Илья Одинец - Часть 1. Глава 3. Директор кладбища

Часть 1. Глава 3. Директор кладбища

Глава 3. Директор кладбища

 

За голову главы Сопротивления ОКО-37 Олега Леднева конгрессмены обещали самое дорогое, что могли предложить, и самое желанное для любого человека – вакцину «Д-10». Однако знали о награде только правительственная верхушка и сам Олег, у которого в Конгрессе были свои люди.

Не объявляли о розыске по двум причинам. Во-первых, у конгрессменов не было ни имени, ни даже примет Леднева. Во-вторых, объявить в розыск главу повстанцев, значит признать существование Сопротивления, а это чревато – недовольные политикой не замедлят пополнить его ряды. В этом случае властям придется бороться не с группкой агрессивно настроенных патриотов, как считали в верхах, а с серьезным противником.

Ледневу такой расклад нравился – в Конгрессе не знали, насколько на самом деле сильно Сопротивление. Этим фактом он намеревался воспользоваться уже в этом году, а пока время активных действий не пришло, главной задачей оставалось поддержание репутации законопослушного гражданина.

Олег часто думал об этом, выходя по утрам покурить на балкон. Еще он думал о собственной удачливости, и о том, насколько хватит ее запасов.

Тайну Леднева знали многие, но пока молчали. В рядах повстанцев не было болтунов – иначе его труп уже жрали бы нанороботы, которыми кишит земля главного окружного кладбища, где, по иронии судьбы, и работал Олег.

Глядя на свою невысокую коренастую тень с коротко стрижеными волосами, Леднев одобрительно ухмылялся. Его жизнь, освещенная солнцем, - стоять в трусах на балконе, вдыхать аромат утра, смешанного с крепким табаком, носить черные костюмы и скорбно выражать соболезнования родным усопших. Его жизнь, скрытая тенью, - поднимать волну народного гнева и периодически напоминать властям о недовольных.

Повстанцы писали на стенах домов патриотические лозунги, разбрасывали листовки, взламывали правительственные сайты, несколько раз срывали важные мероприятия. Светящиеся в темноте лимонные  надписи будоражили кровь обывателей, заставляли думать и действовать:

«Вернем Россию русским!»

 «Америка, gohome[1]

«Жизнь – без ограничений!»

«Вы знаете, что умираете по приказу?»

«70 лет не предел!»

«Долой тотальный контроль!»

«Россия, вставай!»

Конгрессмены ерзали в своих кожаных креслах и приказывали расстреливать всех подозрительных личностей, но открыто существование Сопротивления не признавали.

Тем не менее, время главных действий еще не пришло. Пока следовало сосредоточиться на той части жизни, которую освещало солнце, и подтвердить одну из легенд, что Сопротивление скормило Конгрессу.

 

Кладбище «Зеленый остров» находилось в юго-западной части ОКО-37, и занимало площадь шести футбольных полей. Огромную территорию окружал высокий бетонный забор с колючей проволокой, подведенной к электричеству, возле главных ворот посменно дежурила охрана. Такие меры безопасности Олегу пришлось ввести четыре года назад, а поводом послужил вопиющий случай. Под покровом ночи неизвестные выкопали из могилы тело похороненного накануне начальника полиции, и повесили труп на одном из рекламных щитов в центре округа. Каким-то невероятным везением конгрессмены предотвратили шумиху, и приказали Ледневу «принять меры по охране порядка». Они не знали, что среди тех неизвестных был сам Олег.

Во всем остальном кладбище напоминало парк: аккуратные дорожки, ровно подстриженная молодая трава, кусты и одинаково-безликие цифровые надгробия. В северной части находилась стена с замурованными урнами с прахом. В центре – служебное здание с моргом и траурным залом, рядом с ним – небольшая часовенка для молитв и уединения.

Ледневу повезло – его IQ[2] позволил подняться до руководящего поста, после чего он полюбил свое назначение. Теперь над ним не стояло начальство, он занимал самый большой кабинет, но главное, мог тайно хоронить людей. Последним обстоятельством Олег пользовался достаточно часто, тем более что следы таких «преступлений» исчезали ровно через два года. Спасибо нанороботам-каннибалам в кладбищенской земле.

Этим утром, прежде чем зайти в административное здание, начальник кладбища решил удостовериться, что подготовка к очередным похоронам идет по плану. Леднев обогнул часовню и направился к зоне для VIP-персон.

У свежевырытой могилы стояла землекопалка. За рулем сидел Игнат - худощавый мужчина в черном рабочем комбинезоне. При виде начальника могильщик выключил мотор и улыбнулся.

- Доброе утро, Олег Станиславыч. Хороший денек, чтобы закопать еще одного гвардейца! А?

Игнат курил и любил выпить, поэтому выглядел не на тридцать, как большинство современных людей, а на все сорок лет. Его светлые давно не стриженые волосы у висков отливали сединой, надо лбом виднелись залысины, а кожа была бледнее, чем у некоторых покойников. Леднев знал мужчину двадцать лет, и хотя они не были друзьями, свободно говорили друг с другом почти на любые темы - Игнат не доносчик и сам недолюбливал Конгресс.

- Не ляпни такое при посторонних, – прищурился Олег. - Для меня, конечно, честь сесть за землекопалку и вырыть для тебя могилу, но желания нет.

Игнат рассмеялся и достал из нагрудного кармана сигарету.

- Ничо, Олег Станиславыч. Пока гвардейцев нет, можно. Работу я почти закончил.

- Не забудь прикрыть землю полотном. И поспеши с сингуматором[3].

- Знаю, - кивнул гробовщик, щелкая зажигалкой, - не впервой. Закопаем гвардейца как положено.

- Не просто гвардейца, а командира дивизии. Вся верхушка приедет.

- Успею, - отмахнулся Игнат. – Они ж все равно сначала в зале речь толкать будут, только потом сюда пойдут.

- Я предупредил. У них с дисциплиной строго, если подведем...

- Да не волнуйтесь вы, все сделаю в лучшем виде. Для дорогих гостей гробов не жалко. У, роботы безмозглые.

Мужчина смачно харкнул в могилу, и, опомнившись, виновато посмотрел на начальника.

- Сигарету, - одобрительно хмыкнул Леднев, - и я ничего не видел.

Игнат протянул Олегу пачку и прикурил.

- Ненавижу этих долбаных роботов, - в сердцах выпалил Игнат.

- Как и все, - медленно затягиваясь, кивнул начальник кладбища. – Кстати, они не роботы.

- Ну, андроиды[4]. Один хрен.

- Может, они люди. Никто не знает.

- Да уж. Под формой и не разберешь, - могильщик дернул подбородком. - Ишь, закупориваются! И ботинки, и штаны, куртки, и перчатки, и шлемы черные зеркальные – не разглядишь. Но я думаю, роботы. Какой человек будет всю жизнь в шлеме ходить?

- Может, они их дома снимают.

- Ладно, - Игнат повысил голос, - а как быть с убийствами? Они ведь любого подстрелить могут. Мне давеча друган рассказывал, у гвардейцев в отчетах, там, где причина смерти, везде стоит «неподчинение властям».

- Конгресс разрешил ублюдкам убивать в рамках закона, а они эти рамки пытаются расширить, - Леднев почувствовал, как сжались кулаки, и поспешил выдохнуть. - Так всегда бывает.

Сломанную сигарету пришлось бросить на кучу земли.

- Слава богу, в центре они появляются редко, - перекрестился Игнат. - Хоть бы вообще не приезжали. Пусть на границах чистки проводят, нечего народ пугать. И хоронили бы своих тоже на границе. Там и место есть подходящее – свалка.

- Уймись, - Олег увидел, как к воротам подъехал грузовик, - у нас гости.

- Легки на помине, - буркнул Игнат и включил зажигание. – Встречайте, а я работать буду.

Леднев поспешил навстречу гостям.

Шестеро гвардейцев вытащили из кузова тяжелый гроб, обитый белым шелком.

- Куда ставить? - спросил один из шлемоголовых.

- Прошу за мной.

Олег проводил гвардейцев к зданию, лично открыл двери траурного зала, украшенного искусственными лилиями, и указал на постамент.

Люди в черном занесли гроб, открыли крышку и встали по сторонам почетным караулом.

Человек в черной форме и черном шлеме на белом шелке гроба смотрелся необычно. Ледневу не нравилось, что гвардейцев хоронят в полном облачении. Каждый раз на похоронах представителей правопорядка его так и подмывало приподнять стекло шлема и посмотреть, правда ли вместо лица у покойника микросхемы. Сегодня он это сделает. Но не сейчас. Олег покосился на застывших охранников и поспешно покинул центральный зал. Всему свое время.

Приглашенные приехали на двадцати автомобилях. Первыми из двух черных автобусов высыпали гвардейцы - сослуживцы покойного и дополнительная охрана. Они определили ключевые точки охраны, рассыпались по территории кладбища, административного здания и замерли черными статуями, готовые в любой момент взяться за оружие.

За ними подтянулись остальные. Среди гостей Леднев заметил представителей окружного Совета, директора газеты «Вестник-37», репортеров трех центральных каналов и конгрессмена Карчера с секретарем и легендарным «отрядом-11».

Олег проводил гостей в траурный зал. Там быстро указал телевизионщикам выгодные места для камер, подождал, пока все рассядутся, и встал за кафедру.

- Прошу собравшихся здесь принять мои самые искренние соболезнования, - произнес Леднев стандартную фразу. - В этот траурный час мы прощаемся с доблестным командиром пятой окружной дивизии. Прошу почтить его память минутой молчания.

Зал замер и, казалось, перестал дышать. Олег выждал положенное время, и уступил место новому командиру дивизии. Даже в этот траурный момент гвардеец не снял шлем.

- Мы все наслышаны о подвигах юнита 5/18190, - начал командир. - На службе его знали как отважного бойца, патриота, ревностного защитника закона…

Леднев тихо вышел. Он знал, что скажут все эти гиены: «от нас ушел храбрый солдат», «он был образцом отваги и дисциплины», «на его счету более сотни обезвреженных правонарушителей», «он чтил закон больше отца и матери», «с таких людей нужно брать пример»... Эти речи в сокращенном варианте вечером покажут по всем центральным каналам. К тому же наступил момент подготовки декораций для главного события дня.

Олег вышел на улицу и направился к западному крылу административного здания, где располагался цветник. Там он срезал две самые красивые белые розы и закапал глаза жидкостью из непрозрачного флакончика. В носу защипало, из глаз потекли слезы. Едва разбирая дорогу, Леднев дошел до одной из могил неподалеку от VIP-зоны, и остановился, ожидая, когда вынесут тело.

Гроб вынесли как раз вовремя. Олег провел ладонью по холодной поверхности надгробного камня. С фотографии улыбался молодой парнишка, у него были светлые волосы, серо-голубые глаза и острый подбородок. Под снимком - скупые даты жизни и имя: Михаил Олегович Леднев.

Начальник кладбища шмыгнул носом и прижал розы к груди. Он знал, сейчас на него бросили взгляд практически все присутствующие. Олег ссутулился, стараясь выглядеть скорбящим отцом.

- Сын? – раздался за спиной сочувствующий голос.

- Да.

Леднев обернулся и увидел высокого плечистого мужчину, лет сорока, с квадратной челюстью и уродливым родимым пятном, сползающим с левого уха на скулу. Незнакомец шумно втянул в себя воздух и резко выдохнул.

- А у меня туточки отец закопан. Держись, - он хлопнул Олега по плечу. – Все там будем.

Громила наклонился ближе к надгробью и всмотрелся в фотографию.

- Ба, да вы прям точная копия, только у пацана подбородок пожиже будет. Сколько ему было?

- Семнадцать.

Олег кашлянул, намекая, чтобы его оставили в покое, но мужик с родимым пятном даже не обернулся.

- Видный парень был. Ты эта, давай, второго сострогай, пока не помер. Негоже без наследников на тот свет уходить.

Леднев снова кашлянул, и громила встрепенулся.

- Я чего подошел-то! Спасибо сказать хотел. Больно вы красивые похороны моему отцу состряпали. Все аж разрыдались, когда его могилку в цветах увидали.

- Не за что, - Олег переступил с ноги на ногу.

- Да, - кивнул незнакомец. – Ухожу. Ежели чего понадобится, звоните. Телефон мой у вас есть, Гвоздь моя фамилия. Петром звать.

Леднев кивнул.

Когда громила отошел подальше, Олег положил розы на холмик и присел рядом, спрятав лицо в ладонях. Пусть все видят, как он скорбит по сыну, который сейчас действительно находится под землей. Только не в могиле, а в недостроенной ветке старого метро. Сейчас он наверняка обсуждает какую-нибудь юную блондинку вместе с теми членами Сопротивления, кто тоже «покоится» на этом кладбище.

Вот они плюсы работы – можно хоронить кого угодно, и ни перед кем не отчитываться.

 

* * *

 

Похороны гвардейца закончились салютом из ОСА[5]. Гости разъехались, Игнат демонтировал сингуматор и наскоро засыпал могилу. Приводить ее в порядок и устанавливать надгробие служащие кладбища будут завтра, таким образом, у Леднева оставалось достаточно времени, чтобы выкопать гроб.

Апрельское солнце скрылось за горизонтом около десяти вечера. К этому времени Олег приготовил лопаты, фонари, медицинский сканер и устройство определения имплантов. Он сидел у свежего холмика, сложив инструменты неподалеку от могилы, и курил. Сегодня мужчина отпустил всех дежурных за исключением наружной охраны, а также отключил половину фонарей.

- Бу! – раздалось над ухом.

Олег подскочил, едва не подавившись сигаретой, и выругался.

- Мишка! Еще раз так сделаешь, закопаю по-настоящему!

- Не бубни, - хохотнул невысокий паренек. – Лучше охрану смени. Спят на посту.

- Потому и не меняю.

Олег улыбнулся и качнул головой. В восемнадцать лет он и сам любил подшутить над товарищами, а теперь, повзрослев, практически утратил чувство юмора. Его сыну это, кажется, не грозит.

Леднев-старший включил фонарь и направил в лицо молодому человеку. Светлые пряди падали на лоб почти на половину закрывая глаза.

- Миша, сколько раз повторять? Подстригись!

- И ходить бобриком, как ты? – возмутился паренек. – Спасибо, батя, обойдусь. Ты меня не по внешности оценивай, а по ТТХ[6].

- Ты имел в виду КПД[7]?

- По-любому. Давай уже копать.

Вдвоем дело шло быстро. Не успевшая осесть и утрамбоваться земля поддавалась легко, и через пятнадцать минут усилий на дне ямы показался грязный белый шелк гроба.

Ловко орудуя ломом, Михаил своротил защелки, и крышка отделилась.

- Тяжелый, зараза. Не пожалели настоящего дерева. Наверняка самую дорогую древесину выбрали, - поморщился Леднев-младший.

Олег навалился на крышку.

- Толкаем?

- Погоди, - Михаил протянул отцу ладонь и хитро прищурился. – Спорим, что они все-таки андроиды?

- Спорим, - согласился Леднев-старший. – Ты проиграешь.

- Не проиграю. Ты сам видел этих тварей в деле – ни жалости, ни сомнения. Автоматы, да и только. Их будто запрограммировали.

- Или выдрессировали, - подсказал начальник кладбища.

- Нельзя столько людей превратить в зверей.

- Можно. Если воспитывать с раннего детства. На что спорим? – поинтересовался Олег.

- На желание? - плутовски подмигнул парень.

- Твои желания мне слишком дорого обходятся, - Олег улыбнулся. - Давай так. Если выигрываешь ты, имеешь права отказаться от участия в любой операции. Если выиграю я – имею право запретить тебе участие в любой операции.

- Нет. Если выиграю я, то участвую, в чем захочу в ближайшие полгода.

- Если обещаешь не лезть на рожон, - назидательно поднял указательный палец Леднев-старший.

- Что, неужели согласен? – удивился молодой человек. – Неужели отпустишь своего единственного сына штурмовать Белый дом?

- Не отпущу, а заставлю, - едва сдерживая улыбку ответил Олег, - это во-первых, а во-вторых, ты не выиграешь. Толкаем. На счет «три». Раз, два, три!

Крышка гроба сдвинулась. Михаил направил фонарь на мертвое тело.

- Чур, шлем снимаю я!

Леднев-старший качнул головой. Странное поколение растет – отчаянное, безбашенное, рисковое. Дети своего времени и среды. Иногда Олег задавался вопросом, что было бы, если б в свое время он не привел мальчугана в Сопротивление? Смог бы тот стрелять в полицейских, без страха пробираться по ночному городу, зная, что если его остановит патруль, мгновенно убьет как нарушителя режима, ведь для Конгресса Миша был мертв, и его СМП уничтожили в установленном порядке?

Олег взял у сына фонарь. Сейчас они выяснят, что скрывает зеркальный шлем – лицо или микросхемы. Михаил обхватил черную зеркальную сферу руками и потянул.

Под шлемом оказалась вполне обычная человеческая голова.

- Невезуха! – выдохнул паренек.

- Я же говорил, проиграешь, - улыбнулся Олег и пристально посмотрел на покойника.

Мертвое лицо показалось главе повстанцев неприятным. Широко расставленные глаза, хищный нос, тонкие губы и мягкий, почти детский, подбородок.

- Ему бы усы, и получится вылитый Шеймас Донахью, - произнес Михаил.

- Похож, - согласился Леднев-старший. – Вылезай и брось мне «Ю[8]». Дальше я сам.

Медицинский сканер и устройство определения имплантов действовали схожим образом - дистанционно сканировали тело рентгеновскими лучами, ультракороткими звуковыми сигналами, определяли температуру тела на разных его участках и еще ряд параметров. После окончания сканирования выдавали список и марки имплантов в организме. Температурный анализ на трупе был непоказательным, поэтому Олег отключил соответствующую опцию, а в остальном проверил все тело.

- Что там? – полюбопытствовал Михаил, заглядывая в могилу.

- Большая часть – стандартный набор полиции: нейтрализатор молочной кислоты в мышцах, искусственно наращенные мышцы и контроллер равновесия во внутреннем ухе. А еще пара чипов в черепе.

- Контроль?

- Скорее всего.

- Значит, - обрадовался Леднев-младший, - все-таки я был прав, когда говорил, что таких зверей воспитать невозможно? Им приказывают?

- Вероятно. Есть еще один вариант – этот чип напротив, сдерживает жестокость. - Олег надел шлем на мертвого гвардейца, бросил сыну оборудование и выбрался из могилы. - Закапываем. Мы узнали все, что нужно.

- Может, вскроем ему череп и вытащим те штуки? Хоть посмотрим.

- Опасно. Иногда тела эксгумируют. Особенно полицейских и гвардейцев. Проверяют.

- Обидно, - Михаил взялся за лопату. – Емельянов надеялся, что нам удастся переманить на свою сторону хотя бы несколько гвардейцев. Тогда мы узнали бы все их секреты. И слабые места. Но раз у них компьютер в башке, они нам не помощники.

- Придется стрелять на поражение, - согласился Олег. – Учтем.

Могилу забросали землей.

- Может, переночуешь у меня? – с надежной спросил Леднев-старший. – В комфорте.

- Солдат должен привыкать к трудностям похода, - улыбнулся паренек. – Евангелие по Данилову.

Олег сдержанно улыбнулся и кивнул:

- Ну, тогда иди.

Михаил растворился в темноте, а Олег, улыбаясь и потирая натертую мозоль на ладони, пошел домой. Все-таки, он все сделал правильно. Мишей можно гордиться, и паренек еще не раз это докажет.

 


[1] gohome – убирайся домой (англ.).

[2] IQ - intelligence quotient (англ.) – коэффициент интеллекта.

[3] Сингуматор - ритуальный лифт, устройство для опускания гроба в могилу.

[4] Андроид – человекоподобный робот.

[5] ОСА – штурмовая винтовка, стандартное вооружение гвардейцев.

[6]ТТХ - тактико-технические характеристики. Используются для описания военной техники, оружия и андроидов.

[7]КПД – коэффициент полезного действия.

[8]Ю – устройство определения наличия в теле имплантов. Названо по аналогии аббревиатуры УОИ с английским YOU.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить