна и спасла от гибели целое королевство!

Все, конечно, посмеялись, а я задумался. Ленка действительно вернулась с зимних каникул посвежевшей и загорелой. Но как? Она точно не уезжала из города. Солярий? Не похоже – ультрафиолетовые лампы не дают такого ровного темно-медового оттенка. К тому же, насколько я мог заметить, после каникул Лавреньева изменилась. В глазах появился подозрительный блеск, и с преподом по английскому она больше не заигрывала. Ходит по коридорам, перемигивается с подружками с таинственным видом, словно у них ото всего мира огромный секрет.

Да и слухи, которым я, конечно, не верил, были очень уж странными. Девчонки рассказывали, что Елена умеет кипятить взглядом воду в чайнике, а дома у нее живет маленький ручной дракон. Ну, про дракона, допустим, наврали. Это наверняка простая ящерица или какой-нибудь мадагаскарский лемур – Ленкин дядя частенько катался в Южную Америку и мог привезти племяннице живой подарок. А вот экстрасенсорные способности – это интересно и вполне возможно.

Я подумал-подумал, и решил последить за Лаврентьевой. Может, она как-нибудь обнаружит свою силу?

Я ходил за ней в спортзал, на дискотеки, в столовую, даже в магазины. Конечно, не открыто, а замаскировавшись: часто переодевался, надевал черные очки, однажды даже взял старую военную форму отца. Наблюдал долго, но ничего не обычного не обнаружил. Зато обнаружился сам. То ли маскировка подвела, то ли Ленка оказалась умнее, чем я думал... она подошла ко мне в супермаркете, взяла под руку и засмеялась.

– Ну что ты за мной все время ходишь, Пономарев? – спросила она меня. - Влюбился? Так сразу и скажи.

От неожиданности я не сразу нашелся с ответом. Я не влюбился, более того, никогда о Лаврентьевой в таком ключе не думал, а в тот момент внимательно на нее посмотрел. Ленка, оказывается, очень красивая девушка. Длинные густые смоляные волосы, огромные синие глаза, правильные черты лица, спортивная фигура... Лаврентьева приняла мое молчание за знак согласия и вздохнула:

– Влюбился, бедненький. Увы, Сережка, шансов у тебя никаких. У меня в Таэрии остался жених, принц Власилиан. Если найду способ к нему вернуться, обязательно приму его предложение и стану королевой.

Видимо, в этот момент на моем лице отразилось все, что я думаю по этому поводу, потому что Ленка неожиданно обиделась и отошла в сторону:

– Не веришь? Ну и вали тогда! И не ходи за мной – полицию вызову!

– Я верю, – сказал я, – потому и следил. Хотел удостовериться, что ты действительно... путешествовала.

Вместо ответа Лаврентьева указала взглядом на полку с кока-колой, прищурилась, надула губы... и вдруг бабах! Одну из алюминиевых банок разорвало изнутри. Завизжала девчонка, одна бабулька бухнулась в обморок, уронив корзину с покупками, а я лишился дара речи. Только Ленка, как ни в чем не бывало, прошла к кассе и начала выкладывать продукты на ленту транспортера.

– Ну ты даешь! – Я встал за Лаврентьевой и стал помогать Лаврентьевой вытаскивать из тележки покупки. – Это правда сделала ты?

– А отчего, думаешь, банка взорвалась? – хитро прищурилась девушка.

– Ну, газы расширились, наверное, - пожал плечами я.

– А от чего они расширились?

– От нагревания?

Ленка едва заметно кивнула.

Сердце екнуло. Не поверить такому невозможно.

Кассирша проносила покупки мимо сканера, касса пикала, подсчитывая сумму, а я отчаянно завидовал Лаврентьевой. Вот бы и мне попасть в Таэрию и получить какую-нибудь экстрасенсорную способность!

– Сумма вашей покупки пять тысяч восемьсот двадцать три рубля четыре копейки, – скороговоркой выпалила кассирша.

Ленка рассчиталась, и я помог ей рассовать продукты по пакетам. И только в тот момент обратил внимание на покупки: три десятка яиц, пять килограммов говядины, три кило картошки и куча всякой мелочи вроде фруктов, лука-порея, бульонных кубиков и приправ.

– И как ты собиралась все это нести? – спросил я и взял пакеты.

– Тебя хотела попросить помочь.

Я качнул головой и рассмеялся.

– Ладно, провожу тебя до дома, а ты рассказывай о своих похождениях.

Ленка обрадовалась приобретению в моем лице благодарного слушателя и всю дорогу трещала, расписывая, как хорошо в сказочной стране. Ее рассказу я поверил сразу, она говорила о таких вещах, о которых я никогда не подумал бы спросить: от государственного устройства до строения меча. Ну какая нормальная первокурсница экономфака знает, что у меча есть гарда?

Когда мы подошли к ее дому, я так заслушался, что забыл о тяжелых сумках. И было отчего: в Таэрии Ленка не только дралась огненными шарами с магом, но и познакомилась с драконом, убила настоящего вампира и побывала в королевском дворце, где произвела впечатление на принца, который тут же сделал ей предложение руки, сердца и половины царства в придачу, из-за чего король-отец едва не получил сердечный приступ.

– Зайдешь? – хитро улыбнувшись спросила Лаврентьева, когда мы дошли до ее дома.

– Конечно, – ответил я и открыл перед девушкой дверь подъезда.

В другой момент времени в ее предложении я без труда уловил бы сексуальный подтекст, но сейчас я не мог думать ни о чем, кроме как о взорвавшейся банке Колы и далекой волшебной стране. Разумеется, я не верил в волшебство и предпочитал объяснять явления с научной точки зрения. В меру собственных знаний, конечно. Но история с Таэрией ни под какие разумные определения не подходила. Еще утром я считал, что Елену просто загипнотизировали, но глядя на ее ровный медовый загар, вспоминая взорвавшуюся банку и подробный рассказ, я отмел это предположение. Судя по всему, Лаврентьева действительно побывала в волшебной стране, или лучше сказать в параллельном измерении.

Родители Ленки находились в отъезде, поэтому квартира была предоставлена в наше полное распоряжение. Я разулся, снял куртку и шарф и понес пакеты в кухню.

– Зачем тебе столько мяса? – крикнул я Ленке, которая, раздевшись, ушла в ванную. – У вас гости?

– Это для дракона, – донеслось сквозь шум льющейся воды.

Ну конечно. Я и забыл, что кроме красивого загара Лаврентьева привезла из путешествия дракона. И где, интересно, эта ящерица?

Выложив мясо на стол, я обернулся и обомлел. Посреди кухни на полу сидел дракон. Самый настоящий. Не какой-нибудь южноафриканский лемур, а ярко-зеленый, размером с пуделя, дракон. Он мило помахивал крохотными крылышками, смотрел на меня, наклонив голову на бок, и облизывался.

– Офигеть!

Я вскочил на табурет, словно девчонка, увидевшая мышь. Оставалось дико заорать, но я не стал. Все же не девчонка. К тому же в этот момент в кухню вошла Ленка. Она успела не только вымыть руки, но и переодеться в халат.

– Не пугайся, – Лаврентьева присела рядом со своим маленьким другом. – Проголодался, малыш? Сейчас мамочка приготовит тебе обед. Садись, – это она сказала уже мне.

Я покорно слез с табурета и сел.

Ленка пребывала в прекрасном настроении. Напевая под нос, она достала из навесного шкафа кухонный комбайн, разбила в чашу десяток яиц, бросила мясо и включила агрегат. Две минуты, и обед для дракона готов. Лаврентьева вывалила фарш в большое блюдо и поставила его на пол. Дракон, переваливаясь, подошел к тарелке и стал с удовольствием чавкать.

– Хороший аппетит, – заметил я. – Как же ты собираешься его кормить? Он ведь вырастет. И, судя по... легендам, вряд ли поместится в квартире.

– Они живут по тысяче лет, – легкомысленно махнула рукой Елена. – Я состарюсь, прежде чем он станет размером с теленка. К тому же я планирую забрать его в Таэрию. Если мне удастся туда вернуться.

– Как ты объяснила его появление родителям? – поинтересовался я.

– Сказала, что это редкая ящерица, подарок от дяди. Даже название в интернете нашла: летучий дракон – драко дуссимери. Царство животные, тип хордовые, класс пресмыкающиеся, отряд чешуйчатые, подотряд ящерицы. Родители поверили.

– Не боишься, что в википедию залезут посмотреть на настоящих летучих драконов?

– Нет. Я вру очень убедительно. Чай хочешь?

– Давай.

В углу стояла девятнадцатилитровая бутыль питьевой воды. Елена налила две чашки, поставила на стол и достала из холодильника пирожные.

Чайником Лаврентьева не воспользовалась, и я приготовился увидеть чудо: как девушка кипятит воду силой воли, но чуда не произошло. Ленка отпила из своей чашки и взяла пирожное.

– Угощайся.

– Холодный чай? Это что-то новенькое.

Я дотронулся до чашки и почувствовал тепло. Лаврентьева хихикнула и повела плечом.

– Впечатляет?

– Когда ты успела? То есть... тебе не нужны особые жесты или там заклинание какое-нибудь?

– Нет, – девушка улыбнулась, а потом вздохнула. – Девчонкам нравятся такие приколы, а мне становится скучно. В этом мире мои способности сильно ограничены. Подумаешь, умею воду взглядом нагревать. В Таэрии я могла вызывать приливы и отливы, а здесь с ванной не справляюсь. К тому же, мне кажется, со временем и это исчезнет. Раньше за секунду чайник кипятила, теперь полминуты уходит. Не предназначен наш мир для магии, вот и хочу к Власилиану вернуться.

– А как ты вообще туда попала?

Я покосился на дракона, который доел обед и лег рядом с хозяйкой.

– Сама толком не знаю. Пошла ради прикола с девчонками к гадалке, а она ведьмой оказалась. Подругам моим погадала, а мне на ухо шепнула: "Судьба у тебя особенная. Если хочешь настоящую любовь познать, выпроводи подруг, я тебе поколдую". Ну, я и послушалась. Сказала девчонкам, что хочу приворот сделать, а посторонние мешают. Они посмеялись, и домой пошли. Я села за столик, старуха разложила карты, а потом вдруг свет погас, и я уже в траве лежу.

– Интересно. Значит, это гадалка тебя в Таэрию отправила?

– А кто же еще? Только вот второй раз тот же фокус она делать отказывается. Я ей и деньги предлагала, и дракона показывала, а она только крестилась и плевалась. Второй раз, говорит, в одну воду не войдешь. Слушай, – Ленкины глаза неожиданно заблестели. – Ты ведь можешь мне помочь!

– Каким образом? – удивился я.

– Сходи к той гадалке и разузнай, как она меня в волшебную страну забросила.

– Так она мне и сказала!

– А ты постарайся. Ну, Пономарев, ну пожалуйста! Ну, ради меня! Хочешь, я тебя поцелую за это?

И, не дожидаясь ответа, Ленка перегнулась через стол и впилась в меня накрашенными губами. Я ответил на поцелуй и почувствовал в груди странное жжение. А еще адскую боль в левой ноге.

– Черт! – я подскочил, едва не ударив Лаврентьеву лбом в нос.

– Ты чего, – обиделась девушка.

– Дракона убери, – натянуто улыбнулся я, демонстрируя вцепившегося в мою ногу зеленую тварь. – Хорошо у него зубы еще маленькие.

Ленка отогнала ревнивого зверя и опустилась на табурет.

– Сходишь к ней? А? – просительно заглянула Лаврентьева в мои глаза.

– Схожу, – вздохнул я, притворившись, будто делаю ей огромное одолжение. На самом же деле меня интересовало продолжение знакомства с Ленкиными губами, да и взглянуть на настоящую ведьму хотелось. Может, она и меня в Таэрию отправит? – Прямо завтра и схожу.

Но продолжения банкета не последовало, Лаврентьева прижала руки к груди и с чувством произнесла:

– Здорово! Спасибо, Сережка. Если получится, я – твоя вечная должница.

– Договорились. У тебя с вышкой хорошо, будешь за меня расчеты делать. Если, конечно, не умчишься к своему Власилиану.

Я попрощался, оделся и вышел на улицу.

Погода испортилась, солнце скрылось за сизыми тучами, пошел снег, ветер гнал по скользкой дорожке поземку, а мороз неприятно щипал за уши – шапку я сегодня не надел – утром погода казалась неплохой. Через пять минут я замерз, а через десять пожалел, что решил прогуляться пешком и отказался от поездки в автобусе. Я приложил руки к ушам, пытаясь их согреть, и почувствовал боль. Уши в буквальном смысле обожгло. Я вскрикнул, не понимая в чем дело, и бросился к витрине магазина, мимо которого проходил. На меня смотрели испуганные серые глаза вполне симпатичного темноволосого молодого человека с красными, словно вишневое варенье, ушами.

Я осторожно дотронулся до мочек и вздрогнул – в кармане зазвонил телефон. Номер абонента в записной книжке мобильника не числился, и я бестолково смотрел на набор цифр пару секунд, пытаясь сообразить, кто может мне звонить в такой неподходящий момент.

– Да?

В трубке отчетливо слышались женские рыдания.

– По-пономарев?

– Да.

– Это я, – Лаврентьева всхлипнула. – Ты уже дома?

– Еще нет. Что случилось?

– Мои способности... пропали.

– То есть как? Совсем?

– Совсем, – подтвердила девушка. – И думается мне, в этом виноват ты.

Отражение в витрине на миг замерло, превратившись в статую, а потом распрямилось и расслабилось. Я понял, почему у меня покраснели уши.

– Глупости, – попытался успокоить я девушку. – Подобные вещи не заразны, через поцелуй не передаются. Просто пришло время, и они исчезли. Ты же сама об этом говорила.

– Да, – Лена вздохнула. – Но все равно обидно.

– Не переживай. Если хочешь, я прямо сейчас схожу к гадалке, возможно у нее есть способ вернуть тебе силу.

– Сходи, – Лаврентьева заметно повеселела. – Записывай адрес.

Я записал адрес и отправился на автобусную остановку.

 

– Ну? – гадалка прищурилась, отчего ее старческое лицо превратилось в гротескную маску индийского божка. – Откуда в раскладе огненный демон?

– Понятия не имею, – соврал я. – А что это значит?

– Ничего хорошего, – пообещала бабуля. – Уж поверь.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить