Илья Одинец - Глава 25. По следам "графа Дракулы"

Глава 25

По следам "графа Дракулы"

 

Дворец я покинул беспрепятственно. Видимо, стражники, которым я подпалил штаны, успели разнести по округе весть о великом колдуне, и на своем пути я не встретил ни одного человека. Вышел во двор, прошел к воротам, которые при моем появлении распахнулись сами собой, и остановился, глядя, как опускается подъемный мост.

Куда дальше? Сначала, понятное дело, в тюрьму за Ленкой. Пора разлучить сладкую парочку, я один вкалывать не собираюсь. А потом? Поспрашивать местных о "графе Дракуле", выяснить, откуда он взялся и куда делся.

Если честно, искать того, кто совсем недавно искал меня, чтобы убить, не хотелось. Однако ради великой цели стоило постараться. Хотел побывать в шкуре попаданца? Нате–пожалуйста.

Подумать только! Еще неделю назад я мечтал отправиться в параллельное измерение, обрести магические способности и, чего греха таить, победить пару–тройку драконов или злых колдунов. Теперь же, побывав в шести мирах, мечтаю вернуться в родной институт, где ждет Иван Грозный – препод по статистике, Аллочка–зайка – всеми любимая секретарь кафедры и Ленка. Точнее, ее клон.

Мост опустился, и я нахмурился.  На той стороне рва рядом с вытянувшимися в струнку охранниками стояли Ромео и Джульетта. Принц Власилиан держал Ленкину руку в своих лапах, а девушка счастливо улыбалась.

Его королевское высочество оказался совсем не красавцем. Белесые волосы и широко посаженные серые глаза делали его похожим на сову, проснувшуюся посреди бела дня и не соображающую, кто она и где находится. Нос королевича напоминал клюв, но не гордый орлиный, а все тот же совиный – толстый и кривоватый, да и подбородок узковат, совершенно не мужественный. И чего она в нем нашла?

– Так и знала, что ты удрал во дворец, – крикнула Лаврентьева.

– Удрал? – возмутился я. – Я работал! Один за всех! Пока вы там...

– Мы разговаривали, - покраснела Лаврентьева.

– Мне все равно.

Я прошел мимо Ленки, едва не задев плечом, и бросил ее мешок на землю.

– У вас две минуты, чтобы попрощаться, – предупредил я и скрестил руки на груди.

– Власилиан, – девушка сделала вид, будто не заметила моей грубости, – знакомься, это Сергей. Сергей, это его высочество Власилиан, наследник короля Туртамона, властителя Старого леса, Болотных пустошей и Поднебесных гор всей Западной окраины, кавалер ордена Восьми щитов, вожак памахинов, померанец первой ступени, главнокомандующий королевской армией.

"А также предводитель дворянства и заслуженный деятель культуры", – продолжил я мысленно, но руки не подал. И  не поклонился, только снисходительно кивнул. А что? Обойдется и без моих поклонов. Ленка же ему не кланяется.

– Очень рад, – Власилиан тоже сделал вид, будто не заметил моей грубости.

– Чем от тебя воняет? – сморщилась Лаврентьева и, не дожидаясь ответа, произнесла: – Пока ты там прогуливался, Власилиан рассказал много интересного.

– Я тоже узнал много интересного, -  сообщил я.

– Оказывается, о так называемом Последнем пророчестве местные услышали совсем недавно, - поделилась информацией Ленка. – О нем рассказал путешественник в красном плаще, прибывший из соседнего королевства. И знаешь, у тамошнего короля два сына! "Последний наследник" – это наверняка младший!

– Чушь собачья, – хмыкнул я. – Может "последний наследник" – это действительно младший отпрыск королевского рода, но путешественник прибыл вовсе не из соседнего королевства. Это тот самый "граф Дракула", который заплатил разбойникам за людей с печатями Бюро. Вампир, что преследовал меня до портала в Гальдиве.

– Откуда ты знаешь? – ахнула Ленка.

– От короля. С папашей надо больше о государственных делах беседовать, – не преминул я сделать замечание Власилиану. – Ваш так называемый граф – вампир из иного мира. Последнее пророчество не относится к Таэрии. Можешь возвращаться во дворец, никто тебя в тюрьму не посадит.

– Значит, – задумалась девушка, – нам нужно найти того вампира.

– Но для начала следует выяснить, какие книги он купил у местных, и для чего они ему понадобились.

– Какие книги? – удивилась Лаврентьева.

– Блин, Ленка! – рассердился я. - О чем вы с принцем говорили, пока я "прогуливался"?

Девушка покраснела и сжала кулаки.

– Попрошу без намеков! Мы обсуждали путешествие в соседнее царство. Но раз граф не оттуда, мы никуда не едем. Так какие книги?

– Магические.

Я пересказал разговор с королем и вытащил из своей дорожной сумки амулеты.

– Как думаешь, можно перенастроить поисковик съедобных растений на энергию вампира?

– Нет, – качнула головой Ленка. – Но с книгами, думаю, Власилиан нам поможет.

– Я совершенно об этом забыл, – покраснел его высочество. – Граф действительно интересовался книгами, сказал, что собирает коллекцию.

– Он искал какую-то определенную книгу? – спросил я.

– Вряд ли, - принц влюблено смотрел на Лаврентьеву и в мою сторону не повернулся. - Если бы искал, то не покупал бы все подряд.

– Ясно, – Лаврентьева вытряхнула из своей сумки амулеты и последовала моему примеру – надела их на шею. – Нужно найти, у кого он отоваривался.

– Зачем искать? – удивился Власилиан. – Население у нас по большей части безграмотное, книги есть далеко не у всех, а что до старинных, а тем более волшебных, так это вам к Златовласке надо. Я провожу.

Стражники у моста отдали Власилиану честь, и снова застыли стойкими оловянными солдатиками. Власилиан закинул Ленкину сумку на плечо и предложил даме сердца руку. Не том смысле, а как опору при ходьбе. Тоже мне, джентльмен нашелся. Я дернул плечом и поплелся следом.

Его высочество повел нас к центру города по мощеной дороге, той самой, что вела через базарную площадь.

– Златовласка хранит книги десяти поколений, начиная от основателей рода Пузиковичей, – рассказывал его высочество. – Говорят, это были зажиточные горожане, когда-то они заключили договор с самим дьяволом и оттого разбогатели. На самом деле никакого договора они ни с кем они не заключали, а нашли в лесу старинную книгу в драгоценном переплете, повыковыривали из обложки камушки и продали. С тех пор книги и собирают. Как дань уважения дальним предкам.

Рассказывая, королевич не забывал изображать из себя суперзвезду: кивал головой прохожим, махал холеной ручкой, изрядно испачкавшейся за время пребывания в темнице, снисходительно улыбался толпе, постепенно выстраивающейся вдоль улицы. Сразу видно – любит себя человек, привык к славе и обожает проявления восхищения своей венценосной персоной. Впрочем, наследникам престола наверняка так и положено, ведь если народ любит своего правителя, прощает ему мелкие грешки, обогащающие казну.

Только бы Власилиан не перестарался с восхищением, иначе в один прекрасный день его камзол порвут на сувениры.

– Златовласка не любит гостей, – предупредил его высочество, когда мы подошли к богатому двухэтажному дому. – Но перед наследником престола открыты все двери.

Власилиан властно стукнул в дубовую дверь кулаком.

– Именем его величества короля Туртамона и его высочества наследного принца Власилиана!

В доме послышались легкие шаги, быстро приблизившиеся к двери. Я представил стройную большеглазую девушку с длинными золотыми волосами. Ясен пень, Власилиан знает ее не только потому, что та хранит у себя древние книги. Интересно, будет ли Лаврентьева ревновать своего королевича к юной прелестнице?

Дверь бесшумно открылась, и перед нами предстал горбатый старик с ярко-рыжими кудрями.

– Чаво надобно? – прошамкал он беззубым ртом и почесал худую грудь под рубахой в горошек. – А! Влася, входи. Так бы и назвался, а то вишь, церемонии развел "именем его величества"... тьфу.

Старик посторонился, пропуская нас в дом.

Мда. Похоже, с юной девой я поторопился, а прозвище старику действительно подходит – кудри у него так и сияют.

Златовласка провел нас в кухню и усадил на лавку, а сам уселся за стол. Кухонька была маленькой и уютной, спину согревала печь, над умывальником висели вышитые полотенца, пол устилал домотканый коврик. Мы оторвали старика от трапезы. Перед рыжим дедом стояла целая миска вареных яиц, которые он быстро очищал и отправлял в рот.

– Ну, чаво надобно? – спросил старик и стукнул яйцом о край стола, разбивая скорлупу.

– Мы по поводу графа, который купил у вас книги, – сказала Ленка.

– А, – махнул рукой Златовласка, – никакой он не граф. Так, нечисть без роду без племени. Я нечисть нюхом чую.

– Зачем же ты его в дом пустил? – удивился Власилиан.

– А ты, будто не слышал, с кем мой пра–пра–и–так–далее–дед договор заключил? – хитро прищурился старичок.

– Ты мне лапшу-то на уши не вешай! – принц стукнул кулаком по столу. - Знаем, откуда богатство ваше!

– А коли знаешь, - смиренно произнес Златовласка, - головой понимать должен, что золото на дороге не валяется. Может, мы книги столько лет для того и собирали, чтобы продать скопом? Да и к чему мне эта рухлядь? Там из сотни заклинаний от силы три штуки работают. Сам проверял.

Старик закинул в рот очищенное яйцо и принялся жевать, мыча и закатывая от удовольствия глаза.

– Рассказывайте по порядку, – попросила Ленка. – Что за книги, что за человек их купил, что говорил и куда потом отправился.

– А чего рассказывать? – прошамкал старик и проглотил яйцо. – Книги, как книги. Волшебные. Правда, у некоторых срок годности истек, но все равно, бумага она в иных краях на вес золота ценится. А человек тот, вовсе не человеком был. Говорю же – нечисть поганая. Как пасть раскрыл, да про конец времен причитать начал, я сразу скумекал, что могу ему все, что есть сплавить. И сплавил. Жилка у нас в роду особая! Торговая! Теперь могу лет пятьдесят на печи лежать, да яички кушать. Очень уж я их уважаю.

И Златовласка принялся очищать очередное яйцо. Судя по количеству скорлупы на столе, перед нашим приходом он съел не меньше десятка.

– Тот человек упоминал Камень преткновения? – спросил я.

Старик кивнул и, дожевав очередное яйцо, пояснил:

– О чем он только не говорил! Сразу видно, с ума спятил. И про цветы какие–то, и про петухов красных, ну и про камень сказал. Только я уж запамятовал, преткновения он там у него был, или чего другого. Наговорил кучу громких слов, книжки мои забрал, да ушел. У него, говорит, в Ленории дело есть. А что за Ленория, не знаю. Отродясь о таком королевстве не слыхал, не иначе как на самом севере.

Мы с Ленкой переглянулись и одновременно поднялись из-за стола.

– Спасибо за информацию, – поблагодарила Лаврентьева. – Вы нам очень помогли.

– Опять сплошной официоз, – сморщился Златовласка. – Нет бы составили старику компанию, яичко откушали. Не желаете?

– Спасибо, - твердо отказал я, - мы торопимся.

– Ну, как хотите, - без тени сожаления ответил старик. - Влася, и ты уходишь?

– Во дворец надо, - вздохнул его высочество. – Я ведь почти неделю в темнице просидел.

– Эт за что-ж тебя батя-то? – удивился рыжий. – Совсем из ума выжил?

– Были причины, - уклончиво ответил принц, - но теперь все, домой возвращаюсь.

– Вот и ладно. Ты заходи.

Мы попрощались с Златовлаской и вышли на улицу.

Ленка протянула Власилиану руку.

– Нам пора уходить.

– Но ты вернешься ко мне?

Я поморщился. В голосе его высочества вновь появились высокопарные поэтические нотки.

– Без твоих глаз, - продолжил Власилиан, - без твоей улыбки моя жизнь превратится в тень!

– Не знаю, – призналась девушка.

– О! – принц закатил глаза. – Зачем небеса дали тебе волшебную силу?! Лучше бы мы остались в темнице! Там я хотя бы мог слышать твой голос!

– Хорош причитать, – оборвал я его высочество. – Возвращайся во дворец, там тебя ждет отец и сестра.

– Сестра? – подняла брови Ленка. – У него нет сестры.

– Нет сестры? – переспросил я. – Ты хочешь сказать, что молоденькая прелестница с короной на голове – его мачеха?

– У него нет мачехи, - Ленка побагровела.

Власилиан покраснел и опустил глаза.

– Мы уходим, – жестко сказала Лаврентьева. – Приятно было познакомиться с вами, ваше высочество. Надеюсь, ваше правление будет долгим и безоблачным.

– Елена! – Власилиан бухнулся на колени, но схватить Лаврентьеву за подол не успел. Девушка вырвала из его рук сумку и бодро зашагала по мощеной дороге.

– Кажется, я обломал тебе весь праздник, – улыбнулся я его высочеству, продемонстрировав все тридцать три зуба. – Бывай!

Ленка шла так быстро, что мне пришлось немного пробежаться, чтобы догнать ее.

– Все вы одинаковые, – бросила она через плечо.

– Эй! – возмутился я. - Я-то здесь при чем?

– При том.

Девушка сердито впечатывала шаги в мостовую. Я решил помолчать и выждать, пока она успокоится, но сердце ликовало. Таэрия уже не казалась такой противной.

Мы вышли на окраину городка через полчаса.

– Портал должен быть где-то здесь, – произнесла Лаврентьева.

Я надвинул на глаза пелену и осмотрелся. Портал действительно существовал: треснувший глиняный горшок, надетый на одну из досок забора заброшенного дома.

– В Ленорию придется ехать с пересадкой? – спросил я. – Сначала в Бюро, а там в очередную дверь с пентаграммой?

– Нет, – Елена нахмурилась. – Если вернемся, от нас тут же потребуют отчета и оставят ночевать. Попробуем напрямую. Мы оба были в Ленории, значит, сможем туда вернуться. Нужно отчетливо представить место, куда хотим попасть, и портал перебросит нас туда. Лучше, если там будет опознавательный знак: особое здание или дерево. Помнишь опушку, где мы провели первую ночь?

– Нет, – признался я, - лес как лес.

– Тогда вспомни тракт, - посоветовала Лаврентьева. - Место, где дрались с энтами.

– Это я хорошо помню, - кивнул я и предложил: - может, для надежности стоит взяться за руки?

– Если нас разнесет на пару метров, - жестко ответила девушка, - ты останешься без пальцев. Ну, готов?

– Всегда готов.

Ленка дотронулась до горшка первой. Я выждал секунд пять, и тоже прикоснулся к глиняной поверхности.

Перелет закончился быстро. Я стоял на тракте.

Что ж, осмотримся. Местность казалась знакомой, но если быть до конца откровенным, деревья здесь самые обычные, каких полно в любом лесу. Дорога тоже могла принадлежать любому миру. А, главное, Лаврентьевой в пределах видимости не наблюдалось.

– Ленка! – заорал я. – Ау-у!

Из ближайших кусов выпорхнула птица и с громким "кра–а!" скрылась в лесу.

– Ле-енка! Ты где-е?!

Я прислушался, ожидая ответа, но услышал совсем не то, что ожидал.

– Ну чего ты орешь? – спросил кто-то из кустов.

Я осмотрелся, но не увидел ни одного человека.

– Ты где?

– Прямо перед тобой, - ответил голос. - Ослеп?

Ну конечно, следовало догадаться, что в этом мире со мной может заговорить дерево.

– Не видел Ленку? – обалдело спросил я здоровую сосну, чувствуя себя сбежавшим из психушки.

– Кто такая? – сосна моргнула сухими коричневыми веками и скривила тонкие коричневые же губы.

– Блондинка, - пояснил я. – Примерно моего роста, в длинной юбке и белой рубашке с тесемками на груди.

– Я не спрашиваю, во что она одета, я спрашиваю, кто она такая? Сестра? Невеста?

– Знакомая, - на секунду задумавшись, ответил я. Вряд ли сосна знает, что такое "одноклассница".

– Значит, родства или полового интереса между вами нет, - заключил энт. - Хорошо, поищу твою Ленку.

Я почесал макушку.

– Зачем тебе знать, кем мы друг другу приходимся?

– Если бы между вами были платонические чувства или физическое влечение, я не стала бы ее искать.

Ну надо же! Мне попалась образованная сосна, знающая словосочетание "платонические чувства". Интересно, где они о Платоне слышали? Этот философ из моего мира. Или, может быть, Платон тоже был попаданцем?

– Почему не стала бы искать? – спросил я.

– Потому что результат тебе не понравился бы.

– В каком смысле?

– Как ты думаешь, - поинтересовалось дерево, - каким образом энт может кого–либо найти?

– Ну, спросит у соседних энтов.

– Долго и шумно, - поморщилась сосна, - мы не любим шум. Вот ты пришел, и стал орать, и сразу попал в черный список. Теперь ни один энт тебе не поможет.

– А ты поможешь?

– Помогу, потому что если не помогу, ты снова будешь кричать имя своей знакомой.

– Все верно, - кивнул я. – Так как ты собираешься найти Ленку?

– Корнями, - пояснил энт. – Мы связаны друг с другом под землей. Я спрошу вон у того дуба и той липы, те спросят у своих соседей, и если кто-то из них обнаружит рядом человека, проведет процедуру опознания.

Что-то мне не понравилось в этом словосочетании.

– Что за процедура? – настороженно спросил я.

– Выглядит это вот так.

Сосна заскрипела и начала раскачиваться из стороны в сторону.

– Ничего страшного, – я махнул рукой.

В этот же миг из-под земли вылезли длинные тонкие белые плети и стегнули меня по спине.

Щщух!

– Эй!

Я не успел и вдохнуть, как получил еще два удара: на сей раз по ногам и лицу.

Щщух!

Щщух!

– Хватит!

Щщух!

– Достаточно!

Щщух!

– Прекрати!

Сосна застыла, белые плети спрятались, и я вытер измазанное землей лицо.

– Не нужно никого искать, - попросил я.

– Тогда не ори, - поставил ульиматум энт. – Иначе отстегаем твою знакомую, как вилкопецкого козлика.

– Но как мне тогда с ней встретиться? Куда идти? Направо или налево?

Энт не ответил. Коричневые веки сомкнулись, и дерево, казалось, заснуло.

– Тупая деревяшка!

Я подобрал шишку и запустил ее в ствол. Энт не отреагировал, наверное, даже не почувствовал. Зато мне в голову пришла великолепная мысль.

Как найти человека в лесу, если ты, допустим, сорвал голос или находишься очень далеко? Пустить ракету! Уж их-то я могу сотворить целую тучу!

Я свел ладони, зажмурился и стал собирать тепло. Когда открыл глаза, между ладонями не было не то что файербола, но даже малюсенькой искорки.

Вот балда! Как я мог забыть?! В Ленории моя магия не действует! Остается надеяться, что Ленка быстро сообразит послать в воздух сигнал. Или на худой конец пусть попросит ближайший дуб связаться со своими соседями. Я, так и быть, потерплю.

Я сел на поваленный ствол огромного трухлявого дуба и стал ждать.

Через двадцать минут мне надоело рассматривать облака. К тому же захотелось есть и спать. День клонился к вечеру. Может, все-таки нужно было вернуться в Бюро? Отдохнуть, переодеться, поужинать и, чего уж там, хорошенько выспаться в мягкой постели.

Я пошарил в сумке на предмет продовольственных колобков складиста Хомы под названием "Сытый суточный паек" с полным набором калорий и витаминов, неповторяющимися вкусами и умеренной соленостью, но ничего не нашел. Видимо подданные его величества короля Таэрии хорошенько пошарили в наших вещах и схавали все запасы. Хорошо хоть амулеты не тронули.

Вот балда! Дважды балда! Жалуешься на отсутствие магии, а амулеты тебе на что?

Я вытащил из-под рубашки связку металла и нашел "линзу", которую снял с груди обескровленного разбойника. Амулет Гроба видит магию, но сейчас он не поможет – Ленку я увижу и без его помощи. А вот остальные пригодятся, особенно, если вспомнить, какой амулет для чего предназначен. Этот с зеленым камнем по центру, вроде, от отравлений. Этот со звездочками, кажется, поисковик. С полосками, должно быть, определитель съедобных растений. Один из этих ночной страж, эти три не знаю для чего, и где-то среди них есть сигнал бедствия. По идее, красный. Но который?

На ладони лежали три амулета, отливающие красным, и еще два с большими красными камнями. Я точно помнил, Хома говорил "красный", когда упоминал сигнал бедствия. Жаль, к амулетам не прилагается инструкций. Что ж, будем действовать наугад.

Я снял с шеи одну из побрякушек, а остальные спрятал под рубашку. Поднял руку, чтобы сигнальные огни не пропали в темнеющем лесу, и зажмурился.

– Пли! – скомандовал я и надавил на сердцевину амулета.

Мир замер, а потом взорвался...

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить