Илья Одинец - Глава 29. Младший вовсе не дурак

Глава 29

Младший вовсе не дурак

 

Не сговариваясь, мы с Ленкой встали и направились к сладкой парочке. Ленкин клон заметил нас раньше своего спутника, и поднялся навстречу. Мой клон, увидев, что его девушка встала, посмотрел на Лаврентьеву и замер. Замешательство длилось ровно секунду, затем он открыл рот и произнес:

– Сестричка у тебя высший класс.

После этого его взгляд встретился с моим. Нижняя челюсть молодого человека поползла вниз, на физиономии отразилось удивление и узнавание. Ну еще бы, повстречаться с собственной копией тот еще сюрприз. Я ухмыльнулся, отметив, что когда удивляюсь выгляжу довольно глупо, и подмигнул двойнику. Что-то я не припомню, чтобы у меня был брат–близнец. Может нас, как в индийском сериале, разлучили в детстве?

Я открыл рот, чтобы спросить об этом клона, но тот неожиданно вскочил и рванул в толпу танцующих.

– Эй! – крикнул я. – Стой!

Мой клон врезался какую-то парочку и, отчаянно работая локтями, стал продвигаться к двери.

– Стой! – снова крикнул я, но мой голос утонул в очередной волне басов. Медленный танец закончился.

Я проскользнул между танцующими подружками в одинаковых белых майках, нырнул в просвет между спинами двух здоровенных парней и налетел на высокую рыжую девчонку с колечком в правой ноздре.

– Эй! Потише! – возмутилась она.

– Извините! – крикнул я, выискивая глазами близнеца.

– А ты ничего, симпатичный, – девушка подмигнула и прижалась ко мне. – Потанцуем?

В другой день я обязательно принял бы приглашение рыжей, даже более, сам предложил бы потанцевать, но Сергей–2 уже преодолел большую часть пути, и я понял, что если не поспешу, рискую никогда его не догнать.

– Извини, – произнес я и отодвинулся. – Мне надо подышать.

– Козел! – девушка обиженно меня толкнула. – Вали давай! Не мешай веселиться!

И я свалил, по крайней мере, попытался. Продвигаться сквозь колышущееся море та еще задачка. Я подныривал под руки, протискивался между чужими спинами, а кое-кого и вовсе отталкивал, стараясь не потерять клона из вида. Увы, двойник оказался шустрым малым. У раздевалки он обернулся, выискивая меня в толпе, и выбежал на улицу.

– Черт!

Наплевав на приличия, я рванул к выходу, ощущая себя экскаватором, расчищающим снежные заносы. Меня окрикивали, ударяли по спине, однажды даже легонько пнули, но я не задерживался. Когда добрался до входной двери, клон сворачивал в подворотню. Оранжевые фонари метнули в мою сторону длинную тень, и я припустил следом.

Бежал так быстро, что не чувствовал мороза, только в легкие врывался ледяной воздух, напоминая о времени года. Дважды поскользнулся, едва не свалившись в сугроб, перескочил занесенную снегом лавочку и вбежал в подворотню.

Обычный задний двор обычного жилого дома, каких полно в любом спальном квартале: выставленные рядком контейнеры для мусора, сломанные качели, ржавый остов отслужившей своей век старенькой девятки, занесенная снегом песочница и арка, выходящая в такой же задний двор соседнего дома.

Клон преодолел полдвора, обернулся, заметил погоню и нырнул в арку. Я рванул следом.

В арке эхом отзывалось бренчание гитары. Я выбежал в соседний двор, и увидел, что у одного из подъездов собралась молодежь: четыре парня и девушка. Гитарист – высокий качок в лыжной куртке и черной вязаной шапке, сидел на лавочке. В зубах он держал сигарету, и сосредоточенно дергал струны. Справа от него сидела замерзшая брюнетка в дутой куртке, тонких капроновых колготках и сапожках на высоких каблуках. Она зябко ежилась и прижималась к качку. Слева сидел еще один парень в лыжной куртке. Он пил пиво и что-то доказывал двоим пацанам, стоящим рядом.

– Полиция! – заорал клон. – Убивают! Спасите!

И рванул к компании.

Гитара смолкла. Мой клон что-то быстро заговорил, указывая за спину, на меня. Гитарист невнятно кивнул головой, и лже–я трусливо спрятался за широкую спину амбала. Качок медленно передал гитару девушке и демонстративно хрустнул пальцами.

Любой здравомыслящий человек в этой ситуации развернулся бы и направил стопы туда, откуда пришел, или, в моем случае, прибежал. Но я никогда не относил себя к здравомыслящим людям. А после путешествий по параллельным мирам, драки с гигантской летучей мышью и знакомства с призраками, вампирами и самым настоящим демоном – гением уничтожения и не только последствий – какие-то жалкие качки не пугали. Сейчас, пока во мне сохранялись остатки магии, я мог справиться с любым количеством накачанных пивом парней, а ощущение близости разгадки тайны клона только подстегивало. Поэтому я снизил скорость и неторопливо подошел к гитаристу.

– Че за разборки? – спросил тот.

Ростом он показался мне чуть пониже фонаря, но это неважно, важно то, что двойник совсем рядом, я могу дотронуться до него, схватить и выпытать правду.

– Брат у меня идиот, – спокойно сплюнул я и замахнулся на клона. – Дома еще получишь!

Амбал всмотрелся в мое лицо, потом обернулся к моему двойнику и помрачнел.

– Топайте отсюда, гопота. Я думал, правда, убивают кого.

Я крепко взял клона за предплечье и повел обратно к клубу. Когда миновали арку, я дернул двойника за руку:

– Ну, а теперь говори, кто ты такой? Засланец? На кого работаешь?

– Не засланец я, – мой дубль шмыгнул носом и попытался вырвать руку. Я держал крепко. – Меня Иваном звать. Извини, что так вышло, но во всех мирах СНВ ты мой единственный двойник.

Иван.

Двойник.

Тут меня будто молнией ударило.

– А братьев у тебя случайно нет? Один женатый, а второй оборотень.

Иван кивнул, и я застонал: вот она, разгадка тайны! В моих руках, причем буквально.

– Пошли!

И я потащил упирающегося королевича в клуб. На входе мы предъявили охране ультрафиолетовые печати, и вернулись к бару. Ленка со своим клоном неторопливо потягивала апельсиновый сок.

Несмотря на то, что мою грудь распирало желание поскорее организовать совет в Филях, я залюбовался девушками. И блондинка и брюнетка в мерцающем свете зеркальных шаров выглядели чудо как хорошо. Я сглотнул, окинув взглядом ноги и грудь Лаврентьевой, и  мысленно дал себе подзатыльник. Не время пялиться на девушек, время решать головоломки.

– Есть разговор, – я кивнул Лаврентьевой–блондинке. – Наедине.

– Ну вот, – обиделась брюнетка. – А мне что делать?

– Домой иди, – посоветовала настоящая Ленка. – Кавалера твоего, судя по лицу моего кавалера, мы немного задержим.

– Не немного, – парировал я, и Иван дернулся. – Не–а, пока все не расскажешь, не отпущу. А будешь дергаться...

Я сосредоточил тепло в руке, которой держал сбежавшего королевича, и послал несильный импульс. Иван вздрогнул, словно от удара током, и расслабился.

– Ладно, не пугай, не сбегу.

Лаврентьева выразительно посмотрела на брюнетку. Ленкин клон дернул плечом точно так же, как оригинал, и фыркнул:

– Вы как хотите, а я еще танцевать хочу.

– Ладно, иди, – разрешила Лаврентьева. – В туалете мы уже были.

Я понимающе кивнул и сделал в памяти зарубку при случае поинтересоваться, каким образом происходит зарядка клона магией.

– Нужно найти укромный уголок, – предложила Ленка.

– Пошли в туалет. Там музыка немного потише, да и бежать некуда.

Я потащил Ивана к противоположной стене. Между дверями с блестящими табличками "М" и "Ж" я притормозил, а потом распахнул первую. Нас с Ивашкой из женского туалета погонят пинками, а на Ленку в мужском только покосятся с любопытством. И уж точно никто не будет возражать, если мы запремся в одной из кабинок.

У писсуаров никого не было, зато из одной из кабинок доносились характерные звуки.

– Заходи, – позвал я Лаврентьеву, – и приготовься к газовой атаке.

– Убить тебя мало, Пономарев, – выдохнула Ленка. – Нашел место для свидания!

Я хмыкнул и втолкнул Ивана в кабинку.

Разместились со всеми удобствами: королевичу уступили "трон", а мы с Лаврентьевой встали, закрывая спинами дверь. Деваться его высочеству было некуда.

– Рассказывай, – потребовал я. – С самого начала.

– А чего рассказывать? – вздохнул Иван. – Родился во дворце, детство провел во дворце, вырос во дворце и умереть должен был там же, рядом с троном. Думаете, быть младшим королевичем приятно? Ничего подобного! Все внимание доставалось старшему, Александру, его готовили к престолу, носились с ним, как с величайшей драгоценностью, пылинки сдували. Среднему, Николаше, тоже часть почестей доставалась, он у папеньки в дублях ходил, ну, на случай, если Сашка в озере утопнет, или на охоте убьется. Его почти как старшего учили, а на меня внимания никто не обращал. Бродил я по дворцу, да со скуки мух считал. Матушка только, пока жива была, со мной играла, да грамоте обучила.

– Так ты что, от тоски сбежал? – спросил я. – Тю! Маменькин сынок.

– И не от тоски вовсе, – королевич покраснел. – Хотел правду узнать, так не перебивай. Как папенька на Изабелле женился, совсем невмоготу стало. Сашка к трону готовился, Николаше невесту подыскивали, чтобы с соседним королевством породниться, а я лишним оказался. Начал я книжки всякие читать, да с людьми приезжими разговаривать. Много чего разузнал: про соседние земли, про магию, про иные миры... и начал потихоньку учиться.

– Со скуки? – съязвил я.

– Не перебивай, – пихнула меня локтем Лаврентьева.

– Во дворце меня все за дурачка принимали, - отвел глаза его высочество. – Я сначала обижался, а потом понял, что это очень даже хорошо. Взял вещички, да в печную перебрался. Устроился, как мог, стал книги старинные собирать, ингредиенты для зелий покупать, и колдовать потихоньку. Но тут неприятность случилась: Сашку на охоте оборотень покусал, и стал он в волка перекидываться. Никому не сказал, только мне, потому как знал, что в моих книжках может рецепт содержаться, как его обратно в человека превратить.

– Короче, Склифосовский, – поторопил я Ивана, потому что историю оборотня частично знал – лично провожал его наследное высочество в Семеновские леса.

– Рецепт в книгах действительно нашелся, "Дар жизни", называется, только вот не зельем он оказался, какое приготовить можно, а могучим амулетом. Как узнал об этом Сашка, скис. Оно и понятно: кого оборотень покусал, сам оборотнем станет, а со временем и вовсе в волка обратится и всю жизнь по лесам бегать будет.

"Дар жизни", где-то я уже слышал это название. Уж не этот ли артефакт пообещала Тьма "графу Дракуле"? Любопытно. И грустно. Быть королевичу Александру волком до конца дней.

– Стало Сашке не до трона, – продолжал Иван. – А тут новая беда: папенька объявляет, что невесту для Николаши подыскал. Женится Николаша на принцессе Ролане и будет нам корабельные сосны возить.

– И ты остался единственным наследником престола, способным править королевством, – подвел итог я.

Его высочество печально кивнул.

– Ты меня пойми! – с жаром произнес он. – Меня ж не готовили! Да и не хочу я королевством править! У меня другая судьба! Нельзя мне домой возвращаться!

Ленка фыркнула, а я подвел итог:

– Испугавшись престола, ты с помощью своих волшебных книг нашел своего двойника и поменялся с ним местами. Ловко. Но знаешь, братец, мне на твоем месте не шибко понравилось.

– Не понравилось, так не понравилось, – воздохнул Иван. – Пусть тогда Изабелла королевством правит. Ничего хорошего из этого не выйдет, но меня это не касается, я домой не собираюсь.

– Как это не собираешься! – неожиданно возмутилась Лаврентьева. – Ты нарушил десяток правил путешественников по иным мирам! Самовольно вмешался в жизнь своего двойника, бросил на произвол судьбы отца, целую страну! Да за это тебя запросто повесить могут!

– Не повесят, – неуверенно отозвался Иван. – Не имеют права.

– Ишь как заговорил! – уперла руки в бока Лаврентьева. – А ну вставай!

– Это еще зачем?

– Затем! Конвоируем тебя в родное измерение, и там выражай протесты сколько душе угодно.

– Помогите! – заорал его высочество. – Убивают!

Я бросился на королевича и зажал ему рот.

– Заткнись, – посоветовал я. – Не захочешь домой возвращаться, переправим тебя в Бюро. Старший демон не посмотрит на твое королевское происхождение, выпотрошит и съест на завтрак.

Королевич побледнел, икнул и замахал руками, делая знаки, что будет слушаться.

– Вот и славно, – улыбнулась Ленка. – Но на всякий случай я все-таки предприму кое-какие меры.

Девушка вытащила из-за пазухи медальон в форме шестигранника и приложила его ко лбу Ивана.

– Звено со звеном, рукав с рукавом.

Кто магией связан – кровью повязан.

Шаг вправо, шаг влево, действуй умело,

Предел – три метра. Сломает, как ветку.

– Это что, заклинание? – испуганно прошептал его высочество.

– Теперь куда я, туда и ты, – подвела итог Лаврентьева.

– Или наоборот, – я оценивающе посмотрел на своего двойника. – Куда он, туда и ты. Может, вас проводить? Чтобы не затащил тебя куда-нибудь, а то с него станется.

Ленка благодарно улыбнулась.

– Сама хотела тебя об этом просить. Но по другой причине.

– Вставай, ваше высочество, пора перебираться на настоящий трон.

– И соблюдай дистанцию, – посоветовала девушка. – Три метра – максимум, на который можешь от меня отойти.

Королевич угрюмо кивнул, и мы отправились в раздевалку. К счастью, Ленкино колдовство произвело на Ивана огромное впечатление, и сбежать он не пытался.

Я надел куртку, которую дала мне Василиса Ивановна, и посмотрел на его высочество. Королевич нагло воспользовался моим отсутствием и пришел в клуб в моей дубленке. Надеюсь, он не разгромил мою коллекцию дисков и не сломал ноутбук.

Неожиданно в кармане Ивана зазвонил мобильник. Я узнал мелодию – звонила мама. У меня возникло огромное желание врезать Ивану в королевский нос, но я сдержался, просто показал его величеству кулак и достал телефон из его кармана.

– Алло.

 – Сережа, ты дома? – спросил любимый голос.

Сердце сжалось. Мама думала, что мы не виделись пару дней, а на самом деле прошла, казалось, целая вечность.

– Нет, в клубе, – я сглотнул, стараясь, чтобы мой голос звучал как обычно.

– Не задерживайся долго. И поешь.

– Поем, – пообещал я. – Когда вы приедете? Планы не изменились?

– Не изменились. Если не будет проблем с погодой, вылетаем в воскресенье ночью. Не встречай нас, доедем на такси.

– Хорошо. Пока.

Я нажал "сборс", сунул мобильник в карман и мстительно сказал королевичу:

– Дома больше всего ты будешь скучать именно по технологиям. По сотовому телефону, по автобусам, по центральному отоплению и теплому туалету.

Королевич вздохнул.

– Раз уж без этого никак, я готов. Идем?

Мы вышли на улицу, и я подумал, что королевич уж очень быстро согласился. Минуту назад чуть ли не милицию звал, а теперь даже не пытается сбежать. Подозрительно. Нужно за ним приглядывать.

В автобус садились с особой осторожностью: впереди Ленка, за ней привязанный магическими путами Иван, замыкал цепочку я. Выходили в обратном порядке, чтобы у парня не появился соблазн броситься вперед по улице. Однако проблем не возникло. Может, его высочество смирился с неизбежным, а может, надеялся улизнуть в другое измерение из дома. Кстати, нужно будет изъять у беглеца волшебные книги. Во избежание, как говорится.

Мы прошли знакомыми дворами, поднялись  на лифте на третий этаж и позвонили в дверь Василисы Ивановны.

– Кто там? – донесся из-за двери старушечий голос. – А! Леночка! Одну минуточку!

Старушка загремела ключами, и открыла дверь. Увидев Ленку, меня и мою копию, бабуля всплеснула руками.

– Знала, что свидимся с тобой, Сереженька, но уж никак не думала, что прямо сегодня. А это кто с тобой? Братец?

Еще в автобусе мы с Лаврентьевой решили ни о чем не рассказывать Василисе Ивановне. Незачем взваливать на старушку наши проблемы. Справимся. Всего делов-то: сгонять в соседнее измерение, сдать его высочество на руки его величеству, и разойтись по домам. Поэтому в ответ на вопрос старушки я широко улыбнулся и кивнул.

– Ну, проходите, проходите.

Бабуля еще не ложилась, видимо, ждала, пока Ленка разберется с клоном.

– Чай не предлагаю, – вздохнула старушка, – поздно уже, да и вас дома, наверное, заждались.

– Спасибо, Василиса Ивановна, - произнес я, - и извините, что поздно.

– Ничего, я гостям всегда рада.

Мы втиснулись в шкаф. Я взял Ивана за правую руку, Ленка – за левую, и мы понеслись сквозь пространство.

 

В мире Торна занималась заря. Нас выбросило в центре королевского парка, откуда прямой дорогой можно добраться до замка.

– Отвязывай меня, – попросил королевич.

– Рано, – возразил я.

– Это мой мир, и я здесь приказываю! Захочу, стражу позову! Вас мигом в темницу бросят!

– Ишь, храбрый какой! – улыбнулся я. – Между прочим, если ты забыл, мы с тобой близнецы–братья. И еще неизвестно, кого из нас бросят в темницу. Шевели ногами, ваше высочество, проводим тебя до дома.

Королевич надулся, и пошел вперед, а я тихонько шепнул Лаврентьевой:

– Нужно изъять у него волшебные книги и зелья, чтобы не вздумал сбежать еще в какое-нибудь измерение.

– И переодеть, – согласно кивнула Ленка. – У него не должно не остаться ни одной вещи из нашего мира.

– Согласен.

– Поручаю это тебе. В мире Торна моя магия бессильна.

– А как же связывающее заклинание?

– Разрушилось при перемещении, – Ленка покосилась на королевича, – поэтому я и просила тебя поехать со мной, без твоей помощи мне не вернуться в Бюро.

– А портал? Тот, что на месте казни?

– Одноразовый, тебе придется поискать запасной. Как придем на место, осмотри его дом сквозь пелену, если в книгах есть хоть немного магии, увидишь слабое сияние.

Я кивнул и на всякий случай заготовил рой искр, чтобы пресечь любую попытку его высочества к бегству.

Раннее утро оказалось нам на руку. Мы спокойно прошли через парк и цветник, не встретив ни единого человека. Слуги еще спали, только птичница Глаша кормила своих питомцев на заднем дворе. Мы спрятались за сараем, подождали, пока женщина скроется в замке, и вошли в печную.

Здесь все осталось нетронутым: печь, полки с горшками по стенам, лавки, веник, коврик в дальнем углу и сундук, выполняющий функцию гардероба.

– Переодевайся, – сказала Ленка. – Я отвернусь. А потом сниму с тебя цепи.

Лаврентьева отвернулась, а я привычно закрыл глаза пеленой.

И едва не ослеп.

От коврика исходило такое мощное сияние, что я отшатнулся и закрыл глаза руками.

– Что у тебя под ковриком? – спросил я королевича.

– Ничего.

Его высочество успел снять куртку и рубашку. Повернувшись к нам лицом, он закрыл голой грудью проход к сундуку и коврику.

– Отойди! – приказал я и оттолкнул его высочество. – Ленка! Книги здесь!

Плетеный коврик полетел в сторону. Под ним обнаружился деревянный люк. Сдерживая дыхание, я открыл его и увидел книги.

"Иные миры: законы перемещения и советы для путешественников". Я положил книгу на лавку и взял следующую: "Зелья на все случаи жизни". Вторая книга легла рядом с первой, а я протянул руку к третьей и замер. На обложке толстой книги в потрескавшемся кожаном переплете было написано "Камень преткновения. Инструкция по применению".

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить