Илья Одинец - Часть 3. ХОЧУ, НО НЕ МОГУ. Глава 2. Человек без имени

Глава 2. Человек без имени

 

Имя, конечно, у него было, в том смысле, что при его рождении мать вписала в метрику несколько букв, а вот настоящего имени не было. Как можно считать именем вот это: ZW6YHH? Конечно, это эпатажно и отлично подходит для заковыристой подписи, но жить с таким "именем" необыкновенно сложно. В этом ZW6YHH убедился уже в школе, где ребята звали его просто "Шестерка", а в армии... лучше не вспоминать, чего он натерпелся в армии из–за своего имени. ZW6YHH не шестерка и не хотел становиться ею только потому, что его сумасбродной матери нравились неординарные поступки. Увы, из–за природных особенностей организма ответить обидчикам он не мог – ZW6YHH всегда был худым и слабым.

– Ну погоди, – зло шептал он в след Сержанту, сплевывая кровь. – Вы все у меня получите! Все! Вот стану знаменитым и сильным, будете драться за то, кому мои ботинки целовать. А я всех вас уничтожу. И начну с тебя!

ZW6YHH понимал, чтобы воплотить мечту в жизнь, нужно стать кем–то. Кем–то, о ком никто не подумает: "Он всего лишь шестерка", кем–то, о ком будут говорить с уважением, кому станут завидовать, от кого будут зависеть всеми потрохами. Но чтобы стать этим значимым кем–то, нужны либо большие деньги, либо широкие связи, либо и то и другое сразу. К сожалению, у ZW6YHH не было ничего, кроме злости, непомерных амбиций и богатого воображения. И он нашел третий путь. Сложный, но ведущий к цели.

Он захотел стать первым человеком, установившим себе все существующие имплантаты. Это дало бы множество преимуществ: ZW6YHH получил бы огромную физическую силу, которой ему всегда недоставало, научился бы читать мысли, бегать быстрее олимпийского чемпиона, видеть дальше орла, и вообще он превратился бы в сверхчеловека с пониженным порогом боли, быстрой реакцией, сверхпродуктивной памятью и чрезвычайной выносливостью. Тогда ему открылись бы миллионы дорог, каждая из которых ведет к славе и могуществу.

Оставалось самое малое: достать имплантаты и деньги на операции. И кое–что для этого ZW6YHH уже делал.

 

* * *

 

– Давай, выходи быстрее, – едва слышно шептал ZW6YHH, изо всех сил вглядываясь в темноту.

Зимой солнце садится рано, и ко времени, когда открываются питейные заведения и ночные клубы, на улице становится темно, словно в запаянной консервной банке.

Этот вечер отличался особой мрачностью: ночное небо занавесили иссиня–черные тучи, с минуту на минуту должен был начаться снег или даже буран. ZW6YHH поднял плечи и спрятал нос в воротник черного плаща. Он стоял на самом ветру – на углу дома номер шесть по улице Краснодонцев, и ждал. В правой руке он держал молоток, в кулаке левой сжимал платок, пропитанный хлороформом.

Место выбрано идеально. Дом номер шесть был крайним к оврагу. Угол, за которым прятался ZW6YHH, от окон соседней многоэтажки закрывал старый деревянный полусгоревший сарайчик, ближайший фонарь не горел, как не горели окна первого этажа. Мужчина практически полностью сливался с темнотой, на виду оставались только глаза и лоб, остальное пряталось в поднятом воротнике.

Неподалеку от ZW6YHH рядом с сараем на земле лежала спортивная сумка. Внутри своего часа дожидались большой черный полиэтиленовый мешок, резиновые перчатки, фонарик с запасными батарейками и три ножа: большой, поменьше, и совсем маленький, не больше перочинного.

– Черт, да выходи ты уже!

Начался мелкий противный снег. Пальцы ног ZW6YHH перестали чувствовать холод. Ботинки были слишком тонкими и не защищали от снега. Руки тоже начали замерзать, но больше всего доставалось глазам. Они слезились от ветра, но продолжали натужно вглядываться в темноту, чтобы не упустить момент, когда дверь подъезда откроется, и наружу выйдет...

Дверь открылась. ZW6YHH напрягся, правая рука сильнее стиснула молоток, левая напротив разжалась, расправляя скомканную тряпку.

Силуэт человека, вышедшего из подъезда, выглядел внушительно: среднего роста, но широкоплечий и плотный, словно гипертрофированная карикатура атлета. Мужчина сунул руку в карман полупальто, и через пару секунд зажегся огонек зажигалки, осветив квадратную гладко выбритую физиономию с узкими глазами–щелочками и приплюснутым носом. Незнакомец затянулся и посмотрел на небо, словно оценивая, успеет ли он добраться до места назначения до того, как начнется пурга.

ZW6YHH стоял в пяти метрах от мужчины, готовый двинуться, как только крепыш перенесет вес тела с одной ноги на другую.

– М-да, – буркнул незнакомец и поежился. Он не торопился выйти из под козырька подъезда, будто предчувствовал беду.

– Давай же! – шепнул ZW6YHH.

Мужчина полагал, что еще минута, и он просто примерзнет к стене.

Наконец незнакомец сунул руки в карманы и шагнул за порог.

ZW6YHH задержал дыхание и пошел следом. Быстро, почти бегом преодолев пять метров, он догнал незнакомца, занес руку с молотком над головой и, собрав все силы, опустил орудие на ничем не прикрытую макушку.

– Твою мать! – охнул крепыш, хватаясь рукой за голову.

Тело его медленно оседало на заснеженный асфальт. Он полуобернулся к противнику, а ZW6YHH уже готовил тряпку с хлороформом. От того места, куда падал незнакомец, до сарая было не больше трех метров, ZW6YHH не сомневался, что сумеет дотащить бесчувственное тело до угла, а там...

– Твою мать!

Крепыш сел на снег, но падать, не собирался. ZW6YHH замахнулся снова, но не успел. Мужчина с силой лягнул обидчика.

– Аххх! – ZW6YHH согнулся пополам, уронил и платок с хлороформом, и молоток, думая лишь о том, что шипованые ботинки незнакомца если не сломали голень, то наверняка сделали в кости трещину, а кожу содрали до крови.

– Получи, гад! – мужчина снова лягнул напавшего, попав теперь в руку.

ZW6YHH тщетно пытался преодолеть боль и добраться до молотка. Удары оказались слишком сильными. Он повалился на землю и тихо завыл. Незнакомец напротив немного оправился от сокрушительного, как думал ZW6YHH, удара молотком. Шатаясь, он поднялся, подошел к обидчику и изо всех сил пнул его в бок.

– Н–на тебе! Получи, скотина!

ZW6YHH не мог кричать, он лишь тихонько подвывал, катаясь по мокрой мостовой, старательно закрывая лицо руками, съежившись, согнувшись, спрятав живот между прижатыми к груди ногами и головой. А мужчина не унимался, бил его поочередно то ботинком, то чугунным кулаком, куда ни попадя.

– Поганец! Н–на тебе! Получи, сволочуга!

– Ы–ы–ы...

– Черт, как же больно! Сволочь! Н–на!

ZW6YHH зажмурился. Гневные выкрики незнакомца долетали до его сознания с трудом и казались искаженными, словно эхо. Хрустели кости, стонали мышцы, тело вопило о помощи, а ZW6YHH не мог даже дышать.

"Надо было бить острым концом", – последнее, о чем он подумал, прежде чем потерять сознание.

 

* * *

 

"В череде невезений обязательно появится просвет", – так говорила его мать, но он никогда ей не верил. До сих пор ZW6YHH хронически не везло, а теперь, кажется, слова матери начинали сбываться. Первым большим везением стала встреча с Маргаритой, а вторым, то, что он выжил после того, как его избили.

ZW6YHH очнулся в грязном и темном месте, пахнущем сыростью и старыми носками. Его подобрали бомжи. Вместо того чтобы ограбить бессознательное тело, мужчину оттащили в подвал и закидали тряпками. Так, в тепле и вони, он и пришел в себя. Все болело, словно он побывал в мясорубке, мысли путались, глаза слезились, а левый, которому досталось больше всего, заплыл и практически ничего не видел.

Не в силах подняться, ZW6YHH лежал на старых газетах и проклинал тот день, когда решил, что справится с имплантом–охранником.

Да–да, незнакомец, который его избил, был именно имплантом.

ZW6YHH видел только один путь достичь мечты, путь нечестный и грязный. Мужчина разработал многоступенчатый план, общими звеньями в котором были выслеживание имплантов, их обезвреживание, убийство и вскрытие. И первым в списке числился имплантат силы.

Целую неделю ZW6YHH шатался по барам и казино, рассматривая охранников. К счастью, определить наличие в теле человека имплантата, увеличивающего мышечную силу, несложно, стоит только посмотреть на него, и сразу становится понятно, побывал человек под ножом хирурга, или накачал мускулатуру в спортзале.

К сожалению, охранники–импланты встречались редко. Заработная плата у них была в разы выше обычных вышибал, потому что работали эти ребята эффективнее прочих, один их вид заставлял дебоширов крепко задуматься перед тем, как начинать бучу. К тому же сама операция по установке имплантата силы стоила достаточно дорого. Мало мужчин, имеющих нужную сумму, соглашались расстаться с ней ради операции и ради того, чтобы потом работать телохранителем, вышибалой, охранником или сопровождающим грузов. На подобное решались лишь юнцы, которым деньги достались по наследству от родителей и которые понимали, что надолго этой суммы не хватит.

Имплантат силы был своего рода инвестицией в собственное тело и собственное будущее. Если, конечно, твоя мечта – работать в сфере охраны. Может быть в будущем правительство предоставит имплантам возможность вступать в ряды вооруженных сил и полиции, а пока импланты-стандартники охраняли банки, склады и работали вышибалами.

К концу недели ZW6YHH нашел трех подходящих мужчин, еще две недели потратил на слежку. Он ходил за ними от дома до работы, запоминая маршрут и выискивая укромные места, куда можно будет оттащить труп.

Первый имплант жил на окраине города, до места работы добирался на автобусе, и у него не было родственников. Неудобство состояло в том, что дом его находился прямо напротив автобусной остановки, где постоянно кто–то ждал транспорт. ZW6YHH разрывался между двумя оставшимися мужчинами. Один из них проживал в многоквартирном доме, стоящем на краю оврага, рядом с которым удобно располагался полусгоревший заброшенный сарай. Другой имплант жил в не столь удобном месте, однако его путь пролегал через автомобильную свалку, где посетители были так же редки, как катера на подводных крыльях.

До последнего момента ZW6YHH думал заняться тем, кто каждый вечер ходит через свалку, однако судьба решила иначе: перед самым нападением, к дому охранника приехал грузовик и забрал мебель – человек переехал и на работе больше не появлялся.

Тут бы ZW6YHH задуматься и отказаться от дальнейших действий, но отмена планов означала отказ от мечты, а это недопустимо. И вот теперь он лежал на газетах, прикрытый вонючей кучей тряпья, изо всех сил стискивая зубы, стараясь не стонать.

– Очухался?

Голос был хриплый и грубый, а его обладатель находился где–то рядом. ZW6YHH с трудом повернул голову, стараясь рассмотреть что–либо в полумраке, и увидел лохматую голову.

– На вот, хлебни. Лекарства.

В поле зрения появилась бутылка. Сильная и грубая рука приподняла голову ZW6YHH и поднесла к его рту горлышко. Мужчина сделал глоток и закашлялся – в бутылке оказалось самое отвратительное пойло из всех, что он пробовал. В голову моментально ударило, желудок свернулся, сопротивляясь огненной жидкости, и дернулся кверху. От резкого сокращения мышц тело взорвалось болью, и ZW6YHH потерял сознание.

Следующие недели показались ему чередой бесконечной боли и вони, причем все это щедро разбавлялось доброй порцией спиртного и странной на вкус каши из чего–то полужидкого и горячего, пахнущего не то молоком, не то прогорклым мясом.

Постепенно ZW6YHH пришел в себя настолько, что смог выбраться из подвала. Было позднее утро, неяркий свет, усиленный снежным покровом, ослепил его, и он минуту стоял, щурясь, фыркая, словно пес, ловя ртом холодные белые звездочки.

Все кончено. Мечта разбита так же, как его тело.

Глаза защипало. ZW6YHH вытер их рукавом свитера, который за длительное время пребывания хозяина в подвале, пропитался запахом гнили, и выругался. Он не может просто так сдаться! Не может! Не имеет права!

Мозг упрямо твердил, что нужно придумать новый план по добыче имплантатов, такой, который не даст осечки. Безупречный. Идеальный. И простой. Видимо, ZW6YHH чего–то не рассчитал, раз все пошло настолько плохо.

– Чего вылез? Замерзнешь, – раздался над ухом знакомый хриплый голос.

ZW6YHH обернулся и увидел своего соседа по подвалу – бородатого мужика неопределенного возраста в черном бушлате с синими заплатами на рукавах. Вид у него был самый что ни на есть бомжовый, и пахло от него соответствующе.

– Заходи обратно, я пожрать принес.

ZW6YHH дернулся, чтобы вернуться в тепло, но передумал. После глотка свежего воздуха было невыносимо по доброй воле возвратиться в душное и вонючее помещение. Он качнулся, а потом побрел в сторону шоссе.

– Эй! Погодь! – хриплый догнал мужчину и протянул ему свой бушлат. – Из автобуса тебя все равно выгонят, сам понимаешь, – он хлюпнул носом, – а так хоть не замерзнешь.

ZW6YHH молча принял подношение и, хотя ему ужасно не хотелось надевать бушлат, послушался своего спасителя. Сил, чтобы поблагодарить, у него было мало, но бомж понял и без слов.

– Да ладно. Ты главное это, верни потом.

 

* * *

 

Выздоравливал ZW6YHH долго и натужно. Вероятно, имплант все–таки сломал ему ребра, потому что каждый шаг и каждый глубокий вздох отдавал болью, однако мужчина знал, что выздоровеет. Не может он просто так умереть, не воплотив мечту в жизнь. Он станет самым могущественным человеком в мире, самым влиятельным и самым злым. И в первую очередь он разделается с Сержантом. И с этим имплантом. Обязательно.

Словно раненный волк ZW6YHH лежал в своей съемной однокомнатной квартире, зализывая раны и выползая на улицу только по необходимости. Иногда он включал новости, но чаще сидел за ноутбуком, выискивая в интернете информацию о нужных ему людях.

Первым в списке значился Кайл. Вот на кого нужно ориентироваться: богатый, знаменитый, известный шести из каждых десяти людей на планете. Его популярность была для ZW6YHH той планкой, к которой следует стремиться, но не для того, чтобы, достигнув, остановиться, а подняться еще выше, перепрыгнуть эту планку, перелететь, чтобы ZW6YHH знали не шесть, а семь, или даже восемь человек из каждого десятка.

Но интересовался ZW6YHH Кайлом не только из–за его популярности. Насчет суперзвезды у мужчины были свои планы. Очень скоро актер понадобится ему, а точнее, понадобится не сам актер, а то, что он может дать. Вот для того, чтобы разработать четкий план, ZW6YHH и выискивал во всемирной паутине нужные ему материалы: распорядок дня Кайла, привычки, данные об обслуге и охране, планы поместий и личных домов.

Второй фигурой, интересовавшей ZW6YHH чуть ли не больше Кайла, был доктор Сеченов. Только известность нейрохирурга тут не при чем. У мужчины были большие надежды на Евгения Михайловича, связанные со второй частью плана: именно Сеченов должен будет превратить его в супер–человека. И никто ниже статусом знаменитого русского нейрохирурга не достоин воплотить мечты ZW6YHH в жизнь.

С экрана ноутбука смотрели десятки лиц. В силу своей известности и "звездности", и Кайл, и доктор Сеченов чаще оказывались запечатленными в шикарных костюмах на важных мероприятиях, нежели на съемочной площадке или в больнице.

Евгений Михайлович предпочитал белый лен и благотворительные акции, а Кайл – яркий шелк и аукционы с выставками. Самому ZW6YHH больше импонировали костюмы актера, однако он уже прикинул, что когда прославится, будет, как и Сеченов, носить только белые, но очень дорогие вещи. Костюм будет неброским, но элегантным. В конце концов, за него будет говорить его имя и лицо, а не одежда.

Пока же ни от лица, ни, тем более, от имени, ничего хорошего ZW6YHH не приобрел Лицо, похоже, было создано для получения зуботычин, а имя служило отличным поводом для насмешек и унижений. Но скоро это изменится.

ZW6YHH выключил ноутбук и подошел к платяному шкафу. Там, в темной глубине лежали его сокровища – то, что он украл со склада Сержанта. На первый взгляд кража была мелкой местью, хотя за исчезновение некоторых особо ценных вещей Сержант и получил хорошую взбучку, но на деле это являлось подготовкой. ZW6YHH не знал, что конкретно ему может пригодиться, поэтому украл с военного склада целый набор.

В его шкафу в картонной коробке от микроволновой печи лежали: три гранаты, пистолет-парализатор с набором ампул, электрошокер, десяток дымовых шашек, очки ночного видения, килограмм пятьдесят стальных пластин для бронежилета, пистолет–пулемет Heckler–Koch и две воистину волшебные штучки. Первая, формой и размером напоминающая карандаш, позволяла взламывать электронные замки. Не бог весть что, конечно, но может пригодиться, если придется проникать, например, в номер отеля, где остановился Кайл. Вторая представляла собой миниатюрный огнемет, однако изрыгала из себя не огонь, а тонкий лазерный луч.

ZW6YHH взял в руки парализатор, и на него нахлынули воспоминания.

 

– Лечь! Встать! Лечь! Встать! Сто отжиманий, шоха!

ZW6YHH дрожал. Ночь выдалась холодной и промозглой, он лежал на земле в луже грязи одетый лишь в трусы и кирзовые сапоги, и мышцы ныли от напряжения. Сержант отыгрывался на нем за неудачные стрельбы и за свое плохое настроение.

– Сто отжиманий, я сказал!

ZW6YHH пытался, но от усталости уже ничего не мог.

– Что, шоха, дохлый совсем? – Сержант поднял воротник шинели, подошел к новобранцу вплотную и пнул того сапогом. – Давай! Сто отжиманий!

– Я не могу.

– Чево?

– Не могу.

ZW6YHH медленно поднялся. Ноги, казалось, совсем его не держали. Этой ночью он пробежал восемь кругов, трижды преодолел двухкилометровую полосу препятствий, подтягивался на перекладине, лишь немногим не дотянув до ста раз (хотя его обычным пределом была цифра двадцать), и окончательно выдохся. И вот под конец издевательств он валялся в грязи, пытаясь отжаться, и уже ничего не мог.

Сержант посмотрел на свои ноги и выругался.

– Шоха, приведи мои сапоги в порядок.

ZW6YHH уже смирился с тем, что его называют "шохой" – производным от "шестерки"; ругательства также его не трогали, он находился на грани, когда от унижений человек перестает быть человеком и не только теряет собственное достоинство, но и не сознает себя личностью.

Новобранец посмотрел на сапоги Сержанта, покрытые толстым слоем грязи.

– Ну, чего ждешь? Чисти давай!

– Чем? – тихо спросил ZW6YHH.

– Чем хочешь. Хоть трусами. А не хочешь трусами, так языком.

Сержант выставил вперед правую ногу и довольно усмехнулся.

ZW6YHH опустился на четвереньки, секунд пять смотрел на сапог Сержанта, а потом схватил руками за щиколотку и резко рванул на себя.

Мучитель потерял равновесие и со всего маху шлепнулся спиной в грязь.

– Ах ты...

Договорить Сержант не успел. Новобранец повалился на него, удерживая на земле, и стал душить. Молча и сосредоточенно.

– Слезь с меня, гаденыш! – прохрипел Сержант.

ZW6YHH не ответил. Мужчины катались по холодным лужам. Сержант был сильнее, но неожиданное нападение выбило его из колеи, к тому же тяжелая, пропитавшаяся водой шинель мешала двигаться. Преимущество оказалось на стороне новобранца. Но вдруг...

– Хы–ы–ы...

ZW6YHH застыл, пораженный уколом, и почувствовал, что тело больше не желает его слушаться. Мышцы сначала застыли в мгновенной судороге, а потом расслабились.

Сержант стряхнул с себя молодого человека и поднялся. С него капала вода, форменные брюки и шинель были похожи на одежду мусорщика, но никак не на военную форму. Сержант положил пистолет-парализатор обратно в карман, мрачно тряхнул руками, и с пальцев слетели комочки грязи. Потом подошел к безвольно лежащему ZW6YHH.

– Ну все, шоха. Прощайся с жизнью.

 

ZW6YHH тряхнул головой, отгоняя видение. Он не хотел вспоминать, как его избивали. Сержант сломал ему два пальца на левой руке, правую ключицу, разбил в кровь лицо, а тело так обработал сапогами, что ZW6YHH пролежал в госпитале почти два месяца.

– Всем отомщу, – зло прошептал ZW6YHH, убирая парализатор обратно в коробку. – Особенно тебе, Сержант. И кража со склада тебе цветочками покажется.

 

* * *

 

Пожалуй, это было третье главное везение в его жизни.

У ZW6YHH никогда не водилось лишних денег, однако когда выздоровел, он счел необходимым потратить некоторую часть запасов и отблагодарить своего спасителя. Он закупил в ближайшем магазине целый пакет продуктов и отправился в подвал к бомжу.

В ярком солнечном весеннем свете подвал показался ему еще ужаснее, чем в воспоминаниях, а запах просто невыносимым, однако он, не дрогнув, стукнул в небольшую дверцу под лестницей. Послышался шорох, тяжелые шаги и ругательства. Дверь, скрипнув, открылась, и перед глазами ZW6YHH появился тот самый бородатый бомж, что спас его от смерти после того, как мужчину едва не убил имплант–охранник.

– А, ты! Заходи. Бушлат принес?

Чтобы не удариться головой о косяк, ZW6YHH пригнулся и вошел.

За три с лишним месяца в подвале ничего не изменилось: обвалившаяся штукатурка, кое–где подтекающие трубы, кучи газет, грязные тряпки, пластиковые бутылки, мусор и даже его "спальное место", только теперь, судя по валяющейся рядом паре ботинок, там спал сам хозяин.

Сесть было некуда, но ZW6YHH это не смутило. Он подошел к единственному в помещении окну и поставил пакет с продуктами на подоконник.

– Это тебе за беспокойство. Тут еда и немного одежды. И вот, – ZW6YHH вытащил из джинсов несколько бумажек и протянул бомжу. – Этого хватит, чтобы купить обувь и костюм какой-нибудь. А там, глядишь, и работу нормальную найдешь. Бушлат, уж извини, я выбросил.

 – Спаситель! – мужчина как–то странно хрюкнул, и ZW6YHH понял, что тот вот–вот расплачется. – Истинный спаситель! Бог тебя ко мне послал.

– Скорее наоборот – тебя ко мне. Если б не ты, не стоял бы я тут сейчас.

– А я денег не получил бы. Золотое у тебя сердце, мужик. Кстать, как тебя кличут–то?

ZW6YHH не стал отвечать на этот вопрос, только махнул рукой и хмыкнул:

– Свечку тебе что ли за меня ставить? Мужик, и мужик.

– Ну лады. А я Сизый.

– Удачи тебе, Сизый.

– Погодь. Не хочешь со мной рюмочку лекарства?

– Нет. И тебе не советую. Ничего хорошего от водки не бывает.

– Да я чуток. Чтоб забыться.

– А тебе теперь нечего забываться. Умойся, побрейся, купи костюм и на биржу труда ступай. Может, поставят на учет. Или в порт топай, там рабочие руки всегда в цене.

– В порту сила нужна, а куда мне.

– Ну, выход всегда найдется. Главное захотеть.

– Эт–точно. В мусорщики подамся. Федька говорит, платят неплохо, да работа непыльная. А к запаху, сам понимаешь, мне не привыкать. А ты, мужик, истинно с золотым сердцем. Не имплант случаем?

Сизый засмеялся шутке. Улыбнулся и ZW6YHH.

– Нет. Но хотелось бы. Только денег на имплантаты не достать.

– Ага. Федьке вот сердце нужно. Дочь у него помирает, а он сделать ничего не может. Тоже хороший мужик. Как ты. Он бы за сердце собственные кишки продал. Только вот не берет никто.

– Своим трудом на имплантаты не заработаешь. Так своему Федьке и передай. Если не готов на преступление, так пусть с дочерью прощается.

– А ты, – хрюкнул Сизый, – не за имплантатом случаем охотился, когда Цезарю по башке долбанул?

ZW6YHH похолодел. Неужели его действия настолько очевидны, что даже этот несчастный бомж разгадал его намерения?

– Не боись, я никому ни словечка. Только вот зря ты с охранниками связываешься. Силой их не возьмешь.

– Это я уже понял, – буркнул ZW6YHH.

– Тут хитрость нужна. А вообще, коли тебе имплантат позарез нужен, нечего людей убивать. Можно прямо у мертвеца взять. Если не забоишься.

– У мертвеца?

– Ага. Труп на кладбище какой-нибудь раскопай, да пошарь, нет ли чего там внутри. Мерзкое дело, но может сработать.

ZW6YHH собрался уходить. Разговор и так затронул опасные темы, и еще неизвестно, о чем зайдет речь дальше.

– Бывай, Сизый.

– И тебе всего.

Когда ZW6YHH вышел из подвала, голова его закружилась. От внезапной свежести воздуха и перспектив. Ведь Сизый прав! Совершенно не обязательно убивать людей, чтобы извлечь из их тел имплантаты, можно делать то же самое с уже мертвым телом!

"Над этим надо серьезно подумать".

ZW6YHH рассмеялся. Впервые с тех пор, как его избил охранник–имплант, впервые с тех пор, как он подумал, что его мечты никогда не осуществятся. У него будет второй шанс! Будет!

 

* * *

 

Четвертое большое везение ZW6YHH считал даже не везением, а настоящим подарком судьбы.

В его душе царили спокойствие и уверенность в положительном исходе задуманного. Подобных чувств он никогда прежде не испытывал, может быть потому, что сейчас его план был идеален. Лучшего придумать невозможно. Минимум риска, максимум отдачи. ZW6YHH не сомневался, что получит желаемое.

Несколько дней он бродил по кладбищам. Мероприятие не слишком приятное, но ZW6YHH не испытывал ничего, кроме удовлетворения и нетерпения. В его сердце не было грусти, страха или стыда, он просто ходил между могил, всматриваясь в памятники, читая надписи, вычисляя, кто из захороненных может оказаться имплантом.

Это походило на покупку в большом супермаркете, где на бесчисленных полках лежали упаковки с сухими завтраками. Одни – с изюмом, другие – с восемью злаками, третьи – с пониженным содержанием сахара; только и труда, что выбрать подходящий. И ZW6YHH выбирал.

Следовало учитывать несколько важных моментов: во–первых, ему подходила не каждая могила, это должно быть богатое захоронение с большим гранитным или мраморным памятником и золотой гравировкой, или даже скульптурой покойного, или чем–то подобным. Только богатый человек может оказаться обладателем имплантата. Во–вторых, большое значение имела дата смерти. Лучше, если покойник будет "свежим", но ни в коем случае не прошлогодним. Месяцев пять или шесть максимум, хотя и это, наверное, уже много. ZW6YHH припомнил все, что вычитал о трупном окоченении и разложении в интернете, и решил в крайнем случае воспользоваться не ножом, а электрическим лобзиком.

Третий момент, о котором не следовало забывать, была безопасность. Желательно, чтобы ночами кладбище не охраняли, или охранник оказался ленивым пьяницей. Договариваться с работниками погоста себе дороже и в плане денег, и в плане сохранения тайны. Действовать нужно в одиночку и никак иначе.

В черте города расположились пять больших кладбищ и семь церквей с погостами. У церквей хоронили мало и редко, поэтому ZW6YHH сосредоточился на городских кладбищах. Он бродил по узким дорожкам с блокнотом в руках и наушниками радио, настроенными на местную радиостанцию. Монотонное бормотание диктора приятно разбавляло кладбищенскую тишину.

Мужчина подошел к большому памятнику, на котором был изображен портрет толстяка в строгом костюме и галстуке. Дата смерти – прошлый месяц. ZW6YHH критически осмотрел могилу, уставленную корзинами искусственных цветов, кованую ограду и чугунную скамью, и сделал в блокноте пометку. Покойник – потенциальный имплант. Судя по комплекции и физиономии, либо сердечник, либо носитель искусственных почек, плюс ко всему не следует исключать самого дорогостоящего удовольствия – "читателя мыслей".

Мимо прошли две женщины в черных платках. ZW6YHH испугался, что они могут оказаться родственницами покойника, на которого он обратил внимание, и поспешил шагнуть в сторону к соседней могиле.

Там вместо памятника стоял деревянный крест, выкрашенный темно–коричневой краской. Дата смерти – начало весны. ZW6YHH не обратил бы на эту могилу внимания, если бы не венок с черной лентой и белой надписью: "Самому сильному мужчине планеты. Любим. Помним. Скорбим". Этот покойник запросто мог оказаться имплантом со стандартным набором.

ZW6YHH сделал в блокноте еще одну пометку и замер, прислушиваясь к сообщению по радио:

– ... демократической партии, депутат Государственной Думы Станислав Иванович Соболев этой ночью скончался в первой городской больнице. Как сообщают родственники, Станислав Иванович неважно себя чувствовал и жаловался на сердце, однако общественность подозревает, что депутат добровольно решил уйти из жизни. После того, как покойный установил себе так называемый "читатель" – имплантат, позволяющий улавливать и расшифровывать мозговые волны людей, – он потерял покой и аппетит...

ZW6YHH знал Соболева. Депутат активно выступал по телевидению, частенько употреблял в речи нецензурные выражения, потрясал кулаками и плевался, ратуя за непонятные права и свободу слова.

Из своей операции политик сделал целое шоу. Разве что не пустил медицинское вмешательство в прямом эфире, зато везде, где смог, опубликовал жутковатые снимки распиленных костей собственного черепа и открытого мозга. Мужчина во всеуслышание заявлял, что с помощью имплантата наведет порядок в партии и во всей Государственной Думе. Этим он нажил себе море врагов, однако попользоваться приобретенным даром всласть, не получилось.

– ...врачи отказываются давать официальное подтверждение версии самоубийства, однако истинную причину объявлять тоже не торопятся. Прощание с покойным произойдет в пятницу в католическом соборе Четырнадцати святых помощников. Погребение, согласно последней воле Станислава Ивановича, состоится там же.

ZW6YHH едва не подпрыгнул от радости. Сердце забилось, а потом внезапно успокоилось, вернувшись к привычному ритму. Вот он, его шанс. Готовенький имплант. Свежий и только что сделанный. Известно все: имя, место, время. Приходи, и бери. И ZW6YHH обязательно возьмет.

 


 ПО ГЕРОЮ И НАГРАДА

 19 июля на улице Тургенева произошел пожар, загорелось последнее деревянное здание города – особняк Усольцевых-Пряничниковых. Этот памятник архитектуры, построенный в девятнадцатом веке, в прошлом году отдали городскому архиву, там располагалось хранилище родословных и книги записей актов гражданского состояния (за 1935 – 2038 гг.).

По заключению специалистов, возгорание произошло из-за короткого замыкания. Пожарная сигнализация сработала, но система автоматического пожаротушения не включилась. Замыкание повредило проводку. В том числе и проводку блокировки дверей. Восемь человек, находившиеся на тот момент в архиве, оказались запертыми в горящем помещении.

К счастью, не перевелись на Руси богатыри. Самсонов Олег Павлович, 32-летний охранник банка "Юристревел–компанис", возвращался с работы и увидел вырывающиеся из одного из окон языки пламени. Не побоявшись рискнуть собственной жизнью, мужчина выломал тяжелую бронированную дверь, вбежал в архив и вынес на плечах потерявших сознание людей.

– Трижды возвращался, – признался нашему корреспонденту Олег Павлович. – Мог бы сразу всех унести, благо сил предостаточно, но ведь это люди, не мешки с картошкой. Хорошо, вовремя успел, они только дыма наглотались, никто не умер.

Это счастье! Восемь чудом спасшихся жителей нашего города, будут праздновать 19 июля как второй день рождения. Начальница архива Архипова Зинаида Ильинична пообещала каждую неделю в течение года ставить в храме свечи за здравие Олега:

– Он ведь меня из огня вытащил. Я ему каждой своей теперешней секундочкой жизни обязана! Дай Бог ему здоровьичка! Имплант, а какой хороший человек!

Администрация города приняла решение наградить Самсонова орденом "Доблесть и мужество", а также присвоить звание почетного гражданина города. Олег Павлович – первый имплант-стандартник, удостоившийся подобной чести.

Слава спасителю! Слава Человеку! Слава настоящему герою!

 "Комсомольская правда"

№ 37, июль 2099 г.

 



 

 "ЧИТАТЕЛЯМ" ЗАПРЕТЯТ ПОКИДАТЬ ПРЕДЕЛЫ СТРАНЫ

 Что может быть лучше отпуска где-нибудь за границей? Новые страны, неизвестные места, незнакомые люди, интересные обычаи, приключения и сервис по высшему уровню. Увы, в скором времени мы можем лишиться этого удовольствия, точнее, те из нас, кто установил себе "читатель".

– Мы не знаем, что делать со своими имплантами, способными читать чужие мысли, – признаются представители посольства Бельгии, Германии, Австрии и Швеции, – а нужно еще следить и за иностранцами.

В настоящий момент члены Большой Дюжины обсуждают вопрос закрытия границ для лиц с "читателем". Ничего еще не решено, но даже если они примут подобное решение, оно ни в коей мере не будет носить постоянного характера. Это временная мера, призванная защитить государственные секреты, и будет действовать до тех пор, пока представители соседних государств не разработают программу контроля отслеживания передвижения "читателей" и предупреждения утечки информации.

Основная сложность состоит в том, что имплантат, позволяющий читать мысли, нарушает свободы человека, в то же время, запрет на передвижение, который собирается установить Большая Дюжина, также нарушает права человека, но теперь имплантов. По сути, на весах лежат две категории граждан: обычные люди и "читатели". Главам государств предстоит отдать предпочтение одной из них в ущерб другой.

Скорее всего, Большая Дюжина встанет на сторону обычных людей. Защитить права большинства важнее, к тому же запрет на выезд за рубеж для "читателей" станет временным.

 "Рабочий полдень"

№67, август 2099 г.

 


 

* * *

 

– Квартирка у тебя просто класс по сравнению с комнатой, где приходится жить мне.

ZW6YHH лежал на кровати, заложив руки за голову, и наблюдал, как невысокая стройная девушка с длинными вьющимися черными волосами бродит по комнате. На ней не было никакой одежды, и она высматривала на полу среди кучи рубашек, носков и брюк собственное белье.

– А, вот, нашла.

– Рита–Рита, не преувеличивай. Дом у тебя просто шикарный, а значит, в нем все должно быть шикарно, в том числе и помещения для слуг. А здесь... убожество. Только самое необходимое и никакой роскоши.

Вместо ответа девушка сморщила курносый носик, и лицо ее исказила презрительная гримаска.

– Дом и правда шикарный, как и все в поместье. Кроме комнат для слуг. Хозяин считает, что обслуживающий персонал должен выглядеть с иголочки, но жить может практически в бараках.

– Не преувеличивай.

– Кайл такой жадный... и чем больше у него денег, тем хуже он становится. Ненавижу его.

ZW6YHH приподнялся на локте, наблюдая, как Маргарита одевается.

– Он к тебе приставал?

– Ко мне? Фи. Это выше его достоинства. Он бросает на меня такие взгляды..., но явно предпочел бы, чтобы это я к нему приставала, а он снисходительно разрешил бы мне сделать ему приятно. Не дождется! Ну, чего лежишь? Вставай!

– А может, ты вернешься в кровать?

– Мне некогда. К обеду я должна быть в поместье, а у нас еще куча дел.

Мужчина нехотя поднялся с кровати, обернул бедра простынею и подошел к письменному столу, на котором стояли включенный ноутбук и лазерный принтер. Девушка между тем подняла с пола большую ярко–красную лаковую сумку и достала оттуда куклу "Lolly". Пластиковая игрушка была очень красивой: со светлыми кудряшками, ярко–синими глазами, пухлыми щечками и нарядным платьем принцессы. Эта кукла – вершина мечтаний сотен тысяч девочек по всему миру.

Маргарита сняла с игрушки платье и растрепала искусственные локоны.

– Коробку достал?

– Угу.

– Тогда садись и печатай.

ZW6YHH улыбнулся и сел за стол. Окошко текстового редактора светилось белым, но через минуту на нем появятся первые слова, от которых, если бы компьютер понимал их значение, экран монитора посерел бы.

– Кайлу лично в руки, – продиктовала девушка. – Будь ты проклят, мерзавец!

– Повторяешься.

– Пусть он знает, что посылки приходят от одного и того же человека. Пусть думает, будто где–то рядом бродит псих, желающий ему смерти. Кайлу полезно понервничать. Может, немного спеси с него и сойдет.

Мужчина отправил документ на печать и обернулся к Маргарите. Девушка сосредоточенно мазала куклу ярко–красной губной помадой.

– Взяла бы лучше кетчуп.

– Кетчуп был в прошлый раз. А помада больше на кровь похожа, ты не находишь?

ZW6YHH не ответил. Он задумчиво смотрел на Маргариту, размышляя о том, как ему повезло.

– На месте Кайла я бы сильно задумался. Все эти куклы в "крови", коробки в форме гробов... А ты не думаешь, что он просто увеличит штат охранников?

– Он уже это сделал. Это значит, ему неприятны мои посылочки. Он боится и нервничает. А мне только того и надо. Чтобы понервничал, мерзавец! А то ходит павлином, кичится, обещает, что его новый фильм станет самым прибыльным предприятием последнего столетия, задирает нос, да смотрит на всех, будто на букашек, а мы за ним дерьмо должны убирать. И платит гроши.

– И как сильно ты его напугала? Сколько новых охранников он взял?

– Двоих телохранителей. Оба здоровенные тупые импланты. А один к тому же косой. Будут теперь всюду за ним ходить. Шкафы безмозглые.

– Он лично их выбирал?

– Кайл? Он о таких вещах и не думает даже. В поместье Голицын этим делом заправляет. Страшный человек. Глянет, и сердце в пятки упадет. Словно насквозь видит. Я с ним стараюсь не встречаться. Поместье хорошо охраняется, посторонние туда не проникнут. Там по периметру видеокамеры, а в саду два наблюдательных пункта. Раньше они по очереди дежурили, а теперь оба включились. Из–за чрезвычайного положения, надо думать. Так что охранников там всегда полно. Правда, Кайл настоял, чтобы они в своих будках сидели и не шлялись по "L&P". Ему, видите ли, их рожи видеть противно.

– А тебе, значит, не только за себя обидно?

Рита не ответила, но по ее взгляду ZW6YHH понял, что девушка обижена вовсе не низкой зарплатой и не плохим отношением звезды к охране. У нее были личные счеты с Кайлом. Но о причинах лучше не расспрашивать. Вместо этого нужно воспользоваться ситуацией. Пока ZW6YHH не знал, как лучше это сделать, но он обязательно придумает. Ему повезло встретить служанку самого богатого человека в городе (если не в стране), и он обязательно найдет способ получить часть его богатства наличными. И тогда для исполнения мечты останется только добыть имплантаты.

 

* * *

 

На прощание с депутатом Станиславом Ивановичем Соболевым, а тем более на его похороны ZW6YHH не пошел, зато заглянул на кладбище церкви Четырнадцати святых помощников на следующий день после того, как политик упокоился в земле. И не столько для того, чтобы полюбопытствовать, сколько для разведки обстановки.

 Прицерковная территория была достаточно обширной и, что странно, ZW6YHH не встретил ни единого охранника. Видимо, служители церкви уповали на тех самых четырнадцать святых помощников, в честь которых назван собор.

Архитектурные изыски ZW6YHH не интересовали, он едва обратил внимание на красоту и величие церкви, зато хорошенько рассмотрел забор, обойдя территорию по периметру. Забор был высоким, но перелезть через него не составит никакого труда – кованные металлические прутья изогнуты в сложном узоре, забраться по такому смог бы даже одноногий.

ZW6YHH нашел отличное место для проникновения: с запада забор примыкал к городскому парку, а со стороны церкви – к яблоневому саду. В темноте среди деревьев его не заметят даже те, кто случайно пройдет мимо.

По всей территории храма шла вымощенная камнем дорожка, ее ширины едва хватило бы, чтобы на ней разошлись два священника, и выполняла она скорее декоративную функцию. Тут и там в траве виднелись вытоптанные тропинки, соединяющие сарай, баню, здание библиотеки и еще пять или шесть небольших строений. То, что надо для игры в прятки.

ZW6YHH погулял по территории церкви и зашел на кладбище. Оно располагалось в северо-западной части храмовых владений и представляло собой довольно большой участок земли, засеянный газонной травой. Идеально ровная поверхность была заставлена одинаковыми темно–серыми гранитными памятниками с краткими надписями. Мужчина насчитал около полусотни могил, рядом с каждой стояла вкопанная в землю вазочка с нарциссом. ZW6YHH терпеть не мог нарциссы, но смотрелось все довольно трогательно.

Обследовав кладбище и определив, какие инструменты могут ему понадобиться, он отправился домой, чтобы подготовиться к вылазке.

 

* * *

 

ZW6YHH перекинул сумку с инструментами через забор, затем, опираясь на изогнутые кованые узоры, перелез на территорию церкви. Ночью прицерковная территория оказалась неожиданно хорошо освещена, по крайней мере, та часть, что непосредственно прилегала к собору. Вдоль мощеной камнем дорожки стояли фонари, однако они не горели, а может быть, автоматически выключались в полночь.

ZW6YHH оттащил сумку под одну из яблонь и крадучись обошел территорию. Хорошо, что он сообразил надеть черный спортивный костюм и перчатки, иначе его могли заметить – завернув за угол библиотеки, мужчина едва не наткнулся на тучного лысоватого священника в длинной черной рясе. Замерев, он подождал, пока служитель церкви войдет в одну из построек, выполняющую, видимо, роль жилого корпуса, а потом направился к кладбищу.

Нужная могила находилась в западной части церковных владений недалеко от забора. ZW6YHH порадовался, что днем разведал обстановку и запомнил ее местоположение – цветы, которые принесли родственники и близкие покойного, уже убрали, дабы не нарушать скорбной целостности картины. От крикливого политика на земле осталось лишь сухое констатирующее напоминание: имя, фамилия и даты рождения и смерти.

ZW6YHH хмыкнул, нагнулся и вытащил из вазочки нарцисс. С каким–то странным наслаждением понюхал противный горьковатый запах и отбросил цветок в сторону. Пришла пора браться за работу.

Мужчина принес сумку с инструментами к могиле и вытащил оттуда лопату. Первым делом отбросить дерн, затем углубиться в еще рыхлую землю.

Работалось на удивление легко. В предвкушении скорого исполнения мечты, даже руки, не привыкшие к тяжелому физическому труду, не чувствовали ни усталости, ни боли. Лопата равномерно погружалась в землю, раз за разом выбрасывая на ровно подстриженный кладбищенский газон черные кучки. ZW6YHH потерял счет времени, практически попав под гипноз часовой точности собственных движений, и вздрогнул, когда лопата уперлась в деревянную крышку гроба.

Только теперь мужчина позволил себе перерыв. Он вылез из могилы и растянулся на траве, глядя на звезды.

Ночное небо смотрело вниз миллионами глаз миллионов демонов. Если бы ZW6YHH верил в Бога, обязательно перекрестился бы, но он лишь зевнул, прикрыв рот испачканной землей перчаткой.

Передохнув, он снова спустился в могилу, предварительно бросив туда сумку с инструментами.

Он закрепил фонарик в земляной стене таким образом, чтобы луч света был направлен точно на то место, где лопата стукнулась о дерево. ZW6YHH не боялся того, что его могут "засечь" – священники чересчур полагались на святых, и наверняка спали беспробудным сном. Тусклый свет в дальнем углу сада уж точно никого не потревожит.

Гроб оказался большим и тяжелым. Католики вообще предпочитают тяжелые гробы, особенно богатые католики. Политик, судя по весу лакированной крышки, был очень богат. ZW6YHH едва не надорвался, пока открывал гроб, однако порадовался, что последнее прибежище депутата не оснастили замками, только защелками.

Запах был еще тот. Мужчина закашлялся, и его едва не стошнило. Необыкновенным усилием воли ZW6YHH вернул желудок на положенное тому место, поднял ворот спортивного костюма, пытаясь спрятать нос, поклявшись себе дышать только ртом, и склонился над трупом.

Выглядел покойный неплохо, только глаза ввалились, да щеки казались не такими пухлыми, как при жизни. ZW6YHH вытащил из сумки электрический лобзик, и принялся за работу. Ему предстояло отделить голову от тела, и чем быстрее, тем лучше.

 

* * *

 

В доме, где жил ZW6YHH, царили строгие порядки относительно тишины. Жильцы не должны издавать звуков, способных вырваться за пределы их квартир сквозь стены, двери или окна, чтобы не мешать другим соседям. ZW6YHH любил тишину и сам строго придерживался всех правил: не слушал музыку, не смотрел телевизор, не включал радио, не стучал, не пылесосил, носил мягкие тапочки и накрепко закрывал двери и окна.

Люди, живущие в соседних с ZW6YHH квартирах, считали его тихим сумасшедшим и не обращали на него внимания. А ему это было только на руку. Пока он разрешал им не здороваться, обходить его по широкой дуге, делать вид, будто его не замечают, и прекращать шумные разговоры и смех при его появлении. Позже, когда ZW6YHH добьется своей цели, он забудет о косых взглядах. А соседей уничтожит. Чтобы никто не смог припомнить, каким он был раньше. А пока пускай смеются. Ведь известная поговорка гласит: хорошо смеется тот, кто смеется последний. А последним будет смеяться именно он, и посмеется от души.

Но сегодня днем ZW6YHH нарушил правила.

К препарированию мужчина подготовился тщательно: застелил обеденный стол плотной непрозрачной клеенкой и разложил инструменты. Справа лежало то, что понадобится в первую очередь: перчатки, кухонный нож, долото, молоток и электролобзик; слева расположились второстепенные вещи, которые могли и не понадобиться, но присутствие которых внушало ZW6YHH уверенность в положительном исходе дела: полиэтиленовые пакеты для мусора, салфетки, дрель, щипцы, маникюрные ножницы и лупа.

В центр стола, как какую-нибудь вазу с цветами, мужчина положил голову. Отступил на шаг, чтобы полюбоваться эффектным зрелищем, а потом отправился в ванную комнату, где висело единственное в квартире зеркало.

Картинка, которую показало зеркало, была чуть менее эффектной, чем отрезанная голова, но все равно впечатляла. Больше всего ZW6YHH походил на Франкенштейна, который только что очнулся и с недоумением и злобой рассматривает своего создателя, но было в его взгляде и кое–что от графа Дракулы, а именно: предвкушение аппетитного ужина и обещание смерти. Если, конечно, Франкенштейн и граф когда–либо в своей жизни носили белые медицинские халаты.

За отсутствием медицинской шапочки, ZW6YHH повязал волосы клетчатым шерстяным шарфом. Шарф немного колол кожу лба, но зато давно не стриженные черные волосы гарантированно не будут лезть в глаза. Большая часть лица, точнее, все, что находилось ниже глаз, закрыта марлевой повязкой, под которую мужчина подложил сложенный вчетверо носовой платок. Это не столько мера предосторожности от заражения особо опасными трупными микробами, сколько защита от запаха.

– Ты псих, – сказал он своему отражению. А потом засмеялся. – Нет, брат, я не псих. Я вполне нормальный хитрожопый предусмотрительный и везучий сукин сын.

ZW6YHH подмигнул зеркалу и вернулся на кухню.

– Приступим.

Хирургическое вмешательство, которому подвергся политик, произошло около полугода назад, поэтому шов на его голове успел зарубцеваться, а волосы даже пару раз подвергались стрижке, и ZW6YHH боялся, что могли срастись и кости черепа.

Мужчина разрезал кожу головы по кругу, но стащить скальп не получилось, пришлось вырезать отдельные лоскутки, чтобы открыть кости. Ему повезло – крышка черепа держалась только на металлических скобах, расположенных вдоль всего распила. Скобы плотно прилегали к кости, и подцепить их хотя бы даже плоскогубцами не представлялось возможным.

Тишину, наверное, впервые с того момента, как ZW6YHH снял квартиру, нарушил резкий и противный звук электролобзика, вгрызающегося в металлические скобы.

Мужчина старался действовать как можно аккуратнее, он не знал точно, где именно располагается имплантат, позволяющий читать мысли – на поверхности или в глубине мозга, не знал, какого размера чип и что он вообще из себя представляет. Судя по сложности его действия, это мог оказаться пластиковый контейнер, величиной с кулак, но, учитывая развитие микроэлектроники, скорее всего ZW6YHH придется потрудиться, чтобы найти "читатель мыслей" среди извилин.

Наконец, распилена последняя скобка. Мужчина отложил лобзик в сторону и взял долото. Осторожно поддел черепную крышку... и замер.

Только сейчас он сообразил, как ему повезло. Головного мозга в черепе могло не оказаться, ведь по радио передавали, будто политик, чья голова сейчас лежала на столе перед ZW6YHH, не просто умер от сердечного приступа, но, возможно, покончил с собой. А при самоубийстве или подозрении на самоубийство или даже просто по желанию родственников врачи могли сделать вскрытие. При полном анализе из тела умершего извлекаются не только внутренние органы брюшной полости, но и головной мозг. А после исследований искромсанное серое вещество частенько помещают не в череп, а зашивают в животе вместе с другими органами. Это ZW6YHH тоже вычитал в интернете, но вспомнил только теперь.

– Значит, все у меня получится, – констатировал ZW6YHH, глядя на серо–буро–коричневую субстанцию. – Осталось совсем немного: найти имплантат.

"Совсем немного" растянулось по времени на три четверти часа. Сначала ZW6YHH действовал осторожно, срезая скальпелем один тонкий слой мозговой ткани за другим, потом стал делать более глубокие разрезы, но чипа так и не обнаружил.

– Черт, неужели он настолько крохотный, что придется все это еще и в лупу рассматривать?

ZW6YHH был на грани того, чтобы сдаться, когда при очередном надрезе показалось нечто странное – тонкая полупрозрачная нить. Мужчина удивился, как это он ее заметил, и стал осторожно расчищать пространство, убирая щипчиками лишние куски головного мозга.

Имплантат представлял собой смесь нитей и крохотных, размером с ноготок младенца, странных приспособлений. При внешней гладкости, они умудрялись держаться за ткань так крепко, что мужчине пришлось принести из ванной комнаты лезвие, и воспользоваться им.

Когда с черновой работой было покончено, ZW6YHH взял имплантат в руку и внимательно его рассмотрел. На сей раз он вооружился лупой, чтобы убедиться, что ни одна нить не оказалась поврежденной, и из головного мозга покойного извлечены все "запчасти".

– Кажется, теперь порядок. Осталось придумать, как достать остальные чипы, а уж потом воспользоваться знакомством с Маргаритой.

ZW6YHH удовлетворенно улыбнулся и мечтательно посмотрел на куски мертвой плоти, разбросанные по всему столу.

– Судьба продолжает мне улыбаться.

 

* * *

 

Похоже, ZW6YHH действительно переквалифицировался из неудачников в везунчики. В последнее время ему удавалось буквально все. Совершенно неожиданно в его голове родился план по добыче недостающих имплантатов, а Судьба снова доказала мужчине, что отныне она не повернется к нему спиной.

В то утро ZW6YHH проснулся, когда на улице еще только светало. Накануне он специально завел будильник на половину четвертого с таким расчетом, чтобы уйти как можно дальше от дома и разбросать по контейнерам разных домов небольшие черные мешочки. Числом их было ровно тринадцать. ZW6YHH думал, что это принесет ему удачу, и никто не будет заглядывать в мусор. Он рассчитал все очень точно, он избавится от останков головы депутата перед тем, как дворники погрузят мусор в специальные машины, которые увезут его на свалку.

Мужчина накрепко перемотал мешочки скотчем, чтобы ни одна молекула смрадного трупного запаха не вылетела наружу, и сложил их в спортивную сумку, предварительно выгрузив из нее инструменты. С избавлением от улик проблем возникнуть не должно.

ZW6YHH вышел на улицу и пешком направился в сторону трущоб. Общественный транспорт еще не ходил, а вызывать такси опасно. Людей на улице не было, и прогулка оказалась практически приятной. ZW6YHH шел, не придерживаясь никакой схемы, сворачивая в первые попавшиеся подворотни, заходя в тупики, чертыхаясь и оставляя на память о себе черный полиэтиленовый сверток. Следовало разбросать "улики" на как можно большей площади, чтобы в случае обнаружения человеческих останков у полиции не сложилась цепочка, ведущая от "пункта А" к дому преступника.

Когда в сумке осталось два пакета, в голову пришла здравая мысль: зачем ограничиваться трущобами, если можно еще больше запутать возможных преследователей, оставив пару "подарков" в мусорных баках богатых домов или общественных учреждений? ZW6YHH сменил направление движения и через полчаса вышел к главному проспекту.

Народ постепенно просыпался, появились первые еще пустые троллейбусы, включились светофоры, загалдели птицы. ZW6YHH перешел через дорогу, присматриваясь к самым красивым и большим частным домам, и делал вид, что очень спешит. Только так можно остаться незамеченным.

Наш век – самый торопливый из прошедших. И дело не только в том, что сначала люди ходили пешком, а с изобретением колеса пересели на автомобили, а в темпе самой жизни. Требовалось быстро что–то купить, продать, составить договор, заключить сделку, успеть до обеда, до истечения срока годности, до повышения цен... люди стали ходить все быстрее, внимательно смотря под ноги и не оглядываясь по сторонам. Перестало хватать времени даже на извинения, если кто–то кого–то нечаянно толкнет плечом.

Люди превратились в тараканов, которые вечно спешат, потому что боятся: при первой же остановке некто большой и страшный раздавит их домашним тапком с резиновой подошвой. И если ты неторопливо идешь по широкой улице или проспекту, тебя обязательно запомнят, потому что если ты не торопишься, значит, у тебя нет общественных обязательств и ты социально опасен, а в твоей голове наверняка зреет террористический акт.

Подобная "слава" ZW6YHH не прельщала, поэтому он шел очень быстро, рассчитывая, что если заметит подходящий дом, обязательно вернется.

Двенадцатый пакет мужчина бросил в контейнер публичной библиотеки. Какой мусор мог быть у подобного заведения, ZW6YHH не знал, но мусорщики вряд ли заглянут в контейнер перед тем, как вывалить его содержимое в нутро мусоросборника.

Тринадцатый пакет был особенным. Он был больше остальных, потому что там лежали не куски головного мозга в нарезке, а останки головы – лицевая часть и отпиленная крышка черепа. Этот мешок – заключительный аккорд, и его следовало положить в особое место.

Мимо проехал ярко–оранжевый мусоровоз. ZW6YHH не обратил бы на него внимания, если бы не эмблема: сине–зеленый ромб с буквами "БОТ". Мужчина знал, что обозначают эти буквы – "Безопасные отходы – наша забота". Девиз компании, занимающейся утилизацией и переработкой особых отходов: медицинских, химических и прочих, способных сильно загрязнить окружающую среду.

ZW6YHH проследил за машиной и с удивлением увидел, что она остановилась метрах в ста впереди него рядом с длинным двухэтажным зданием, окруженным небольшим садом. Слева от ворот высилась будка охраны, а на въезд была нацелена видеокамера.

К тому времени, как ZW6YHH подошел ближе, из кабины вышел человек – высокий бритый парень, лет двадцати восьми в джинсах и белой водолазке. Левой рукой он пытался включить сигнализацию, правой – расправить что–то белое, похожее на непрозрачную пленку.

– Черт тебя дери! Еп–твою–мать!

Парень с раздражением сунул брелок с ключами в карман джинсов и стал действовать двумя руками. Белый полиэтилен разворачивался плохо, незнакомец злился, ругался и все больше краснел. Спустя полминуты наблюдений ZW6YHH понял, что полиэтилен был ни чем иным как специальным комбинезоном, который обязаны носить все работники "БОТа". Но парень, видимо, вчера хорошо отдохнул, потому что сегодня его руки отказывались двигаться, а глаза слипались, горе–работник проспал и не успел привести себя в порядок.

Устав бороться с белым облачением и исчерпав весь запас ругательств, парень швырнул рабочий комбинезон и шагнул к воротам.

– Эй! Открой мне! – крикнул он в переговорное устройство.

– Ты же вчера должен был приехать, – донесся оттуда металлический голос.

– Не успел. Давай быстрее, пока начальство не обнаружило отсутствие вашего барахла на нашем складе.

– Ладно, только тише там. Пациенты еще спят.

– Хорошо.

– Тебя проводить?

– Я че, дороги не знаю? Прямо по вестибюлю, через левую лестницу на второй этаж, третья дверь направо.

– Ну давай. Только быстро.

Ворота открылись, и парень вошел на территорию. ZW6YHH подошел ближе, держась у самой стены, стараясь не попасть в объектив видеокамеры, и бросил взгляд на вывеску: "Клиника Е.М.Сеченова" – значилось там.

Сердце мужчины дрогнуло. Ни о чем не думая и больше не скрываясь, он быстрым шагом проследовал мимо ворот, сделав вид, будто очень спешит, и ему нет никакого дела до больницы. Приблизился к ярко–оранжевой машине и остановился. Натужно хлопая по карманам, словно в поисках сигарет, он осторожно посмотрел по сторонам, убеждаясь в отсутствии свидетелей, и резко нагнулся.

Белый комбинезон "БОТов" оказался вовсе не полиэтиленовым, но очень тонким и легким. ZW6YHH быстро сложил его и сунул в карман.

– Прямо по вестибюлю через левую лестницу, второй этаж, третья дверь направо, – пробормотал он, ускоряя шаг. – Похоже, мне действительно везет.

 

* * *

 

Подобный вариант ZW6YHH во внимание не брал. Может, потому что не додумался, а может потому, что подсознательно знал: без вмешательства Судьбы затея обязательно провалится. А он не готов ставить на кон свою мечту в угоду более легкому, но более опасному пути. Поэтому ограбление хранилища имплантатов, коим являлась клиника всемирно известного доктора Сеченова, никогда не рассматривалась им даже как альтернативный вариант. Но сейчас вмешалась Судьба, и отказаться от подобного подарка было бы безумием.

Долгое время ZW6YHH напряженно следил за деятельностью нейрохирурга по телевидению, скупал все газеты и журналы, в которых упоминалось имя Евгения Михайловича, а также просмотрел все, что касалось врача, в интернете. Интерес мужчины к знаменитому хирургу объяснялся тем, что именно его ZW6YHH выбрал своим личным лечащим врачом, который поможет ему стать самым известным и влиятельным человеком в мире. Ведь не может же будущая суперзвезда пользоваться услугами второсортного врача. У ZW6YHH все должно быть самое лучшее, поэтому он и выбрал именно Сеченова.

Благодаря длительному наблюдению, ZW6YHH знал о докторе и его клинике практически все: от его знаменитой лотереи до строгого принципа не устанавливать во время бесплатных операций имплантаты типа "читателя мыслей". Если бы не последнее обстоятельство, ZW6YHH ограничился бы добычей имплантатов, а так ему пришлось размышлять не над одной, а над двумя проблемами: как и где достать имплантаты, и каким образом получить деньги на операции. Но он справится. Особенно теперь, когда Судьба сделала ему настоящий подарок.

Пока у ZW6YHH не было конкретного плана проникновения на территорию клиники, но мужчина знал, что мозг обязательно выручит его, подкинув подходящую идею. Увы, пока его размышлениям помешали. И помешали очень грубо.

– Федька! Где шляешься?! – раздался справа громкий возмущенный мужской голос. – Это что за свинство?! Я тебе за что деньги плачу, чтобы ты прохлаждался?

ZW6YHH повернул голову на крик и увидел двух мужчин. Один из них был одет в нелепый синий костюм из грубой материи, второй и вовсе походил на человека без определенного места жительства, только в руках он держал метлу и ведро. Первый, очевидно, являлся начальником второго, и от души отчитывал подчиненного, а второй стоял, опустив голову, и безропотно выслушивал возмущенные крики.

– Посмотри на эту помойку! Грязь, мусор, бардак, вонища! Меня владельцы "Зажигалки" за это на суку вздернут! Быстро убрался! Чтобы ни единой бумажки! А потом проваливай к чертовой матери!

– Вы... меня увольняете?

– Не увольняю! Вышвыриваю вон! Выкидываю! Пинком под тощий зад! И выходного пособия можешь не ждать!

– Но... у меня же дочь...

– Плевать мне на твоего выродка! Чтобы вылизал тут все до блеска и перед хозяином бара извинился!

ZW6YHH вздрогнул. Неужели этот дворник и есть тот самый Федя, о котором рассказывал Сизый? Тот самый мусорщик, готовый продать кишки за имплантат сердца? Нет, таких совпадений в жизни не бывает!

Федор между тем неуловимо изменился: выпрямился, гордо понял голову и свернул глазами, полными ненависти.

– Заткнись, – прошипел он.

– Чево?!

– Заткнись! – заорал дворник. – Не смей так говорить о моей дочери! Ты грязный бессердечный бюрократ! Свинья на подносе! Разожрался за счет таких трудяг, как я! Сам здесь все вылизывай!

Федор бросил метлу и ведро перед бывшим начальником и гордо удалился.

Некоторое время ZW6YHH смотрел ему вслед, а потом опустил в мусорный контейнер тринадцатый мешок и отправился домой.

 


 

 ИМПЛАНТЫ НА СТРАЖЕ ПОРЯДКА

 Вчера стараниями спецслужб был предотвращен теракт.

На страже порядка и безопасности страны стоят новейшие технологии, отважные полицейские и опытные работники спецслужб. В последнее время к ним присоединились импланты, люди, искусственно улучшившие возможности своего тела. На службе в особых подразделениях по охране государственной тайны и безопасности находятся не только "стандартники", но и "читатели". Именно стараниями последних удалось предотвратить подрыв метрополитена.

Нам сообщили, что одним из сотрудников тайного подразделения полиции были прочитаны мысли некоего Михаила (имя изменено), который связывался по инфобраслету с товарищем. Михаил оказался одним из десяти исполнителей готовящегося террористического акта. Организация под названием "Свободные радикалы" планировала взорвать Московскую, Ленинскую и Западную станции метрополитена, а также заложить взрывные устройства под эскалаторами.

Подозреваемого задержали и допросили. В данный момент следствие занимается сбором улик, т.к. прочитанные мысли не являются основанием для задержания. Проверяются связи террориста, а также его инфобраслет. Официальных обвинений пока не предъявлено, но следствие не сомневается, что Михаила ждет пожизненное заключение.

По сообщениям официальных источников, это третий крупный предотвращенный теракт.

Подозреваем, что в спецслужбах страны давно числятся десятки, если не сотни "стандартников" и "читателей", а слухи о том, что имплантов не берут в органы правопорядка, пущены самими органами правопорядка в интересах защиты государственной тайны.

Мы можем спать спокойно. "Читатели" первыми узнают о готовящихся преступлениях, а импланты–охранники сумеют их предотвратить.

 Журнал "Люди века"

№ 8, август 2099 г.

 


 

 

* * *

 

Говорят, преступников тянет на место преступления. ZW6YHH себя преступником не считал, и в том, что сделал с телом депутата, преступления не видел, однако какая–то сила тянула его обратно на кладбище при католической церкви Четырнадцати святых помощников. Чтобы оттянуть момент прибытия, мужчина шел неторопливо. На сей раз он не боялся привлечь к себе внимание, к тому же ему нужно было серьезно поразмыслить над предстоящей операцией с кодовым названием "СДС" – сейф доктора Сеченова.

План готов, не хватало всего одной, но существенной детали.

В одном из интервью доктор Сеченов подробно рассказывал будущим пациентам о процессе подготовки к операции. На первом этапе проводилось всесторонне обследование организма, при котором определялись не только стандартные для предстоящего хирургического вмешательства показатели организма, но и специальные, как то размер имплантата. Результаты обследования оправлялись в Швейцарию или Японию на специализированные заводы, где имплантат изготовлялся с учетом особенностей тела конкретного пациента. Конечно, в первую очередь это касалось искусственных внутренних органов, ситуация с "читателем мыслей" и имплантатом, увеличивающим мускульную силу, гораздо проще, так как единственным изменяемым параметром в этих "игрушках" была длина информационных лент, тех самых полупрозрачных нитей, соединяющих части имплантатов с органами человеческого тела.

С завода–изготовителя имплантаты поступали в клинику доктора Сеченова и хранились в его личном кабинете. Обычно это были целые партии из десяти или даже двадцати имплантатов для ближайших операций, и, судя по словам Евгения Михайловича, охраняли их не слишком хорошо, ограничиваясь охраной территории самой клиники. Следовательно, для кражи чипов требовалось только одно: получить возможность беспрепятственно войти на территорию больницы и так же беспрепятственно ее покинуть.

Тут–то и вступал в игру Федор.

ZW6YHH не сомневался, что дворник сможет достать мусоровоз, прикрепить на него эмблему "БОТа", надеть белый комбинезон и навешать на уши охране клиники лапши о заболевшем сменщике. Вскрытие кабинета и сейфа – дело техники, с которым при соответствующей мотивации и с помощью "волшебных штучек" со склада Сержанта справится любой.

Однако имелся один неучтенный фактор, та самая существенная деталь, без которой надежная система так и останется не до конца продуманным планом. Не хватало мотивации.

Судя по тому, как о Феде отзывался Сизый, и той сцене с начальником, которой ZW6YHH был свидетелем, Федор – типичный образчик честного трудяги, который ни за какие земные блага не пойдет на преступление, которому одна только мысль о краже покажется кощунственной. В пользу подобного вывода говорило то, что дворник до сих пор не пошел на преступление даже ради того, чтобы накопить денег на операцию дочери. А это для Федора было самым важным делом в жизни, не зря же Сизый обмолвился, что за сердце Федя собственные кишки продал бы.

Тем не менее дворник продолжал оставаться дворником и не превратился в грабителя–рецидивиста, а значит, деньгами на кражу Федю не подобьешь. Федору требовалась более серьезные побудительные мотивы.

ZW6YHH продумал сотни вариантов, однако кроме тридцати кредитов предложить ему Федору было нечего. Тридцать кредитов, конечно, солидная сумма, но вряд ли дворник ими соблазнится. Чтобы заполучить его в помощники, требовалось нечто большее.

Увы, времени с каждым днем оставалось все меньше и меньше. Приближалась очередная благотворительная лотерея, призом которой служила установка нуждающимся искусственных органов. Значит, через месяц сейф доктора Сеченова будет набит не "читателями мыслей", а пластиковыми почками или легкими. Искусственные органы ZW6YHH не нужны, зато нужны дворнику...

В задумчивости мужчина едва не прошел мимо храма Четырнадцати святых помощников, куда направлялся, однако вовремя остановился и в удивлении замер.

Сегодня церковь, а также прилегающая к ней территория были заполнена народом. ZW6YHH даже не удалось пройти за ограду, так плотно стояли люди. На лицах некоторых читалась скорбь или грусть, но большинство глаз блестели отнюдь не страданием, а любопытством. Видимо, хоронили какую–то знаменитость.

– Кого хоронят? – тихо поинтересовался ZW6YHH у ближайшего к нему мужчины.

– Ты разве, не слышал? Блэйна!

– Того самого? А почему на католическом кладбище?

– А кто его знает. Говорят, у него мать католичка, вот под ее влиянием...

ZW6YHH кивнул и отодвинулся в сторону, пытаясь подняться на цыпочки, силясь разглядеть церемонию за широкими плечами и спинами. Увы, он ничего не увидел, зато его уши уловили довольно громкое, но невнятное бормотание священника. Видимо, гроб с покойником уже опустили на дно могилы и теперь готовились засыпать землей.

– И ведь не побоялся, – ухмыльнулся мужчина, к которому ZW6YHH обращался с вопросом. – Знал ведь, небось, что тут могилу раскопали и у покойного голову отрезали. Хотя, может, он завещание давно написал, еще до того случая.

– Голову отрезали? – повернулся к мужчине сосед слева. – Кто?

– А хрен его знает. Не поймали вандала. Только размер его ног известен, да примерная комплекция. Улик мало. Ну, ничего, теперь отец Арсений собачку завел. Она хоть и маловата, но шум поднять сможет, если вор снова на кладбище сунется. А там, глядишь, и охрану наймет, если это с церковными правилами не расходится.

– Да чепуха, – вмешалась толстая дама в черной шляпке с вуалью. – Это единичный случай, ничего подобного больше не случится.

– Ничего вы не понимаете! Политик тот, Соболев, имплантом был и мысли читал. И Блэйн тоже имплант. Вот и делайте выводы!

– Сами вы ничего не понимаете! "Читатель мыслей" может, кому–то и понадобился, а кому нужно искусственное сердце Блэйна?

ZW6YHH вздрогнул.

Искусственное сердце! Вот тебе и мотивация для Федора! Вот тебе и готовая цепочка, которая накрепко привяжет к нему человека с мусоровозом!

ZW6YHH тихонько отошел от спорящих и отправился домой. Он, конечно, подождет пару дней, пока общественность успокоится и священники церкви Четырнадцати святых помощников ослабят бдительность, а потом снова вернется на кладбище. Только теперь придется учесть новые факторы: возможных свидетелей и собаку.

 

* * *

 

Бывали моменты, когда Кайл жалел, что может читать чужие мысли и обладает уникальной памятью. Сейчас был как раз один из таких моментов. Он хотел забыть о последнем разговоре с Кристиной, но слова девушки звучали в его голове вопреки его желанию. Память навечно запечатлела грустный и немного смущенный взгляд голубых глаз, завиток светлых волос, натянутую улыбку и прижатую к груди руку. Девушка держала сумочку, но казалось, она старается защититься, закрыться от Кайла и отойти как можно дальше.

Кайл ходил по своей комнате. Резко. Нервно. Впечатывая шаги, словно в его несчастьях виновато ковровое покрытие. Актеру было очень больно, в его сердце впивали когти отчаяние и злость. Несмотря на богатство, шикарные внешние данные, популярность и известность, он не смог заинтересовать Кристину до такой степени, чтобы она отдалась ему.

 

В последнюю их встречу девушка выглядела настоящей принцессой. Молочную бледность кожи оттеняло бледно–голубое платье, облегающий лиф подчеркивал красоту груди, открытые плечи соблазняли и манили, а забранные в сложную прическу волосы открывали взору аккуратные уши и нежную беззащитную шею.

На сей раз, Кайл пригласил актрису не в ресторан, а в более романтическое место – он арендовал целый планетарий, выложив приличную сумму, чтобы техники обеспечили на выпуклом куполе закат, кометы, неопознанные летающие объекты, а чуть позже ночное небо с тысячью светящихся звезд. Зал планетария освободили от кресел, поставив у одной из стен большую кушетку для двоих. Рядом с кушеткой стоял столик с холодным шампанским и легкой закуской. В центре зала высился аппарат, создающий картину звездного неба. Где–то под потолком находилась будка механика, управлявшего сложным агрегатом на расстоянии. Он включил программу и удалился, предоставив Кайлу полную свободу действий

– Как красиво!

Кристина присела на кушетку и подняла глаза к потолку. Розовые всполохи купола смешивались с фиолетовым, желтым и оранжевым, создавая непередаваемую красоту.

Кайл едва видел закат, куда более интересной ему казалась Кристина. Ее обнаженные плечи, ключицы, верхняя часть груди, все, что скрывалось под платьем... Это зрелище он не променял бы на миллион закатов.

– Шампанское?

Зал наполнялся негромкой приятной мелодией, но она не мешала любоваться чудесным зрелищем, а напротив, создавала соответствующую атмосферу.

Кайл подал Кристине бокал.

– За самую чудесную ночь в моей жизни.

Прозвучало несколько двусмысленно, но именно такого эффекта Кайл и добивался. Еще ни с одной женщиной он не был так нежен и ласков, и ни с одной женщиной не был в платонических отношениях так долго.

Девушка двусмысленности фразы не заметила, но позже Кайл подумал, что она все–таки знала о его намерениях, но почему–то не отказала в свидании, хотя и не собиралась делать эту ночь самой чудесной в жизни Кайла.

Бокалы издали мелодичный звон.

– Ты прекрасна.

Закат плавно уступал место ночи. Очень вовремя по небу пролетел метеор.

– Загадывай желание, – шепнул актер прямо в розовое ушко. – И я постараюсь его исполнить.

Девушка повернула к Кайлу голову и склонила ее на бок, словно оценивала сидящего рядом с ней мужчину.

– Мне кажется, ты переигрываешь.

– Ничего подобного. Разве тебе не нравится небо?

Планетарий постепенно погружался в темноту.

– Нравится, но...

– Не устраивает компания?

Кайл произнес это голосом обиженного маленького мальчика. На такой тон женщины обычно реагируют однозначно: принимаются убеждать в обратном и подтверждать слова делом: гладить, целовать... Но Кристина лишь вздохнула.

– Мне грустно, что ты ждешь от меня того, чего я дать не могу. Извини. Не стоило мне приходить. Мы всего лишь друзья и партнеры по фильму, и, наверное, это я виновата, что ты расценил какие–то мои поступки как поощрение к действию, но у меня и в мыслях подобного не было! Поверь!

Суперзвезда напрягся. Единственное, что сейчас шло по сценарию – вспышки звездочек и восход огромной серебряной луны, в свете которой кожа Кристины казалась еще бледнее. Кайл осторожно дотронулся до руки девушки и поспешно шепнул:

– Я ничего не жду от тебя, напротив, хочу дать тебе, подарить... волшебство.

Кристина поднялась с кушетки и прижала к груди сумочку.

– Извини, Кайл. Давай останемся друзьями.

– Но...

– До завтра.

Самая чудесная ночь в жизни превратилась в картонную пародию на саму себя. Кайл сидел на кушетке в пустом планетарии под дурацкими никому не нужными звездами. Он ничего не мог сделать.

– Черт тебя дери! Ты еще за это поплатишься!

Кайл с силой швырнул бокал в стену. Звук бьющегося стекла ничем не напоминал хрустальный звон, но, как и он, навсегда остался в памяти суперзвезды.

– Ты еще за это поплатишься!

 

Кайл бродил по комнате, впечатывая шаги в мягкое напольное покрытие. Воспоминания не отпускали его и были такими свежими, будто он вернулся из планетария полчаса назад.

– Еще ни одна женщина не отказала мне. Ни одна. Все они готовы сделать все, что я скажу, лишь бы я обратил на них внимание. А эта...

Звезда выдохнул, пытаясь успокоиться, но на самом деле он не желал успокаиваться. Он накручивал себя, вспоминая, как Кристина не стала опровергать предположение мужчины о том, что ей не нравится его компания.

– Сучка. Ты еще у меня получишь! Ты будешь моей, хочешь, или не хочешь. Я сломаю тебя! Раздавлю! Уничтожу!

В дверь неожиданно постучали.

– Я занят! – крикнул Кайл, продолжая усиленно топтать невидимых врагов, распластавшихся на напольном покрытии.

Стук повторился.

– Я же сказал, я занят! Кто там еще?!

В комнату заглянула бритая физиономия его личного телохранителя. Не того, которого он выбрал себе в Школе подготовки охраны, а второго, которого привел Голицын. Один глаз парня смотрел на Кайла, а второй в сторону окна, что не добавляло импланту приятности.

– Вас срочно хочет видеть Борис Игнатьевич.

– Подождет.

– Дело чрезвычайное.

Кайл едва не сплюнул прямо на пол. Ну какое у Голицына может быть срочное дело? Только очередная неприятность. Актер едва сдержался, чтобы не подбежать к телохранителю, ударить того кулаком в косящий в сторону окна глаз, и выгнать из комнаты. Но сдержался и даже попытался немного успокоиться. Мешало обеспокоенное и грустное лицо Кристины, которое упрямо не хотело исчезать из его мыслей. Оно хмурило тонкие брови, отчего на лбу образовывалась милая морщинка, которая делала девушку еще привлекательнее.

Кайл с силой рассек кулаком воздух. Имплант скрылся за дверью, но не ушел – звезда не слышал удаляющихся шагов, он вообще не слышал никаких шагов. Парень явно стоял за дверью и прислушивался, или просто ожидал, пока хозяин соизволит выйти.

– Только тебя мне не хватало, – буркнул Кайл и на всякий случай дал мысленный приказ:

УБИРАЙСЯ ИЗ МОИХ МЫСЛЕЙ, ГОВНЮК!

Хотя, конечно, косоглазый не мог прочесть его мыслей. Во–первых, комната Кайла находилась под защитой "античита", а во–вторых, Борис Игнатьевич уверил, что парень жутко честный и невозможно порядочный. Сейчас в последнее звезда верил, иначе молодой человек давно выдал бы себя – в голове Кайла творилось такое, отчего даже у Голицына поднялась бы температура.

Кайл резко хлопнул перед собой в ладоши. Громкий звук должен помочь ему отвлечься от мыслей о девушке, но уловка не сработала. Оставался последний проверенный метод, и Кайл не замедлил им воспользоваться. Злость и ненависть исчезнут, переродятся в уверенность и решимость.

Звезда снова хлопнул в ладоши и стал повторять про себя стихотворение, которое написал когда–то давно. В тот вечер, когда девушка из театрального училища, которую он изнасиловал, настоящая королева и настоящая красавица покончила с собой. Только эти четыре незамысловатые строчки помогали ему укротить гнев, потому что в стихотворных словах была некая магия, ритм и четкость, и... обещание.

"Я ПОЦЕЛУЮ НЕЖНО УШИ ТВОИ И ГУБЫ,

И ОКЕАН БЕЗБРЕЖНОЙ СТРАСТИ МЕНЯ ПОГУБИТ.

ЛОКОН ТВОЙ БЕЛОКУРЫЙ В ПАМЯТЬ СЕБЕ ОСТАВЛЮ,

НУ А ТЕБЯ, БОГИНЯ, Я НА ТОТ СВЕТ ОТПРАВЛЮ".

Больше ни одна женщина не скроется от него. Он не позволит им оставаться королевами: неприступными, холодными и равнодушными, он сам решит, жить им или умереть. И насчет Кристины все уже решено.

Казнить. Нельзя помиловать.

"Командор" будет ее последним фильмом. К счастью, со Стелой осталось снять всего два небольших эпизода, и тогда…

Кайл тихо подкрался к двери и резко ее распахнул. Он надеялся попасть импланту по лбу или по носу, чтобы тот не привыкал торчать под его дверью и подслушивать, но не попал. Косоглазый телохранитель молча стоял рядом с дверью, прислонившись массивной спиной к стене.

На секунду, когда их глаза встретились, Кайл подумал, что поспешил с выводами насчет честности и порядочности охранника. Несмотря на косоглазие, Алекс смотрел на нанимателя с немым укором и чем–то, что звезда назвал бы презрением. Но, несомненно, все это Кайлу только показалось. Он захлопнул за собой дверь комнаты и кивнул.

– Ну, и где твой Голицын?

 

* * *

 

ZW6YHH никогда не бывал в порту. По набережной гулял неоднократно, наблюдал за причаливающими кораблями и толчеей обслуживающего персонала, но на территорию самого порта не заходил. Сейчас он с некоторым беспокойством и удивлением бродил по закоулкам, образованным контейнерами и ящиками, все больше и больше погружаясь в атмосферу всеобщей суеты, сутолоки и спешки.

Порт произвел на мужчину отталкивающее впечатление. Больше всего ему не понравились сами люди: оборванцы были отвратительно грубыми и постоянно кричали. На спинах их лежали тюки и мешки, которые делали их неуклюжими и неповоротливыми. Натыкаясь друг на друга, они ругались и требовали уступить дорогу. Иногда доходило до драк, которые, впрочем, быстро прекращались, потому что главным эти люди считали работу, вернее, заработок.

Запах порта привел ZW6YHH в ужас. В порту пахло жуткой смесью крепкого мужского пота, свежевыпотрошеной рыбы, дегтя, машинного масла и чего–то кислого, прогорклого, протухшего и заплесневелого. ZW6YHH старался дышать ртом, но сделать так, чтобы тошнотворный запах не достигал чувствительных рецепторов в носу, не мог.

Добровольно в этот ад ZW6YHH никогда бы не пошел, но его привело сюда важное дело: слежка. Уже полчаса он, как привязанный, ходил за мужчиной, одетым в темно–синие линялые брюки и пиджак с заплатами на локтях. Дворник, точнее, уже бывший дворник, Федор пришел в порт в поисках работы.

Федя бродил по порту, казалось, бесцельно, наугад сворачивая то за один угол, то за другой, огибая горы мешков и тюков, обходя носильщиков, торговцев рыболовными снастями и таких же, как он, безработных. ZW6YHH следовал за ним. Он не особенно скрывался, заметить слежку в толчее практически невозможно, тем более, бывший дворник ни разу не обернулся. А между тем ZW6YHH оказался довольно заметной фигурой в том плане, что его джинсы и толстовка были чище одежды любого рабочего, а ботинки совершенно не подходили для ходьбы по песчаной насыпи.

Тем не менее нельзя сказать, что ZW6YHH не подготовился к предстоящему. В кармане его джинсов лежали три жертвенных кредита – своеобразный задаток, наживка, которая позволит поймать рыбку на крючок, а подмышкой он держал увесистый прямоугольный сверток. Под грубой упаковочной бумагой находилась толстая книга. Конечно, без упаковки нести ее было бы удобнее, но книга в порту – это нонсенс. Тогда ZW6YHH мгновенно привлек бы всеобщее внимание, ибо среди оборванцев и нищих в своих джинсах и с книжкой под мышкой ZW6YHH выглядел бы настоящим интеллигентом. А интеллигентам в порту не место.

ZW6YHH шел за Федей и размышлял о внезапной полосе удач. За последние полгода жизнь стала иной. В воздухе неуловимый, как тонкий аромат духов, витал запах успеха. Судьба не переставала улыбаться мужчине, словно влюбилась в его целеустремленность, и он пользовался этим. Одно удачное мероприятие следовало за другим, преодолевались все препятствия, словно его вела невидимая рука. Даже в таком безнадежном, казалось бы, деле, как вторичное осквернение могилы на прицерковном кладбище, ему сильно повезло.

Мужчина улыбнулся, вспоминая, как тщательно готовился ко второму походу в церковь Четырнадцати святых помощников. А ведь тогда ему пришлось учитывать усиленную бдительность священнослужителей и собаку – самую большую помеху для ночного грабителя.

Сначала ZW6YHH хотел прикормить животное, чтобы пес привык к его присутствию на территории храма, но потом передумал. Он не знал, как собака поведет себя, если он явится ночью и станет копать кладбищенскую землю. От пса следовало избавиться.

И тут ему снова повезло. Вместо того чтобы взять из шкафа Heckler–Koch и застрелить псину, или воспользоваться ножом и вымазаться в собачьей крови, ему в голову пришла отличная идея – взять с собой парализатор Сержанта, так что он пришел на кладбище хорошо подготовленным.

Судьба не уставала улыбаться. Территорию церкви не охраняли. С собакой ZW6YHH справился быстро и нужную могилу тоже нашел сразу. Памятуя о предыдущем опыте, мужчина надел перчатки потолще, а лопату приобрел с более острым краем. Ритм движений тоже претерпел некоторые изменения, что позволило справиться с работой чуть ли не в два раза быстрее.

Гроб Блэйна был богаче гроба политика и оснащен замками. Прежде чем взламывать замки, ZW6YHH решил передохнуть. Он вылез на поверхность, отбросил лопату в сторону и вытер рукавом лоб.

Неожиданно его внимание привлекло какое–то движение. Прямо напротив него с круглыми от ужаса и удивления глазами висело приведение. Моргнув, ZW6YHH понял, что приведение совсем не приведение, а незнакомец в белом халате. Не теряя ни секунды, мужчина нагнулся к сумке и поднял пистолет с парализатором.

Пьюу!

Глаза приведения округлились еще больше, и с негромким вздохом священник (а кто же еще мог бродить по прицерковной территории ночью?) повалился на траву.

ZW6YHH понял, что времени осталось очень мало. Если священник просто дышал свежим воздухом, прохаживаясь по саду, и случайно на него наткнулся, его исчезновение вряд ли кто заметит: мало ли, задержался человек на улице, гуляет. А вот если святой отец ходил по саду не один...

Отдых пришлось отменить. ZW6YHH отбросил парализатор в сторону и вытащил из сумки долото, топор, молоток и два больших ножа. За "пленника" можно не беспокоиться: действия препарата хватит на несколько часов, и вещество, заряженное в дротик, было достаточно сильным, чтобы не только обездвижить, но и в буквальном смысле лишить дара речи.

ZW6YHH спрыгнул в яму.

Ловко орудуя молотком, он сбил замки и откинул крышку гроба. Блэйн никогда не нравился ZW6YHH и сейчас он улыбнулся, глядя на мертвое ничего не выражающее лицо. Хороший костюм, который даже в тусклом свете фонарика, закрепленного в земляной стенке над гробом, выглядел богато, было жаль оставлять его в могиле, но носить одежду покойника ZW6YHH не собирался. Поэтому мужчина, не колеблясь, расстегнул пиджак мертвеца и разрезал рубашку.

И снова Судьба послала ZW6YHH одну из своих лучезарных улыбок. Тело певца не подвергали вскрытию, хотя на груди явственно виднелся длинный, размером с ладонь, не успевший затянуться шрам. Из сводок новостей ZW6YHH знал, что Блэйна оперировал доктор Сеченов, и хирург точно знал причину смерти. Ставить под сомнение слова всемирно известного врача не стал никто, поэтому молодого человека просто обмыли и опустили в гроб.

Ножом ZW6YHH поддел нити. Резкое движение, и шов разошелся. Острое лезвие разрезало все, что успело срастись. Грудина была распилена, а затем скреплена металлическими скобами. Мужчина пожалел, что не взял с собой хотя бы плоскогубцы, поэтому решил воспользоваться долотом и молотком. Получилось не очень, но спустя минуту стараний первая скобка лопнула.

Когда ZW6YHH удалось развести в сторону распиленные части грудины вместе с ребрами, его глазам предстало то, что он так долго искал. Искусственное сердце выглядело совсем не так, как он себе представлял. Оно было полупрозрачным и больше всего напоминало наполненный водой презерватив.

ZW6YHH не старался действовать аккуратно и сохранить все полупрозрачные нити, которыми имплантат крепился к мышцам и венам, напротив, он обрезал все таким образом, чтобы оставить только полупрозрачную камеру. Времени на аккуратность не было, да и не собирался он спасать дочь Федора. Если врачи захотят помочь ребенку, обеспечат искусственное сердце новыми "связующими нитями", а нет, значит не его в том вина.

Мужчина подбросил сердце, чтобы оно приземлилось на край могилы, и вылез на поверхность.

Сверху Блэйн выглядел просто ужасно. Священник наверняка уже догадался, зачем ZW6YHH пришел ночью на кладбище, но зрелище, которое его ожидает, безусловно, повергнет святого отца его в шок. Мужчине и самому было неприятно смотреть на следы своей работы. Фонарик, который ZW6YHH так и не удосужился забрать, светил на вскрытое тело, и даже в таком тусклом свете были видны все жуткие подробности случившегося.

ZW6YHH начал собирать вещи. Стряхнул с лопаты приставшие комья земли, бросил в сумку молоток, долото, парализатор и застегнул на замок. Наклонившись, поднял с земли сердце и нож.

Священник лежал в том же положении, какое приняло его тело в момент падения. Несомненно, он имел возможность наблюдать за ZW6YHH, и теперь мужчина решал, что делать с невольным свидетелем. Убить? Оставить как есть? Все равно он вряд ли разглядел его лицо, а убийство станет лишним поводом для серьезного расследования. Мужчина постоял рядом со священником, а потом направился к забору.

 

ZW6YHH вздрогнул, сообразив, что Федор, за которым он следовал по порту вот уже полчаса, неожиданно прибавил шагу, словно получил мысленный приказ или в невообразимом шуме услышал условный сигнал. ZW6YHH не ожидал ускорения и едва не потерял бывшего дворника из виду.

Федя свернул за контейнер, поднырнул под лодку, которую на плечах тащили два здоровенных амбала, и вышел на относительно большое свободное пространство. Только сейчас ZW6YHH услышал тонкий противный звук металлического колокольчика.

Между контейнерами в углу стоял большой деревянный ящик, за которым сидел толстяк в сером рабочем костюме и черном жилете. Именно его стараниями по порту разносился отвратительный звон – толстяк изо всех сил тряс колокольчик, одновременно придерживая разложенные на ящике бумаги.

– Нужны грузчики! Три человека!

Федор успел одним из первых. ZW6YHH с некоторым удивлением наблюдал за тем, как вокруг ящика образовывалась толпа. Он рванул ближе, расталкивая работяг, стараясь приблизиться к бывшему дворнику как можно ближе.

– Два кредита за пять часов! Работа тяжелая, одноразовая! Нужны помощники!

– Конев! – крикнул кто–то прямо над ухом ZW6YHH.

– Трищенко!

– Архипов!

Толпа росла, постепенно уплотняясь. ZW6YHH сделал последний рывок и оказался прямо за спиной дворника. Сзади напирали. Мужчина изо всех сил старался сохранить между собой и впереди стоящим дистанцию, но получалось плохо, пришлось упереться локтем в спину Федора.

– Пьяных не беру! – сообщил толстяк в жилете. – Больных, худых, низкорослых, раненых, без конечностей, с блохами, вшами и другими паразитами тоже. Лучше уходите сразу, все равно всех буду проверять!

Толпа возмущенно взревела, но толстый только громче зазвонил в колокольчик. ZW6YHH выдохнул, почувствовав, что дышать стало легче – часть людей разочаровано отошли в сторону, оставшиеся почувствовали себя свободнее. ZW6YHH спиной отодвинул стоящего позади мужчину, освобождая пространство прямо перед собой, очень вовремя Федя решил продвинуться вперед к самому столу, предоставил своему невидимому сопровождающему простор для действий.

– Сомов! – выкрикнул Федор, пытаясь заглушить соседей.

Толстощекий подозрительно осмотрел бывшего дворника с ног до головы.

– Паспорт в залог есть?

– Да.

– А ну, дыхни.

Дворник дыхнул.

– Согни руку в локте.

Федор послушался. Толстяк пощупал мышцы, поморщился и вздохнул:

– Ладно, записываю.

ZW6YHH поднял книгу над головой и изо всех сил опустил ее на макушку бывшего дворника.

Дальше все было делом техники. Толпа, обрадованная тем, что один из конкурентов устранен, радостно взревела. Люди снова стали выкрикивать свои фамилии, напирая на импровизированный стол. ZW6YHH оставалось только выбраться из толпы и оттащить бесчувственное тело Феди в сторону.

На всякий случай он проверил карман, не успели ли вытащить его три кредита, а потом пощупал у бывшего дворника пульс. Все было в порядке. Оставалось разыграть небольшой спектакль с обещанием хорошей работы и небольшой подачкой. Это должно сработать.

Мужчина удовлетворенно потер руки. На него и его "товарища" не обращали внимания, в центре события был толстяк в жителе, подбирающий чернорабочих. ZW6YHH выдохнул и потащил Федора к ближайшему бару.

 


 

 СЛАВСКИЙ ЛЮБИТ НАСТОЯЩИХ ГЕРОЕВ

 – Герои должны быть настоящими, а не искусственно нарастившими мускулатуру имбецилами, – заявил на пресс-конференции скандально известный писатель Феофан Александрович Славский. – Моя новая книга именно об этом.

"Простые люди" – так называется новый философский трактат Ф.А.Славского, вышедший в издательстве "Hei–Fei". Он повествует о простых героях: дворниках, поварах, пожарных, футболистах, ежедневно ставящих личные рекорды, старающиеся на благо общества. Параллелью с этим проходит нить имплантов – "тупого быдла, увеличившего мускулы, но не догадавшегося нарастить мозг".

Феофан Александрович как всегда не стесняется в выражениях. Он клеймит позором "идиотов, выложивших бешеные деньги за никому не нужные железки".

– Быть охранником почетно только если ты сам добился этой работы, – заявляет Славский. – В противном случае это ступенька на дно. Силачи должны носить тяжести, это вьючные животные, вот пусть и идут в порт на разгрузку.

Книга "Простые люди" вызвала необычайный ажиотаж. Сто тысяч экземпляров смели с прилавков в первый же день продажи, издательство готовит экстренную допечатку в еще сто тысяч.

Славский не стесняется открыто высказать свою точку зрения:

– Я против имплантатов, против стандартного набора. Человек не должен унижать себя, вставляя чипы, не должен превращаться в киборга и лишаться остатков мозга. А вот "читатель" я бы сам поставил себе с большим удовольствием. Пожалуй, так и поступлю, ведь гонорар за "Простые люди" мне это позволит. Хочу лично убедиться в подлости людей, прочесть все их грязные мысли и написать новую книгу. На массовое сознание нужно действовать средствами массовой информации. Не помню, кто это сказал, но сказал верно.

Ознакомившись с "шедвером", наша редакция высказала единодушное мнение: на массовое сознание действительно нужно воздействовать средствами массовой информации, но книга Феофана Славского породит в умах людей ненависть и неприязнь к имплантам, подтолкнет к противостоянию и насилию. Разве это стоит нескольких тысяч кредитов гонорара? Разве людям нужен еще один повод для ненависти?

Остается надеяться, что картина "Командор", съемки которой в настоящее время подходят к концу, исправит положение и перевесит чашу весов в пользу взаимного уважения. Имплантами нужно гордиться, их не нужно бояться или презирать. Они такие же, как и мы с вами! Только в их жизни чуть-чуть больше места для подвига.

 "Литературное обозрение"

№ 8, август 2099 г.

 


 

 

* * *

 

Маргарита устраивала его как любовница, но по-настоящему ZW6YHH ее не любил. Он вообще в своей жизни никого не любил. Просто не считал кого бы то ни было достойным этого высокого чувства. В том числе и себя.

ZW6YHH не являлся образцом идеального человека или идеального мужа, и находил в себе несколько крупных недостатков, о которых старался не думать. Однако мужчина понимал, что другие люди ничем не лучше него и у каждого за душой найдется пара грешков, за которые дьявол с удовольствием всадит в их сердца свое копье.

Не была исключением и Маргарита. Мужчине не нравились ее легкомысленность и глупость, однако эти качества компенсировались мстительностью, изобретательностью и умением хорошо одеваться. ZW6YHH считал Риту подходящей для удовлетворения половых потребностей, а когда узнал, где она работает, только уверился в правильности своего выбора. Он получил не только любовницу, но и ключ к исполнению мечты, а именно, к осуществлению второй части своего грандиозного плана.

Дворник Федор порученную работу выполнил прекрасно: проник в клинику и вынес оттуда самое ценное: набор имплантатов. ZW6YHH без сожаления расстался с тридцатью кредитами и сердцем покойника, получив взамен целое состояние. Теперь его мечта была близка к осуществлению, как никогда раньше.

Судя по тому, что достал ему Федя, ZW6YHH получил все, за исключением "читателя". Но мужчина не отчаивался, он надеялся, что ему поможет имплантат, который он с такой тщательностью выковыривал из мозга умершего политика. Чип наверняка остался в рабочем состоянии и, если Судьба все так же продолжит улыбаться, отлично послужит новому хозяину. Если же "читатель" окажется поврежденным, ZW6YHH сумеет приобрести новый, потому что теперь пришла пора сделать еще один шаг по направлению к мечте, а именно, достать деньги. И в этом ему поможет Маргарита.

– Зачем ты мне позвонил?

Маргарита, как всегда, была одета элегантно и броско. Сегодня она предпочла темно–синее платье с широким белым поясом и ожерельем из крупных искусственных жемчужин, синие короткие перчатки, белые туфли и белую шляпу. Портил целостность образа только коричневый пакет в ее руках.

– Проходи.

ZW6YHH посторонился, пропуская девушку в квартиру, и вопросительно поднял брови.

– Принесла, – поморщилась Рита. – Только зачем тебе это?

Белые туфельки остались у порога, и девушка проследовала в единственную комнату своего любовника.

ZW6YHH как обычно указал гостье на кровать, а сам взял из ее рук пакет.

– Ты просто молодец.

В пакете лежали небольшие, размером с визитку, карточки, на каждой из которых было нанесено тиснение в форме мужского профиля.

– Прям барон, – улыбнулся ZW6YHH, рассматривая профиль.

– Знал бы, каких трудов стоило их достать!

– Представляю. Но твои старания окупятся сторицей. А это мой вклад.

ZW6YHH нагнулся и вытащил из–под стола коробку, длиной около полуметра.

– Сцена первая, явление второе, действующие лица те же.

– Это подарок? Я люблю подарки. Что там? Цветы? – Рита сморщила носик. – Нет, слишком просто. Да и не стал бы ты делать такую тайну из простого букета. Может... платье? Или нижнее белье от "Лореан"? Или, может, золото?

– Холодно.

– Тогда сдаюсь.

Девушка явно обиделась, перечислив все, о чем мечтала, и, разочаровавшись оттого, что ничего из этого не получит. Но ZW6YHH был уверен, что девушке понравится его подарок. Он протянул ей сверток и улыбнулся.

– Это подарок не тебе, а твоему нанимателю.

– Кайлу? – Маргарита открыла подарок и вопросительно посмотрела на мужчину. – Издеваешься?

В коробке лежала кукла. Кудрявый морячок в сине–белой полосатой тельняшке, черных брючках, черных башмачках и белой бескозырке с двумя ленточками.

– Разденешь его, обольешь красной краской и подложишь так же, как делала с "Lolly".

– Зачем?

– Кукла–девочка это не угроза. А нашего морячка он посчитает именно таковой.

– И что?

– И то.

ZW6YHH начал злиться. Его план, продуманный до самой последней запятой, не подлежал изменению и разглашению.

Наверное впервые с момента знакомства с Ритой, девушка стала раздражать мужчину своей несообразительностью, но показывать это было нельзя. Ему повезло, что Маргарита достаточно глупа и не догадывается о том, как ее используют. Будь она немного умнее, сразу сообразила бы, что любовник задумал нечто нехорошее и не горит желанием посвящать ее в свои планы. Слишком уж подозрительными для наблюдательных и умных глаз были действия ZW6YHH и его якобы бескорыстное желание помочь.

ZW6YHH не хотел, чтобы девушка догадалась об истинном значении его действий, поэтому поспешил объяснить свою позицию, не особенно, впрочем, стараясь выдумать версию поправдоподобнее.

– Когда Кайл получит нашего морячка, он подумает, что ему угрожают, понимаешь? Ему непосредственно. Окровавленная кукла–мальчик в гробу – прямая угроза. Пока твои куклы только нагоняли на него зевоту, сама же говорила, а теперь он испугается по–настоящему. Разве ты не этого хочешь?

– Этого.

– Тогда действуй. А я займусь второй частью спектакля.

Маргарита поднялась с кровати и неуверенно повела плечом.

– Почему ты мне помогаешь? Ты ведь с Кайлом не знаком и совсем его не знаешь.

– Я знаю его. По твоим словам. И этого достаточно, чтобы понять, какой он мерзкий сукин сын. Немного подшутить над ним будет нелишним.

Девушка улыбнулась и облегченно, как показалось ZW6YHH, выдохнула.

– Хорошо. Если это всего лишь шутка, я подложу ему эту куклу.

– Конечно шутка. Мы же не собираемся его убивать! Нам совершенно не нужно, чтобы ты осталась без работы.

Маргарита окончательно успокоилась и поцеловала мужчину.

– Тогда до завтра! Я расскажу, каким было его лицо в момент получения нашего презента. А карточки, которые ты просил?

– Всего лишь небольшое дополнение к нашей безобидной шутке. Ты ведь сумеешь незаметно подменить карточку на подносе?

– Да. Иногда я сама ношу ему завтрак.

– Вот и отлично. А теперь ступай. Не хочу, чтобы тебя хватились. Я оставлю карточки у тебя в почтовом ящике.

Девушка снова поцеловала ZW6YHH и покинула квартиру.

Мужчина еще некоторое время стоял неподвижно, а потом сел за стол и включил ноутбук. Карточка с тисненым профилем лежала перед его глазами. С минуту мужчина смотрел на нее, а потом открыл текстовый редактор и напечатал:

"10.30 – открытие главной городской библиотеки

12.00 – съемки

22.30 – смерть".

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить