Илья Одинец - Глава 9. Обязательства

Глава 9

Обязательства

 

Ленка провела меня темным холодным коридором к двери, на которой висела лаконичная табличка со светящейся золотом надписью: "Вход воспрещен".

– Это кабинет Гипноса, – пояснила Лаврентьева. – Обычно после планерки он отправляется выпить чашку бодрящего кофе с ванилью. Это традиция помогает учителю прогнать сонливость, но я подозреваю, что он добавляет в свой напиток каплю ровки – средства для повышения концентрации внимания. В последние месяцы он сильно сдал, хотя еще совсем не старый, всего каких-то двести шесть лет. Однако сегодня, думаю, традиция будет нарушена, из зала совещаний он прямиком переместится сюда.

И точно, будто вняв словам девушки, табличка мигнула, и надпись изменилась: "Войдите".

– Пошли, – Лена толкнула дверь.

Кабинет начальника отдела рядовых проверок отвечал всем требованиям кабинета начальника отдела рядовых проверок, то есть был самым рядовым. В Бюро, где планерки проводят демоны, а перемещения между мирами – самая обычная вещь, по идее все должно дышать магией и богатством. А в кабинете обнаружилась массивная, но безыскусная мебель: письменный стол, несколько стульев для посетителей, банка перьев, небольшой макет колодца в углу, школьная доска и полка с бутылочками микстур.

Гипнос сидел за столом и пытался соорудить из табачного дыма воздушный дворец. Когда дверь открылась, он как раз водружал на шпиль одной из башен развевающийся полупрозрачный флаг.

– Входите, – начальник встал с кресла, и ветер, поднявшийся от его движения, разметал дворец в клочья.

Вопреки моим ожиданиям тапочек на Гипносе не оказалось, на его ногах красовались красные сафьяновые туфли с загнутыми носами. Старик подошел к полке с бутылочками и взял черный пузырек с серебряной крышкой.

– Первым делом, приведем тебя в порядок, – произнес он, обращаясь к Лаврентьевой. – А то взяли моду мучить бедных девочек. Протокол, понимаете ли!

Ленка протянула учителю руку, тот капнул немного жидкости на ладонь и стал втирать снадобье в ее плечо. Я снова почувствовал укол вины, но рука быстро приобретала нормальный цвет.

– Вторым делом, – продолжил Гипнос, все также обращаясь к ученице, – мы тебя поругаем, но не сильно. Ты девочка умная, сама все понимаешь. И мы тебя понимаем – выбора не было: либо бежать, либо ждать, пока ситуация из неприятной превратится в критическую. Ты все сделала правильно.

Естественно, Ленка все сделала правильно. Мы могли бы до посинения сидеть в тюрьме в ожидании казни, а когда нас привели бы на костер, портала уже не было бы.

– Третьим делом, познакомимся с новичком. Мы Гипнос, – старик отстранился от Лаврентьевой, взмахнул рукавом, и в его руках материализовалось желтое махровое полотенце.

– Сергей Пономарев, – представился я.

Начальник отдела рядовых проверок тщательно вытер руки и протянул мне сухую морщинистую ладонь.

– Очень приятно, молодой человек. Процедуру посвящения провести мы не можем – ты не наш ученик, и мы не имеем права наложить на себя обязательства по контролю, но с твоего позволения мы одарим тебя официальной печатью. Будет больно.

– Что за печать? – не понял я.

Рубаха на моей груди расползлась, обнажив кожу, и я невольно отступил на шаг.

– Особая отметка, которая покажет всем существам с магическими способностями, что тебя защищает Бюро, – пояснила Лена. – Это для твоей же безопасности.

Гипнос вытянул руки, нацелив скрюченные пальцы на мою грудь, и стал быстро произносить заклинание. Я стиснул зубы, готовясь принять боль, но не подготовился. Она настигла меня, как волна зазевавшегося серфингиста. Затянула в пучину, где я не мог ни вздохнуть, ни выдохнуть, стиснула железными щипцами, обожгла кожу на груди. Сердце мое забилось, словно пойманный заяц, готовясь выпрыгнуть из груди, нейроны один за другим метали в мозг сигналы бедствия, словно меня пилили огромной циркулярной пилой.

И вдруг боль ушла.

– Ну, вот и все, – Гипнос спокойно, словно не пытал меня только что, опустился обратно в кресло. – Теперь тебе не страшны местные инкубы, оборотни, вампиры, вурдалаки и прочее. Чувствуй себя как дома.

Я судорожно вдохнул, умоляя колени не подгибаться, и старался не упасть.

– Терпи, – шепнула Ленка.

Гипнос между тем взмахнул рукой, и из одного из книжных шкафов вынырнула книга. Самый большой фолиант, какой я когда-либо видел, размером с половину стола, и весом с половину меня.

 – Правила поведения служащих Бюро помощи иномирью от 7017 года, первый том, – произнес старик. – Тебе придется это выучить. Постарайся управиться за неделю.

Фолиант повис рядом со мной, и я почувствовал, что снова могу говорить, думать и возмущаться.

– За неделю? – спросил я. – Вы серьезно? С какой стати вообще я должен что–либо учить?! Я не просил перемещать меня в параллельное измерение! Не просил защищать! Не просил мучить вашими печатями, которых даже не видно!

Гипнос сделал круговое движение правой кистью, и разрушенный дворец из табачного дыма снова принял первоначальную форму, даже флаг, который никак не хотел устанавливаться на флагштоке, развевался на башне, будто никогда не существовал отдельно от шпиля. Мои слова старик проигнорировал, и я разозлился.

– Я ничем вам не обязан! И, судя по всему, на фиг никому тут не нужен! Вы можете вернуть меня домой? Так возвращайте! Проблемы Бюро меня не касаются, сами разбирайтесь, кто и зачем перенес меня к Радомиру Семнадцатому!

Еще одно движение кистью, и дымчатый дворец ощетинился пушками, их жерла были направлены в мою сторону. Но это, конечно, не могло ни напугать меня, ни успокоить.

– Зачем вытащили меня из тюрьмы? Только для того, чтобы запереть здесь?! Что я буду тут делать? Учить никому не нужные книжки?! Жевать бутерброды и бродить по коридорам, пока вы что-то там выясняете? Я прекрасно обойдусь и без этих каменных стен! У меня родители из командировки возвращаются и зачет на носу!

Я многое еще сказал бы, но пушки из дыма раздулись и выстрелили мне в лицо маленькими, с ноготь, полупрозрачными шариками.

Пхх!

– А теперь послушай нас, молодой человек, – Гипнос говорил негромко. – Ты расстроен, ты чувствуешь вину по отношению к Елене, ты беспокоишься за свое будущее, потому что оно кажется туманным, как этот дворец, но запомни наши слова. Придет время, и ты придешь в наш кабинет, чтобы проситься в ученики. И мы крепко подумаем, прежде чем дать ответ.

Я предпочел промолчать. Конечно, побывать в иных мирах интересно, но оставаться в Бюро на ПМЖ я не собирался. Не хочу бросать родителей, университетских друзей, и вообще, мало ли у человека причин желать возвращения домой? Однако я не против пожить здесь некоторое время, познакомиться с парочкой гномов, увидеть настоящих эльфов и фей и научиться пользоваться магией.

– Насчет родителей не волнуйся, – успокоила меня Лаврентьева, – здесь время течет намного медленнее, чем в нашем мире, так что твоего исчезновения не хватятся месяц, а то и полтора.

– Но если ты боишься, – старик пустил вокруг дымчатого дворца полупрозрачную речку, – мы вынесем вопрос о твоей депортации на следующей планерке.

– Я не боюсь, – я покосился на Ленку. – Просто не понимаю, зачем я вам?

– Волнуешься о собственной значимости, – Гипнос кашлянул. – Похвально. Ты, Сергей, для нас большая загадка. Попаданцы, путешествующие не от Бюро, делятся на две группы: спонтанные и засланцы. Первые случайно попадают на перекрестье магических потоков и перемещаются в параллельный мир благодаря стечению обстоятельств. Твой мир относится к категории СНВ – совершенно не волшебный, а значит магические потоки крайне маловероятны. Засланцы действуют из побуждений алчности, жажды власти или глупости, которую они называют любопытством и страстью к приключениям. Ты не подходишь ни под одну категорию, потому что переместился не по своей воле. Однако существует и третий вариант. Ты засланец, которого специально отправили в чужое измерение. Но вот с доброй целью или злой, неясно.

Гипнос кашлянул.

- Если ты засланец, мы будем выяснять, кто и зачем переправил тебя в Мол. На героя ты не тянешь, уж извини. Магические способности неплохие, но не высшие, никаких артефактов при тебе не обнаружено. Пока мы ищем, кому и для чего ты понадобился, поможешь Елене, у нее начинается трудный этап в обучении.

– Какой еще трудный этап? – Лаврентьева открыла рот, да так и застыла – Гипнос подмигнул и пустил к ней по воздуху конверт.

– Существа, решившие работать в Бюро и помогать иным мирам, проходят в обучении несколько ступеней, - пояснил начальник отдела рядовых проверок. - Первая ступень – мой отдел. На этом этапе мы проверяем, подходит ли каждый отдельный индивид для работы в Бюро. Мои подопечные получают общие знания и кое-какую практику, присматриваются, вкушают, так сказать, плоды познаний и на собственной шкуре ощущают, что значит быть сотрудником Бюро. Месяцев через десять некоторые уходят, кое-кого отвергаем мы, а оставшиеся переходят на следующую ступень обучения.

Начальник отдела рядовых проверок сделал паузу, и Ленка взяла конверт.

– В течение следующих девяти месяцев, – продолжил учитель, – ты поработаешь во всех отделах и выберешь путь, по которому будешь двигаться дальше, выберешь отдел, в котором станешь работать. Это план твоей практики. А я освобождаю тебя от своей опеки. Удачи!

Гипнос посмотрел на меня, потом на Елену, и сделал сложный пасс. Поднялся ледяной ветер, девушка оказалась в центре небольшого торнадо.

– Теперь ты вольна отказать мне, – донесся до меня голос Гипноса, и свет погас.

Ураган перенес нас с Лаврентьевой за дверь, на которой снова горела надпись "Вход воспрещен". В руке девушка сжимала конверт с планом прохождения стажировки. Она нетерпеливо разорвала бумагу и вытащила сложенный вчетверо пергамент, исписанный аккуратным мелким почерком.

– Любимое самопишущее перо Гипноса, – улыбнулась Ленка. – Старик постарался. Бумагу, судя по фактуре и едва ощутимому пульсированию, заколдовали, такую не порвешь, не сожжешь и в кислоте не растворишь. Основательная защита. Стандартная мера для документов подобной важности.

Я полюбопытствовал и заглянул Лаврентьевой через плечо.

В самом верху крупными буквами с завитушками было написано: "План стажировки". Ниже шло перечисление отделов, наставников, в число которых входили исключительно начальники указанных отделов, и тематики курсовых работ, которые необходимо сдать по окончании стажировки. Девять работ за девять месяцев. Я присвистнул. Не слабо.

"1. Отдел квестов. "Взаимозависимость экстремальности условий и степени успешности выполнения возложенной на попаданца миссии".

2. Отдел сопровождения. "Структура идеальной команды для попаданца в зависимости от психотипа оного".

3. Отдел снабжения и продовольствия. "Минимальный набор для выживания попаданца" или "Способы незаметного снабжения попаданца продуктами питания, одеждой и вооружением".

4. Отдел коммуникаций. "Как сделать переход на иноземный язык незаметным для попаданца. Способы и методы".

5. Отдел профессиональной ориентации. "Десять профессий, подходящих любому попаданцу".

6. Отдел браков. "Брак по расчету как способ поправить дела в королевстве" или "Вероятность развода при межрасовом браке".

7. Отдел связей с общественностью. "Способы работы с эманациями инфо–сущностей".

8. Картотека. "Принципы отбора кандидатов в герои".

9. Отдел устранения последствий. Итоговая работа: по усмотрению стажера.

Срок стажировки: девять месяцев.

Подпись: начальник отдела рядовых проверок Гипнос".

– Не думала, что пройду испытание так быстро, – Ленка улыбнулась и задумчиво уставилась в перечень, вероятно, просчитывая план дальнейших действия.

Я стоял рядом, не зная, что делать, вдруг почувствовал, как кто-то коснулся моей спины. Обернувшись, я увидел книгу, тот самый фолиант с Правилами, которые мне предстояло выучить. Он висел в воздухе и, покачиваясь, легонько ударял меня, словно напоминая о необходимости открыть обложку и погрузиться в изучение страниц.

Ага, прямо сейчас!

Я оттолкнул книгу. Та проплыла полметра в сторону, преодолела силу моего толчка и вернулась на прежнее место.

– Отвяжись!

Еще один толчок. На сей раз я не церемонился и толкнул книгу изо всех сил, рассчитывая расплющить ее о каменную стену коридора. Фолиант, отлетел метра на три, затормозил и, набирая скорость, помчался на меня, как локомотив. Я едва успел отскочить, но книга, казалось, видела меня, и явно была недовольна моим поведением. Она круто развернулась, игнорируя гравитацию и силу инерции, и воткнулась мне в бок жестким корешком, да так, что я едва устоял на ногах.

– Слушай, – негромко произнес я, обращаясь к книге и чувствуя себя психом, – у меня возникло жуткое желание испепелить тебя прямо на месте.

Фолиант намека не понял и прижался ко мне еще сильнее.

Черт, придется просить помощи у Лаврентьевой.

– Можешь его убрать? – спросил я.

Ленка очнулась от задумчивости и смущенно улыбнулась.

– Нет, извини. Моя магия здесь не работает, иначе не таскалась бы по коридорам и лестницам, а перемещалась бы, как Гипнос. Но ты сам можешь убрать ее. Для всякой одушевленной, неодушевленной и неживой сущности, привязанной к тебе или следующей за тобой против твоей воли, есть простая формула. Назови сущность по имени, скажи: "Знай свое место", и если твоя магия сильнее магии сущности или того, кто ее к тебе приставил, она отстанет.

– Сомневаюсь, что моя магия сильнее магии Гипноса.

– А я сомневаюсь, что он вложил в заклинание больше требуемого минимума.

– Книга, знай свое место, – произнес я без особой надежды на эффект и тут же отскочил – фолиант бухнулся на пол, едва не придавив мне ногу. – Супер.

– Молодец, - похвалила Ленка, - а теперь пошли.

– Куда?

– Делать свою работу. Гипнос, отправляя меня на практику, знал, что у меня осталось незавершенное дело, вот его и нужно завершить.

– Может, сначала переоденемся? – предложил я, оглядывая свои штаны и рубаху.

– Сойдет для сельской местности, – махнула рукой Ленка. – Мы ведь в сельскую местность и направляемся. Пока идем, вкратце расскажу тебе, что да как.

Девушка бодро зашагала по коридору, я поспешил следом.

– В Ленорию направлен попаданец Лас, который должен убить Черного дракона – великого колдуна, который решил уничтожить местное королевство, – пояснила Лаврентьева. – Сейчас он в самом начале пути. Освоился, кое с кем познакомился, пришло время обучить его магии. В Ленории моя магия сильна, как ни в одном другом мире, поэтому именно я буду наставлять Ласа. Миссия несложная, но противная.

– Почему? – удивился я.

– Сам увидишь. Твоя задача ни во что не вмешиваться и слушаться меня. Пока не выучил Правила, самостоятельно можешь только дышать. И то не всегда.

– Раз я такой беспомощный, зачем берешь меня с собой? – разозлился я.

– Чтобы тебе не пришлось, как ты боялся, бродить по замку и учить Правила. Не ной, будет интересно. Дурачка сыграть сможешь?

– Смогу.

– Тогда ничему не удивляйся и молчи.

Мы вошли в западное крыло замка, спустились по узкой винтовой лестнице в подвальные помещения и пошли по длинному коридору. По обе стороны от нас располагалось множество дверей, как в поликлинике или школе. Если, конечно, бывают школы с каменными стенами и железными дверями с золотыми пентаграммами.

– Это постоянные порталы, – пояснила Лаврентьева. – Каждый настроен на определенный мир и определенное место. Если понадобиться быстро переместится, можно воспользоваться одной из этих дверей. Если мир незнакомый, или возникли непредвиденные осложнения, можно подвесить портал в любом другом помещении замка, но для этого потребуется по меньшей мере четверо магов.

– Ты разбираешься в этих пентаграммах? – поинтересовался я.

– Нет, – призналась Ленка. – Но свою зазубрила, чтобы не спутать и не переместиться к каким-нибудь вурдалакам. Был случай, Гипнос рассказывал, рядовой перепутал пентаграммы и очутился в Северных землях. Его потом неделю от обморожений лечили и порчу ледяного бога снимали. Нам сюда.

Ленка остановилась перед одной из дверей и взяла меня за руку. Я вздрогнул. Вне дома мы слишком часто прикасались друг к другу, это должно что-то означать....

– Как только я войду внутрь, – произнесла девушка, – меня потащит через пространство. Наши порталы настроены на одноразовую автоматическую сработку, поэтому для одновременного перемещения мы должны стать одним организмом. Ни в коем случае не разжимай ладонь.

– Понял, – я посмотрел на Лаврентьеву и крепче сжал руку.

– Вот и хорошо.

Кажется, Ленка тоже что-то почувствовала. Что–то... глупое. Она поджала губы и дотронулась до пентаграммы. Та, узнав девушку, расплавила дверь, открывая проход.

– На "три" левой ногой вперед, – скомандовала Лаврентьева. – Раз, два, три!

Мы шагнули к двери, и вокруг нас зашевелились пространственные нити.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить