Илья Одинец - Глава 16. Кровь живая, кровь мертвая

Глава 16

Кровь живая, кровь мертвая

 

На сей раз, Акулина Гавриловна проводила меня не в тринадцатый номер, а в сто шестой, и дверь запечатывать не стала.

– Приятных снов, – улыбнулась женщина и ушла, постукивая спицами.

 К оформлению этой комнаты Люциус отношения не имел, поэтому обстановка оказалась едва ли не спартанской: кровать, шкаф, стол и стул, однако ванная не подвела, и с соседями повезло. В том смысле, что соседей не было. Никто не предлагал выпить свежей, еще теплой крови и не храпел в комоде.

Я бросил "Историю вампиризма" на стол, а сам уселся на кровать и поманил "Правила поведения служащих Бюро...". Фолиант повис над моими коленями, услужливо наклонившись так, чтобы мне было удобнее, и открыл обложку.

Спустя полчаса чтения, я понял, что узнал об истории создания Бюро достаточно, а продвинулся всего на пять страниц – размерами фолиант превышал половину стола, да и писцы явно экономили бумагу, мельчили, как могли. Тогда я решил делать так, как делал, готовясь к экзаменам: вычленить из каждой странички по абзацу. Так читать оказалось гораздо интереснее, потому что абзацы попадались самые разные.

"Каждому вновь принятому сотруднику рекомендуется изучить "Кодекс поведения в иных мирах" членов магического общества Бюро помощи иномирцам и добровольных перемещенцев, принятый в 2442 году. Первые восемь тысяч законов для заучивания обязательны".

"Запрещается использовать брокси-кусачки и прочие вредилки для мелкой мести и хулиганства. Виновные наказываются лишением права посещать увеселительные измерения на срок от недели до полутора лет в прямо пропорциональной зависимости от степени тяжести вреда, нанесенного вредилками сотрудникам или имуществу Бюро".

"Для заполнения свободного рабочего времени рекомендуется пользоваться только запатентованными оракулами. Эксплуатация некачественных оракулов может привести к схлопыванию местного пространства диаметром до полутора километров".

"Для поддержания добрососедских отношений между разными расами, видами и сообществами существ рекомендуется вести себя вежливо и предупредительно со всеми членами Бюро, посетителями, слугами, работниками придомовой территории, курьерами и прочее. Во избежание недоразумений категорически воспрещается показывать малейшие признаки неудовольствия, неловкости, страха, брезгливости и всего, что можно принять за неуважение".

"Домовых при Бюро разрешается селить в кладовых помещениях, с условием, что они не станут разводить открытого огня, пользоваться хозяйскими принадлежностями для ванной, и пугать постояльцев. На каждого домового полагается ежедневно: миска молока 3,5% жирности, овсяные хлопья в количестве сто семьдесят грамм и пять добрых слов. Ежемесячно рекомендуется одаривать домовых мелочами: иголками, нитками, наперстками, футлярами для очков, мягкими тапочками, расческами. За серьезные проступки разрешается наложение проклятие до восьмого уровня включительно".

"Важнейшей задачей каждого существа является поддержание и укрепление мира везде, где бы он ни находился. Взаимопомощь – основа для развития дружеских отношений".

"Для создания инфо-клонов используется Ка–порошок. Количество исходного материала зависит от уровня детализации памяти, которую требуется вложить в инфо-клона, а также требуемого уровня интеллекта. Предельно допустимыми значениями являются 1,94 – 3,08 граммов золотого порошка. Использование служебных клонов для решения личных проблем не рекомендуется".

И все в таком же духе. Я порадовался, что не отношусь к вновь принятым сотрудникам, и мне не придется заучивать "первые восемь тысяч правил". В конце концов, все знать невозможно. Я оттолкнул фолиант и направился в ванную. Глаза слипались. Завтра ответственный день: знакомство с новыми "попечителями" – вампирами, и я хотел выспаться. Лучше, конечно, провести день с Лаврентьевой... я уже привык к перемещениям и смене обстановке. А что предложат мне Дэнис и Энис – неизвестно. Может, придется ремонтировать гробы, в которых они спят, или охотиться за дикими лосями, чтобы добыть им пропитание...

"Хорошо бы Ленка вернулась из Черной Мирны поскорее", – подумал я, засыпая.

 

Утром в комнате что-то неуловимо изменилось. Я осмотрелся, и понял, что книги исчезли. Фолиант с правилами улетел, а "История вампиризма" испарилась, словно ее и не было. А зря. За завтраком я планировал хотя бы пролистать эту книгу, чтобы подготовиться к встрече. Впрочем, ничего необычного я не ждал. Не съедят. Я не какой-нибудь заблудший ягненок, а гость, и доказательство тому невидимым магическим светом сияет на моей груди.

Акулина Гавриловна довязывала длинный, метра в три, чулок. Она улыбнулась во все восемьдесят четыре зуба и подмигнула.

– Утреннюю планерку ты проспал, - пожурила женщина, - но тебя на нее все равно не пустили бы.

– Я не расстроился, - парировал я.

– А зря. Тетушка Марша рассказывала, что Люциус просто рвал и метал, это нужно было видеть.

– Что–то случилось? – я подумал о Ленке, и по спине пробежали мурашки.

– С твоей подружкой все хорошо, - будто прочитав мои мысли, ответила вахтерша. - К вечеру вернется.

– Она мне не подружка, - я поспешил внести ясность. – Мы вместе учимся. Вернее, учились.

– Тем не менее, - Акулина Гавриловна многозначительно подняла брови, - ты за нее беспокоишься. Люциус злится из-за нехватки людей. В последние месяцы работы у нас невпроворот. Вот и тебя стажером записали.

– Еще вчера меня считали засланцем, а сегодня чуть ли не в семью принимают, - удивился я. – Странные нравы.

Вахтерша кивнула.

– Люди здесь добрые, приветливые, помогают друг другу и от других ждут того же.

– Я не отказываюсь.

– А я не к тому. Вот, – Акулина Гавриловна бросила мне клубок, – он покажет дорогу в отдел квестов. Если не хочешь неприятностей, от маршрута не отклоняйся.

Я кивнул. Кажется, вчера я читал об одном рядовом – молодом сотруднике отдела Гипноса, – который свернул не в ту сторону и навсегда исчез в темных коридорах Бюро. С джинами шутки плохи, за время строительства они нашпиговали замок таким количеством смертельно-опасных ловушек, что я не рискнул проигнорировать совет вахтерши.

Маленький красный клубок покатился к каменной лестнице и запрыгал вверх по ступенькам. Чем выше я поднимался, тем холоднее становилось. Из носа при дыхании стали вырываться облачка пара, и я зябко поежился. Стоило позаботиться о теплой одежде, ведь вампирам, по сути тем же мертвецам, не обязательно поддерживать температуру тела на уровне тридцать шесть и шесть градусов по Цельсию, они вполне могут обойтись десятью.

На третьем этаже широкая лестница сменилась узкой винтовой. Вопреки ожиданиям, традиционной вампирской атрибутики я не увидел. Никаких вмурованных в стены черепов, костей и фресок с изображением красивых девушек и склонившихся над ними белолицых молодых людей, готовых вонзить клыки в нежную кожу шеи. Обычная винтовая лестница, которая закончилась дубовой дверью с красивой медной табличкой "Отдел квестов". Рядом с ручкой висело предупреждение: "Категорически воспрещается проносить запрещенные предметы и вещества".

Клубок на мгновение замер, а потом поскакал вниз, обратно к Акулине Гавриловне. Что ж, пришло время знакомства.

Я поднес руку к ручке, но та неожиданно покрылась инеем, едва не прихватив морозом и мои пальцы, а из ниоткуда возник монотонный басовитый голос:

– Чеснок, Библия, Коран, Тора, Заветы, Песни Сингхов, кресты при себе имеются?

– Нет, – растерялся я, оглядываясь в поисках хозяина голоса.

– Серебряные пули, настойка марьянки, изделия из осины? – продолжил голос.

– Нет.

– Светоч огня, Полуденный карандаш и любые другие атрефакты, имеющие в сердцевине средоточие солнечного света?

– Нет, ничего такого, - ответил я.

Ручка мгновенно оттаяла, дверь открылась, и я шагнул в прихожую-переходник. Здесь температура явно опустилась ниже нуля, а на деревянных воротах магическим огнем светилось лаконичное предупреждение: "ВАМПИРЫ".

Ворота распахнулись. Я вошел в просторный зал с десятком книжных шкафов, зелеными диванами и огромным камином, в котором синими всполохами горел холодный огонь. Под самым потолком, до которого было не менее пяти метров, висели большие портреты бледных стариков и старух, вероятно, прежних начальников отдела.

Моих новых наставников в зале не было, зато на одном из диванов сидел круглолицый толстячок с пухлой папкой на коленях. Он отличался большей, чем я, предусмотрительностью или уже не раз приходил к вампирам, и был одет в теплые штаны из толстой бязи, водолазку и ярко-красный вязаный жилет, а его шею закрывал теплый шарф.

– Здравствуйте, – поздоровался я и удостоился едва заметного кивка.

И то хорошо. Из "Правил" я узнал, что в Бюро приходят не только простые люди, но, случается, и короли, принцы, вельможи, и прочая аристократия. Для этих товарищей уже одно то, что они тебя заметили, знак величайшего одобрения.

Спрашивать о вампирах у толстяка я не стал, посмотрел на потолок в поисках летучих мышей, в которых могли преобразоваться Энис и Дэнис, а потом прошел ко второй двери, ведущей во внутренние помещения отдела. Если толстяку охота дожидаться аудиенции, пусть ждет, а мое дело не требовало отлагательств, об этом явственно заявили окоченевший нос и озябшее тело.

Внутренние помещения выглядели не так роскошно, как приемный зал, зато здесь чувствовалась индивидуальность обитателей. Энис оклеила свою половину темно-синими обоями со светящимися ультрафиолетом лилиями, половина Дэниса была выдержана в строгих серых тонах.

– Энис! – позвал я. – Дэнис! Вы где?

– Мы заняты, – донесся откуда–то из глубины коридоров голос вампира.

– Пусть зайдет, – возразила Энис. – Сергей! Заходи! Люциус сообщил, что ты придешь!

– Никаких "заходи!" – возразил вампир, - мы заняты! Дело вселенской важности! Он будет мешать!

– Не будет. Пусть заходит. Сергей, пройди вперед, второй поворот налево, пятая дверь.

Я старательно выполнил инструкции. Интересно, что за вселенская важность? Из-за этого дела вампиры заставили красножилеточного толстяка ожидать в приемной зале, а меня пригласили.

Пятая дверь второго поворота налево вела в туалет. Одетый в черные лосины и снежно-белую рубашку Дэнис стоял на коленях рядом с унитазом и копался в бачке. Энис сидела на невидимом стуле, закинув ногу на ногу ровнехонько над бачком. Она держала украшенный стразами черный бархатный камзол молодого человека. Край ее белоснежного платья касался головы вампира, отчего тот смешно дергал плечом.

– И это дело вселенской важности? – улыбнулся я.

– Именно, – буркнул Дэнис. – Уборная – самое важное помещение любого здания. Не согласен?

– Может быть. Но починка бачка вряд ли важнее посетителя, который сейчас сидит на диване.

– Подождет, – Дэнис обернулся ко мне. – Кстати, приятно познакомиться.

Улыбка на моем лице застыла, словно приклеенная, я не мог пошевелиться, не хотел, чтобы не спугнуть очарование момента. Вампир был очень красив. Бледная кожа, карие глаза, аристократические черты лица. От Дэниса веяло утонченностью, изысканностью, но в то же время властью. Он очаровал меня, загипнотизировал, оплел липкой паутиной соблазна и желания. Вопрос пола исчез, стало безразлично, что Дэнис – парень, мне до дрожи в пальцах захотелось подойти к вампиру и...

– Болван, – констатировал Дэнис. – Сестра, дай ему амулет.

Я перевел взгляд на девушку и понял, что пропал. Утонул в темноте зрачков, окаймленных голубыми, словно мечта идиота, радужками, погрузился во тьму. В голове одна за другой вспыхивали соблазнительные картинки, где Энис маняще улыбается и грозит пальчиком, ее длинные светлые волосы развеваются на несуществующем ветру, а губы призывно шепчут "иди ко мне!".

В реальности девушка наклонила голову, секунды три смотрела на меня, а потом расхохоталась. От ее смеха по спине побежали сладостные мурашки. Энис вытащила из уха крохотную золотую сережку с алой каплей рубина, бросила мне и произнесла:

– Силой горя, силой беды против людской молвы стану таким, как ты.

– Кровь живая, кровь мертвая, разницы нет, разница стертая, – закончил заклинание Дэнис.

Я очнулся. Заговоренная сережка вобрала в себя силу вампирского зова, очарование начальников отдела квестов пропало, и парочка мгновенно утратила колдовскую привлекательность. Дэнис оказался обыкновенным парнем с бледной кожей, длинными клыками и чересчур женственным лицом; над правой бровью виднелся тонкий шрам. Энис тоже больше не казалась идеальной, хотя я не смог бы сказать точно, что изменилось.

– Я идиот, – признался я. – Пошел к вам, не подготовившись.

– Ничего, – Энис явно льстило получить очередное подтверждение силы своего зова. – Носи с собой сережку, и никаких конфузов не случится.

Я покраснел и был готов провалиться сквозь землю. Если бы Энис задержалась с амулетом, я набросился бы на нее или, что еще хуже, на ее брата. Нет, положительно я идиот. Нужно было прочитать "Историю вампиризма". Я положил сережку в нагрудный карман и даже подумал о том, не проколоть ли ухо, чтобы амулет всегда был со мной.

Дэнис потянулся к бачку, а потом поднялся и со злостью пнул его.

– Дурацкая техника.

– Вызовите сантехников, – посоветовал я, обрадовавшись смене темы.

– Они не придут, – хохотнула Энис. – Видел табличку над дверью? Боятся.

– Так снимите, - посоветовал я. – Зачем вы вообще ее повесили? Разве Бюро не борется с предрассудками относительно сущностей? А вы выставляете свои, – я чуть было не сказал "клыки", но вовремя прикусил язык, – отличия напоказ, возводите преграду.

– Это специально, – буркнул Дэнис. – Не хочу, чтобы сюда лезли все, кому не лень. Если убить страх, появится любопытство, и сюда нагрянут толпы туристов. Тоже мне развлечение – пара вампиров.

Он оскалился, и я невольно отступил. Все же клыки – не слишком приятное зрелище, и точно не располагает к дружеской беседе с их обладателями.

– Ну все, – Энис плавно опустилась на пол, – поиграли и хватит.

Она сделала сложный пасс рукой, и в бачке зашумело.

– Думаешь, я бы не справился? – обиделся вампир.

– Справился, но предварительно сжил бы со свету и меня, и Сергея. Тебе уже сказали, чем будешь заниматься? – спросила девушка меня.

– Помогать вам, пока не вернется Лаврентьева, - припомнил я слова Люциуса.

– Скучать не придется, – пообещал Дэнис. – Будешь нашим стажером.

– Я готов, - согласился я. – Только предпочел бы место потеплее.

– Ты не одет, – усмехнулся Дэнис.

– Я идиот. И мне холодно.

– Это поправимо, - махнула изящной рукой Энис. - Пошли.

Вампиры провели меня обратно в приемную залу. Толстяк в красном жилете поднялся с дивана и сделал несколько шагов навстречу.

– Просим извинить за задержку, – произнесла Энис. – Дело безотлагательной важности.

– П-понимаю, – кивнул толстяк и покосился на меня.

– Пан Долонец, это Сергей, наш стажер. Сергей, это пан Долонец, первый советник короля Брюхена Северного царства мира Гальдива. Кавалер орденов свиной ноги и черепашьего панциря.

Я поклонился. Обычаи у всех разные, поэтому лучше поклониться простолюдину, чем проигнорировать вельможу – последствия могут быть весьма неприятными. В "Правилах" описывался случай с одним из учеников, который полгода жил в облике таракана из-за того, что не поздоровался с гоблином. Гоблин оказался наследным принцем, да к тому же черным магом.

– Сядем, – предложил Дэнис, и мы разместились на зеленом диване. – Пан Долонец, не могли бы вы повторить для Сергея то, что говорили в прошлый раз?

Толстяк кивнул, открыл папку и вытащил карту.

– Это н-наше царство, – начал он. – Горы, леса, речка, Солнечные Долы, тут столица, это т-торговые тракты, а вот здесь Гномьи ущелья. Из-за них все и н-началось. Лет пятьдесят н-назад в их н-недрах обнаружили золотые жилы. Гномы, что обитают в западной части ущелья, т-тотчас заявили о своем праве на месторождение.

– Король Брюхер тоже заявил о своем праве, – пояснил Дэнис, – и началась война.

– Сначала это были м-мелкие стычки. Гномы п-пакостили, засыпали шахты, затапливали ходы, воровали то, что удалось добыть нашим к-копателям, потом объявили войну. Но силы, сами п-понимаете, не равны, куда гномам до королевской армии. Тогда они обратились к одному из местных к-колдунов. Тот наслал на нас проклятье. Стал гибнуть скот, урожаи, люди начали болеть н-непонятными болезнями...

– Короче, – перебил Дэнис и обратился ко мне. – Либо они отдают гномам месторождение, либо гномы получает его, когда царство погибнет. Обратить чары нельзя, контрмер не существует, единственный выход – либо уговорить колдуна снять заклятье либо убить мага. Местных героев нема, поэтому пан Долонец и обратился в Бюро за помощью. Ну, стажер, что нужно сделать в первую очередь?

– Найти героя?

– Незачет, - прицокнул языком Дэнис. – Герой во вторую очередь. В первую очередь нужно удостовериться в правдивости слов уважаемого пана Долонеца, убедиться, что дело обстоит именно так, а не иначе, и что убив вышеупомянутого колдуна, мы не нарушим хрупкий баланс добра и зла в королевстве. Золото – не наша проблема, кому достанется месторождение, неважно. Наша забота – гибнущие люди. Слышал что-нибудь о деле Сайроста? Нет? Вот почитай на досуге. Из-за него, собственно, и появился отдел Люциуса. Мы устраняли последствия собственных действий очень долго. Теперь, наученные горьким опытом, перестраховываемся.

– И как же мы будем убеждаться в правоте пана Долонеца? – поинтересовался я и бросил на толстяка осторожный взгляд – не обиделся ли он на слова вампира. Кажется, не обиделся.

– Этим занимается Гипнос, – ответила за брата Энис, – и он уже все проверил. Элоиза сейчас ищет героя, а мы отправимся на место и посмотрим, какие испытания подготовить, чтобы попаданец пришел к колдуну с нужным настроем и готовностью действовать.

– Он будет драться с магом или разговаривать? – спросил я.

– Драться, - чуть удивленно ответил Дэнис. – Разговоры редко к чему приводят.

– То есть вы отправляете несчастного на смерть? – уточнил я. – Если с колдуном не справились все маги королевства...

– Риск есть всегда, – подтвердил Дэнис, – но не забывай, иномирцы тем и хороши, что в чужих измерениях их сила многократно увеличивается. Пан Долонец, наш стажер не умеет перемещаться, поэтому прошу посодействовать.

– Разумеется.

Мы встали с дивана и образовали круг. До сего дня я перемещался только через порталы, но процедура оказалась не слишком сложной. Провожатые вытянули руки, растопырили пальцы, соединив большие и коснувшись мизинцами мизинцев соседей. Я последовал примеру и закрыл глаза – не люблю мельтешащие перед глазами пространственные нити. Энис и Дэнис негромко забубнили формулу перемещения, настраивая выход в королевстве пана Долонеца, и меня резко рвануло вверх.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить