Илья Одинец - Глава 19. Дым от костра

Глава 19

Дым от костра

 

Вариантов, почему я стоял в лесу в одиночестве, не считая покойника, было два. Либо с Дэнисом и Энис что-то случилось, либо так и задумывалось с самого начала. В первое я не верил, во второе верить не хотел. Не могли вампиры оставить меня в одиночестве, бросить неподготовленного, по сути, стажера в мире, где его магия бессильна, не снабдив ни деньгами, ни продовольствием, ни картой, ни какими-либо целями.

Я еще раз проверил окрестности "линзой", но только убедился в отсутствии вампиров. Значит, нужно срочно возвращаться в Бюро, благо теперь при помощи амулета я смогу распознать портал.

Только вот сначала его нужно найти.

Я повесил "линзу" на шею и спрятал под рубаху. В последний раз оглянулся на мертвого разбойника и зашагал в сторону дороги. Думать, куда именно идти – в столицу или деревню – долго не пришлось, я взял направление на Дерябовку. Она ближе, да и портал, скорее всего, находится именно там, в месте высадки. По крайней мере, я разместил бы его в деревне, на случай непредвиденных обстоятельств, чтобы при перемещении можно было нырнуть обратно в Бюро. Третья причина, по которой я избрал кратчайший путь, казалась тривиальной, но очень значимой: у меня не было еды и оружия, чтобы эту еду добыть. Три дня в лесу я просто не протяну.

На дорогу я вышел довольно быстро и, прислушиваясь к звукам леса, бодро зашагал к деревне.

Судя по длине теней, время приближалось к ужину, в желудке заурчало, захотелось пить.

На подступах к Дерябовке я вытащил из-за пазухи амулет и проверил местность на наличие магии. Как и предполагалось, ничего не нашел. Лес все так же глухо шумел, поскрипывая старыми стволами, шелестя бесчисленными листьями, щебеча на разные голоса, навевая нехорошие мысли.

С Дэнисом и Энис что-то произошло. Что-то нехорошее. Ясен пень, они не планировали похищение попаданца шайкой разбойников, не планировали встречу Гроба с "графом Дракулой", не планировали убийство. Что-то пошло не так Что-то случилось. Нечто непредвиденное, страшное, отчего вампиры оставили меня в одиночестве.

Может, на них напали? Но кто осмелится напасть на двух вампиров, да еще с печатью Бюро на груди? Только ненормальный. Тем не менее это единственное объяснение. Бросить меня они не могли.

Энис и Дэнис в беде, сомнений не осталось. Однако у этой медали существовала и обратная сторона. Я был в беде. Вампир, высосавший всю кровь у Гроба, явно искал меня. Он отдал главарю разбойников амулет, чтобы тот смог распознать печать Бюро, приказал сторожить попаданца. Для каких целей? И, главное, как он узнал о моем прибытии? От Дэниса и Энис?

По спине замаршировали мурашки. Я ускорил шаги, и когда вошел в Дерябовку, сердце мое колотилось. Единственное, что я желал, кроме сытного обеда и большого запотевшего стакана с ледяной "колой", это поскорее очутиться в Бюро.

Я избегал людных мест, старательно обходил дома со стороны огородов, не забывая освещать окрестности лучом амулета. Дважды меня облаяли собаки, один раз я спугнул ом копошащегося в грядках с огурцами ребенка, и все время меня не оставляло чувство чужого глаза. За мной следили, спину буравил чей-то злобный ненавидящий взгляд. Я то и дело оборачивался, всматривался в заросли малины и ровные ряды бахчевых, но ничего не замечал. Меня вели аккуратно и профессионально.

Портал обнаружился рядом с заброшенным домом. Представлял он собой полуразвалившуюся деревянную скамейку в виде грубо струганной доски поверх двух чурбанов. Я перелез плетеный заборчик и направился к порталу. Кто бы за мной ни следил, самое время заявить о себе.

– Эй, постой! – раздался за спиной знакомый негромкий голос.

Не снижая темпа, я обернулся и увидел "графа Дракулу". Я рванул к порталу, вжав голову в плечи, ожидая получить между лопаток молнию. Но успел. Плюхнулся на скамью как раз в тот момент, когда над головой полыхнуло синее сияние, и перенесся в Бюро.

 

В зале прибытия меня ждали зеленый от волнения Люциус и белая, как вампир, Ленка. Также в обычно полупустом зале находилось несколько незнакомых мне людей, ослепительно красивая, если бы не синяя кожа, утопленница, рослый блондин с бородкой клином – оборотень, напугавший меня в царстве короля Радомира Семнадцатого, бывший Ленкин наставник Гипнос и три полупрозрачных духа, плавающих под потолком

– Слава Высшим!

Люциус шагнул мне навстречу, растопырив руки, точно так же, как в первую нашу с ним встречу, только тогда он хотел обнять Лаврентьеву.

Никогда не мечтал обняться с демоном, поэтому отступил на шаг назад, тихонько, чтобы начальник отдела устранения последствий не принял это за испуг.

– За мной гонится вампир, – выпалил я, – он видел, как я переместился и знает о портале. Он сейчас ворвется сюда!

– Посторонние не могут пользоваться нашими порталами, – успокоил меня Люциус и жестом предложил сесть. – Порталы пропускают только лиц с печатями и тех, кто находится с ними в непосредственном физическом контакте. Рассказывай, что произошло.

Я сел за столик, уставленный разнообразными блюдами, залпом выпил стакан компота и выложил все, что со мной случилось, начиная с перемещения в деревенскую избу, спасения утопающего, путешествия по лесу и заканчивая синим сиянием над моей головой в момент бегства.

– Скверно, – подвел итог Люциус.

– Энис и Дэнис вернулись? – задал я вопрос, который не давал мне покоя.

Демон не ответил, зато Ленка очень выразительно покачала головой.

– Итак, – произнес демон, обращаясь к собравшимся, – положение критическое. Пропажа Дэниса и Энис подтверждается. Это вторая по важности проблема.

– Что же тогда первая? – спросил я, выпучив от удивления глаза. – Что может быть важнее?

– Общественное, молодой человек, для Бюро всегда стоит выше личного. Интересы многих прежде интересов единиц. Энис и Дэнис высшие вампиры, они смогут о себе позаботиться, что бы ни случилось. А вот попаданцы о себе не позаботятся, - и демон обратился уже ко всем. - В последнее время наша помощь стала требоваться очень во многих мирах. Гипнос?

– Да, Люциус, – старик сидел в кресле-качалке, накрыв колени красным клетчатым пледом. – Увы, друзья, как говорят в одном отсталом измерении, мы идем с опережением графика, перевыполняем, так сказать, план по вмешательствам в соцструктуру иных измерений.

Гипнос взмахнул рукой, и в помещении погасли свечи. Второй взмах породил рой тонких синих, зеленых, красных и золотых змеек, которые несколько секунд танцевали над головами собравшихся, а потом переплелись, иллюстрируя слова начальника отдела рядовых проверок. Подобный график я раньше не видел, и ничего в нем не понял.

– Впервые за три тысячи лет у нас не хватает людей, – произнес Люциус. – Тьма наступает по всем фронтам. Тетлания, Ка–ста–стан–ита, Шхлотц, Таэрия, Ленория, Черная Мирна, мир Торна, а теперь и Гальдив. Пришло время открыть глаза и взглянуть на ситуацию в комплексе. Хватит решать отдельные проблемы отдельных миров. Что мы имеем? Нападения по всем фронтам. Впервые угроза разрушения нависла над таким количеством миров. Какие мысли?

– По-моему, – произнесла утопленница; голос у нее оказался приятный, бархатистый, с хрипотцой, – во всех этих измерениях должно быть что-то общее, нечто, что могло заинтересовать силы Тьмы.

– Сомневаюсь, – качнул головой Гипнос. – Лакомый кусочек для Тьмы найдется в каждом измерении, но впервые она расставила щупальца так широко. Тьма не распыляется по мелочам.

– Тогда, – пожала плечами синекожая красотка, – ищите ответ в самих попаданцах. Кого мы выбираем на роль героев? Может, дело в них?

– Мне кажется, – произнесла Ленка, – дело не в попаданцах. Кто-то хочет дискредитировать Бюро перед Высшими. Что будет, если мы не справимся? Что будет, если наши люди начнут гибнуть один за другим? Тьма не только получит власть в измерениях, где мы окажемся бессильны, но докажет нашу несостоятельность.

– Этот вариант мне нравится, – Люциус оскалился. – Но ты плохо знаешь Высших. Бюро невозможно дискредитировать. Мы не всесильны, но Высшие заинтересованы в нашей организации сами. Мы поддерживаем порядок, восстанавливаем равновесие. Мы – оплот существования всего сущего во всех мирах.

– Есть еще один вариант, – подал голос светловолосый оборотень с бородкой клинышком.

– Слушаем, Сорк.

– А что если Элоиза права? Что, если в этих измерениях действительно есть нечто нужное Тьме? Это похоже на головоломку. Только соединив части, получим искомое.

– Ты имеешь в виду, - медленно произнес Люциус.

– Да, - кивнул оборотень, - камень преткновения.

В зале прибытия повисла тишина. Если до слов Сорка народ перешептывался, вздыхал, шаркал ногами, постукивал пальцами по столешницам, то теперь, кажется, никто даже не дышал. Я слышал, как зашипели цветные змейки графика Гипноса, исчезая и уступая место зажигающимся свечам.

Картина напоминала Гоголевского "Ревизора" в момент раскрытия интриги. Немая сцена была бы смешной, если бы на лицах сидящих и стоящих существ не отражался страх.

– Существование Камня преткновения не доказано, – тишина разбилась, и ее осколки еще долго звенели в темных углах зала прибытия. – Но эта версия мне тоже нравится.

Демон замолчал, обдумывая слова, а потом вздохнул. С воздухом из его ноздрей вырвались струйки черного дыма, запахло серой.

– Гипнос, твоему отделу поручаю изучить все материалы, касающиеся Камня. Дай своим орлам допуск третьей категории, а сам отправляйся в Архив, я обеспечу тебе нулевой допуск. Завтра утром я хочу знать все об этом артефакте: сказки, легенды, домыслы, все, что может подтолкнуть нас в нужном направлении. Сорк и Олариэн, ваши отделы присоединяются к моему. Будем обеспечивать безопасность попаданцев вплоть до окончания их миссий. А теперь все свободны.

С этими словами Люциус щелкнул пальцами и исчез. Остальные начали поспешно расходиться.

Мой желудок, вспомнив, что не получил на обед ни крошки, требовательно заурчал, и я положил в тарелку большой кусок мясного пирога. Ленка подсела к моему столу, но есть не стала.

– Ты даже не представляешь, что тут творилось, – прошептала она.

– Начни с того, что творилось в Черной Мирне, - попросил я. – Я придумал совершенно идиотскую историю о заколдованном доме, даже Грэтта по началу не поверила. Хорошо, Ондулайнен догадался посмотреть на меня сквозь пелену и увидел печать.

– Грэтта в безопасности, – махнула рукой Ленка. – По крайней мере, пока. Парни из отдела Люциуса нашли еще две ловушки в лесу. Нам с тобой очень повезло остаться в живых. Я проторчала в Черной Мирне до вечера, и вернулась поздно ночью. Бюро на ушах стояло. Сирилла сообщила еще о двух измерениях, где требуется наше вмешательство. Люциус прав, такой активности от сил Тьмы никто не ждал, и теперь все ломают голову, к чему бы это.

Я слушал Лаврентьеву, жевал пирог и кивал. Пока эта суета меня не касалась. Я выжидал момент, когда можно будет напомнить о возвращении домой. В Бюро, честно говоря, я загостился, хотя и начал привыкать к бешеному ритму жизни.

– Твой рассказ подтвердил догадки Люциуса о том, что происходит нечто серьезное, – продолжила Ленка. – Прямо он этого не сказал, но подтекст ясен. Кажется, эта возня началась не из-за миров и сказочных артефактов, а из-за самих попаданцев. Сначала напали на Шэза в Ка–ста–стан–ите, потом на Грэтту в Черной Мирне, а теперь и на тебя в Гальдиве. Думаю, Тьма решила дискредитировать не Бюро, а саму идею отправления иномирцев на помощь в другие измерения. Если это так, Бюро уже не сожжет помешать Тьме прибрать к своим рукам один мир за другим.

Я пожал плечами.

– Очень может быть. Грэтта, например, мне не кажется такой уж значимой. Обычная девчонка. Думаешь, только ей под силу справиться с местным колдуном? И потом, ты не забывай, что я не попаданец, я не собирался вмешиваться в дрязги пана Долонеца, его короля и гномов, оккупировавших золотоносные рудники. Но на меня натравили целую шайку разбойников. "Граф Дракула" знал, кого ищет, ему требовался не иномирец, а человек из Бюро. Амулет, который он дал Гробу, распознает магию.

Я вытащил из-под рубашки "линзу" и показал ее Лаврентьевой.

– Как думаешь, мне разрешат ее оставить? Ведь это, можно сказать, боевой трофей.

– С ума сошел? – возмутилась Ленка. – Сними немедленно! Кто знает, какая магия заложена в этом амулете!

– Да не бойся ты, - отмахнулся я, - ничего не случится. Я уже полдня его ношу. Если бы не эта игрушка, никто бы и не узнал, что Энис и Дэнис пропали. Кстати, что с вампирами? Их собираются искать?

– Люциус лично этим займется, но позже, - легкомысленно ответила девушка, - если они сами к тому времени не объявятся.

– Так ты не веришь в их исчезновение?

Лаврентьева натянуто улыбнулась.

– Что может случиться с двумя высшими вампирами, начальниками отдела квестов?

– Все что угодно, - у меня не хватило фантазии вообразить, что именно, но предчувствия были нехорошими. – На месте Люциуса я бы направил в Гальдив поисковый отряд. Есть у него там люди, или нет, пусть выделит пару–тройку опытных магов.

– Легко сказать, - криво улыбнулась Лаврентьева. – На его плечах не только Энис и Дэнис, но все попаданцы. Вампиры сами о себе позаботятся.

– Странные вы, – я проглотил последний кусок пирога и потянулся к ежикам из риса и специй, – с чужаками носитесь, как наседки с цыплятами, а своих бросаете.

Девушка вздохнула:

– Мне, честно говоря, это тоже не нравится. Думаю, нападения – всего лишь дым. Настоящий костер горит где-то в другом месте. Нас отвлекают от чего-то важного. Может, и правда от Камня преткновения.

– Почему все так испугались, когда Люциус упомянул о нем? – поинтересовался я.

– Потому что даже в Бюро существуют легенды, - Лаврентьева оглянулась и понизила голос. – Давным-давно, когда Вселенная только создавалась, Высшие творили миры. Чтобы наполнить из жизненной энергией, они использовали Слезы богов, чтобы насытить магией – Руку дьявола, а чтобы исправить ошибки – Камень преткновения. Именно на нем стояли Высшие, когда творили миры. Никто не знает, что представляют собой эти артефакты, но в них заключена огромная сила. Она может создать или уничтожить целое измерение, сотни, тысячи, миллионы измерений.

– То есть, - уточнил я, - Слезы богов – артефакт светлый, Рука дьявола – темный, а Камень преткновения управляет и тем и другим?

– Он исправляет ошибки. Творение – сложный акт, даже Высшие несколько раз ошибались, и им приходилось пускать время вспять, чтобы вернуть в миры равновесие. По окончании творения, Руку дьявола и Слезы богов уничтожили, а Камень преткновения бессмертен. Его нельзя уничтожить, его можно только разделить и спрятать.

Не слабо. Есть сразу же расхотелось. Если на свете существуют подобные силы, только идиот может остаться в стороне, ведь если тьма... нет, не так. Если Тьма доберется до Камня и повернет время вспять, мир исчезнет. Все миры исчезнут.

– Думаешь, Тьма нашла, где именно спрятаны части Камня? – спросил я.

– Это один из вариантов, - подтвердила Лаврентьева, - и к тому же не самый страшный.

– А какой самый страшный?

– Самое страшное то, что мы упускаем. Неизвестность. Если Камень преткновения действительно только легенда, мы зря потратим время. Целое Бюро зря потратит время.

– Тогда надо превратить неизвестное в известное, и почему бы не начать с простого? Нужно найти Энис и Дэнис.

Я произнес это и тут же стукнул себя ладонью по лбу:

– Ну я и дурак! Слушай, а ты не можешь извлечь из моей одежды память?

– Память? Как же я сразу об этом не подумала! – обрадовалась Ленка, - Люциус не попросил тебя раздеться, значит, счел твой рассказ подробным и достаточным. А вот мы можем попробовать. Если откроется что-то важное, мы поможем Дэнису и Энис. Если, конечно, они не решили неожиданно уйти в отпуск или навестить больную бабушку. Только, – девушка покраснела, – я никогда не работала с памятниками. Сможешь кое-что для меня сделать?

– Легко, – сорвалось с моего языка, и я снова хлопнул себя ладонью по лбу.

Видимо, насытившись, мой организм расслабился, и мозг решил, что ему все по барабану, пусть тело работает, а он поспит. Впрочем, как я убедился позднее, мозгу тоже пришлось поработать, и, пожалуй, даже побольше, чем телу.

– Мне нужно, чтобы ты прошел в архив и нашел дело Жанны д'Арк, – шепнула Лаврентьева. – В этой книге есть простой рецепт работы с памятниками.

– А почему такая тайна?

– Потому что это дело находится в секретном отделе с третьим уровнем допуска, а у меня только седьмой.

– Но у меня-то вообще никакого! – сделал я первую и последнюю слабую попытку увильнуть от собственного же обещания помочь.

– Зато, – парировала Ленка, – ты понравился Элоизе, и даже если попадешься, прикинешься дурачком, и она даст тебе нужную книгу.

– Элоиза утопленница? – спросил я, а сам подумал, что в последнее время мне очень уж часто приходится косить под дурачка. – Зачем от нее прятаться, раз она согласна нам помочь?

– Элоиза – начальница Картотеки. А прятаться от нее не обязательно. Если, конечно, ты не хочешь попробовать ее осчастливить. Она утопилась, потому что мечтала об идеальном поцелуе.

– Это ты к чему?

Я закашлялся, скрывая эмоции, а Ленка свои скрыть не смогла – покраснела и отвернулась.

Конечно, Элоиза – красотка, но целоваться с утопленницей... Я сжал губы, чтобы унять прокатившуюся по телу дрожь, и дал себе слово действовать как можно осторожнее. С Элоизой я лучше познакомлюсь в официальной обстановке.

– Если явка провалится, – попытался пошутить я, – увидишь возле двери моей комнаты три утюга.

Шутка вышла несмешной. И тем более несмешным было то, что случилось дальше.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить