Илья Одинец - Часть 1. Глава 12. Третья сила

Часть 1. Глава 12. Третья сила

 Глава 12. Третья сила

 

Киберкар плелся невозможно медленно. Мне казалось, я быстрее добежал бы до дома, чем доехал, но после пяти часов допроса я зверски устал.

Кривоносый не подвел. Все прошло так, как планировалось, благо доказательств наших слов было достаточно. Синяк на скуле по легенде я получил от кривоносого, который поначалу будто бы принял меня за сообщника маньяка. Рядом с девушкой полицейские нашли орудие убийства - шелковый шнур. На примятой траве обнаружилась нитка от моей рубашки, которая кривоносому оказалась слегка маловата в вороте. К счастью, на последнее обстоятельство никто внимания не обратил.

Парень держался достойно. Трусил, конечно, ведь на кону были наши жизни, но справился. Его наверняка поддерживала мысль о «Д-10». А меня поддерживала мысль о нашем с Юлей ребенке.

Сейчас же я дал волю эмоциям, и сквозь зубы матерился. На Мещерского с его бандой и на собственную глупость.

Какого хрена я ввязался в эту авантюру? Сидел бы себе потихоньку, умирал, так нет, надо было подставиться! Данчук наверняка уже все рассказал Мещерскому, и меня обязательно шлепнут.

Я бросил взгляд в зеркало заднего вида. Слежки, конечно, еще не было. Пока не подзабудется история с маньяком-душителем, Ворон из своей норы не вылезет, и киллера ко мне не пошлет. Слишком уж подозрительно будет выглядеть смерть главного свидетеля. Станут копать глубже. На Мещерского, копы, может, и не выйдут, но конгрессменам такой риск явно не понравится. За такую подставу и по шее надают.

Паскуда!

Да ему не по шее надавать надо - вздернуть на собственном галстуке!

Меня едва не трясло, когда я вспоминал мертвую девушку. Сколько женщин он убил? Четырех? Больше? Гребаный падальщик! И я едва не превратился в такую же гниду, как он сам!

Пока Мещерский жив, в покое меня не оставят. Ни меня, ни Юлю. Значит, Данила Ивановича придется убрать. Без босса его кодла и не почешется нас разыскивать. А пока впереди меня ждет пара недель затишья. За это время нужно спрятать Юлю и выработать план дальнейших действий. Я знаю их имена, квартиру Гвоздя, автомобили Данчука и его босса. Что-нибудь придумаю. Сейчас главное Юля и мой ребенок.

Я набрал номер любимой.

- Милая, извини, что разбудил.

- Я не спала, - голос девушки показался мне встревоженным. - Куда ты пропал? Я тебе звонила…

- Прости. Расскажу при встрече. А сейчас собери, пожалуйста, свои вещи.

- Какие? – не поняла Юля. - Зачем? Что случи…

- Не волнуйся, - прервал я поток вопросов, - но это не телефонный разговор. Возьми самое необходимое: одежду, деньги, документы...

- Мы уезжаем?

- Я все объясню позже. Приеду через двадцать минут. Управишься?

- Хорошо.

Я повесил трубку.

Куда ехать? В ОКО-41 у Юли есть троюродная сестра. Она не откажется приютить родственницу на некоторое время, но к ней нельзя – родных проверят в первую очередь. Лучше к друзьям. Желательно не очень близким. Еще лучше, просто знакомым, но таким, кому можно доверять, и кто не окажется тайным членом группы Мещерского.

Я перебрал всех, с кем меня сводила судьба на протяжении шестидесяти девяти лет, и остановился на бывшем однокласснике. Парень мне обязан и не откажет, только сначала с ним нужно переговорить. Хотя бы по телефону. А до тех пор переждать рассвет в укромном месте.

 

* * *

 

Когда киберкар остановился у подъезда, Юля ждала меня на лавочке. На ней были надеты джинсы, кроссовки и темно-зеленая спортивная кофта, волосы собраны в тугой пучок, а вещи сложены в дорожную сумку. Фонарь у подъезда, как обычно, не горел, и в полумраке начинающегося рассвета девушка казалась невидимкой. Она протянула мне сумку.

- Я вынесла тебе кое-что. Загляни в боковой карман

Я открыл молнию, и увидел пистолет.

- Умничка, - я поцеловал Юлю, проверил предохранитель и засунул ПМ за пояс под рубашку. - Давай вещи. Идем быстро и тихо.

- Мы не на машине?

- Пешком. Тебя нужно спрятать. Переждешь, где я скажу, потом тебя заберут.

- Что случилось?

В голосе девушки звучала тревога, но пока у меня не было времени на разговоры.

- Объясню, когда дойдем до места.

Я удобнее перехватил сумку, и мы пошли.

Раннее утро в ОКО-37 было наполнено тишиной. Даже дворники еще не вышли на работу, но я все равно поминутно оглядывался и петлял между домами.

- Утром позвонишь на работу, - предупредил я, - скажешь, что сломала ногу.

- Значит, - девушка прикусила губу, - это надолго?

- Надеюсь, нет. - Мне снова стало стыдно за свой идиотизм. - Прости, я ввязался в очень неприятную историю. Поживешь немного у моего знакомого, а потом переедешь к сестре. Это ненадолго.

- А ты?

Я взял девушку за руку и нежно сжал теплую ладошку.

- Со мной ничего не случится. Это просто перестраховка.

Самым безопасным местом мне показалось главное окружное кладбище «Зеленый остров». Я оставил Юлю у последнего дома перед поворотом к кладбищу, а сам пробежался до ворот. Проверка показала, что охрана «Зеленого острова» видит десятый сон. К тому же мисс Фортуна снова начала мне улыбаться – я уже приготовился ломать замок, но ворота почему-то оказались не заперты.

Я заглянул внутрь. Освещение на кладбище не работало. В зоне видимости ни одного человека, ни единого движения.

Я обернулся и махнул Юле. Девушка догнала меня, и мы пошли по центральной дорожке кладбища.

Серый мутный рассвет предвещал пасмурный день. Надгробия, словно солдаты в строю, безмолвно отдавали честь павшим, со стороны цветника доносились сладкие пряные ароматы. Мы дошли до часовни в противоположном конце кладбища и вошли внутрь.

У некоего подобия алтаря мерцали электрические свечи, пахло пылью и ладаном. На стенах не было ни икон, ни религиозных символов, часовня предназначалась для всех и ни для кого.

Я бросил сумку на лавку и обернулся к Юле.

- Посиди здесь, я поищу смотрителя.

Я поцеловал девушку и вышел. Тот, кто зажег свечи в часовне, может вернуться, а мне не хотелось, чтобы у Юли из-за меня возникли неприятности. Снова.

Я осмотрелся. Ни на кладбище, ни у стены с урнами с прахом никого не было. Возможно, стоит поискать в главном здании.

Я обогнул часовню и едва не столкнулся с невысоким коротко стриженным крепышом. Он был одет в темные брюки и рубашку, поверх которых повязан черный фартук. В правой руке незнакомец держал баллончик, в левой – измазанный лимонной краской трафарет.

Крепыш явно не ожидал встретить на кладбище живых, он вздрогнул и шагнул назад, а я выхватил из-за пояса пистолет и нацелил его на незнакомца.

- Ты кто такой?

 

* * *

 

Последний день месяца у Олега Леднева получился бестолковым. Он ненавидел тратить время впустую, но именно этим и занимался с самого утра.

Все началось с похорон.

На церемонию пришли около пятнадцати человек – родственники и близкие друзья усопшего: четверо мужчин в темных костюмах, женщины и девушки в одинаковых скромных серых платьях, мальчонка лет пяти и два похожих друг на друга подростка с длинными ногами, худыми руками и вытянутыми лицами. Заправляла церемонией, а заодно и всей семьей, крикливая грудастая брюнетка с ярко накрашенными губами и подведенными черными глазищами. Ни горе семьи, ни скорбь других людей на кладбище не заставили ее снизить громкость голоса, и Олег понял, что ничего хорошего из похорон не получится.

Так и вышло. По требованию крикливой дамы церемонию сократили до минимума, да к тому же ни тетка, ни подростки, ни прочие родственники усопшего не проронили ни единой слезинки. Будто хоронили постороннего. Однако, как полагалось по протоколу, Леднев все же предложил клиентам успокоительное.

- Лучше б налили чего-нибудь покрепче, - поморщилась брюнетка, грозя кулаком подросткам, которые норовили убежать.

- Извольте, - наклонил голову Олег. - Если вам нужно успокоить нервы...

- Я абсолютно спокойна, - отрезала женщина.

- Это вам только кажется. Сейчас вы еще не осознаете всей глубины постигшей вас утраты...

- Да все я осознаю, - отмахнулась дамочка. – Жил-жил, теперь помер. По крайней мере, до последнего дня был весел и здоров.

Леднев поспешил откланяться. Олег понял, что перед ним типичный представитель «узколобых». Они свято верили, что честно отрабатывают свой «долг», вкалывая там, куда их распределила система, ни на секунду не задумываясь о собственных желаниях. Рабство – не рабство, если считать его нормой. К счастью, «узколобых» было немного. По крайней мере, тех, кто открыто поддерживал «доброго американского дядюшку».

После похорон Леднев продолжил убивать время. Он потерял еще три часа, просидев в центре округа в назначенном месте, ожидая встречи с осведомителем из Конгресса. Встреча не состоялась. То ли осведомитель не выяснил то, что обещал, то ли просто лишний раз перестраховался.

Еще два драгоценных часа утекли в трубу канализации – ремонтники оказались бестолковыми ребятами, и Олег, мало что понимающий в трубах и сварке, был готов собственноручно отрезать и приварить нужный кусок металла, лишь бы поскорее закончить ремонт.

Но и после окончания трудового дня Ледневу не удалось сделать ничего полезного. Томео Ито вышел на связь вовремя, однако разговор перенес, сославшись на непредвиденные обстоятельства. Олег вежливо попрощался с японцем, но повесив трубку, едва не разбил телефон, досадливо швырнув трубку в стену.

Сын тоже не порадовал. Возле кладбища третий день вертелся подозрительный тип, но Миша так и не смог выяснить, что это за мужик, и чего он хочет.

Оставалось либо идти домой, либо все же сделать доброе дело. То, которое Олег не планировал, но давно собирался сделать.

Леднев задержался на работе допоздна и подождал, пока охранники заснут. Убедившись, что его никто не видит, Леднев подошел к воротам и открыл створки электронным ключом. Все должно выглядеть так, будто начальник кладбища ушел домой, а охрана не проследила за тем, заперты ли ворота.

«Заходи, кто хочешь, делай, что хочешь», - удовлетворенно подумал Олег и пошел к моргу. Там он снял пиджак и надел рабочий фартук могильщика Игната. Если не повезет испачкаться, проще купить фартук, чем смокинг.

Из запертой ячейки ледника Олег достал баллончик лимонной краски и трафарет, затем прошел к электрощитку и выключил основное освещение кладбища. Если какой-нибудь охранник увидит начальника «Зеленого острова» за работой, его придется устранить.

Спустя десять минут на торцевой стене административного здания тускло светились четыре слова: «70 лет – не предел!».

Надпись получилась яркой, сочной. Леднев удовлетворенно улыбнулся и отправился в крематорий, чтобы уничтожить улики. Утром он будет долго возмущаться, громко ругать охранников, а потом позвонит в полицию и расскажет о подозрительном человеке, который отирался возле «Зеленого острова». Кроме того, он даже заснимет надпись на камеру и выложит материал в интернет. Олег прикинется добропорядочным гражданином, возмущенным неуважением к усопшим, и будет призывать «остановить хулиганство». Между тем видео некоторое время повисит в интернете, и с ним ознакомится несколько сотен человек.

Задумавшись, Леднев едва не налетел на высокого мужчину, который вышел на него из-за угла часовни. От неожиданности Олег сделал шаг назад, но тот вытащил из-за пояса пистолет и нацелил дуло прямо в лицо.

- Ты кто такой? – спросил незнакомец.

Олег понял, что попался. Баллончика и трафарета вполне достаточно, чтобы сложить два и два.

- Ты человек Мещерского? – спросил незнакомец.

- Какого Мещерского? – искренне удивился Леднев.

- Не вешай лапшу на уши! Лицом к стене! Руки поднять!

Мужик явно нервничал, а вот Олег, напротив, успокоился. Он поднял руки, но вместо того, чтобы встать к стене, направил в глаза вооруженного типа струю краски.

- Твою мать!

Леднев рубанул баллончиком по вытянутой руке с пистолетом. Оружие выпало. Олег метнулся за спину незнакомца и обхватил его за шею, взяв в захват.

- Какого черта ты здесь забыл? – прорычал он в ухо нечаянного свидетеля.

- А то ты не знаешь! – прохрипел тот.

Он схватил Леднева за плечо, резко наклонился в сторону, и Олег сам не понял, как оказался на земле.

Мужик стоял возле него на коленях. Замах... Олег перекатился, уворачиваясь от удара, и лихорадочно зашарил под фартуком.

«Чертова тряпка».

К поясу брюк крепился тонкий острый стилет.

Мужик с лимонной физиономией отвернулся и провел руками по траве в поисках пистолета. Леднев оказался быстрее – он нащупал холодный металл, выдернул стилет и прыгнул на спину незнакомца.

- Прирежу, - пообещал он, прижимая стальную полоску к горлу незваного гостя. – И закопаю – никто не узнает.

- Чего ж не режешь? – в голосе незнакомца звучали и страх, и издевка. – Мещерский тебе за меня наградных отвалит.

- Задолбал со своим Мещерским! Вставай! Медленно.

Мужчина поднялся, и Олег занял более удобную позицию за его спиной. Он уже немного пришел в себя и сообразил, что еще не все потеряно.

- Это ты художествами занимался? – спросил Леднев. – Трафарет и краску со страха побросал? Ничего, гвардейцы разберутся.

- Эй! – возмутился мужчина. - Я тут вообще не причем! Сам написал, а на меня повесить хочешь!

- Я, между прочим, сторож. А ты чего по кладбищу ночью бродишь?

- У меня отец недавно умер. Не спалось. Вот, на могилу приехал

- Отец, говоришь, - скептически усмехнулся Леднев. – И где его могила?

- Пятая справа в третьем ряду, если считать от входа.

Незнакомец неожиданно наклонил голову вперед и с силой откинул назад. Из носа Олега брызнула кровь. На секунду он ослабил хватку, что оказалось роковой ошибкой – незнакомец схватил Леднева за запястье и вывернул.

Стилет упал траву.

Олег вскрикнул и наклонился вперед, чтобы ослабить боль. Мужик повалил его на землю лицом вниз и сел сверху.

- Значит, к Мещерскому ты отношения не имеешь? – полуутвердительно спросил он, заламывая противнику руку.

- Чтоб меня живьем закопали, - поклялся Леднев. – Ты сюда прятаться что ли пришел?

Незнакомец не ответил, и Олег понял, что попал в точку. Следовало этим воспользоваться и разговорить ночного гостя.

- Я Олег, - произнес он. - Как тебя зовут?

- Виктор.

- Значит так, Виктор. Отпусти, и разойдемся с миром. Мы друг друга не видели, - предложил мужчина.

- И гвардейцев вызывать не будешь?

- Не буду.

- Значит, краска твоя, - усмехнулся Виктор и надавил на руку.

Леднев стиснул зубы, чтобы не застонать.

- Не моя, но я могу тебе помочь, - предложил он. – Спрятать.

- Из одной банды в другую? – в голосе мужчины слышалось презрение. - Нет уж, спасибо, перебьюсь.

- Банды? – Леднев дернулся, но ночной гость держал крепко.

- Хочешь сказать, ты по собственной инициативе стены расписываешь? – Виктор фыркнул. – Сколько тебе до границы?

- Я не в банде, - Олег, наконец, догадался, о чем идет речь, но фамилия «Мещерский» ему ни о чем не говорила. – Банда в округе только одна, ей руководит Ворон, а прикрывает Конгресс. Как выглядит твой Мещерский? Высокий, сухой, поджарый, с большим носом, лет сорока?

Виктор выругался. Леднев пошевелился, но руку тотчас пронзила боль.

- Откуда информация про Конгресс? – спросил незнакомец.

- Откуда надо. А ты с чего взял, что я в банде?

- Из-за трафарета, - признался мужчина. - Мещерский хоть что-то делает. Правда, методы у него изуверские.

Олег скривился. Но не столько от физической боли, сколько от услышанных слов. Выходит, прикормленный Конгрессом ублюдок выдает себя за главу Сопротивления, отлавливает таких вот отчаявшихся идиотов и промывает им мозги.

- Слушай меня, - прервал Леднев, - Ворон к Сопротивлению отношения не имеет. Все, что он делает, продиктовано сверху. Если ты сочувствуешь повстанцам, тебе не к нему надо было.

- А к кому?

- Ни к кому.

Олег почувствовал, что хватка ослабла, а потом Виктор встал и отошел в сторону. Леднев с облегчением выдохнул и перевернулся, прижав пострадавшую руку к груди. Ночной гость стоял над ним, направив в грудь дуло ПМ.

- Вставай.

Олег поднялся и зажал разбитый нос. Несмотря на то, что в любой момент палец Виктора мог нажать на спусковой крючок, он знал, что сегодня не умрет. Стоящий напротив него тип, кажется, неплохой парень. Хотя бы потому, что чем-то не угодил Ворону. И это можно использовать, потому что Мещерского нужно убрать. Ублюдок не должен портить репутацию повстанцев.

- Рассказывай, как Мещерскому насолил, - произнес Леднев. - Чем смогу – помогу.

Виктор помедлил, видимо, сомневаясь, можно ли доверять сторожку кладбища, а потом решился:

- Не здесь. Пошли внутрь, а то мою физиономию наверняка за километр видно.

- Не видно, забор высокий, - улыбнулся Олег.

Сегодня он точно не умрет. Мужик, стоящий  напротив него, не убийца, и попал в сложное положение. Стоило узнать о собеседнике побольше. Вера - верой, а проверить надо. Леднев достал из кармана брюк сотовый телефон и спросил:

- Позвонить можно?

- Не копам, надеюсь? – насторожился мужчина. – У меня с полицией проблем нет, а у тебя будут. Я заметил, ты без перчаток трафарет держал...

- Никаких копов, - хмыкнул Олег и набрал номер товарища. – Лёлик? Тащи свою задницу к компьютеру, надо срочно человека проверить. Имя: Виктор, фамилия...

- Макашов, - устало отозвался мужчина. – Проверяй, чего уж там. Мне скрывать нечего.

- Макашов, - произнес Олег в трубку. – Сделаешь?.. Сразу же отзвонись.

Леднев оборвал связь и повел Виктора к подсобке.

- Тут у меня кое-что есть, чтобы умыться. Небось, вся физиономия чешется?

 

* * *

 

Пока мы шли к подсобке, я держал Олега на мушке и думал о том, что не стану в него стрелять. К Мещерскому он отношения не имеет, зато точно связан с повстанцами. Последнее, впрочем, меня не касалось. Да, я ненавижу существующий порядок, но не стремлюсь перевернуть мир или свергнуть власть. Тем не менее, я шел за Олегом не только потому, что он открыл мне глаза на Ворона и обещал помочь.

- Проходи, - произнес сторож кладбища, распахивая дверь подсобного помещения и включая свет.

Люминесцентные лампы осветили пять или шесть гробов, стоящих у противоположной стены. Справа возвышались стеллажи с инструментами, бутылками с разноцветной жидкостью, нанопленками для памятников и садовый инвентарь. Слева стояли большие пластиковые контейнеры. Олег нашел на стеллаже баллончик «Фаэтона-15» и салфетки и протянул мне.

- Зеркала нет.

Я кивнул и принялся стирать с себя светящуюся дрянь, заодно вкратце рассказал про Мещерского и маньяка-душителя. Олег внимательно слушал, не перебивал, а в самом конце моей исповеди нахмурился и сжал кулаки.

- Убить его мало, - стиснув зубы произнес он.

Я думал точно так же.

У Олега завибрировал сотовый. Скорее всего, звонил тот самый Лёлик, которого сторож кладбища просил меня проверить.

- Выкладывай, - кратко сказал Олег в трубку.

Неведомый собеседник что-то долго говорил товарищу, а тот лишь задавал уточняющие вопросы о моей работе и безупречной репутации добропорядочного гражданина и кивал. Под конец Олег попросил Алексея описать мою внешность. Я мысленно улыбнулся такой предусмотрительности и повернул голову так, чтобы он увидел мой шрам на подбородке.

- Ты точно из Сопротивления, - произнес я, когда мужчина выключил телефон.

Олег окинул меня тяжелым взглядом.

- Я никому не скажу, - пообещал я. – Я и сам ненавижу границу, облавы, тотальный контроль... Если б знал, что Мещерский не повстанец, а мешок говна, подтирающий задницы конгрессменам, удушил бы собственными руками.

Я помолчал, а потом констатировал:

- Ему не жить.

Олег криво улыбнулся:

- Один ты ничего не сделаешь.

- Сделаю, - я похлопал по поясу, где под рубашкой торчал ПМ. - У меня есть информация, оружие и желание.

- Но нет возможности.

- Возможность появится, - я стер последние, как я надеялся, следы краски с носа. – Мне кое-что о нем известно.

- Этого мало. Для начала, за Вороном нужно последить хотя бы пару недель. Тебя за это время сто раз подстрелят. Тебе нужна помощь, и я помогу.

- Вам он тоже мешает, - понимающе кивнул я. – Предлагаешь действовать сообща?

- Не совсем.

Олег пошарил на полке стеллажа, достал пачку сигарет и зажигалку.

- Будешь? – предложил он.

- Не курю.

Мужчина затянулся и наклонил голову на бок, рассматривая мою физиономию. Кажется, он решал для себя что-то важное, а потом вдруг решился:

- Ворона придется убирать нам, - задумчиво произнес Олег. – Пока не разберемся с Мещерским, твоя девушка может пожить в соседнем округе у моих друзей.

Я кивнул. Это не просто предложение в знак вежливости, это перестраховка. Доверие нужно заслужить. Да и Юлю лучше спрятать подальше – кто знает, какие у Мещерского связи.

- Взамен ты поможешь мне в одном очень личном деле, - продолжил начальник кладбища. – Согласен?

- Сделаю, что смогу, - пообещал я.

- Вот и отлично, - Олег заметно повеселел. - Возле правого уха осталось.

Я чертыхнулся и взял еще одну салфетку.

- Что ты думаешь о Сопротивлении? – спросил меня сторож и выпустил в потолок струю дыма.

- Уж прости, - я усиленно тер скулу, - но повстанцы – просто кучка идиотов, которые рисуют на стенах. Ты же понимаешь – чтобы бороться, нужны люди, оружие, деньги, в конце концов. И потом, недостаточно просто убить конгрессмена Вебстера, да пусть даже вместе с Карчером. Для победы нужна массированная атака. На все Белые дома всех округов. Вы к этому готовы?

- А ты? – после небольшой паузы спросил Олег.

Я едва не выронил салфетку. Вот это да!

- Мир на пороге перемен, - прищурился Олег, не дождавшись от меня ответа. – Не думай, штурмовать Белый дом тебя не заставлю. Если, конечно, сам не попросишься.

- Может, и попрошусь, - негромко произнес я и осекся.

Нет. Никакого штурма. Я не могу рисковать последними месяцами. Но повстанцам обязательно помогу. Если уж я не доживу до лучшего будущего, где не будет СМП, явок, облав и границы, доживет мой сын. Или дочь.

- Что я должен сделать?

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить