Илья Одинец - Глава 24. Танки грязи не боятся

Глава 24

Танки грязи не боятся

 

Нас с Ленкой вывели из дворца, провели по подъемному мосту и втолкнули в каменную темницу, расположенную неподалеку от рынка. На всякий случай я считал охрану. Четверо сопровождающих, двое у входа, двое на пропускном пункте, представляющем собой комнатушку с бочками вместо стульев, еще двое внутри. Итого шестеро, при условии, что сопровождающие уберутся восвояси.

Нас с Лаврентьевой бросили в разные камеры. В отличие от первой своей тюрьмы в мире Торна, куда меня заточила коварная королева Изабелла, эта была относительно сухой и освещалась аж двумя факелами. По ширине и длине каморка не превышала шести шагов, от коридора и соседних камер отделялась толстыми железными решетками. Ленкина тюрьма оказалась немного просторнее и куча соломы в углу посвежее, зато с ней соседствовала целая крысиная семья, самый младший член которой порывался заглянуть ко мне в гости.

Справа коридор уходил в темноту, но и там находились абсолютно такие же камеры. Судя по отсутствию звуков, пустые.

– Де жа вю. Кажется, я начинаю привыкать к тюрьмам, – попытался пошутить я. – Это вторая камера в моей жизни. Кстати, у тебя тоже, если тебе не довелось посидеть еще в каком-нибудь измерении категории СО – сильно отставшие.

– Не довелось, – произнесла Ленка. – Но зато я прожила три недели в монастыре, где условия были гораздо хуже здешних.

– Что за монастырь? Расскажешь?

– Это неважно.

– А что за татуировка у тебя на плече?

– Знак избранности, - пояснила Ленка. – Бюро наложило его на меня, когда перемещало для спасения Таэрии. Обычная смывашка, не бери в голову, через пару месяцев исчезнет. Обидно, что ничего не узнали о Последнем пророчестве.

– Нужно было дождаться Власилиана, - посетовал я, - уж он-то не стал бросать невесту в тюрьму.

– Я ему не невеста, - огрызнулась Ленка.

– Елена? – донесся из дальнего конца коридора незнакомый мужской голос. – Умоляю, скажи, что это ты, зоренька моя ясная!

Я поперхнулся собственным языком.

– Власилиан? – неуверенно спросила Лаврентьева. – Мне сказали, ты уехал!

– Как я мог уехать? – горько воскликнул принц. – Я ждал тебя каждый день! Каждый миг! И отлучался из дворца самое большее на пару часов! Так это действительно ты, солнце мое жаркое?! Я счастлив слышать твой голосок, но мне очень больно, что тебя заперли в этом отвратительном месте.

Я заскрежетал зубами и бросил взгляд на Лаврентьеву. К счастью, эта восторженная тирада на нее впечатления не произвела.

– Почему ты в тюрьме? – спросила она, вглядываясь в темноту.

– Долгая история, - откликнулся его высочество. - О, боги! Я не могу помочь тебе! Я и себе не могу помочь!

– Не волнуйся, - успокоила Власилиана Лаврентьева и подошла к замку.

Я поспешил посмотреть на девушку сквозь волшебную пелену. Из ладоней Лаврентьевой вылетели синие и голубые ленты, проползли сквозь решетку и стали ввинчиваться в замочную скважину. К первым двум присоединились еще три, потом еще пять. Когда я сбился со счета, в замке щелкнуло, и он, превратившись в пепел, мелкой крошкой осыпался на пол.

– Не слабо, – присвистнул я. – Теперь мой.

Но Лаврентьева, распахнув дверь своей камеры, прошла мимо, направляясь в сторону Власилиана.

– Эй! – позвал я девушку, но потом махнул рукой.

Ясное дело, жених дороже однокашника, да и мне лучше – не увижу их встречи. Больно хочется видеть их обнимашки!

Я зажал уши, чтобы не слышать противное сюсюканье его пленного высочества и других звуков, слышать которые я не хотел. Посидел минут пять, потом подошел к своему замку и направил на него тепло ладоней. Пора выбираться из тюрьмы, а заодно из этой противной Таэрии. Но сначала наведаемся к его величеству за отобранными амулетами и хорошенько расспросим его о Последнем пророчестве. Может, Ленка и хочет действовать мирно, но мне не улыбается изучить тюрьмы всех измерений.

Замок краснел, металл раскалялся, наливаясь красным, постепенно желтел, а потом и вовсе побелел. Я взмок. Плавка металла оказалось не простым занятием. Сейчас он достаточно гибкий, чтобы можно было его сорвать, но сжечь руки не хотелось, оставалось ждать, пока под тяжестью замка порвется дужка. Ждать я не стал – толкнул дверь, и дужка, растянувшись, порвалась. То, что осталось от замка тяжелой каплей плюхнулось на каменный пол.

Чтобы не терять энергию, я наклонился над замком и впитал в себя его тепло, ведь впереди меня ждала встреча с шестью охранниками. Расчищу Лаврентьевой путь, ей ведь не до войны сейчас, сидит, небось, со своим принцем, милуется.

Я направился к выходу, и понял, что мне придется пройти мимо их камеры. "Может, – малодушно подумал я, – здесь есть еще один выход"? И направился в противоположную сторону.

Темнота казалась абсолютной, но я различал стену, решетки камер и даже удачно вписался в поворот, лишь раз поскользнувшись на чем-то, о чем думать не хотелось.

Второй выход действительно существовал. Я понял это шагов через сто, когда в нос неожиданно ударил резкий запах отходов. Я закрыл рот и нос рукавом, и мужественно пошел вперед. Вонь усиливалась и достигла апогея, когда я уткнулся в тяжелую деревянную дверь.

Охраны не обнаружилось. Оно и понятно. Какому сумасшедшему понравится сидеть в такой вонище? Ну, а деревянная дверь для мага огня не проблема, благо магии во мне осталось предостаточно.

Я прожег в двери дыру и зажмурился от ударной волны аромата. Такого я не нюхал нигде.

Приоткрыв один глаз, я осмотрелся, стараясь охватить общую картину и не зацикливаться на том, по чему мне придется идти.

Коллекторная труба уходила вправо и влево и казалась довольно большой. В полный рост, конечно, не пройти, но ползти не придется – это плюс. Запах наиотвратительнейший, вышибающий слезу, сбивающий с ног, заставляющий мечтать о противогазе – это минус. Труба, по словам Лаврентьевой, ведет на задний двор дворца – это плюс. Если я выберу этот путь, от меня будет вонять, как от мусорной свалки. Это минус.

Пятьдесят на пятьдесят. Я с легкостью мог вступить в жижу отходов и так же легко повернуть назад, сразиться с шестью охранниками у выхода и проникнуть во дворец через подъемный мост, где меня ждут еще два стражника. Но главное, выбери я второй вариант, мне придется пройти мимо камеры, где сейчас милуются Ленка и его пленное высочество.

Нет уж. Лучше в трубу. Танки грязи не боятся.

И я шагнул вперед.

Под ногами противно чавкало, и я старался идти как можно быстрее и осторожнее, чтобы не дай бог не упасть в отходы. В голове вертелись три мысли. Первая походила на молитву: "Хоть бы я выбрал правильное направление! Пусть там, куда я иду, окажется дворец, а не выгребная яма, и мне не понадобиться возвращаться и топать в противоположную сторону"! Вторая мысль походила на самобичевание: "И какого черта я поперся в Таэрию?! Какого черта согласился на авантюру с поисками того, незнамо чего, там, не знаю где сам?! Какого черта вообще выполз из постели девятого февраля и отправился следить за клоном Лаврентьевой?! Так мне, ослу, и надо"! В третьей мысли ни одного цензурного слова, кроме предлогов, не содержалось.

Впереди замаячил дневной свет. Яя ускорился и вылетел из трубы, как пробка из бутылки теплого шампанского, нимало не заботясь о том, видел меня кто-то или нет. Труба располагалась довольно далеко от дворца, в самом дальнем углу опоясывающей королевскую территорию стены.

Ура! Я выбрал правильное направление!

В непосредственной близости от места моей славной высадки, или точнее сказать выползки, потому что последние пару метров мне пришлось взбираться по огромной горе мусора, находился колодец с десятком ржавых ведер.

Ура! Баня!

Отходы кухни и иных мест, о которых думать не хотелось, вываливали перед входом в трубу и смывали большим количеством воды. Искусственная речка–вонючка уносила мусор в выгребные ямы на противоположном конце трубы.

Ура! Свежий воздух!

Первым моим порывом было бултыхнуться прямо в колодец, но я вовремя припомнил старую поговорку: не плюй в колодец, пригодится воды напиться, и воспользовался ведрами.

Я вытянул из колодца три ведра, подогрел их до приемлемой температуры и разделся. Плевать, видит меня кто-нибудь из окон высоких башен или нет, я хочу помыться! Хочу избавиться от запаха!

Отплевываясь и фыркая ничуть не хуже Цимлянского в облике коня, я смыл с себя грязь и как мог зачистил одежду. Потом подставил руки солнечным лучам, собирая энергию, и высушил волосы. Запах, конечно, исчез не до конца, но дышать стало возможно, и я направился к дворцу.

Задний двор пентхауса его величества не впечатлял: несколько больших амбаров, сараи, дощатые заграждения для кур, несущих к королевскому завтраку яйца, да ленивые слуги, ни один из которых не обратил на меня внимания.

Я остановился у дровяного навеса и попытался сообразить, как действовать дальше. Обычно злоумышленники проникают в дом через заднюю дверь, но в Таэрии объявлен траур, парадный вход дворца на замке, а возле задней двери двое мордоворотов в форменных фуражках. Что ж. Я хрустнул пальцами и пошел к главному входу.

Парадные двери королевского замка оказались открыты, в том смысле, что не заперты на замок. Может, так и задумывалось с самого начала, но мне показалось это подозрительным. На всякий случай я приготовил волну жара. Сжигать дворцовых слуг дотла в мои планы не входило, а вот слегка поджарить можно. В отместку за то, как тут обращаются со спасительницей королевства и ее спутником.

Я приоткрыл дверь и втиснулся в прихожую. Довольно просторное помещение с толстыми колоннами у дальней стены, было пустым, если не считать крохотных скамеечек и портретов дряхлых стариков с коронами на лысеющих головах. Ничего подозрительного, но в душе шевельнулось нехорошее предчувствие. Я шагнул вперед к широкой лестнице, и почувствовал легкое движение воздуха. Резко обернулся и попал в объятья молоденькой блондиночки в белом платье и изящной золотой короне.

– Ты пришел, доблестный рыцарь! – восторженно пропищала она. - Я знала, что ты придешь за мной! Я так тебя ждала!

– Э–э–э, – смог произнести я, и попытался освободиться от объятий. – Не могли бы вы отпустить меня, ваше высочество?

Я произнес это и понадеялся, что это действительно ее высочество, а не ее величество. Конфуз был бы еще тот.

– Отпустить? – возмутилась блондиночка. – Я тебя никуда не отпущу! Ты моя любовь на всю жизнь! Это тебя я видела прошлой ночью во сне и сегодня возле колодца наяву, когда стояла у окна своей башни.

Я покраснел, дернулся и понял, что пропал – порой слабый пол не очень-то и слабый, девчонка вцепилась в меня, словно клещ.

– Ваше высочество, у меня дело чрезвычайной важности.

Я с трудом высвободился из объятий, но тут же попал в новые. Принцесса не хотела меня отпускать, она положила голову мне на грудь и томно вздохнула:

– Доблестный рыцарь, я слышу, как бьется твое сердце!

– Извините, ваше высочество, – кашлянул я и попытался оторвать от себя эту пиявку королевского рода. – Но мне позарез нужно поговорить с его величеством.

– Его величество болен, - томно произнесла блондиночка, - к нему нельзя, он не в себе.

– Однако мне нужно с ним поговорить, – я снова сделал попытку освободиться, но принцесса лишь крепче вцепилась в меня.

– О чем ты хочешь с ним говорить, доблестный рыцарь? Может, я смогу тебе помочь?

– Не сможешь.

Незаметно для себя я перешел на "ты". Как можно выкать этой наглой и глупой девчонке? Да к тому же после того, как она видела меня голым.

– Отпусти, от меня воняет, – сделал я последнюю попытку договориться мирно.

– Запах любви не помеха, – парировала принцесса.

Неимоверным усилием я выскользнул из объятий и бросился вверх по лестнице.

– Доблестный рыцарь! Куда ты! Король не в себе! Вернись!

Ее высочество скакала за мной по ступеням. Я обернулся и шарахнул по ней тепловой волной, понадеявшись, что она не обожжет принцессу, но сумеет остановить. Однако девчонка попалась настырная, лишь поправила растрепавшиеся локоны и, подобрав подол, с новыми силами бросилась на штурм лестницы.

Насколько я помнил, покои его величества находились на третьем этаже. Я буквально взлетел вверх по ступеням, установив мировой рекорд по скоростному подъему, и быстро огляделся. Вправо и влево уходили длинные широкие коридоры с чередой одинаковых дверей, но только возле одной из них стояли два скучающих охранника. Это и были покои его величества.

– Расступись! – заорал я, тараном пробивая дверь, и ввалился в спальню короля.

Министр кормил его величество с ложечки.

– А теперь ложечку за лорда Пасквиля, – услышал я, прежде чем плешивый заверещал: – Убивают! Короля убивают!

– Никто никого не убивает! – гаркнул я и метнул в министра крохотный файербол.

Синий камзол лорда Пасквиля задымился, и тот отскочил в сторону, опрокинув тарелку с кашей на грудь его величеству.

– Караул! – завопил министр, хлопая себя по груди, пытаясь остановить расползающиеся по камзолу искры. – Убивают!

– Никто никого не убивает! – снова крикнул я и шагнул к королю.

В этот момент дверь за моей спиной распахнулась, и в комнату ворвалась, нет, не охрана, которой я не боялся, а запыхавшееся ее высочество.

– Стоять! – крикнул я и рванул к королю. – Ни с места! Иначе я сверну его величеству шею!

Ну вот, докатился. Только что сказал, что не собираюсь никого убивать... Но иногда обстоятельства выше нас. Если сумасшедшая принцесса бросится на меня с объятьями, я не смогу отбиваться от стражников, которые ворвутся сюда с минуты на минуту.

Король захрипел, хотя я и пальцем его не тронул. Министр перестал скакать, и замер, волшебный огонь съедал его камзол, обнажая грудь. Принцесса остановилась, в нерешительности глядя на папашу. В ней явно боролись два желания: броситься ко мне на шею и не шевелиться, чтобы я невзначай не исполнил собственную угрозу.

В этот драматический момент в спальню вломилась охрана.

– Вон! – завопил я и швырнул в них огненную комету.

Охранники заорали и бросились к дверям, где благополучно застряли, не пожелав уступить друг другу право первым выбраться в безопасный коридор. Я улыбнулся и метнул в толстые зады еще два мини-файербола. Ткань штанов начала тлеть, и это придало охранникам дополнительное ускорение. Они выскочили из двери и с воплями побежали по коридору.

– Простите, ваше величество, – произнес я жестко, – но вы не оставили мне выбора. Я предпочел бы поговорить наедине, но те двое наверняка приведут подмогу, а в мои планы не входит воевать и калечить ваших людей. Поэтому прикажите своему министру и ее высочеству закрыть уши и отвечайте на вопросы.

– Слышали? – прохрипел король, оглядывая министра и принцессу. – Закрыть уши!

Министр поморщился, но послушался, а ее высочество затопала ногами:

– Не хочу! Не буду! Он мне не указ!

– Только подойди! – предупредил я и сотворил между ладонями огненный мячик. – И уши закрой.

Принцесса капризно надула губы, но послушалась, правда уши закрыла неплотно, для удобства подслушивания.

– У меня три вопроса, - предупредил я. - Первый: что вы знаете о Последнем пророчестве?

– Ничего особенного, – король сглотнул.

– А вот и неправда! – ее высочество показала его величеству язык.

Я испытующе посмотрел на короля и шарик между моими ладонями увеличился в размерах. Король заметил это и прикрыл глаза.

– Пророчество касается моего сына. Грядет время Тьмы, и на этот раз никаких Избранных не будет. Нас никто не спасет. Всех убьет диаволово отродье.

– Он из-за этого пророчества Власилиана в тюрьму посадил, – довольно выпалила принцесса. – А я ему обеды ношу, потому как ты, папенька, совершенно из ума выжил.

– Помолчи, – поморщился его величество.

– А что, скажешь неправда? – топнула ногой принцесса. – Наследник престола будет править Смертью! Мир треснет по швам и развалится.

– Бред какой-то, – пробормотал я. – Откуда вообще взялось это пророчество?

– Из легенд, – ответил король.

– А вот и неправда! – снова вмешалась ее высочество. – Оно пришло из соседнего королевства. Разве ты, папенька, не помнишь графа со странным именем? Он забрал у нас все старинные волшебные книги, а взамен оставил пророчество. Только не сказал, как спастись.

– Какой такой граф? – насторожился я.

– Ну откуда я знаю? – дернула плечиком принцесса. - Обычный. С бородкой. В красном плаще. Только вот зубы у него длиннющие, словно клыки у волка.

Я поежился. Неужели ее влюбленное высочество говорит о том самом "графе Дракуле", который искал людей с печатью Бюро и хотел меня убить? Жаль, в Таэрии еще не изобрели фотоаппарат, а то я бы показал девчонке снимок для опознания.

– Хорошо, – я нахмурился, показывая, что все еще страшен в гневе, и задал королю второй вопрос: – Что вы знаете о Камне преткновения?

– О чем? – не понял его величество.

– Камень преткновения, - повторил я, - полуночный цветок... ни о чем не говорит?

– Нет, – задумчиво произнес король.

На сей раз я сразу ему поверил, и не потому что принцесса молчала, а потому, что король говорил правду или, по крайней мере, верил в то, что говорил.

– Ладно, – я погасил заготовленный файербол и вздохнул. – Последний вопрос: где наши амулеты?

– Я принесу! – вызвалась принцесса и, прежде чем я успел ее остановить, вихрем вылетела в коридор.

– Надеюсь, у нее хватит ума не возвращаться, – прошептал король.

– А я надеюсь, у нее хватит ума вернуться, - парировал я.

– Да ладно, - король махнул слабой рукой, - кого ты обманываешь? Ты ведь не станешь никого убивать, тебе просто нужны были ответы. Эй, министр! А ну пшел отсюда!

Плешивый вытаращил глаза и, не отнимая ладоней от ушей, поплелся к двери.

– Вот теперь к делу, – его величество привстал на подушках. – Пророчество пророчествами, но тип, который выкупил у нас все старинные волшебные книги, мне не понравился. Он хотел казаться добрым, привез щедрые подарки, наобещал с три короба, но глаза не обманывают. Злые у него глаза были. Холодные. Не советую тебе с ним встречаться, это не человек!

– Угу, – кивнул я. – Вампир.

– Может, и вампир,  - согласился король. – Очень опасный. Он тоже спрашивал о Камне преткновения, но я правда о нем ничего не знаю.

Король хотел было сказать что-то еще, но в комнату ворвалась принцесса. Она несла наши с Ленкой дорожные сумки, в которых позвякивали амулеты и оружие. Я молча взял вещи, приторочил к поясу меч и направился к выходу.

– Ты бы хоть помылся, прежде чем к королю идти, – произнес на прощанье его величество.

– В следующий раз непременно, – пообещал я, а сам подумал, что если мне еще раз доведется побывать в этом замке, специально выкупаюсь в выгребной яме, чтобы принцесса уж точно не захотела меня обнимать.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить