Илья Одинец - Глава 7. Представление

Глава 7

Представление

 

Весь день Сиянка наблюдала за господином Скогаром: как он ел, как ходил, как общался с другими претендентами на престол и руку ее высочества, пытаясь заметить что-то необычное, что доказало бы девушке иноземное происхождение торговца. Однако мужчина ничем не выдал себя, и, что самое страшное, отец общался с ним больше, чем с другими гостями. Фархат предложил мужчинам еще две темы для обсуждения, и снова остался доволен лишь ответами живого мертвеца. Скогар словно приворожил короля, и тот, несомненно, принял решение.

Приняла решение и Сиянка. Она активирует шкатулку, нужно только дождаться подходящего случая. К счастью, случай вскоре представился.

После сытного ужина и обильных возлияний синего вина, кружащего голову ничуть не хуже самой ядреной браги, король пригласил гостей в дворцовый театр.

- Устроим небольшое развлечение, - предложил он. - Конкурс вместо рыцарского турнира. Вы приехали сюда в надежде занять место правителя одной из величайших стран Аспергера, так покажите же, кто вы такие и чего стоите.

Подвыпившие гости приняли новое увеселение с воодушевлением, ведь каждый из них считал себя лучше прочих, и получил возможность показать это. А Сиянка сникла. Отец был изрядно пьян, а это значит, "смотр женихов" закончен. Что бы ни показали и что бы ни рассказали гости на сцене, отец отнесется к этому просто как к развлечению, иначе не стал бы пить синее вино, единственный напиток, способный опьянить короля Сартра. Фархат принял решение, и девушке предстояло сделать так, чтобы отец от него отказался.

Дворцовый театр располагался в специально построенном деревянном здании, украшенном резьбой. Из прихожей, обитой красным бархатом и белым ил’лэрийским шелком, можно было пройти в зрительный зал, рассчитанный на пятьдесят человек. Сиянку, впрочем, как и королеву, Фархат в театр не пригласил, решил оградить Лисерию от лицезрения бахвальства пьяной толпы самодовольных богачей, а на дочь просто не обратил внимания. Это он выбирал себе преемника, а не девчонка - красивого муженька.

Сиянка не обиделась, ведь из каждого события, пусть даже неприятного, можно извлечь пользу. Если, конечно, ты не глуп. Девушка подождала, пока шумная толпа скроется в театре, и вошла в заднюю дверь, предназначенную для актеров. В дни представлений закулисье кишело народом, но сегодня там не было ни единого человека - его величество король Сартра не предупредил слуг о намерении посетить театр.

Сиянка быстро миновала душную гардеробную, пахнущую пылью и лавандовой отдушкой, отпугивающей моль, и подошла к шаткой лестнице. За синим атласным занавесом, отделяющим сцену от служебных помещений, находилась территория недоступная для зрителей. Лестница, по которой взобралась Сиянка, вела на чердак, полом которому служил потолок зрительного зала. В досках были выпилены два отверстия, через которые люди, отвечающие за освещение, могли незаметно для зрителей зажигать и гасить свечи, установленные в двух больших люстрах из горного хрусталя. Королю предлагали заменить люстры на масляные лампы, которые давали больше света, и избавиться от дыр в потолке, но Фархат отказался - люстры остались от деда, который купил их, видимо, в порыве помешательства. Сиянка подошла ко второму провалу, через который был виден весь зрительный зал, и легла на живот. Сегодня люстры не горели, зал и сцена освещались множеством ламп, отчего по потолку и стенам призраками метались тени подвыпивших гостей. Расторопные слуги принесли дополнительные кресла и претенденты на руку и сердце королевны, стали располагаться вокруг Фархата, занявшего малый трон. Кое-кто бродил между столиками с вином и фруктами, а один из господ, кажется, представитель сартрских династий, сидел на полу, привалившись плечом к обтянутой тканью стене.

- Кто первый? Кто смелый? - пьяно выкрикнул его величество.

- Позвольте мне!

- Я пойду!

- Я первый! - послышалось со всех сторон.

- Никуда вы не пойдете, п'госто потому, что лучший из лучших уже п'гишел.

Со своего места Сиянка не видела сцену, но догадалась, что на помост взошел Сен-Симон Лоран. Красавчик картавил, и это было его единственным уродством.

- Браво, принц! - улыбнулся король, поднимая бокал. - Расскажите нам о делах, которые озаботят вашу юную голову, когда вы взойдете на трон.

- В пе'гвую оче'гедь, - начал Сен-Симон, - я 'гаспо'гяжусь п'гивести в по'гядок дво'гец. П'гостите, ваше величество, вы живете в большом и к'гасивом сна'гужи замке, но внут'ги я не наблюдал никакого стиля. Комнаты скучны и унылы, как лицо вон того господина. Я вызову из Камбасведы лучших художников, чтобы они офо'гмили дво'гец подобающим об'газом, и обязательно сниму со стен все ка'гтины ста'гиков.

- Это не старики, - хмыкнул Фархат, - а мои предки, величайшие правителя Сартра. Хотя ты прав! Их физиономии все портят.

Гости засмеялись.

- Затем, - продолжил ободренный Сен-Симон, - я введу новую моду. Ваши женщины че'гесчу'г зак'ыты. В моем ко'голевстве п'гинято обнажать ве'гхнюю часть г'гуди, чтобы мужчины могли оценить к'гасоту женщины.

Гости одобряюще загудели.

- Во что вы оденете мужчин, я и представить боюсь, - хохотнул король.

- Мужчины Са'гт'га, с вашего позволения, великолепны. Я нигде не видел столько волевых и мужественных лиц. Однако я введу новую фо'гму для а'гмии. Ваши военные ужасно выглядят. Нечесаные головы, бесфо'гменные мунди'гы невы'газительного болотно-синего цвета нагоняют тоску. А'гмия должна п'гиводить в'гага в ужас и внушать ве'гу в победу обычным селянам, а потому должна одеваться к'гасиво. Туфли с п'гяжками, белые чулки, ко'готкие, до колен, штаны, шелковые 'губахи и мунди'гы, ук'гашенные лентами и пе'гевезями, вот чего не хватает вашим воякам, ваше величество.

Сиянка прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Сен-Симон нес откровенную чепуху, а отец и прочие гости ему подыгрывали. Девушка нашла глазами Скогара и желание веселиться тотчас прошло. Полуживой труп смеялся, обнажив кривые зубы и бескровные десна. Сиянка крепче сжала шкатулку, ожидая, когда придет очередь торговца.

После Сен-Симона, которого зрители проводили со сцены громкими аплодисментами и свистом, слово взял де Лори. Представитель старинного семейства объявил, что любит читать, и в его библиотеке собрано более трехсот томов редких книг по истории Миловии в частности и Аспергера в целом. Он сообщил, что если счастье жениться на красавице Сиянке выпадет ему, он ничего не станет менять в Сартре, и постарается поддержать традиции, установленные предыдущими королями, чьи лица смотрят на посетителей дворца.

Вслед за де Лори на сцену поднялся толстяк Пепеш, едва не свалив по пути столик с напитками, за ним де Лосорт, потом еще трое или четверо. Сиянка не слушала пьяные хвалебные речи, она ждала, пока со своего места встанет торговец.

- Заканчиваем, - зевнул Фархат. - Последний, и спать, а то господин Вурнер уже храпит. Еще пять минут, и его примеру последует его высочество Немоиш.

Гости рассмеялись.

- Скогар, - попросил король, - расскажи что-нибудь о себе, оживи общество перед тем, как остатки здравомыслящих отправятся в страну Гипсома.

- С удовольствием, - поклонился торговец.

Скогар поднялся, и Сиянка поднесла шкатулку к губам.

- Пожалуйста, - прошептала девушка, - пусть внутри он окажется столь же отвратительным, как снаружи.

Королевна поддела ноготком крохотный замочек, и шкатулка открылась.

- Скогар, - произнесла девушка, и бросила берегитовую помощницу в зрительный зал.

Чуда не произошло. Не было ни таинственного света, ни тумана, ни ярких вспышек, шкатулка неслышно ударилась о ковер и отскочила под стол с фруктами, словно простая безделица. Торговец между тем вышел на сцену. Сиянка переместилась ко второму отверстию в потолке зрительного зала, чтобы видеть человека, которого отец выбрал ей в мужья.

Скогар встал в центре сцены и равнодушно посмотрел на гостей. Кажется, он был вовсе не пьян, хотя девушка видела, как торговец осушил едва ли не полграфина синего вина.

- Вы все смотрите на меня сверху вниз, - высокомерно произнес мужчина. - Считаете меня безродным вороном, покусившимся на голубку и место в орлином гнезде, а я, между прочим, сильнее всех вас вместе взятых.

- Да я уложу тебя одной левой! - выкрикнул кто-то.

- Не успеешь, - криво усмехнулся торговец и вытащил из-под рубашки небольшой амулет в виде шестиконечной звезды, сделанной из матового металла или даже камня. - Ярдос защищает своих детей. А я - его любимое детище.

Сиянка вздрогнула. В зрительном зале мгновенно повисла тишина, был слышен только храп заснувшего господина Вурнера. На такой эффект девушка не рассчитывала - Скогар оказался вавендре[1]. Таких людей в Сартре сжигали на костре, невзирая на чины и титулы, потому что силы, которую они получали от Ярдоса, хватит, чтобы развязать войну или уничтожить город.

- Вы сидите, - презрительно прищурился Скогар, - и считаете себя лучше других, а в моей власти одним жестом убить вас на месте! Испепелить! В моей власти захватить трон Сартра, посадить вас, ваше жалкое величество, в темницу, а вашу тощую дочь запереть в башне или отдать на потеху солдатам. Будь я на троне такого могучего королевства, не стал бы устраивать детские игры с выбором мужа, а женил бы дочь на самом достойном, на том, при чьем правлении Сартр утопит Аспергер в крови и засыплет пеплом, кто поглотит небо и землю, сравняет с землей горы и осушит реки! Я могу сделать все это! А вы - ничтожная горстка глупцов, решивших, будто покривлявшись на сцене, сможете впечатлить короля величайшей страны Аспергера! Фархат давно сделал свой выбор! В тот самый день, когда моя армия пришла в его земли, чтобы захватить власть!

- Довольно, - услышала Сиянка стальной голос отца. - Хватит.

- Вы останавливаете меня, ваше величество? - улыбнулся живой труп. - А сможете?

Торговец сжал медальон в кулаке, и на сцену закапала кровь.

- Призываю бога Ярдоса в свидетели! - произнес Скогар.

Лампы погасли, зал погрузился во мрак, светилась только рука торговца, сжимающая амулет Ярдоса. Шестиконечная звезда просвечивала сквозь пальцы, которые превратились в кости, и негромко шипела, вплавляясь в плоть.

- Я всех уничтожу! - негромко произнес Скогар. - Трон мой!

Сиянка ахнула. В это же самое мгновение зрительный зал вспыхнул ослепительным красным светом. В этот миг, показавшийся девушке вечностью, она успела увидеть круглые от ужаса глаза де Лори, стоявшего у сцены, и жуткий оскал торговца. Его голова превратилась в череп, а потом треснула. Амулет упал на пол, увлекая за собой превратившуюся в пепел руку господина Скогара. Живой мертвец стал мертвым.

Едва слышно шурша, пепел от того, что раньше было человеком, осыпался на сцену. Шестиконечная звезда еще горела некоторое время, а потом погасла, погребенная под серым прахом.

Молчание нарушил Сен-Симон. Красавчик зажег лампу и восхищенно произнес:

- Вот это п’гедставление! Только тепе’гь нужно обязательно выпить. Да?

Гости засмеялись, но в их смехе чувствовалась неуверенность. Мужчины потянулись к выходу. Никто не оглядывался на горстку пепла, оставшуюся от Скогара, только Фархат, выходивший последним, бросил прощальный взгляд на несостоявшееся великое будущее Сартра.

- Сработало! - выдохнула Сиянка и зажмурилась. - Спасибо тебе, всемилостивейшая Айша, за чудо! Спасибо, мама! Спасибо! Сработало!

 

* * *

 

- Тоска, - командир пятого отряда приграничной миловийской армии Жосер, начальник первого поста Берсер-Лога, зевнул так широко, что едва не вывихнул челюсть. - Если б знал, что вместо боевых схваток и сражений в Приграничье придется просиживать штаны, ни за что не пошел бы в армию.

Перед ним на столе рядом с Пропускной книгой стояла початая бутыль крепкого пива и глиняная кружка с щербиной на ручке. Рядом стояла чернильница, по которой ползала муха, почуявшая запах алкоголя, но пока не сообразившая, где его искать. Масляная лампа, кроме книги, освещала небольшой островок между столом и сундуком с огромным навесным замком, ключ от которого висел у начальника на шее на серебряной цепочке. Остальное пространство личной комнаты Жосера утопало в полумраке. Солнце клонилось к закату, и сквозь окно в комнату проникал неяркий красный свет. Кроме широкого стола и запертого сундука здесь находились длинная скамья для посетителей и шкаф, доверху набитый архивными материалами, на стенах были прибиты полки с книгами и всевозможными безделушками, которые Жосеру дарили приезжие. На левой стене на вбитых в доски гвоздях висела небольшая коллекция луков, единственное, что хоть как-то напоминало об истинном назначении помещения и всей башни: защищать город и быть оплотом для Миловии.

- Тоска.

Жосер взмахнул рукой, сгоняя муху, и снова зевнул.

Не такое уж это веселое занятие, быть начальником первого поста. А казалось, как звучит! Какие перспективы таит! Какое великое будущее обещает! Подумать только, быть начальником первого военного поста одного из пяти городов-крепостей! Отражать вражеские атаки! Ловить шпионов! Допрашивать разведчиков! Предотвращать проникновение на территорию! На деле же вояка превратился чуть ли не в торговца и писаку! Ну куда это годится? Разве об этом он мечтал? Разве этого хотел?

Жосер досадливо захлопнул Пропускную книгу и налил в кружку вина. Что он делает здесь? Сидит целыми днями в башне, беседует с особенно подозрительными торговцами из Сартра, берет подарки, притворяясь, будто это не взятка за пропуск, а выражение любезности. И ладно бы торговцы действительно оказывались подозрительными! Так ведь нет! Обычные хитрющие рожи с завидущими глазами и загребущими руками. Ребята четко выполняют инструкции и каждую неделю задерживают хотя бы двух особо подозрительных, в роли которых обычно выступают самые богато одетые или торгующие особыми товарами купцы.

В прошлом месяце охрана задержала человека, перевозившего из Сартра в Ви-Элле гусей. Ну кому, спрашивается, в Ви-Элле нужны сартрские гуси? Однако купец был одет в парчовый кафтан, украшенный настоящими самоцветами, а на его пальцах красовались золотые перстни, и Жосеру пришлось потратить на мужчину два часа. В итоге тот откупился десятком яиц и полудохлым гусенком, которого ребята потом раскормили в жирного гусака и так к нему привязались, что до сих пор не могли зарезать.

Назойливая муха снова села на чернильницу. Жосер замахнулся, а потом передумал. Допил все, что оставалось в кружке, а последнюю каплю вытряхнул на стол. Противное насекомое моментально сориентировалось и присосалось к пиву.

- Может, тебе станет веселее, чем мне.

Жосер поднялся и подошел к окну.

- Ну хоть бы что-нибудь случилось! Хотя бы что-нибудь!

Эти слова стали его присказкой, почти молитвой, но никогда не срабатывали. Самым большим событием считался обоз, но он проходил не чаще чем раз в месяц, а сартрские купцы, решившие торговать в Ви-Элле и южном О-шо, и одиночки-путешественники не считались. Жосер даже из комнаты не выходил, ребята сами с ними разговаривали. Да и без приезжих выходить наружу было незачем. Он даже на башню поднимался не для того, чтобы зорким взглядом окинуть окрестности, а чтобы просто проветриться!

- Ну хоть бы что-нибудь, обоссы меня Ярдос!

Нет, ничего. Тишина. Задний двор, на который выходило окно, был пустынен и тих.

Жосер сцепил ладони, хрустнул пальцами и направился к двери. Перед тем, как пойти на боковую, стоит проветриться и подняться на башню. Оттуда хотя бы вид открывается приличный, не то что из комнаты.

При виде командира караул щелкнул каблуками, но Жосер лишь устало отмахнулся и пошел к ступеням.

Его комната находилась в самом низу сторожевой башни - внушительной каменной постройки, поднимающейся ввысь на добрых тридцать локтей. Собственно, охранных сооружений в Берсер-Логе было много, но эта башня считалась старейшей и важнейшей, и дату ее постройки обозначили как дату основания города, хотя в те далекие времена Берсер-Лога и в помине не было.

Каменные ступени с высокими, в четыре локтя, бортами и бойницами, опоясывали башню, спирально поднимаясь к самому ответственному посту, на котором денно и нощно дежурили дозорные. Внутри башни тоже имелась лестница, но Жосер предпочитал наружную, как более широкую и удобную. Здесь в любой момент можно было остановиться и выглянуть в бойницу. Может, сартрский король Фархат все-таки решил напасть и направил к Берсер-Логу первый отряд?

Конечно, никаких отрядов на расстоянии сотни тереллов никогда не обнаруживалось. Жосер с ностальгией вспоминал первый год службы, когда Фархат делал последние жалкие попытки завоевать пусть даже не всю Миловию целиком, а хотя бы Берсер-Лог. В то веселое время жилось интереснее, бодрее. Командира могли разбудить среди ночи сообщением об очередной атаке, а иногда Жосер и сам стоял в дозоре, подавая бойцам пример.

Не те времена стали, совсем не те. Видимо, сдал Фархат, и больше озабочен свадьбой единственной дочери, нежели захватом чужих территорий.

Перед последним поворотом лестницы командир остановился и отдышался. За последние годы мирной жизни он набрал лишний вес и уже не мог, как в былые времена, лихо взбежать наверх.

- Сдал, совсем сдал. Позор, - выдохнул Жосер, оправил мундир и преодолел последние пятнадцать ступеней.

Дозорный сидел на полу, прислонившись спиной к каменной стене. В первое мгновение Жосеру показалось, будто парень спит, но голова солдата не висела над вздымающейся грудью и не склонилась на бок. Солдат просто сидел и смотрел в никуда.

- Это что еще за дела?! – возмутился Жосоер. - А ну, встать!

Очнувшись, дозорный вскочил, уронил ружье, поднял его, потерял кепку, лихорадочно напялил ее на голову и выпрямился.

- Командир!

- Ты что, спал?!

- Нет, ваше начальство! – щелкнул каблуками солдатик. - Как можно!

- Тогда чего сидел? Устав забыл? Или, может, в наряд по кухне захотелось? Я тебя живо отправлю свиней кормить да картошку чистить!

- Я не спал, командир! Я...

- Что?

Жосер немного остыл. В военное время он, конечно, не спустил бы пацану пренебрежение обязанностями, но сегодня его разморило. Видимо, в самом воздухе витала лень и истома, если уж подействовало даже на дозорного. К тому же с парнем явно что-то было не так: глаза выпучены и блестят, губы дрожат, кадык ходит вверх-вниз, будто человек пытается проглотить слишком большой кусок пищи, и не может.

- Живот пучит? - предположил Жосер.

- Нет. Я...

Солдат сглотнул и замолчал.

- Ну говори. Да не бойся, пороть не стану.

- Я, - парень вдохнул, набираясь храбрости, и выдохнул: - я дракона видел.

Жосер поднял брови.

- Кого?

- Дракона, - прошептал дозорный и уже смелее продолжил: - самого настоящего. И не просто дракона, а белого! Честное слово! Совсем рядом пролетел! Еще был терелл, и крылом бы меня задел! Здоровенная, тварь, что твой дом! Ветер поднял, я едва кепку не уронил! Белый весь, аж блестит, словно сахарная голова! А на нем... на нем человек сидит.

- Ты пил?! - взревел Жосер. - А ну, дыхни!

- Не пил, ваше начальство, - вытянулся в струнку дозорный. - Ни капли!

- Дыхни!

Солдат послушался, и командир принюхался к воздуху.

- Не пил. Значит, заснул на посту, обоссы тебя Ярдос! Пять, нет, десять нарядов по кухне! И месяц отстранения!

- Ваше начальство! – взмолился солдатик. - Я ведь правду говорю! Не спал!

- Да? – взревел Жосер. - А чего тогда на полу делал? Отдохнуть присел? А Берсер-Лог пусть Фархат захватывает?

- Я не отдыхал, я... от неожиданности.

- Спал, значит, – нахмурился командир. - Отстраняю тебя немедленно! А ну, вниз! Вниз, я сказал! И пришли сюда Ванарека, пусть заступает.

- Ваше начальство! – дозорный прижал ладонь к груди. - Я правда видел дракона! И человека на нем! Разве можно такое придумать? Ни один человек не может оседлать дракона!

- Пшел вниз, пока не передумал тебя пороть! - взревел Жосер.

Дозорный щелкнул каблуками и бросился к лестнице.

- Вот еще вздумал, - буркнул командир, всматриваясь вдаль.

На запад и юго-запад уходила граница с Сартром - бескрайная степь, переходящая в невысокие холмы, поросшие кустарником. На севере нерушимым оплотом миловийской земли высился второй приграничный город, Лорен-Тог. Его башен видно не было, он находился довольно далеко, да и холмистая местность не позволяла разглядеть красно-белый флаг королевства, развевающийся на верхушке поста номер один Лорен-Тога. Зато на востоке таких флагов было хоть отбавляй. На востоке располагалась главная площадь города, где торговцы гордо демонстрировали свою принадлежность к Миловии. Сартрские сине-белые флаги тоже встречались, но сильно проигрывали в количестве. На юге и юго-западе виднелись Арканы.

Жосер задумался. Может, дозорному не померещилось? До гор совсем недалеко, возможно какой-нибудь молодой дракон по неопытности залетел в Миловию? Нет, исключено. Бред. Всем известно, что драконы гордые и глупые существа и никогда не позволят человеку не то что сесть на спину, но дотронуться до себя, без того, чтобы не спалить дотла. Если, конечно, человек не дрессировщик. Но даже в этом случае дракон не позволит ему взобраться на свою спину. Бред. Конечно бред. К тому же белых драконов не бывает. Единственный дракон, которого считали белым, относится к мифам, легендам, сказкам, которые рассказывают детям Южных Провинций, чтобы те не убегали играть в горы.

- Пост принял! - отрапортовали за спиной.

Командир обернулся и увидел Ванарека, одного из своих лучших солдат.

- Заступай на дежурство, - приказал Жосер. - За неудобство получишь дополнительный паек.

- Спасибо, мой командир. Вас ждут внизу.

- Кто?

- Артисты.

- Бродячая труппа, - поморщился Жосер и направился к лестнице. - Только их сейчас не хватало.

Спускаться по каменной лестнице было много проще, чем подниматься. Жосеру не было нужды делать остановки, однако он дважды замирал около бойниц, смотрящих на юг и юго-запад, чтобы убедиться, что никаких драконов никогда не было. Солдат просто заснул на посту.

- Ну, кого там еще принесло?

Спустившись, командир осмотрелся, но не увидел во внутреннем дворе крепости обоза с диковинными животными и не услышал смеха актерок, заигрывающих с солдатами. Вместо девиц в цветастых платьях перед дверью в комнату командира стоял высокий сутулый господин в черной коже.

- Вы из Сартра? - поинтересовался Жосер, открывая перед незнакомцем дверь.

- Нет.

Господин вошел в полутемное помещение и, не дожидаясь приглашения, сел на лавку.

- Значит, направляетесь в Сартр?

- Нет.

- Тогда зачем вы здесь? – не понял Жосер.

- Меня зовут мастер Дагар, я пришел за разрешением на выступление, - произнес гость.

- За разрешением?

Жосер рассердился. Мало того, что вечер испортил дозорный, вообразивший то, чего не было, так еще и этот угрюмый господин смотрит на него с такой злобой, будто командир задолжал ему сто тереллов и не собирается отдавать.

- Я дрессировщик, и мне нужно разрешение, чтобы показать своего зверя.

- Это я уже понял, - холодно произнес командир первого боевого поста. - Вы не к тому обратились, милейший. Вам нужно к наместнику, военные не занимаются подобной мелочью.

- Зато вы занимаетесь безопасностью. Моей зверь представляет, хм, определенную угрозу.

- Но вы же дрессировщик, вот и укротите.

Жосер поднялся, показывая, что разговор окончен, но угрюмый господин даже не шелохнулся.

- Мой зверь – дракон, - зловеще произнес он.

Минуту командир молчал, переваривая услышанное, а потом уточнил:

- Обоссы меня Ярдос! Неужели белый?

- Нет, - удивленно ответил дрессировщик. - Зеленый.

- Ну, хвала богам, - выдохнул Жосер. - Выступайте.

- Что, все? Просто выступайте? – удивился мастер.

- А вы хотели дать взятку?

- Хотел, чтобы вы удостоверились, что мой дракон в надежных руках, - холодно произнес Дагар.

- Я вам верю, милейший, - командир спешил избавиться от неприятного господина, поэтому решил не брать даже стандартную пошлину. - Вы ведь не впервые выступаете, верно? А теперь, если позволите...

Жосер подошел к столу и сделал пометку в Пропускной книге, затем вытащил из ящика пропуск, растопил над масляной лампой сургуч, и припечатал.

- На какое время планируете задержаться в Берсер-Логе?

- На двое суток. Нужно подготовиться к представлению. Приходите, будет интересно.

- Приду, - кивнул Жосер и протянул Дагару разрешение. - Надеюсь, вам понравится в Приграничье.

Как только за дрессировщиком закрылась дверь, Жосер вытер со лба холодный пот. Подумать только, здесь, совсем рядом, за воротами настоящий дракон! Второй, если верить дозорному. Пожалуй, стоит подробнее расспросить парня о его сне, обоссы его Ярдос!

Командир подошел к двери, осторожно выглянул на улицу и направился к лестнице. Поспешно поднялся над городской стеной и заглянул в бойницу.

Дракон действительно был зеленым и совсем небольшим, по крайней мере, не с дом. Он лежал в клетке, свернувшись калачом, и дремал, а вокруг уже собралась небольшая толпа. Дрессировщик что-то кричал, взмахивал кнутом, пытаясь разогнать любопытных, потом плюнул, вскочил на козлы и хлестнул лошадей. Шесть коренастых коней с трудом сдвинули с места кибитку и привязанную к ней цепями клетку, а потом пошли резво.

Жосер проследил за шествием, пока клетка не скрылась за поворотом, и вздохнул. Конечно, дозорному показалось. Просто показалось. Какому человеку под силу оседлать дракона, да еще величиной с дом?

 

* * *

 

Фархат стоял у раскрытого окна своей спальни и смотрел в ночное небо. Серебряные звезды крупные, словно вишни, высыпали на черный бархат небес и лениво подмигивали правителю одного из величайших королевств Аспергера. Может, смеялись, а может, пытались сказать, что все не так уж плохо.

Но все было плохо. Человек, на которого король возлагал столько надежд, оказался слишком честолюбивым и погиб. Вавендре долго не живут, однако Скогар явно рассчитывал всласть поправить Сартром прежде чем отправиться в царство боли. Он стал бы великим правителем. У торговца были громадные амбиции и достаточно силы и ума, чтобы воплотить замыслы Фархата в жизнь. Скогар, как и его величество король Сартра, жаждал править миром, у них была одна мечта на двоих: бесконечная и безграничная власть. Недаром Скогар оказался командиром армии, которая много лет назад вторглась на территорию Сартра, чтобы захватить королевство.

Армия была не слишком большой, но сильной духом, и война, начавшаяся внезапно, все никак не хотела заканчиваться. Иноземный легион не мог победить по определению, но солдаты сражались с такой отвагой и отчаянием, что отдавали свою жизнь до последней капли, вырывая у противника одну жертву за другой. Это были воистину сумасшедшие люди.

Фархат недоумевал. Фиолетовые флаги с красными полосами свидетельствовали о том, что на Сартр напало небольшое государство Каюри, расположенное за О-шо. Но как оно проникло на территорию Сартра, не побеспокоив ни это королевство, ни Миловию, неизвестно. Более того, дозорные Сартра тоже ничего не заметили, о приближении вражеской армии и нападении король узнал самым первым – с помощью амулетов, связанных с оставленными в Селиверстовом Логе ловушками. Как легион преодолел огромное расстояние, оставаясь незамеченным, не знал никто. Пленные откусывали себе языки, лишь бы ни в чем не признаваться.

Захватчики продвинулись неожиданно далеко вглубь страны, но встретили смерть, столкнувшись с основными силами сартрской армии.

Скогар погиб одним из последних. Точнее, все думали, что он погиб, а на самом деле Фархат повесил на его шею один из медальонов, заряженных эльфийской магией, который продлил жизнь командиру вражеских войск и не позволил нанести ему увечья. Очнувшись, и узнав, что его армия уничтожена, Скогар отказался говорить, и попытался покончить собой, однако амулет не позволил духу воина отправиться к Ярдосу. Скогар мучился две недели, пока не попросил избавить его от невыносимой боли и страданий.

Фархат лично беседовал с командиром захватчиков и пообещал жизнь в обмен на информацию. Скогар получил имя, сартрские документы, небольшой дом на окраине столицы и тысячу тереллов, а король узнал, как именно армия прошла вглубь страны, незамеченной.

Арканы, неприступные горы, населенные кровожадными драконами – быстрыми и вечно голодными тварями, - оказались не такими уж неприступными. Королевство Каюри вплотную примыкало к Арканам, его правитель планировал поход на Сартр долгие годы. Он копил силы и отправлял в горы одну экспедицию за другой, пока не был найден проход. Большая часть пути проходила под землей, через естественные пещеры и подземные реки, но треть путешествия была смертельно опасной. Отправляя армию в поход, король опустошил казну, выкупая у эльфов защитные амулеты, которые могли бы отвести драконам глаза, и снабдил легионеров надежными провожатыми.

Именно поэтому Каюрские солдаты сражались до последнего – к концу путешествия амулеты потеряли свои силы, и часть армии погибла в пастях летающих тварей. Обратного пути у солдат не было: либо победа, либо смерть. А погибнуть лучше на поле боя, получив в сердце стрелу, чем в когтях дракона.

Очень жаль, что Скогар оказался вавендре и погиб так рано. Этот человек знал толк в войне, в захвате территорий и власти. Он командовал легионом, а мог бы править страной.

Фархат вздохнул и посмотрел на спящую Лисерию. Женщина перевернулась на другой бок, но не проснулась.

Король набросил на плечи мантию и вышел из комнаты. Дремавший у дверей караул, при виде его величества, вытянулся в струнку. Фархат кивнул солдатам, вытащил из настенного крепления свечу и направился по темному коридору.

- Не ходите за мной, - не оборачиваясь, предупредил король. – Я сам найду дорогу.

Он направлялся в голубятню. На крыше одной из башен замка король держал голубей и частенько приходил туда, чтобы побыть в одиночестве. Днем птицы свободно летали над городом, прилетая к голубятне, чтобы поесть, а ночью возвращались в клетку. Сегодня для желания остаться в тишине и покое у Фархата были причины.

Король поднялся по лестнице и вышел на крышу. Голуби спали, засунув головы под белоснежные крылья. Король с минуту смотрел на божьих созданий, а потом задул свечу и подошел к краю крыши, огороженному каменной кладкой, которая едва доставала до пояса и не закрывала обзор.

Тротс спал. Ни в одном окне не горел огонь, рынок пустовал, даже в порту было темно, словно в кармане Ярдоса. Окна светились лишь в караулке, да совсем далеко, там, где Фархат не мог рассмотреть подробностей и угадать, что именно светится. Создавалось впечатление, будто король стоит на корме огромного корабля, а вокруг бесшумно плещется темное море.

- Надо что-то решать, – пробормотал Фархат.

У него был идеальный кандидат в преемники, но тот погиб. Очень глупо и поспешно. Кто заставлял Скогара показывать амулет Ярдоса? Кто заставлял признаваться, что он вавендре, и демонстрировать свою силу? Если бы торговец сдержался, если бы не выпил лишнего, ничего не случилось бы.

Фархат подозревал, что здесь не обошлось без постороннего вмешательства. Ярдос – бог злой, но надежный, если он получил душу Скогара, то должен был исполнить свою часть договора, а уж потом убивать носителя медальона. Скогар не настолько глуп, чтобы просить у бога тьмы, хаоса, безнадежности и разрушения всего лишь демонстрацию силы. Замыслы торговца должны были быть масштабнее... так почему он погиб? Уж не потому ли, что к представлению причастны светлые силы? Только в этом случае – столкнувшись с противодействием – Ярдос уничтожил бы человека, сочтя, что выполнению его условий помешали. Но откуда взялись эти самые светлые силы?

- Лисерия! - Фархат сжал кулаки.

Глупая женщина решила подыграть дочери и защитить ту, кто в защите не нуждается! Это она использовала магию эльфов или дала Сиянке какой-нибудь амулет, чтобы та заставила Скогара совершить глупость.

Король сделал глубокий вдох и досчитал до пятидесяти. Ладно, с женой и дочерью он разберется позже, а пока следовало решить, что делать дальше. Продолжать представление с отбором женихов бессмысленно. Завтра же он разгонит гостей по домам, щедро одарив подарками в извинение за беспокойство, и как следует присмотрится к ближайшему окружению. Возможно, на роль наследника престола подойдет один из гвардалов[2].

Что же до захвата земель... Может быть, стоит воспользоваться старым планом по завоеванию Ви-Элле и Рахана? Он женит одного из своих бастардов на дочери ви-эллийского короля и перебросит войско к Арканам. Солдаты дойдут через горный переход до Каюри и окружат О-шо с двух сторон, ведь к тому времени армия Ви-Элле будет на стороне Сартра. Захватив О-шо и присоединив армию еще и этого королевства, Фархат направит стопы к Рахану, а потом и к давней своей цели: к Миловии.

Пожалуй, с этим он справится самостоятельно, хотя подыскать преемника просто необходимо. Король не собирался отсиживаться в тылу, он жаждал участвовать в войне, которая бросит к его ногам почти весь Аспергер. Если его убьют, трон не должна занять Лисерия. Женщина ничего не смыслит в политике и потеряет даже то, что имеет.

Фархат заложил руки за спину и прошелся по крыше.

Да, именно так он и сделает. Завтра же соберет советников и отправит в Арканы небольшой отряд. По карте Скогара они пройдут до самого Каюри, разведывая обстановку, сверяясь с картой и отмечая по пути места стоянок и опасные переходы по поверхности. Десяток отводящих глаз амулетов для первопроходцев у Фархата найдется, а со снабжением армии все решится на совете. Возможно, кто-то знает более дешевый способ отвлечь летающих хищников...

Боковым зрением король увидел движение. Его величество обернулся и замер – на него бесшумно летел дракон. Огромное, гораздо больше королевской голубятни, абсолютно белое, словно сахар, чудовище, сверкающее оранжевыми глазами.

- Кхххххх, - прохрипел Фархат и бросился на пол.

- Не бойтесь, ваше величество, - донесся до короля незнакомый голос.

Фархат почувствовал, что еще немного, и он потеряет сознание. На него, на короля Сартра, напал говорящий дракон!

Волосы на макушке зашевелились от ветра – белое чудовище также тихо, как летело, опустилось на башню.

- Вставайте, ваше величество! – призвал все тот же голос. Вполне человеческий.

Фархат взял себя в руки и поднялся. На каменном борте ограждения сидел дракон, так близко, что король чувствовал его горячее дыхание.

- Мы не причиним вам вреда, - снова произнес голос.

Фархат оторвал взгляд от янтарных глаз зверя, и увидел на его спине человека. Мужчину. Худощавого старца, в саржевых штанах, свободной рубахе и плаще на волчьем меху, лицо незнакомца было обезображено шрамами от ожогов. Старец спрыгнул с шеи дракона, встал перед королем на одно колено и поклонился. Белое чудище тоже склонило голову и замерло.

- Кто ты? – требовательно спросил Фархат, медленно приходя в себя.

- Ваш вернейший слуга, - ответил смельчак, оседлавший дракона.

- Назовись!

- Мое имя вам прекрасно известно, - старик поднялся. – Отбросьте сомнения, примите как данное то, что раньше считали невозможным.

Фархат молчал. Он отказывался понимать происходящее и не хотел допускать даже мысли о том, кто стоит перед ним.

- Мое имя оклеветано, - произнес старик. - Я восстал из мертвых, чтобы прославить себя и возвести на трон мира величайшего из правителей. Вас, мой король.

Старик снова поклонился.

- Я осуществлю ваши мечты, вы будете править миром. Не только Сартром, Миловией и прилегающими к ним королевствами, но всем Аспергером вместе с землями эльфов!

- Это невозможно, - словно во сне прошептал Фархат.

- Возможно, мой король, - оскалился старик. - И кое-что для этого я уже сделал.



[1] Вавендре - продавший душу Ярдосу, богу разрушения, хаоса и ненависти.

[2] Гвардал – воинское звание сартрской армии, соответствует нашему генералу.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить