Илья Одинец - Глава 8. По протоколу

Глава 8

По протоколу

 

Спустя пять минут мы сидели на диване и пили горячий кофе с бутербродами. Ленка уплетала за обе щеки, Люциус неинтеллигентно отхлебывал из большого кубка дымящийся напиток, а я грел ладони чашкой и слушал.

– Третий раз возвращаюсь с задания, – блаженно закрыв глаза, произнесла Лаврентьева, – и третий раз благодарю тетушку Маршу за ее идею сделать в пункте прибытия столовую. Кажется, миллион лет ничего не ела!

Демон рассеянно кивнул и мельком посмотрел на меня.

– Будем действовать по протоколу, – прорычал он, – или расскажешь вкратце о нашем госте?

– По протоколу, – Лаврентьева взяла второй бутерброд, – вы сейчас вопросами завалите, а две головомойки кряду я не выдержу.

– Значит, ты предполагаешь, что я буду ругаться?

– Предполагаю, - кивнула девушка. – Один раз сейчас, потому что заслужила, второй раз на планерке, чтобы другим неповадно было.

– Хорошо, – Люциус поднялся. – Доедайте и приходите.

– Простите, – вмешался я, вспомнив, что Лаврентьева говорила о демоне. – Не могли бы вы вылечить Ленину руку?

Начальник отдела устранения последствий оскалился:

– Она решила действовать по протоколу, значит, до официального отчета любые магические вмешательства, за исключением исправления состояний, угрожающих жизни, недопустимы.

Люциус направился к дверям, а Лаврентьева, кажется, совсем не расстроилась.

– Да не смотри ты так, вылечат меня. Рука совсем не болит. Не переживай, лучше поешь, впереди длинный день.

Я послушно взял бутерброд и проглотил его, практически не жуя.

– Красивая у тебя комета получилась, – похвалила Лаврентьева, когда демон вышел.

– Сам не ожидал, – признался я. – Как увидел, что он на тебя идет, испугался. Думал, сейчас съест.

– Ты у нас везунчик.

– В каком смысле?

– Будь Люциус в плохом настроении, испепелил бы тебя на месте за покушение на должностное лицо.

– Но я не знал, что он должностное лицо! – возмутился я.

– Незнание закона, - нравоучительно подняла палец Лаврентьева, - помнишь, как там дальше? И с магией тебе тоже повезло. Моя, например, далеко не во всех мирах действует, здесь я абсолютно беспомощна, а твоя работает. Ладно, пошли, проведу краткую экскурсию перед планеркой.

Мы вышли из залы в широкий коридор с серыми каменными стенами и колоннами, украшенными лепниной с изображением всевозможных страшилищ и чудовищ. Под высоким сводчатым потолком виднелись узкие стрельчатые окна без стекол. Смоляные факелы нещадно дымили, но света давали мало и ни капли не грели. Я поежился. В этом мире была зима, а строители явно не знали о стекле или не планировали раздеваться.

– Замок построили три тысячи лет назад, – Ленка пошла вперед. – Строительная бригада джиннов целых две недели трудилась над возведением этого шедевра. Строили основательно и неторопливо, в соответствии с представлениями джиннов об архитектуре и красоте. Вот замок и получился не просто внушительным и впечатляющим, но поражающим и убивающим, причем в буквальном смысле. Так что можешь забыть о прогулках в одиночестве. В подвал разрешается спускаться лишь лицам с первым уровнем допуска, а исследовать новые маршруты и заглядывать в незнакомые запертые комнаты запрещено под страхом смерти. Хочешь жить, первую неделю будешь ходить со мной.

– Первую неделю? – насторожился я.

– Тебе придется задержаться в Бюро. До выяснения обстоятельств. Не переживай, тебе здесь понравится. Главное, не злить Люциуса, к остальному привыкнешь.

Мне не улыбалось торчать в замке неделю, но, по крайней мере, мне не придется в незнакомом мире искать неизвестных магов и упрашивать их вернуть меня домой.

Мимо бесшумно проплыло привидение – тощий усатый мужик в подштанниках и с волосатой голой грудью. Первым моим побуждением было отпрыгнуть, но я передумал -  представляю, как посмотрела бы на меня Ленка. Лучше ничему не удивляться и ничего не пугаться. Я равнодушно прошел сквозь призрак.

– Эй! – возмутилось привидение, – смотри куда идешь!

– Простите, не хотел причинять вам неудобств, - извинился я.

– Сгинь, Цимлянский, – цыкнула девушка. – Мешаешь.

– А что вы делаете? – полюбопытствовал призрак и облетел вокруг меня. - Это новый рядовой? Показываешь ему замок?

– Сказала же, сгинь!

Привидение обиженно всплеснуло руками и провалилось под пол.

– Зачем ты с ним так? – укоризненно спросил я. – Вполне безобидный призрак.

– Ты его не знаешь. Идем, Люциус не любит, когда опаздывают, – девушка ускорила шаги. – Так как тебе придется задержаться здесь, немного расскажу о правилах. Самое отвратительное в моей работе, это планерка. Понятия не имею, почему до сих пор никто не отменил это древнюю традицию, ведь у каждого сотрудника Бюро есть инфо-клон, который вполне мог бы самостоятельно сделать доклад и записать задачи на ближайшие сутки. Но Люциус сказал: "Никаких клонов", а значит никаких клонов, явка обязательна. Начальника отдела устранения последствий слушаются все, по слухам, даже сами Высшие не стесняются принимать его мнение во внимание. И ты уже догадался почему: Люциус – не то существо, слова которого можно игнорировать, он настоящий гений устранения. И не только последствий.

– Ясно. А кто такие высшие?

– В Бога веришь? – вместо ответа спросила Ленка. - Они главнее.

Я поднял брови и промолчал.

– Сначала пойдут отчеты тех, кто вернулся с заданий, – продолжила Лаврентьева, – потом начальник отдела устранения последствий подведет краткие итоги последних миссий и наметит цели на ближайшие сутки. Вопрос о твоей судьбе будет решен во время моего рассказа. Кстати, Люциус обязательно будет орать, так что не пугайся.

– Я не из пугливых.

Ленка не ответила. Рассмотреть выражение ее лица я не сумел, но шестым чувством понял, что она не считает меня смельчаком. Странно. Я ведь не испугался демона, пытался защитить ее, послав в чудовище огненную комету. Или я трус именно поэтому: посчитал демона страшным, угрожающим жизни? Но спасал-то я не себя, а ее...

Лаврентьева между тем привела меня к деревянной двери с ручкой в виде когтистой лапы.

– С этого момента у тебя начинается новая жизнь.

Я пожал плечами и вошел.

Зал для совещаний совершенно не походил на комнату, где каждое утро проводятся планерки. В просторном помещении царил полумрак, в камине негромко потрескивали дрова, свет свечей с трудом разгонял темноту зимнего утра, освещая лишь корешки книг, которые стояли в тяжелых шкафах вдоль стен. В креслах вальяжно развалились сотрудники Бюро – человек двенадцать, все они сидели ко мне спиной, так что я не смог никого рассмотреть. Я подошел к свободному креслу у одного из шкафов, и опустился на сиденье. Ленка придвинула свое кресло к моему и склонила голову.

– По традиции, – прошептала она, – на планерке присутствуют тринадцать существ. Начальники отделов, секретарь Высших и рядовой – сотрудник отдела рядовых проверок. Сегодня рядовой – это я. Секретарь – вон та дама в очках, напоминающих сырные ломтики. Ее зовут Мелисса–Медея.

Секретарем оказалась сухая неулыбчивая женщина лет пятидесяти в сером шерстяном пиджаке и такой же юбке. На коленях она держала большой блокнот, в котором что–то быстро записывала гусиным пером.

– С начальниками отделов ты со временем познакомишься, а пока я покажу тебе моего босса.

– Я думал, – так же тихо произнес я, – твой босс Люциус.

– Люциус – начальник отдела устранения последствий, вдобавок на нем лежит ответственность за работу Бюро в целом, а все новички поступают в отдел рядовых проверок, потому называются рядовыми. Посмотри в сторону камина. Видишь старика? Это и есть мой начальник – Гипнос.

Я осторожно повернул голову в сторону камина, но осторожность оказалась излишней – седовласый Гипнос смотрел в одну точку и не моргал. Его руки были сложены на внушительном пузе, колени прикрыты красным клетчатым пледом, под которыми, я бы этому не удивился, наверняка прячутся стоптанные тапки.

– Я ему каждое утро дико завидую, - призналась Лаврентьева, - до сих пор не научилась приходить на работу к семи без последствий для внешнего вида и мозгов. Мозг в столь ранний час требует покоя, глаза закрываются, язык заплетается, а тело норовит принять горизонтальное положение. Гипно всегда выглядит в точном соответствии со своим именем – не то обкуренным, не то спящим. И, кстати, умеет спать с открытыми глазами. А нам, несчастным рядовым, "перед лицом начальствующим нужно делать вид лихой и придурковатый" – так в Правилах написано.

Я мысленно согласился с Лаврентьевой. Действительно, кресло как ничто другое располагало последовать примеру Гипноса. Я уже собрался было откинуться на спинку, но тут раздался хлопок, словно в помещении взорвали петарду. Камин затрещал, замерцал красными искрами и дохнул облаком золы, в котором я разглядел рогатый силуэт демона.

– Люциус обожает шумные и эффектные появления, – едва слышно прошептала Ленка, – каждый день придумывает что-то новое, но народ привык и не реагирует, что его очень злит.

Начальник отдела устранения последствий зыркнул на Лаврентьеву, и та замолчала. Неужели слышал слова девушки? Вот это слух!

Первые пять секунд Люциус молча оглядывал собравшихся, потом облизал раздвоенным языком губы, расширил кошачьи зрачки, приспосабливая их к скудному освещению, и скрестил руки на груди.

– У нас неприятности.

Эти слова не произвели на слушателей впечатления, только Мелисса–Медея зашелестела страницами, готовясь записывать.

– Что являлось предметом вашего внимания всю прошлую неделю? – спросил Люциус и тут же сам себе ответил: – Предотвращение дематериализации мира Тетлании, где после тысячелетней спячки активизировалось древнее зло в образе спятившего архимага. И что вы сделали?

Этот вопрос тоже был риторическим, поэтому никто не пошевелился.

– Вы облажались!

В зале громыхнуло, с потолка посыпалась известка.

– Ошиблись все, начиная с отдела подбора героев! Кого вы прислали в Тетланию?! Несмышленыша! Студента, который меча в руках не держал и на коня только с пятой попытки взобрался!

– Вы же знаете, Люциус, – спокойно заметила девушка в синем платье с длинными пышными рукавами. Фигура у нее была что надо, а вот лица я не разглядел, она сидела ко мне боком, и я видел лишь золотистые волосы, красиво блестящие в свете свечей.

 – Мы тщательно подбираем кандидатов, – продолжила девушка. – В их обязанности редко входит обращение с оружием, главное их достоинство – необычные силы, способности к магии и управление стихиями. Именно этим, а не мечом, луком и стрелами они борются со злом.

– Все равно вы облажались!

С потолка снова посыпалась известка. Я невольно поднял глаза в попытке рассмотреть, сколько еще побелки осталось, но света оказалось недостаточно, и сей вопрос остался без ответа.

– Сорк, ты тоже виноват! – продолжал неистовствовать Люциус. – Кого ты выделил студенту в друзья и союзники? Говорящую лошадь, эльфа–переростка и дочь разбойника, эту хихикающую идиотку!

– Лошадь нужна для психологической разрядки, чтобы студенту было с кем поговорить, – неохотно отозвался рослый блондин с русой бородкой клином, одетый в шикарный бирюзовый камзол из блестящей материи. – Эльф – отличный учитель, он справился с задачей и дал несколько уроков магии, чтобы наш герой смог обуздать свои силы. Ну а дочь разбойника провела парня через опасный лес. Лучшей компании подобрать невозможно.

– Особенно если учесть, что этот студентик по пути влюбился в хихикающую дуру и повел себя как последний кретин! – громыхнул Люциус.

– Она не дура, – мягко заметила полная дама со светящимся нимбом над кудрявой головой. – Девушка прекрасно дополняет характер Макса, они отличная пара.

– Отличная пара! – рявкнул демон, - особенно отлично они устроили бойню в придорожном трактире "Бешеный бизон"! Последнего единорога тоже отлично подстрелили. Это недопустимо! Энис и Дэнис!

От этого выкрика я, признаюсь, вздрогнул. Свечи погасли, Мелисса–Медея взмахнула пером и вернула в помещение свет. Энис и Дэнис были одеты во все черное, их лиц я тоже не разглядел.

– Какую помощь вы оказали иномирцу? – рявкнул начальник отдела устранения последствий. – У вас что, воображение иссякло? Зачем было придумывать глупое пророчество и посылать вещие сны, если ему всего-то требовалось пробраться в башню мага и прикончить его, пока тот спит! К чему все эти великие миссии и благородные цели?!

– Но как же, – возразила Энис. – Мы не можем отступить от пятой поправки Закона о человечности. Для сохранения психического здоровья каждый извлеченный должен верить, что совершает не убийство, но великую миссию, спасает мир от краха или уничтожения...

– Не нужно напоминать мне законы, я знаю их не хуже вас! Почему бы просто не объяснить студенту, что убийство в данном конкретном случае – это хорошо, что маг спятил, и его устранение позволит предотвратить глобальный катаклизм? За каким бешеным энтом вам понадобилось обставлять это дело как магическую битву?! Зачем дали возможность архимагу произнести длинную речь перед этой самой битвой?! Спятивший чародей заговорил студентику зубы, переквалифицировал его в темные, и теперь ваш драгоценный Макс не желает возвращаться домой. Он устроился учеником к архимагу, и вдвоем они творят такое!.. А мне теперь расхлебывать.

Люциус устал орать и опустился в предназначенное для него кресло.

– Первоочередные задачи, – произнес демон обычным голосом, который после диких криков показался мне шепотом. – Отделу рядовых проверок поручаю убедить студента вернуться домой и оставить занятия черной магией. Коррекция характера и стремлений тоже в вашей компетенции. Отделу квестов – разработать план выдворения студента в свой мир. Если Энис и Дэнис снова облажаются, отделу профориентации придумать для Макса приличную профессию. Тетушка Марша, предлагаю женить вашего протеже, чтобы отвлечь его от занятий магией. Только упаси вас Высшие выбрать ему в жены ту хихикающую бестию. Они нам такие праздники устроят!.. Теперь к другим делам. Утром из мира Торна вернулась Елена.

Лаврентьева вздохнула и поднялась.

– Цель моего путешествия – мир Торна, королевство Мол, - отчетливо произнесла девушка. – По классификации волшебства мир относится к группе БК–18, по классификации развития – к группе О–34.

Я внимательно слушал, стараясь не пропустить ни слова, ведь в конце Ленка обязательно расскажет о нашей встрече.

- Неделю назад в Моле произошел всплеск магической энергии пятой категории, - продолжила девушка. – Его источником стал неизвестный перемещенец, который обменял у местного колдуна килограмм толченого корня мандрагоры на рог единорога. Обмен получился неравноценным, за рог гость должен был отдать лишь треть своих запасов. Из этого следует, что для  пришельца рог чрезвычайно важен. В мою задачу входили конфискация и уничтожение порошка мандрагоры согласно пункту три параграфа восемьдесят девять главы четыре части двенадцать "Правил поведения служащих Бюро помощи иномирью". Задание выполнено в полном объеме. Согласно разработанному плану я должна была вернуться в Бюро через портал в костре, для чего требовалось добиться для себя смертной казни. Этому помешал неучтенный попаданец – Сергей Пономарев.

Ленка замолчала, и я почувствовал себя неуютно. Вопреки моим ожиданиям никто не обернулся посмотреть на меня, но атмосфера мгновенно переменилась. Повисла тишина. Кажется, все вдруг перестали дышать, замерли, превратившись в каменные скульптуры самих себя, даже вьюга за окном стихла, и дрова в камине больше не трещали. Я чувствовал на себе любопытные взгляды десятка людей, хоть большинство и сидело ко мне спиной. По коже едва ощутимыми паутинками заскользили невидимые нити, проникая сквозь одежду, сквозь кожу прямо к сердцу.

– Сергей спас меня от костра, - закончила Елена,  - но не спас от заточения, а позже и сам попал в тюрьму. Мы сбежали, воспользовавшись его магическими способностями.

Лаврентьева дотронулась до замерзшей руки, и я снова почувствовал свою вину за произошедшее.

– Вы переместились, не замаскировав должным образом свое исчезновение?! – спросил Люциус, и от его голоса свечи снова погасли. – Это недопустимо! – демон вскочил с кресла. – Гипнос! В твои обязанности входит объяснение рядовым важности соблюдения процедур! Она что, до сих пор не выучила Правила?!

Темноту пронзила синяя молния, метнувшаяся от кончиков рогов демона к свечам, возвращая в зал свет.

– Это вынужденная мера, – попыталась оправдаться Лаврентьева. – Я знаю Правила, просто... так вышло.

– Так вышло! А как вышло, что этот попаданец оказался неучтенным?

– Он спонтанный, – вмешался Сорк, – мы знали о нем, искали, но не нашли. Лена молодец, она сделала работу, с которой не справился я.

– А почему отловом спонтанцев занимался ты? – громыхнул Люциус. – Этим должен заниматься мой отдел!

– Этим и занимался ваш отдел. У меня были дела в Моле, и де Ре попросил разведать обстановку.

– Бардак, – рявкнул начальник отдела устранения последствий. – Но с этим разберемся позже. Я лично поговорю с де Ре о недопустимости подмен без оповещения руководства.

– Это не подмена, – Сорк дотронулся до бородки. – Это помощь. Мы ведь должны помогать друг другу.

– Но не за счет собственных дел! Ладно, – Люциус шагнул к камину. – До выяснения обстоятельств перемещения в мир Торна, Сергей Пономарев будет жить здесь. Гипнос, поручаю его твоим заботам.

Старик вяло кивнул, давая понять, что все слышал и принял к сведению. До этого он сидел абсолютно неподвижно, и даже гнев демона не заставил его ни вздрогнуть, ни вздохнуть, что дало мне повод временно считать его мертвым.

– На сегодня все, – подвел итог начальник отдела устранения последствий. – Все свободны.

Демон шагнул в камин и исчез, а Лаврентьева схватила меня за руку и потащила к дверям.

– Скорее, – шепнула она. – Тебя нужно спрятать.

– Спрятать?

– Ты в большой опасности.

– Ну вот. А я думал, что с опасностями покончено, это вроде как Бюро помощи иномирцам, и я вроде как иномирец.

– Объясню позже, – цыкнула Ленка, – но если не поспешишь, "позже" для тебя может никогда не настать.

Я рванул за Лаврентьевой, не оглядываясь на, несомненно, удивленное моей наглостью общество.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить