Илья Одинец - Глава 15. Ловушка

Глава 15

Ловушка

 

– Это ловушка, – Лаврентьева поднялась и отряхнула прилипшие к сарафану веточки. – Грэтте нельзя приближаться к лесу. Заклинание атакует любого, кто применит магию, а судя по силе ответа на мой слабенький поисковик, оставил его могущественный маг. Если бы ты послал в лес файербол, мы бы сейчас с тобой не разговаривали. Нужно срочно связаться с Бюро.

Ленка посмотрела на меня и неуверенно повела плечом.

– Поможешь?

– Конечно. Что нужно сделать?

– Черная Мирна находится далеко от Бюро, мне понадобится много энергии. Из внешнего мира черпать ее сейчас я не могу, мне нужен свет луны или звезд, а вот у тебя я возьму столько энергии, сколько позволишь.

– Я согласен.

– Это опасно, - предупредила Ленка.

– Если ты готова рискнуть, то и я тоже. Что от меня требуется?

– Будь проводником. Бери тепло от солнца, земли, травы, воздуха, всего, чего сможешь, и передавай мне. Но учти, это сложно. Сосредоточься.

Я закрыл глаза, показывая, что готов, и тут же почувствовал, как из груди потянулась тонкая трубочка энергии. Другой ее конец дотронулся до Лаврентьевой, я ощутил бурление чужой силы и приятное покалывание. Пока было несложно. Я подставил ладони к солнцу и стал забирать тепло.

Поначалу все шло хорошо, но спустя полминуты я почувствовал, что теряю силы, меня пробил озноб, зубы против воли стали выстукивать дробь.

"Притормози", – хотел сказать я Ленке, но с губ не сорвалось ни звука, они заледенели. Я стоял истуканом, с протянутыми руками, и не мог даже открыть глаза. Ленка выкачала из меня все, что я сумел собрать и все, что во мне было, а теперь добралась до собственных неприкосновенных запасов, тех, что идут на поддержание жизни.

– В чем дело? – донесся до меня встревоженный рык Люциуса. Портал связи открылся.

– Чрезвычайное происшествие, – скороговоркой заговорила Лаврентьева. – Нахожусь в Черной Мирне по заданию, которое не успел выполнить оборотень Л'ан, кормилец второй категории отдела снабжения и продовольствия.

– Короче, – оборвал девушку демон.

– В целях снабжения попаданца продовольствием, мы отправились в лес на охоту. Я послала заклинание–поисковик, в ответ нас ударила "Звуковая волна". Очень мощная.

– Интересно, – я услышал, как начальник отдела устранения последствий постучал когтями по чему-то металлическому.

– Заклинание настроено на любое магическое вмешательство и зависит от силы заклинания-сигнала, - продолжила тараторить Лаврентьева. - Отвечает десяти, а то и стократным увеличением мощи воздействия. Судя по тому, как нас едва не расплющило, его выставили недавно и нацелено оно наверняка на Грэтту.

Пока Ленка рассказывала, я терял последние крохи тепла. Еще чуть-чуть, и мой хладный труп не согреют все костры ада. Кажется, Люциус понял это, он заговорил кратко и энергично:

– Направляю к вам отряд оцепления. Грэтту задержать любыми средствами, пусть держится от леса подальше. Поручи это Сергею, а сама жди подкрепление. Направишь их к источнику "Звуковой волны". Конец связи.

С последними словами я, словно колода, рухнул в траву и потерял сознание.

– Ты молодец, – услышал я, когда очнулся. – Справился.

Ленка улыбалась, но на ее щеках я видел следы слез.

– Люциус пришлет подкрепление – боевых магов, которые найдут источник опасности. Теперь здесь начнется расследование. Ни у одного из местных волшебников нет причин мешать Избранной.

– Кто же тогда оставил заклинание? – спросил я. – Иномирец?

– Не знаю. Слышал, что Люциус сказал? Тебе придется задержать Грэтту, пока ребята из отдела устранения последствий не разберутся со "Звуковой волной" и не проверят путь на другие ловушки.

– И как мне ее задержать?

– Придумай что-нибудь, - пожала плечами Ленка, - но так, чтобы она ни о чем не догадалась. Ондулайнен на нашей стороне. Поспеши, скоро они будут здесь.

Ленка вернула моей одежде первоначальные цвета, и я направился к таверне, размышляя о задании.

Как удержать храбрую и самоуверенную девушку, считающую себя Избранной, чье предназначение спасти мир от гибели? Убедить то, что в обед отправляться в путь неразумно и лучше переночевать в трактире? Звучит глупо, тем более Грэтта в дороге уже несколько дней, и не раз ночевала в лесу. Напугать разбойниками? Засмеет. Ондулайнен справится с десятком человек, да и гном с его секирой не лыком шит.

Я споткнулся о торчащий из земли корень и едва не упал, зацепив рукой пышный куст. Его ветви были усыпаны крупными синими ягодами, напоминающими голубику. Неизвестно, съедобны ли они, но, повинуясь предчувствию, я сорвал несколько веток, а потом присоединил к получившемуся букету пару желто-оранжевых листьев. Нужно играть влюбленного. Только так у меня будет "право" дотрагиваться до девушки, бросаться на колени и вообще вести себя неразумно без риска превратиться в камень. А у великана между тем появится время, чтобы рассмотреть на моей груди печать Бюро и признать в моей скромной персоне помощника.

Грэтта как раз выходила из таверны. Сытый Ондулайнен добродушно улыбался, гном ухмылялся, и лишь девушка выглядела недовольной. Нехороший знак. Однако отступать некуда, позади Москва, то есть Бюро. Ленке надо помочь.

Я бросился блондинке наперерез, и последний метр проехался по пыльной дороге на коленях.

– Как твое имя, незнакомка? – спросил я, протягивая Грэтте самопальный букет.

Девушка снисходительно улыбнулась и дернула плечиком.

– Мое имя слишком известно, чтобы его называть, – фыркнула она.

Я узнал цитату. Черт! Она ведь из моего мира! И дома ее наверняка зовут Оля или Таня...

– Тогда позволь, я угадаю! – вдохновенно продолжил я. - У такой девушки должно быть исключительное имя, под стать красоте! Что–то невесомое, неземное, божественное! Марсиэлла! Или, может быть что-то изысканное и величественное. Грэтта?

– Фу, дурак, – девушка вырвала у меня букет и ударила им по моему плечу. – Ты же был в "Красном быке", слышал мое имя.

– Признаю! – я опустил голову и прижал руки к груди. – Твое имя забыть невозможно, как и твои глаза. Твой стан заставляет трепетать все мое естество.

– Придержи свое естество в штанах, – деловито посоветовала Грэтта. – И хорош уже в пыли валяться. Нам пора идти.

Я встал, но отпускать блондинку в мои планы не входило.

– Позволь узнать цель твоего путешествия.

– Не позволю, - отрезала блондинка. – Иди своей дорогой. Некогда мне. Нужно королевство спасать.

– О! Так ты Избранная! – притворно восхитился я. –Та самая, о которой гласят легенды?

Насчет легенд я не знал, но они наверняка должны существовать.

– Та самая.

По легкому румянцу и блеску глаз, я понял, что польстил блондинке. Ага, осталось автограф попросить.

Я снова бухнулся на колени и обхватил ноги девушки.

– Пожалуйста, великая Грэтта, позволь умолять тебя о помощи!

Черт. Я, кажется, переигрываю. И что за помощь? Кому может понадобиться помощь девчонки? Воистину – слово не воробей.

– Нам нужно идти, – пробасил Ондулайнен и обошел меня по широкой дуге.

Ясен пень, принял за сумасшедшего. Как не вовремя! Я подмигнул великану и постучал себя по груди, где невидимым магическим светом сияла печать Бюро, но тот сделал вид, будто ничего не заметил, а может, действительно не заметил. Черт, неужели даже не узнал меня? Я ведь был в таверне вместе с Ленкой, а они, скорее всего, знакомы. Нужно рассказать ему о произошедшем, вдвоем задержать Грэтту в городе будет проще. Один в поле не воин.

Кстати, о воинах.

Я изловчился, и подставил гному ножку. Рыжий споткнулся, кастрюля съехала ему на глаза и он едва не упал.

– Прошу прощения, – твердо произнес я. – Но Грэтта задержится в городе, ничего с вашим колдуном за ночь не случится.

– А ты наглый, – блондинка склонила голову. – Что у тебя за дело?

Поднявшись с колен, я взял девушку за локти и, душевно заглядывая в глаза, развернул ее спиной к Ондулайнену. Я намеревался навешать на уши Грэтты немного лапши, и блондинка не должна увидеть реакцию "Рэмбо" на мой рассказ.

Надеюсь, в детстве она не играла в шпионов и не интересовалась различными кодировками и тайными языками. Я собирался использовать самый простой способ шифровки сообщений – добавлять к ключевым словам лишние слоги. Впрочем, даже если Грэтта и играла в шпионов, мое сообщение ей все равно не понять. Я глубоко вздохнул и начал:

– Только ты, Избранная, можешь мне помочь. Жили мы бедно, но мирно: я, моя сестра Лен–сус и отец Лаврент–сус.

Ондулайнен не понял.

– Однажды, – продолжил я, – к нам постучался старик. Мы впустили его постой, а ночью проснулись от жуткого холода. Старик оказался демоном, гением устранения, и не только последствий. Он наслал на наш дом жуткое проклятье – люциус–из–бюро–сус.

Челюсть Рэмбо поползла вниз, и я закивал головой, показывая, что силач все понял правильно.

– Отец погиб, а от нас с сестрой демон потребовал жертвы. Мы отправились в лес на охоту, но по дороге случилось страшное!

Я подвигал бровями и бросил на Ондулайнена многозначительный взгляд, впрочем, великан и без этого слушал меня со всем вниманием.

– В лесу Лен–сус нашла нужную траву: заклинан–сус поисковик–сус, но лишь только она ее сорвала, нас отбросило сильнейшим заклятьем. Мы едва не погибли. Сестра успела отдать мне траву, а сама осталась в лесу. Чтобы снять злые чары, нужны особые цветы, Лен–сус ищет их, называются они люди–сус–из–бюро–сус.

Уф. Я сделал все, что мог, теперь Ондулайнен должен понять, что я на его стороне и увидеть на моей груди печать Бюро. Неизвестно, конечно, что он понял из моего рассказа, но все лучше, чем ничего.

– Только ты, Избранная, сможешь спасти мою семью и расколдовать мой дом! – закончил я и снова подмигнул "Рэмбо".

Грэтта сомневалась. Она боролась с желанием отправиться в путь и поскорее выполнить великую миссию – вступить в победоносную войну с местным колдуном, и желанием лишний раз блеснуть своим мастерством и снизойти до помощи ближнему.

– Он, вроде, неплохой парень, – пробасил Ондулайнен. – А с колдуном до завтра ничего не случится. Нам все равно нужно купить лошадей и оружие. Переночуем в "Красном быке", а с утра с новыми силами в дорогу.

Такой вариант Грэтту устроил, она милостиво кивнула.

– Веди меня к своему дому.

Я покорно кивнул и поплелся по улице, бросая по сторонам полные надежды взгляды. Хорошо бы найти пустующий дом, и пусть девчонка экспериментирует с магией, сколько хочет. А мне бы перекинуться парой слов с Ондулайненом. Ну почему Ленка не показала какой-нибудь способ невербального магического общения?! Тогда вообще не пришлось бы разговаривать с Грэттой.

Словно откликнувшись на мои мысленные стенания, в голове неожиданно зазвучал чужой голос:

"Что случилось?"

Я вздрогнул и обернулся на Ондулайнена.

"Просто представь все в красках, я пойму", – посоветовал великан.

Легко сказать: "представь". Я вспомнил лес и Ленку, но не тогда, когда на нас пошла "Звуковая волна", а когда я привязывал ее к дереву. Я вспомнил ее красоту и беззащитность и постарался отогнать воспоминание подальше, но ничего не получилось – "Рэмбо" вцепился в картинку, и мне никак не удавалось утащить ее в глубины подсознания.

"Ближе к делу", – улыбнулся великан, поняв, что видит не то, что нужно.

Мои щеки покраснели, я почувствовал жар, и он помимо воли вызвал еще одно воспоминание – поцелуй. Пусть это была не Лаврентьева, а всего лишь ее клон, Ондулайнен улыбнулся.

"Черт", – выругался я мысленно и представил перед внутренним взором кирпичную стену. Не вышло у меня мысленное общение, пусть "Рэмбо" придумает что-то другое. Нечего в моих мозгах копаться.

Только я поставил на место последний кирпичик, из кустов к нам метнулся огромный серый монстр. Широкая лягушачья пасть, усеянная мелкими острыми зубками, распахнулась, тонкие кривые лапы напружинились и уродливая тварь, сбив с ног гнома, прыгнула к Грэтте. Девушка не растерялась – выставила ладонь, и монстр превратился в статую. Каменная глыба бухнулась на дорогу, подняв облако пыли.

– Сзади! – крикнул Ондулайнен.

Я обернулся. На нас шли еще трое уродцев. Как истинный джентльмен, "Рэмбо" заслонил даму спиной. Взвесил дубинку и расставил ноги, приготовившись отразить нападение.

К трем тварям справа вышли еще четыре, окружив нас полукольцом.

– Ловушка! – закричал я.

Не знаю, стоило ли мне раскрываться перед Грэттой, но жить хотелось. Я выставил руки, собирая тепло, и уже хотел было метнуть первый файербол в ближайшую тварь, как Ондулайнен, со скоростью, которую невозможно ожидать от человека его размеров, обернулся к блондинке и послал ей в спину тонкую серебристую молнию.

Я открыл рот.

Грэтта охнула и без чувств свалилась на дорогу.

Серые монстры застыли и плавно растворились в воздухе.

– Вот теперь поговорим, – "Рэмбо" обернулся на лежащего без сознания гнома, и протянул мне руку. – Ондулайнен. Будем знакомы.

– Сергей, – представился я. – Это были мороки?

– Догадливый. Давно в Бюро?

– Несколько дней, и я не сотрудник... но об этом позже.

Девушка лежала на боку, светлые волосы скрывали лицо, и мне захотелось подойти к ней и попытаться привести ее в чувства.

– Не стоит, – предупредил силач. – Она сама очнется через пять минут, к тому времени ты уйдешь. Что случилось?

Я вкратце рассказал великану о "Звуковой волне" и приказе Люциуса. Ондулайнен покивал головой и нахмурился.

– Черный Мол неспокойное место. Вчера на тракте мы чуть не попали в засаду – трое вурдалаков. Магия камня их не берет, моя дубинка практически бесполезна. Хорошо, удалось поломать им ноги и смыться. Позорное бегство, но иного выхода не было. Если впереди и другие ловушки...

– Их обнаружат и обезвредят, - успокоил я здоровяка.

– Обезвредят, - согласился "Рэмбо", - но это значит, на Грэтту идет охота. Возвращайся-ка ты в Бюро.

– А как же Ленка?

– Думаешь, о ней не позаботятся? У тебя есть миссия поважнее. Если вчерашние вурдалаки связаны с сегодняшней "Звуковой волной", нам понадобится подкрепление. За этот мирок началась война.

– Но я не умею перемещаться, - растерялся я.

– Ничего. На случай непредвиденных обстоятельств мы всегда оставляем пути отступления. Пойдешь по дороге до крайнего дома, перелезешь через забор в огород, там чучело. Дотронься до шляпы, и окажешься в Бюро. Только памятник не потеряй.

– Какой памятник?

Я оглянулся, ожидая увидеть спиной громаду вроде "Медного Всадника" или статуи "Рабочий и колхозница", но ничего не увидел. Даже морок, превращенный Грэттой в камень, и тот испарился.

– Вот, передай его Люциусу, – Ондулайнен оторвал от своей рубахи кусок размером с носовой платок. – У вещей есть память, этот клочок расскажет боссу мою историю в самых ярких красках.

Я сжал памятник в кулаке и бросил на Грэтту прощальный взгляд.

– Я объясню ей, что тебя утащили монстры, и для твоего спасения, требуется исполнить Пророчество. Так что она не вспомнит о тебе. Ну, топай.

И я потопал.

Герои как всегда остаются в тени. Спасительница Черной Мирны не вспомнит скромного парня, попросившего ее о помощи, в памяти девушки навсегда останутся только Однулайнен и гном. А жители королевства не вспомнят и их, ведь истинной спасительницей мира на земле, станет Грэтта – великая волшебница, подчиняющая себе камни. Избранная, чье появление предсказали легенды. И лишь маленькая горстка людей, орков, эльфов, вампиров и демонов будет знать, что Грэтта – всего лишь пешка в операции Бюро.

Пугало я нашел сразу. Тощее подобие человека, с насаженной на перекрещенные палки тыквой, шевелило пальцами-ветками, с которых легкий ветер срывал непонятным образом оставшиеся на них желтые листья. Рубаха развевалась, а шляпа, должная венчать оранжевую, пахнущую осенью и бабушкиным пирогом, голову, валялась на земле.

– Надеюсь, от этого проход не закрылся, – произнес я и поднял шляпу.

 

Третье перемещение в Бюро заставило меня произнести фразу, которую произнесла Ленка, когда я попал в пункт прибытия впервые:

– Спасибо тетушке Марше за ее идею сделать здесь столовую.

Кто такая тетушка Марша я не знал, но был уверен, что она мне понравится. Мужчине не может не понравиться женщина, предусмотрительная настолько, что выставила на столы не только легкие закуски, пирожки и компоты, но и горячие котлетки.

Желудок заурчал. От всех этих перемещений и приключений жутко захотелось есть. Пожалуй, Люциус потерпит пару минут, ничего не случится.

Я потянулся к тарелке, но за спиной громыхнуло.

– К делу.

Я с сожалением оставил мысли о немедленном перекусе и обернулся. Начальник отдела устранения последствий был недоволен, и готовился устранить меня немедленно. В случае неповиновения.

Я покорно протянул Люциусу памятник. Демон понюхал клочок рубахи Ондулайнена и зажал в кулаке, точно так же, как десятью минутами ранее зажимал его я, боясь потерять.

– До особых распоряжений ты поступаешь в подчинение к Дэнису и Энис, - рявкнул демон. - Поможешь им завтра. Людей не хватает, да и тебе будет полезно.

– А Лена? – поспешил спросить я.

– Черная Мирна – не твоя забота. Лаврентьева вернется, как только закончит свои дела. Вот, держи.

Люциус щелкнул пальцами, и в моих руках материализовалась толстая, с энциклопедический словарь, книга в сияющем белом кожаном переплете. "История и сущность вампиризма. Анализ легенд, мифов и сказок о вурдалаках и истинных вампирах. Методические рекомендации по выживанию".

В моей душе шевельнулись нехорошие предчувствия.

– Энис и Дэнис вампиры?

– Они начальники отдела квестов, - не счел нужным ответить на мой вопрос Люциус, - и им нужен помощник. Ознакомься с этой книгой и не забудь о Правилах. Хоть Гипнос тебе и не начальник, но пока ты находишься на территории и в подчинении Бюро, должен знать необходимое.

Еще один щелчок пальцами, и в мой бок уткнулся уже знакомый фолиант "Правила поведения служащих Бюро помощи иномирью от 7017 года, первый том".

– Сегодня отдыхай, а завтра отправляйся к Дэнису и Энис.

Люциус удалился, а я положил "Историю вампиризма" на край стола и снова потянулся к котлете.

"Правилам" это не понравилось, и фолиант пребольно ударил меня острым углом в бок.

– Дурацкая книга! – рассердился я, - ты же знаешь, что за один вечер я не осилю и половину твоей соседки, так что тебе придется обождать. Знай свое место!

Заклинание не сработало. Фолиант висел рядом со мной и угрожающе покачивался. Черт! Люциус подошел к моему образованию серьезнее Гипноса! Что ж. Раз так, выбор очевиден.

– Извини, – сказал я "Истории", – о вампирах я кое-что слышал, с вурдалаком прошлой ночью водку пил, а с Правилами действительно неплохо бы ознакомиться. Так что тобой займусь... когда-нибудь в другой раз.

– Пожалеешь, – замогильным голосом произнесла "История".

Я легкомысленно пожал плечами и потянулся за котлеткой.

Пожалел об этом только утром.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить