Илья Одинец - Глава 22. Как рождаются легенды

Глава 22

Как рождаются легенды

 

Янек ждал Эргхарга на поляне на противоположной стороне озера. Конечно, дракон увидел бы его и в темноте, и среди деревьев, ведь луноликого выдавало магическое свечение, но здесь достаточно места для приземления и относительно безопасно. Сартрское и ви-эллийское войска ушли вглубь страны, ветер доносил звуки выстрелов, которые не стихали даже сейчас, когда солнце наполовину скрылось за горизонтом.

Луноликий поглядывал в небо и зябко ежился, однако виной тому была вовсе не прохлада. Янек переживал за то, как пройдет предстоящий разговор, и за то, что последует после него. Завтра в это же время луноликого уже может не быть в живых. Дагар и эльфийский крон уверили молодого человека в больших шансах на успех, но Янек сильно сомневался, что все сложится именно так, как запланировано. В последний момент ему обязательно помешают или что-то пойдет не так. Или Вильковест окажется настолько великим магом, что сумеет прочесть мысли противника и поразит его смертельным заклинанием прямо в сердце прежде, чем тот успеет что-либо сделать.

"Я уже все знаю, - мысленно произнес Эргхарг, приземляясь в десяти тереллах от Янека. - Частично прочел в твоей голове, частично - в голове Дагара. Наша связь ослабла, но я все еще могу читать его".

"И что скажешь?" - с замиранием сердца спросил луноликий.

В голове мелькнула малодушная мысль о том, что лучше бы дракон отказался, ведь без помощи Эргхарга, план Дагара и крона Ирлеса Ландала неосуществим, и тогда прощайте бессонные ночи, прощайте мучительные раздумья и угрызения совести! Он сделал все, от него зависящее, но не сумел выполнить свой долг из-за дракона.

Впрочем, эти мысли Янек быстро спрятал в самые дальние уголки головы. Он не отступит так легко! Ведь остановить войну вполне возможно! Несколько часов назад луноликий сам в этом убедился. Он прятался возле озера, когда земля неожиданно задрожала, из недр донесся тихий рокот, который нарастал с каждой секундой, заглушая даже выстрелы.

- Что это?! - закричал Янек, закрывая уши руками.

- Правитель умер, - одними губами произнес крон, падая на землю, - священная земля являет нового повелителя Ил'лэрии!

Ирлес сказал что-то еще, но Янек тоже не удержался на ногах и упал. Дагар уже лежал, стискивая уши руками и зажмурив глаза. Гул нарастал, словно из глубины земли с нечеловеческим ревом пытался вырваться великан.

Неожиданно все прекратилось. В звенящей тишине зазвучал знакомый голос Элиота, полукровка говорил странным слишком взрослым голосом, но еще удивительнее были его слова:

- Слушай, старший народ! – вещала земля. - Гланхейл погиб. Наша страна находится в сложном положении, нам необходимо сплотиться, чтобы прекратить бессмысленное кровопролитие и сделать то, что должен сделать истинный сын старшего народа. Призываю вас опустить луки, но не опускать головы. Используйте Maahleileunhgal. Да поймут наши враги, что борются против собственных братьев!

- Что такое "maah-как-то-там-дальше"? - спросил Янек Ирлеса.

- Это первый и очень мудрый шаг нового правителя, - улыбнулся крон, поднимаясь с земли. – Эл’льяонт убедит эльфов отказаться от кровопролития, но чтобы остановить войну, то же должны сделать хомо обыкновениус. Согласись на наш план, Янек, и войне придет конец. Лишившись поддержки колдуна и видя бессмысленность нападения, солдаты сложат ружья и уйдут туда, откуда пришли.

- Зловонная пасть поганого Ярдоса! - выругался Дагар. - Говори яснее! Мы не остроухие!

- Maahleileunhgal - заклинание высшего порядка, - пояснил Ландал. - Это боевая магия, но направлена она не на убийство, а на защиту. Это своего рода щит, который не будет пропускать ни пули, ни стрелы. Агрессия хомо обыкновениус не достигнет цели, они больше не смогут навредить старшему народу.

- А эльфы будут нас убивать?! - воскликнул Янек.

- Ты о нас плохо думаешь, - качнул головой крон. - Эльфы будут сдерживать продвижение войск вглубь страны. Как и почти вся волшба высшей категории, Maahleileunhgal оружие обоюдоострое. Эльфийские стрелы не смогут пробить магический щит.

- Представляю картинку, - поморщился Дагар. - Два барана на узком мосту.

- С той лишь разницей, - поправил Ирлес, - что бараны, не думая, идут вперед, а мы готовы отступить. Война закончится, если отступят и люди.

Именно это и явилось для Янека последней соломинкой, переломившей спину верблюда. Война закончится, если люди отступят, а это произойдет лишь тогда, когда хомо обыкновениус лишатся командира, либо цели, либо средств к ее достижению, либо всего сразу. Поэтому Вильковеста следовало обезвредить, в идеале - уничтожить. А заодно и вправить мозги Фархату, нацелившемуся на кусок, который он не сможет проглотить.

Сейчас, когда магия защитных заклинаний эльфов действовала уже полдня, ветер все еще доносил до ушей луноликого звуки выстрелов, поэтому Янек вопросительно смотрел на дракона.

"Так что скажешь? Согласен попробовать?" - повторил он вопрос.

"Нет, - качнул головой Эргхарг. - Это самоубийство".

- Это может сработать! - в отчаянии воскликнул Янек. - Неужели ты откажешься помочь, зная, что твое согласие может остановить самую кровопролитную войну Аспергера?!

"Ты все еще слишком недалеко ушел от человека, чтобы понимать".

Луноликий подошел к дракону и положил руку на его грудь, там, где под толстой кожей, защищенной жесткой чешуей, билось огромное сердце.

"Эргхарг! Сделай это ради меня! Мое сердце стучит, как сумасшедшее и вот-вот разорвется! Мы можем остановить войну!"

"Она закончится, как только люди поймут, что старший народ не оказывает сопротивления".

"Ты слишком хорошо о нас думаешь, - горько усмехнулся Янек. - И о старшем народе - он не настолько силен, чтобы сдерживать наступление бесконечно. Осада может длиться месяцами, а то и годами. Эльфы не выдержат".

Эргхарг осторожно отгородился от Янека, закрывая внутренний мир вместе с мыслями и переживаниями. Некоторое дракон время молчал, о чем-то раздумывая, а потом спросил:

"Ты правда этого хочешь?"

"Да, - Янек понял, что Эргхарг готов уступить и поспешил объяснить. - Ты же знаешь, что я чувствую! Я не уверен, что справлюсь, и не уверен, что все получится так, как запланировано, но знаю, что должен пойти на это и попытаться уговорить тебя. В противном случае я до конца жизни буду размышлять о собственной трусости и том, что мог бы сделать, но не сделал".

"Ты осознаешь, - уточнил Эргхарг, - что шансы на успех не сто процентные, и просишь меня пожертвовать жизнью?"

"Прошу", - произнес Янек, опустив голову.

"Тогда будь по-твоему. Вылетаем завтра на рассвете".

 

* * *

 

Вильковест парил над Ил'лэрией, гордо восседая в седле, и осматривал будущие владения. Страна эльфов была волшебной, здесь росли гигантские многовековые деревья, густая сочная трава, чудесные ягоды и фрукты, обладающие особыми свойствами: молодильные яблоки, груши беспамятства, сливы, превращающие любого, попробовавшего их, в красавца. До сего дня это богатство принадлежало лишь остроухим, но теперь они с удовольствием отдадут все, лишь бы прекратить войну. Ил'лэрия падет к его ногам вместе со всем Аспергером, и настанет Эра Вильковеста.

Сейчас колдун был близок к осуществлению плана как никогда раньше. Сартрские и ви-эллийские солдаты теснили эльфов вглубь страны, оставляя после себя окровавленные трупы и выжженную землю. Задумка с катапультами оказалась эффективнее, чем предполагал колдун, - горел Синий лес – одно из величайших богатств старшего народа. Часть эльфов пыталась потушить его, но пока безуспешно – тут и там между густых крон, поднимающихся к солнцу на десятки тереллов, прорывались вонючие облака едкого дыма. Дым пах победой.

Вильковест знал, что в конечном итоге пожары потушат, но на это уйдет слишком много магических сил, которые эльфы могли бы потратить на сражения. К тому же в самое ближайшее время сработает еще один козырь – заколдованное кольцо, высасывающее и запирающее внутри себя магическую силу того, до кого оно дотронется. Благодаря Фархату остроухие лишатся своего предводителя. Жалкие, растерянные, они утратят весь свой пыл, разделятся на мелкие группировки, которые так легко раздавить, и поднимут белые флаги. Без правителя старший народ долго не продержится, даже эльфийская армия небоеспособна без командира. Гланхейл умрет, а вместе с ним умрут последние надежды тех глупцов, что еще верят в чудеса.

Возможно, уже сейчас сартрский король подъезжает к дворцу Гланхейла. Полукровка-парламентер сослужит еще одну службу – их с Фархатом пропустят к самому правителю Ил'лэрии, и тогда... вся сила эльфа перейдет в кольцо. Глупый и чересчур жадный до власти, а значит и легко управляемый, король не подозревает, какое кольцо дал ему колдун. Фархат считает, что украшение таит в себе только смерть. Он получил строгий наказ вернуть кольцо хозяину и не станет возражать против того, чтобы избавиться от несущей смерть безделушки.

"Скоро, очень скоро все это станет моим!" - ликовал Вильковест.

Внизу шел бой, но звуки выстрелов до колдуна не долетали – мешал ветер, врывающийся в уши, и Гаргхортсткор, неожиданно решивший поговорить со своим луноликим.

"Ты не устал?" – спросил дракон.

"От чего? – удивился старик. - От власти? От свободы? От всемогущества? Или от сидения на твоей спине?"

"От жизни".

"Ты серьезно? – Вильковест засмеялся. – Устают от жизни только глупцы, те, чей разум недостаточно развит, те, кто умом недалеко ушел от осла".

"Ты прожил на земле почти тысячу лет".

"Тысячу два года, - поправил старик. – И я еще слишком молод, чтобы умирать. Мое тело работает, а разум ясен".

"В жизни каждого существа должен быть смысл, - изрек дракон. – Жениться, родить детей, построить дом, стать мастером своего дела. Ты не хочешь ни первого, ни второго, а третье... ты достиг мастерства в плотницком, кузнечном, горшечном деле, ты прекрасный скорняк, освоил магию ароматов, умеешь сотворить шедевр из любого мало-мальски съедобного растения, жонглируешь словами не хуже прославленного Огюста[1]... Ты уже достиг всего".

"Слишком мелко, - фыркнул колдун. – Смысл моей жизни – покорить Аспергер".

"А что собираешься делать после? Построишь дом, женишься, родишь детей? Освоишь еще десяток искусств? Кому посвятишь длинный-предлинный остаток жизни?"

"Я буду править, безмозглая ты дубина! – Вильковест рассердился. - Это не так просто и скучно, как ты воображаешь! С чего вдруг вообще подобные разговоры? Я тебе надоел? Хочешь от меня избавиться?"

Гаргхортсткор не ответил, зато послал своему луноликому яркую картинку: иссохший полумертвый Вильковест на золотом троне, в его потухших глазах светится усталость, безвольные руки опущены на лежащую на коленях карту Аспергера. Вся она закрашена алым, объединение состоялось, но колдун недоволен. Он измучен и утомлен, его не радует ни всеобщее поклонение, ни безграничная власть, ни высшая магия. Он достиг всего, к чему стремился. Ему незачем больше жить.

"Я не так слаб, как ты думаешь, и намного внимательнее тебя. - Вильковест дернул Гаргхортсткора за усы. – К нам гости. Приготовься".

С юга к ним двигалось подозрительное облако. Оно было небольшим, однако Вильковест отчетливо ощущал дуновение магии истинно свободных.

"Дракон, залетевший так далеко?" – спросил колдун.

"Может, ты внимательнее, но я умнее и прозорливее, - равнодушно отозвался Гаргхортсткор, - Это наши старые знакомые".

Старые знакомые? На драконе кто-то сидит? Вильковест тряхнул головой, пытаясь представить невозможную картину. Он единственный на всем белом свете, кто сумел оседлать дракона. Право первенства и единства принадлежит ему! И больше никому!

Вильковест всмотрелся в облако, но его зрение было не таким острым, как у дракона, а делиться глазами Гаргхортсткор не торопился. Колдун принялся вспоминать всех, кто мог совершить невозможное, но на ум ему приходили лишь люди, на настоящий момент надежно укрытые черным плащом Ярдоса[2].

Облако неумолимо приближалось. Вильковест дернул усы дракона, заставляя того повернуть навстречу пришельцам, и приготовился атаковать. Неожиданно он ощутил странное волнение, беспокойство, какое не испытывал очень и очень давно. На свете не осталось вещей, способных испугать единственного колдуна Аспергера, первого дрессировщика драконов, хозяина белой смерти, как переводилось с языка истинно свободных имя его зверя. Но сейчас колдун почувствовал себя неуютно. Небеса больше не принадлежали ему. Появился некто, укравший половину поднебесья.

Ему что-то надо? Или он просто пролетает мимо? В любом случае пришельца ждет далеко не радушный прием.

Вильковест отпустил усы, сложил руки в сложный знак и послал перед собой сноп ослепительно белого света. Чужак должен знать, что играет с огнем. Пусть готовиться покориться!

Долетев до препятствия в виде истинно свободного и его седока, сияние неожиданно померкло. Вильковест вздрогнул.

"Смотрю, ты так и не узнал наших гостей".

Гаргхортсткор усмехнулся и послал своему луноликому яркую картинку: клетку с наброшенным на нее тильдадильоновым покрывалом и маленького лысого мальчика, которого колдун когда-то на руках принес к дракону. Он отвез ребенка во дворец сартрского короля, и теперь тот гордо шествует по территории эльфов в надежде остановить войну, которую остановить невозможно.

- Надо было убить их еще тогда, - заскрипел зубами Вильковест. – Ну ничего, еще не поздно исправить эту ошибку.

"Не торопись. Дракон сообщил, что нам не следует опасаться нападения, и это несмотря на то, что у его седока тоже есть магия, хотя и не такая сильная, как твоя".

Чужая магия? Эти слова резанули по сердцу колдуна, словно когти дракона. Одним жестом старик швырнул перед собой золотую паутину, похожую на ту, которую расстилал по земле в поисках шпиона, и мгновенно увидел черноту. Незнакомый всадник был не только луноликим, но и магом.

"Но как!?"

Вильковест заставил золотую сеть раствориться в воздухе. Вместе с сетью растворилась и самоуверенность колдуна. За всю свою жизнь он ни разу не встречал достойного противника и теперь взволновался по-настоящему. Если луноликий, сопровождавший полукровку в путешествии по Миловии, и каким-то странным образом получивший в свое распоряжение магическую силу, не имеет намерения напасть, следует подумать, что с ним делать. Сегодня он просто летит мимо, а завтра может ударить в спину смертельным разрядом.

Убить его сразу, чтобы не было поводов бояться встречи в будущем? Или подождать и посмотреть, что ему надо. Он ведь не просто так летит навстречу Вильковесту. Он знает, кто перед ним, и чего можно от него ждать. Но, тем не менее, не боится, потому что попросил своего истинно свободного уверить Гаргхортсткора в мирности намерений.

"Что ему надо?" – спросил Вильковест своего дракона.

"Не знаю. Поговори с ним".

Зеленый истинно свободный приблизился настолько, что Вильковест, наконец, смог рассмотреть сидящего на его спине человека. Гаргхортсткор оказался прав, это действительно "старый знакомый" – друг полукровки. Молодой человек не отрываясь смотрел на колдуна, и в его глазах не было страха, только любопытство.

"Ближе", - приказал Вильковест своему дракону.

Звери сблизились, Гаргхортсткор развернулся, и они полетели бок о бок. Зеленый оказался едва ли не в два раза мельче белого собрата, и взмахивал крыльями чаще, но не отставал.

Вильковест растопырил пальцы и обвел ладонями прилегающее воздушное пространство. Ветер мгновенно стих, и луноликие могли говорить, не повышая голоса.

- Чего тебе надо? – надменно спросил Вильковест, - Тебе известно, что ты рискуешь жизнью, приблизившись ко мне меньше, чем на тысячу тереллов?

- Известно, мой господин, - смиренно опустив голову, ответил луноликий. - Меня зовут Янек, позволь обратиться к тебе с просьбой.

- С просьбой? - фыркнул колдун. - А ты смелый. Ну, попробуй, попроси. Может, я и не стану убивать тебя медленно и мучительно, а пошлю легкую и быструю смерть.

- Возьми меня в ученики, - попросил парень и умоляюще сложил руки на груди.

- В ученики? – удивился старик.

- Я знаю, ты величайший из живущих! – затараторил наглец. - Земля никогда больше не родит подобного тебе! По воле случая меня одарили волшебным подарком, но я не знаю, что с ним делать! Возьми меня к себе хоть слугой! Я готов на все, лишь бы находиться у твоих ног!

- Никогда! - Вильковест расхохотался, натянул усы, посылая своего истинно свободного в крутое пике.

Настырный луноликий проделал то же самое.

"Оторвись от него", - приказал колдун Гаргхортсткору.

Дракон послушно сложил крылья и понесся к земле так, что у старика заложило уши. В пятидесяти тереллах над лесом истинно свободный перевернулся на бок и резко ушел в сторону. Зеленый не отставал. Вильковест прижался к своему дракону всем телом и обезопасил себя магической связкой, чтобы ненароком не вывалиться из седла.

"Надо же додуматься! Чтобы у Вильковеста появился ученик! Нет, такое и вообразить себе сложно, - думал колдун. - С другой же стороны... почему нет? Иметь под боком исполнительного и полностью подконтрольного слугу совсем неплохо. До помощника парень, конечно, не дорастет, но слуга из него получится исполнительный. Он будет жаждать знаний и сделает все, что прикажу. А в волшбе его можно ограничить в любой момент. Ученик никогда не сравняется в мастерстве со своим учителем".

Гаргхортсткор штопором ввинтился в небо и, наращивая скорость, стал петлять, ныряя в облака. Его соотечественник не отставал.

"Либо прогони его, либо согласись на предложение, - попросил Гаргхортсткор, - мои силы на исходе".

Об ученике Вильковест раньше никогда не думал, да и сейчас не собирался делиться с каким-то выскочкой магическим искусством, однако рассудил здраво: луноликого, оседлавшего дракона и обладающего магией лучше иметь в слугах, чем во врагах. К тому же, если эльфы увидят, что к колдуну присоединился еще один дракон, то сдадутся еще быстрее. Это будет полной победой, и ничто в целом мире не сможет остановить наступление Эры Вильковеста.

"Хорошо, - колдун притворился, будто делает дракону одолжение. - Можешь снизить скорость, я с ним поговорю".

Истинно свободный фыркнул и тут же выровнял полет. Вильковест смог привести в порядок редкие волосы и сесть в седле гордо и независимо. Зеленый зверь тотчас пристроился рядом, он летел так близко к Гаргхортсткору, что едва не касался крылом его крыла. Колдун вновь создал безветренный коридор для драконов и, не оборачиваясь к человеку, высокомерно произнес:

- Мне не нужен ученик. Пока. Но если ты проявишь себя как преданный и исполнительный слуга...

- Я буду делать все, что прикажете! - пообещал молодой человек. - Клянусь самым святым, что есть на этой земле!

- Убирать за драконом? – спросил Вильковест.

- Да!

- Чистить мои сапоги?

- Дважды в день!

- Убивать эльфов?

- Что прикажете!

Луноликий преданно смотрел на колдуна, но на последней фразе его голос дрогнул. Едва заметно, однако старик уловил сомнение в словах молодого человека.

- Верьте мне, мой повелитель! - хомо обыкновениус понял, что ему не поверили. - Я буду самым преданным вашим слугой! Я готов на все, лишь бы быть с вами, смотреть, что вы делаете, восхищаться мудростью и прозорливостью легендарного луноликого, первого дрессировщика драконов! Только бы почерпнуть у вас хотя бы миллионную, хотя бы миллиардную частичку того, что вы знаете и можете.

"Складно говорит", - хмыкнул Гаргхортсткор.

"Подозрительно", - прищурился Вильковест.

-Я отдам вам все, что имею, последнюю рубашку!

Луноликий и правда потянулся к вороту, но не для того, чтобы снять одежду, а чтобы достать из-под нее кожаный мешочек, висевший на шее.

- Этот амулет мне дала перед смертью мать, - произнес парень, снимая мешочек с шеи. - Внутри - корни зольдолика, мать говорила, это волшебное средство, но я не верил. Обретя магию, я так и не нашел ему применения, а вы наверняка знаете, как его использовать.

Зольдолик! Вильковест не мог поверить своим ушам. Последний раз он видел это редкое растение, обладающее необычайной способностью усиливать любую магию, почти пятьсот лет назад! А этот глупец вот так просто отдает его ему, потому что не знает его истинной силы!

Стоп.

Что-то не так.

За тысячу и два года жизни колдун научился доверять собственному чутью, а оно подсказывало, что луноликий ему лжет. Не могло полностью исчезнувшее растение объявиться в самый подходящий момент - во время войны с эльфами. Не могло оно попасть в руки единственного, помимо самого Вильковеста, луноликого, обладающего магией. Всемилостивейшая Айша бывает щедра, но не с теми, кто предпочел ее общество богу разрушения.

"Приблизься к нему, - велел колдун белому дракону. - И будь готов".

Истинно свободный рявкнул, и зеленый зверь послушно приблизился, немного отстав от своего соотечественника. Теперь луноликих разделяло расстояние в одно драконье крыло.

- Бросай! - приказал Вильковест.

- Вы не пожалеете! - улыбнулся луноликий и, примерившись, бросил мешочек колдуну.

"Вправо!" - мысленно выкрикнул старик и потянул за усы.

Гаргхортсткор дернулся. Кожаный мешочек с "зольдоликом", кувыркаясь, полетел вниз. Вильковест улыбнулся, скрючил пальцы и послал в луноликого огненный шар.

 

* * *

 

"Все получится, - твердил Янек. – Все получится".

"На твоем месте я бы не был так уверен, - отозвался Эргхарг. – Колдун силен, он может что-то заподозрить. Ты должен сыграть глупого сумасшедшего, считающего его божеством, и готового на любую низость, лишь бы попасть к нему в ученики. И даже не в ученики, а в слуги".

"Я готов".

Луноликий крепче сжал усы дракона и приник к его шее. Они летели на север, туда, где тонкое чутье истинно свободного осязало черноту. Вильковест двигался быстро, а значит, не тратил магическую энергию на войну, предоставив другим умирать за его мечту.

Под рубашкой Янека, надежно скрытый заговоренным кожаным мешочком, висел тильдадильон – минерал, обладающий свойством лишать магии. Его луноликому дал крон Ирлес Ландал. Камень нужно было любыми средствами вручить Вильковесту.

Убить колдуна Янек не мог, сила первого дрессировщика драконов во много раз превышала силы молодого человека, к тому же Янек не настолько хорошо владел магией, чтобы сражаться с тысячелетним злом. Следовало уничтожить преимущество, которое давала магия, а уж потом убивать колдуна.

Старик должен открыть мешочек, чтобы нарушить целостность заговора, наложенного на кожаный чехол. У Янека будет лишь один шанс победить. Только в то короткое мгновение между моментом, когда колдун откроет мешочек и моментом, когда отшвырнет его от себя, догадавшись о том, что держит в руках, нужно отбросить жалость и ударить изо всех сил.

План был осуществим, но казался шатким, словно трухлявая лестница. Одно неверное движение, лишний вздох или непочтительный взгляд, и колдун не станет разговаривать с луноликим, пошлет смертельный разряд, от которого невозможно увернуться, и тогда прощайте мечты о мире.

Янека бросало в дрожь, когда он думал о том, какую ответственность на него возложили. Конечно, частично он возложил на себя ее сам, но от этого не становилось легче.

Молодой человек дотронулся до мешочка, висящего на шее под рубашкой, и стиснул зубы. У него все получится. Должно получиться.

Дракон, догадавшись или почувствовав настроение седока, попытался отвлечь луноликого от грустных мыслей.

"Иногда я думаю, - произнес Эргхарг, - что абсолютного зла, как и абсолютного добра не существует. И в том и в другом обязательно найдется капля противоположности. Даже Вильковеста нельзя рассматривать как воплощение тьмы и мрака. Если не брать во внимание то, что власть ему нужна для удовлетворения собственных черных замыслов, идея объединения земель не так уж плоха ".

"То есть, по-твоему, он делает доброе дело?" – спросил Янек.

"Нет. Потому что совершил две ошибки: посягнул на территорию старшего народа, и выбрал не лучший метод для достижения своей цели. Благие дела не омывают кровью".

Янек задумался, и пришел в себя только когда на горизонте показалась черная точка.

Сердце молодого человека забилось быстрее, хотя минуту назад он совершенно не волновался, будто летел не на встречу с величайшим магом, задумавшем поработить Аспергер, а путешествовал в свое удовольствие.

Меньше чем через минуту по спине и животу Янека неожиданно разлилось тепло, пульс пришел в норму, дыхание выровнялось.

"Спасибо", - поблагодарил он Эргхарга.

"Не за что, - откликнулся дракон. - Нас обнаружили. Ты придумал, как сообщить Вильковесту, что не собираешься нападать?"

"Я надеюсь на тебя, - смутился молодой человек. – Если колдун заметит волшбу, начнет атаковать, а драться с ним я не хочу. Может, ты сообщишь его дракону о наших намерениях?"

"Это самый правильный вариант", - одобрил Эргхарг.

Черная точка увеличила скорость, видимо Вильковест развернул своего дракона навстречу незнакомцам.

"Берегись, - предупредил истинно свободный луноликого, - и учись видеть чужую магию".

"Что он делает?"

Ответить дракон не успел – на них полетел ослепительно белый свет. Янек поднял руки, сосредоточив вокруг себя и Эргхарга магическую энергию, и резко толкнул ее вперед. Свет рассеялся.

"Надеюсь то, что я не стал отвечать ударом на удар, произведет на колдуна впечатление", - подумал Янек.

"Иду на сближение", - откликнулся Эргхарг.

Когда истинно свободный подлетел к белому дракону ближе, луноликий смог рассмотреть сидящего на нем человека. Вильковест был старым, очень старым, в первое мгновение Янек даже испугался, что смотрит в глаза мумии, но мумия моргнула. Иссохшее тело колдуна было закутано в плащ, подбитый волчьей шерстью, такой же дряхлой, как сам Вильковест. Он держался прямо, даже несколько надменно, и Янек, вспомнив, что должен изображать раболепие и почтение, согнулся и опустил плечи.

Колдун растопырил пальцы и обвел вокруг себя. Ветер, сдувающий со лба волосы и заглушающий любые звуки, мгновенно стих, словно драконы не летели, а шли по земле.

- Чего тебе надо? – спросил Вильковест, - Тебе известно, что ты рискуешь жизнью, приблизившись ко мне меньше, чем на тысячу тереллов?

- Известно, мой господин, - ответил молодой человек и наклонил голову. - Меня зовут Янек, позволь обратиться к тебе с просьбой.

- С просьбой? А ты смелый. Ну, попробуй, попроси. Может, я и не стану убивать тебя медленно и мучительно, а пошлю легкую и быструю смерть.

- Возьми меня в ученики, - попросил Янек и для пущей убедительности сложил руки на груди.

- В ученики?

Молодой человек вдохнул и произнес заранее заготовленную речь:

- Я знаю, ты величайший из живущих! Земля никогда больше не родит подобного тебе! По воле случая меня одарили волшебным подарком, но я не знаю, что с ним делать! Возьми меня к себе хоть слугой! Я готов на все, лишь бы находиться у твоих ног!

- Никогда!

Колдун рассмеялся и послал своего дракона к земле.

"За ним! " – в отчаянии крикнул Янек, но Эргхарг и без команды луноликого уже несся к земле.

Белый истинно свободный выделывал в воздухе опасные трюки: взлетал вертикально вверх, резко уходил вправо, влево, переворачивался, наращивая скорость, но Эргхарг не отставал. Янек прижался к шее дракона, моля всемилостивейшую Айшу не позволить ему свалиться со спины друга, и почти не дышал.

"Он согласится, - уверил Эргхарг седока, - ему просто нужно время подумать".

Янек в этом сомневался. Его ладони вспотели, по спине катились крупные капли холодного пота. Он провалил задание! Вильковест улетит, война продолжится, умрут десятки тысяч, и все потому, что он, Янек, недостаточно хорошо сыграл свою роль.

Неожиданно белый дракон снизил скорость.

"Я же говорил", - добродушно отозвался на мысли луноликого Эргхарг.

Янек глубоко вздохнул и выпрямился. Страх, который он пережил за последние несколько минут, заставил его тщательнее выбирать слова.

"Зольдолик, - повторял он про себя. – Зольдолик. Главное, ни с чем не перепутать".

Белый дракон развернулся и пролетел рядом с Эргхаргом. Колдун взмахнул руками, создавая штиль, но головы к Янеку не повернул.

- Мне не нужен ученик, - высокомерно произнес старик. - Пока. Но если ты проявишь себя как преданный и исполнительный слуга...

- Я буду делать все, что прикажете! - пообещал молодой человек. - Клянусь самым святым, что есть на этой земле!

- Убирать за драконом?

- Да!

- Чистить мои сапоги?

- Дважды в день!

- Убивать эльфов?

- Что прикажете!

Услышав последний вопрос, Янек едва не задохнулся, но сумел ответить почти без задержки. Тем не менее глаза Вильковеста прищурились, видимо, он что-то заподозрил, и луноликий поспешил исправить свою ошибку:

- Верьте мне, мой повелитель! – с жаром произнес Янек. - Я буду самым преданным вашим слугой! Я готов на все, лишь бы быть с вами, смотреть, что вы делаете, восхищаться мудростью и прозорливостью легендарного луноликого, первого дрессировщика драконов. Только бы почерпнуть у вас хотя бы миллионную, хотя бы миллиардную частичку того, что вы знаете и можете.

"Пришло время зольдилика", - напомнил Эргхарг.

- Я отдам вам все, что имею, последнюю рубашку! – пообещал Янек и достал из-за шиворота кожаный мешочек. - Этот амулет мне дала перед смертью мать. Внутри - корни зольдолика, мать говорила, это волшебное средство, но я не верил. Обретя магию, я так и не нашел ему применения, а вы наверняка знаете, как его использовать.

Лицо колдуна посветлело, брови поднялись, глаза засверкали, уголки рта поползли кверху и, кажется, даже исчезли морщины. Янек старался не выдать ликования. Колдун поверил! Сейчас он возьмет мешочек, откроет его, чтобы собственными глазами увидеть зольдолик, и...

Видимо, колдун скомандовал истинно свободному приблизиться. Эргхарг замедлил ход, позволяя белой твари почти коснуться крылом собственной шеи, и пожелал луноликому удачи.

"Победа!", - мысленно возликовал Янек.

- Бросай! - приказал Вильковест.

- Вы не пожалеете!

Молодой человек примерился и бросил мешочек колдуну.

Неожиданно белый дракон дернулся вправо. Мешочек с единственным, что могло остановить Вильковеста, кувыркнувшись, полетел вниз.

"Пригнись", - скомандовал Эргхарг.

Янек едва успел прижаться к дракону – истинно свободный ухнул к земле, уходя от смертельного огненного шара.

"Не поверил! – в отчаянии подумал Янек. – Нужно его поймать. Эргхарг! Вперед!"

Дракон все понял правильно. Он сложил крылья и понесся к виднеющемуся внизу плоскогорью.

"Быстрее!"

Луноликий обернулся, и увидел, что колдун летит за ним, Вильковест сложил руки...

"Левее!"

Эргхарг бросился в сторону. Еще один огненный шар пролетел, едва не задев крыло дракона.

Думать было некогда. Янек сложил пальцы левой руки и метнул в колдуна тонкую молнию. Вильковест рассмеялся и что-то сказал, молния истаяла, не долетев до старика. Колдовать одной рукой сложно, тем более, если несешься к земле со скоростью выпущенной из лука стрелы, но это все, что мог сделать молодой человек.

Эргхарг снова ушел влево, спасаясь от очередного смертоносного залпа, и Янек увидел тильдадильон.

"Давай! Еще чуть-чуть!"

Янек боялся обернуться и швырнул через плечо сразу десяток молний. Он не опасался смерти, которая летела за его спиной, он не хотел потерять из виду кожаный мешочек. Его нужно было поймать прежде, чем тот упадет, и попытаться вручить Вильковесту силой.

Зеленый истинно свободный вильнул вправо, затем сделал такой кульбит, что едва не сбросил со спины седока, и резко выровнял полет. Эргхарг обогнал падающий тильдадильон, и Янек подставил ладони.

"Поймал!"

"Держись!"

Дракон резко взмыл вверх. Молодой человек зажал кожаный мешочек в зубах, обхватил шею истинно свободного ногами и обернулся. Колдун летел за ними, но больше не швырял огненные шары, он плел странное заклинание. Наверняка мощнее всех предыдущих вместе взятых.

"Держись крепче", - предупредил Эргхарг.

Янек прижался к шее истинно свободного, но одну руку все равно вытянул за спину - пусть наугад, пусть не такими мощными снарядами, какие посылает в его сторону колдун, но молодой человек стал обстреливать Вильковеста огненными молниями и пламенными струями.

Эргхарг летел так быстро и так резко менял направление, что, в конце концов, Янек перестал соображать, где верх, а где низ. Небеса посерели, отовсюду на него летели смертельные заряды. Но Янек не отчаялся. Выход есть всегда. Даже теперь, когда колдун знает о его намерениях и пытается поразить зеленого дракона и его седока молнией, выход есть.

"Ты должен оказаться точно над ним, - мысленно произнес Янек. - Много времени мне не понадобится, но не отрывайся от дракона слишком сильно".

"Это очень опасно, - откликнулся истинно свободный, уворачиваясь от очередного заклинания. - Но я обещал тебе помочь... Готовься!"

Держась одной рукой за усы Эргхарга, Янек сжал мешочек с тильдадильоном и перегнулся, стараясь заглянуть как можно дальше вниз.

"Берегись!" - крикнул Эргхарг.

Янек отклонился, и там, где секунду назад была его голова, выплюнув целый букет искр, разорвался смертельный огненный шар. Дракон заложил вираж, и Янек снова наклонился. Белый дракон догонял, сокращая расстояние с каждым взмахом огромных крыльев, а Эргхарг снизил скорость. Вот показалась фигура, закутанная в плащ. Глаза колдуна сверкали торжеством, Вильковест был уверен, что уничтожит противника, и его уверенность грозила вот-вот превратиться в реальность.

Янек простер руку с мешочком. Колдун вытянул ладони, готовя заклинание.

"Давай!" - скомандовал Эргхарг.

Янек вытряхнул тильдадильон из мешочка, и тот, практически невидимый среди огненных искр, устремился прямо к колдуну. В это же мгновение Вильковест выпустил огненный шар, и мир перевернулся.

"Держись!" - в который раз закричал Эргхарг.

"Тебя ранили?! Эргхарг! Куда он попал?!"

"В крыло".

Янеку казалось, будто мир вращался вокруг собственной оси, на самом деле вращался дракон, который, переворачиваясь, падал на землю. Луноликий вцепился в него, стиснув зубы, и молил всемилостивейшую Айшу даровать Эргхаргу мягкую посадку. В поле зрения Янека попадало небо, которое тут же сменялось плоскогорьем, а рядом, не понимая, что происходит, падали белый дракон и кричащий от ужаса колдун.

Земля приближалась с угрожающей скоростью.

"Постарайся хоть немного выровнять падение!" - крикнул Янек.

Он прикусил нижнюю губу и сосредоточился на земле. Они падали на камни.

"Эргхарг!"

В последний момент зеленый дракон взмахнул раненным крылом, и Янек выстрелил всей энергией, что у него еще оставалась вертикально вниз.

Падение на секунду замедлилось, а потом мир исчез.



[1] Сильвер Огюст – миловийский поэт, один из величайших поэтов Аспергера, давно умер.

[2] Укрытые черным плащом Ярдоса – умершие и, предположительно, попавшие в царство бога разрушения, в аналог христианского ада.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить