Илья Одинец - Глава 27. Миссия провалена

Глава 27

Миссия провалена

 

Чтобы сражаться голым, нужно быть настоящим мужчиной. Не знаю, кто это сказал, но он прав: драться голым то еще удовольствие. Однако во время нападения вампира в образе огромной летучей мыши размером с корову, об одежде как-то забываешь.

Я откатился в сторону, загреб горсть травы, вырвав ее вместе с землей, и запустил в вампира.

На мышь это, естественно, никакого впечатления не произвело, но она промахнулась, взлетела в небо, чтобы развернуться, и мне хватило времени вскочить. Рядом со мной лежало копье, я поднял его и повернулся навстречу врагу.

Вампир завершил маневр и мчался на меня, как товарный поезд. Из-за моей спины в его морду полетели серебряные молнии. Но то ли Ленка боялась пускать сильные заряды, опасаясь попасть в меня, то ли мышь попривыкла к серебру, молнии не доставили ей особых неудобств. Она распахнула пасть, усеянную человеческими зубами, и зашипела.

Я медлил ровно секунду, выжидая, когда тварь приблизится, замахнулся и всадил тяжелое копье ей в правую подмышку. Пригнулся, нырнул вперед, ударился об оброненный шлем, и быстро обернулся.

Тварь взвилась в воздух, сделала над полем круг и снова ринулась к земле. Но летела она вовсе не ко мне.

– Лас! – заорал я. – Его охраняют?!

Ленка рванула к палатке, но опоздала. Вампир поднялся в воздух, держа в лапах извивающегося парня, и полетел к лесу. Следом за ним огромными прыжками помчался серебряный волк.

– Не успеет! – всхлипнула Лаврентьева и опустилась на землю.

Я нашел рубаху, обернул ее вокруг бедер и сел рядом.

– Догонит, – попытался я утешить девушку, хотя и сам не верил в такую возможность.

В лагере царила неразбериха. Доблестные воины, собравшиеся в поход на волшебного Черного дракона, большей частью испугались огромной летучей мыши. Лишь несколько смельчаков, бросавших в вампира дубинки и копья, заслуживали похвалы, однако и они действовали не как единый механизм, коим должна являться армия, а как крестьяне, которые пытаются выгнать забредшего в огород медведя.

Ласа мы потеряли, "граф Дракула" тоже скрылся в неизвестном направлении, об артефакте ничего не узнали. Миссия провалена.

– Дождемся Сорка и возвращаемся в Бюро, – произнес я. – Нужно обо всем рассказать Люциусу. Заодно пополним запасы и выспимся, а завтра снова отправимся на поиски Камня преткновения.

Ленка молча кивнула.

Мы сидели и наблюдали за бегающими туда–сюда людьми с факелами. Минут через десять к нам подошла статная девушка в мужской одежде. Ее темные волосы были забраны на затылке в конский хвост, широкая рубаха скрывала грудь, создавая иллюзию полного отсутствия оной, широкие штаны ничем не отличались от штанов, которые мы видели на дозорном, и все же с первого же взгляда можно было определить ее принадлежность к слабому полу. Двигалась незнакомка мягко, плавно, словно охотящаяся кошка, подбородок держала высоко и смотрела на мужчин свысока.

– Я Церелла, – представилась девушка. – Суккуб из отдела сопровождения.

Ленка кивнула и представилась, а я начал лихорадочно рыться в памяти на предмет "что я слышал о суккубах". Ничего умного не вспомнил, только то, что они обладают на мужчин особым влияниям. Чтобы скрыть неловкую паузу, я протянул девушке руку.

– Сергей.

– Тебе не стоит дотрагиваться до меня, – предупредила Церелла и опустилась на траву рядом с Лаврентьевой. – Чревато.

– Чем?

– Не хочу потом тебя от нее оттаскивать, – усмехнулась Ленка. – Суккубы туманят разум, оставляя единственное желание: обладать.

Я покраснел и спрятал руку за спину.

– Люциус должен был выделить больше людей для охраны Ласа, – произнесла Церелла.

– Не вини его, – откликнулась Лаврентьева. – На его месте я тоже посчитала бы, что оборотня с семидесятилетним стажем и суккуба вполне достаточно для охраны попаданца.

– Он выставил людей на всем пути следования Ласа, - добавила девушка, но этого оказалось мало.

– Никто не знал, что Тьме нужен именно Лас, - вздохнула Ленка.

– Думаете ему был нужен только Лас? – вмешался я. – По-моему, вампир был совсем не прочь и меня в свое логово утащить.

– Не льсти себе, – парировала Лаврентьева. – На тебя он просто отвлекся, или сделал вид, что твоя голая персона его заинтересовала, чтобы мы забыли о Ласе.

– Он мог схватить его сразу и улететь, – вмешалась в наш спор Церелла. – Тварь хотела заполучить обоих, но увидела, что одного защищают, схватила другого.

– Притянуто за уши, – отрезала Ленка. – По словам Златовласки, граф собирался навестить Ленорию. Он не мог знать, что Сергей прибудет сюда, мы и сами не собирались перемещаться в этот мир.

– Вообще-то собирались, – откликнулся я. – Только чуть позже.

– Хочешь сказать, нас специально заманили в Ленорию, чтобы тут тебя похитить? – подняла брови Лаврентьева. – Бред. Ты, Пономарев, больно много о себе возомнил.

– Может, и возомнил, – ответил я. – Только никто до сих пор не знает кто и зачем перенес меня в мир Торна к королю Родомиру Семнадцатому. Может, меня изначально хотели похитить?

Ленка замолчала, не зная, что ответить.

Летняя ночь коротка. Небо на востоке посветлело, когда мы увидели серебряного волка. Он вышел из леса и в один огромный прыжок, больше похожий на полет, переместился  к нам.

– Не догнал, – выдохнул он и перекинулся в человека.

На теле волка я не успел разглядеть ран, а вот лицо молодого человека оказалось ободрано, у виска запеклась кровь, руки были оцарапаны.

– Гнал его через весь лес, но он переместился. Хитрый, гад.

– Как Лас? – спросила Ленка.

– В ужасе, – Сорк сплюнул, – нужно возвращаться в Бюро.

Без помощи порталов я путешествовал между мирами лишь однажды – с Дэнисом, Энис и паном Долонецом. Мы перенеслись в Гальдив, то самое злополучное измерение, где я повстречался с Гробом и "графом Дракулой". Процедура проста и безболезненна, но мне не хотелось появиться в зале прибытия в чужой рубашке, обернутой вокруг бедер и с остатками волшебной пены в волосах. И не хотелось прикасаться к суккубу даже мизинцем, зная, чем это может закончиться.

– Может, пойдем к порталу? – предложил я. – Здесь недалеко.

– Нельзя терять время, – Сорк вытянул руки и растопырил пальцы. – Чем дольше тянем, тем меньше шансов увидеть Ласа живым.

Ленка подошла к оборотню и присоединилась к кругу. Церелла встала рядом с Ленкой и посмотрела на меня.

– Идешь?

– Куда ж я денусь.

Я встал между Сорком и суккубом и вытянул руки. Мой правый мизинец коснулся мизинца оборотня, а левый – мизинца Цереллы. И в момент, когда это произошло, случились две вещи: товарищи по Бюро зашептали заклинание, а мое нутро буквально вывернулось наизнанку. Я потерял собственное тело, оно растворилось в занимающемся рассвете, утратило связь с мозгом, перестало что-либо ощущать. Взамен все мои мысли, все внимание сосредоточились внизу живота, где образовалось приятное щекотание. Вот они, последствия от прикосновения к суккубу!

В следующий момент меня резко рвануло вверх.

 

Несмотря на поздний час, замок гудел сотней голосов. Когда перед глазами перестали мельтешить пространственные нити, я с удивлением осмотрелся. Зал прибытия сильно изменился.

Столики с котлетками, салатами и пирожками исчезли, диваны и кресла испарились, пушистый ковер растаял, словно его и не было. Зато появилась странная металлическая конструкция, напоминающая десяток арок, причудливо переплетенных между собой. Мы стояли в центре переплетения. За территорией арки по полу расползся серый кисель, он доходил до пояса стоявших по периметру комнаты существ. Я заметил двух вооруженных волшебными палочками парней, трех дам в черных островерхих шляпах, макушку утонувшего в киселе гнома, над которой возвышалась приличных размеров дубинка, и Люциуса.

Почувствовав внутри себя посторонних, арка завибрировала, и метнула к нам ярко-красные заряды. Я вздрогнул, когда алое пламя врезалось в мою грудь. Вибрация арки передалась мне, и я задрожал, мысленно отметив, что мои спутники тоже дергаются, будто сквозь их тела пропускают электрический ток.

Боли не чувствовалось, только вибрация и тепло в области груди. Я опустил глаза и увидел ровное чистое синее сияние печати. Арка проверяла нашу принадлежность к Бюро, и ее сила была столь велика, что я увидел собственную печать, не прибегая к помощи пелены.

Кажется, вибрация продолжалась вечность, но на самом деле прошло всего несколько секунд.

– Теперь можно выходить? – спросил я и встретился глазами с Цереллой.

Что у нее за глаза! Утонуть можно! И, кажется, я уже тону. Это не какие-то голубые стекляшки куклы Барби, даже не серые пластиковые кружочки красотки с подиума, и не зеленые донышки пивных бутылок самой красивой из блондинок, это темные, почти черные омуты, в которые тебя затягивает по самые уши.

– Выходим, – Ленка первая вышла из арки, и я тут же потерял ее из вида.

Я видел только Цереллу.

Она суккуб? Плевать. За ее глаза я был готов тотчас отдать душу дьяволу, только бы она не отводила от меня взгляда.

По телу пробежали сладостные мурашки. Как под гипнозом я вышел из арки и погрузился в тягучее марево киселя. Я не замечал ничего вокруг: ни Люциуса, взволнованно поднявшего брови, ни Сорка, грустно вздохнувшего и поманившего начальника отдела устранения последствий в сторону, ни напрягшихся при нашем появлении, и расслабившихся теперь охранников. Я видел только Цереллу: ее волосы, плечи, грудь... я жил ею.

Во мне умерли все мысли, кроме мысли о ней, умерли все желания, кроме желания прикоснуться к ее щеке, умерли все ощущения, кроме ощущения наливающейся тяжести внизу живота. На границе сознания мелькнула мысль о том, что мне повезло с серым киселем, скрывавшем до пояса мою фигуру. Я брел за Цереллой, которая решила обойти арку по кругу, и не видел никого, кроме суккуба.

До меня долетали обрывки разговора, но они не тревожили, не волновали, я воспринимал их лишь как досадную помеху, которая мешает мне наслаждаться голосом Цереллы.

– ... пришлось усилить охрану зала прибытия, – бубнил Люциус. – Достали "Арку мщения" – древнюю, как само Бюро. По слухам, ею пользовались основатели Бюро, и она давно вышла из строя. Но ребята справились, починили. За тысячи лет она аккумулировала столько энергии, что испепелит любое существо, которое решит проникнуть к нам, если на его теле не обнаружится печати.

– Ты не боишься сбоя? – спросил Сорк. – У артефактов есть срок годности. Вдруг, эта конструкция откажет и убьет одного из наших?

– Мы вынуждены рисковать, – ответил начальник отдела устранения последствий. – Если арка уничтожит сотрудника Бюро, мы сразу ее вырубим.

– А если наоборот, пропустит существо без печати?

– На этот случай есть сковывающее заклятье. Серое марево, которым наполнен зал, поглощает  темную магию и выводит ее наружу. Действует как громоотвод. Докладывай, что у вас случилось

Доклад меня не интересовал. Меня интересовала Церелла. О! Как она прекрасна! Даже со спины. Особенно со спины. Забранные в хвост темные волосы открывали заднюю поверхность шеи, такой белой, такой гладкой и нежной, что я едва сдерживал себя, чтобы не наброситься на суккуба, словно спятивший от голода вампир.

– Люциус, катастрофа! – донесся до сознания еще один голос, очень знакомый.

Я не стал оборачиваться, чтобы выяснить, кому он принадлежит, я находился в стране "мне все по барабану, кроме моей драгоценной Цереллы".

– Грэтта пропала! Подозреваем, ее похитили!

Голос доносился из арки. Из параллельного измерения прибыл гость, и, напряги я мозги, даже сказал бы кто именно.

– Похитили?! – рыкнул демон.

Под потолком громыхнуло, посыпалась штукатурка, но даже это не заставило меня отвести взгляда от суккуба.

Люциус кричал, вокруг бегали люди, поднялась суматоха, в воздух взлетели синие искры, но я видел это лишь боковым зрением, полностью сосредоточившись на Церелле, мило беседовавшей с тремя ведьмами.

Не знаю, сколько времени прошло, пока мой воспаленный мозг не передал мне приказ демона:

– Лена, Сергей, подойдите.

Я с огромным трудом заставил ноги развернуть туловище на девяносто градусов и подойти к Люциусу. При всем этом я умудрился ни на миг не выпустить Цереллу из виду.

Начальник отдела устранения последствий молчал, а потом неожиданно дал мне сильный щелбан.

– Эй! – я моментально отвернулся от суккуба и уставился на демона.

– Очнулся? – оскалился Люциус, - вот и хорошо. А теперь выкладывай свои соображения, если они у тебя имеются.

Я покраснел. Туман в голове рассеялся, и я смог сосредоточиться не только на ощущениях внизу живота, но и на происходящем вокруг. До меня дошло, где я нахожусь, память услужливо подсказала, что из одежды на мне лишь рубашка, обернутая вокруг бедер, Ласа похитили, Грэтта пропала, а меня самого едва не убила огромная летучая мышь.

– Видимо, соображений нет, – констатировал демон.

– Есть!

Я не слышал, что говорил Люциусу Сорк, а если и слышал, то благополучно пропустил мимо сознания, поэтому вкратце поведал начальнику отдела устранения последствий о бое с вампиром и его странном крике "Мой!", который явно относился к моей перепачканной землей персоне.

– Положение критическое, – констатировал Люциус.

Не знаю, принял ли он всерьез версию, по которой Сергей Пономарев мог понадобиться силам Тьмы, или имел в виду лишь похищение Ласа, но на всякий случай я навострил уши. Все, что скажет сейчас демон, будет касаться и меня.

– Даже больше, - громыхнул Люциус, - положение катастрофическое. Нужно избавиться от второстепенного и сосредоточиться на важном. Елена, так как у нас появились дела поважнее, чем распутывать загадку спонтанного перемещения Сергея Пономарева в мир Торна во владения его величества Радомира Семнадцатого, поручаю тебе переправить его в родное измерение. Не думаю, что Тьме нужен именно он. Ужинайте, отдыхайте и по домам.

Лаврентьева кивнула, а я едва не проглотил язык. То есть как по домам? Все? Приключения закончились? А Лас? А Грэтта? А Ленка, в конце концов? Мне что, прикажете и дальше ходить на занятия и провожать клон Лаврентьевой до дома? А как же магия?

– Это лучший вариант, – счел нужным пояснить демон, увидев, как вытянулось моя физиономия. – Ты возвращаешься домой, в измерение, где нет своей магии, а чужая со временем теряет силу. В измерении категории СНВ – самые не волшебные – ты будешь в большей безопасности, нежели здесь в Бюро, когда у нас не хватает людей, чтобы за всем уследить, и тем паче в большей безопасности, чем шатаясь по иным мирам.

– Заодно я проверю своего клона, – предательница Лаврентьева стала на сторону Люциуса. – Его все равно нужно подзарядить очередной порцией магии.

– По возвращении доложишь, – закончил начальник отдела устранения последствий и махнул хвостом, показывая, что разговор окончен, – приятно было познакомиться, Сергей.

Я растерянно посмотрел на девушку, потом на арку, потом на Цереллу, которая уже не казалась мне такой невозможно красивой.

Я отправляюсь домой. Подумать только! Я столько дней об этом мечтал, ждал, пока Люциус разберется с моим перемещением, пока разузнает, кто и зачем отправил меня к его величеству Радомиру Семнадцатому и едва не усадил на трон... а теперь я категорически отказывался покидать стены Бюро. В сердце боролись желание повидать родителей и друзей, и желание раскрыть тайну собственной судьбы. И второе явно побеждало. Теперь без всяких объяснений меня вышвыривают из Бюро, как паршивого щенка. Это как получить на день рождения большую коробку с паззлом, сложить картинку до половины, и обнаружить, что части деталей не хватает.

Так не должно быть! Я не могу вернуться домой! Не сейчас! Не прямо сейчас!

Ленка осторожно дотронулась до моей руки, и я сердито дернул плечом.

Тоже мне, друг! Почему она так легко согласилась с Люциусом? Неужели хочет поскорее от меня избавиться? Неужели ей неприятно общаться с кем-то, кто напоминает ей о доме? Неужели я ни капли ей не нравлюсь?

Стоп. Видимо, чары суккуба еще не полностью выветрились из головы, мысли приняли опасное направление. Лаврентьева хочет побыстрее выпроводить меня из Бюро. В таком случае я доставлю ей это удовольствие.

Ни на кого не глядя, я направился к дверям. Поем чего-нибудь в комнате, благо пару продовольственных колобков из запасов Хомы я все же припрятал в надежде пронести в свой мир, а потом лягу спать. И разбужу Ленку рано утром, чтобы не затягивать с неизбежным.

Я обернулся в последний раз на арку, и увидел Ондулайнена. Что ж, теперь ясно, кто сообщил Люциусу о похищении Грэтты. По крайней мере, один из сотен кусочков паззла встал на место.

Я открыл дверь и вышел в коридор.

Ледяной ветер витал по замку, тысячи лет назад, построенному джиннами, не знавшими, что в окна нужно вставлять стекла. Я сунул ладони подмышки и побежал к своей комнате.

Подумать только, это моя последняя ночь в Бюро! Завтра в это же время я уже буду дома.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить