Илья Одинец - Часть 2. Северная Рандория. Глава 2. Дракон

Глава 2

Дракон

 

Каждый день дракон облетал подведомственные ему территории. Конечно, официально они ему не принадлежали, но ему нравилось считать, будто все людишки, что суетливо носятся по городу, что весь скот, заполонивший большую часть полей, все деревеньки, дороги, торговые тракты, поля, леса и горы принадлежат ему. Он чувствовал свою власть над всем, что проносилось под его крыльями, потому что его могущество было практически безгранично.

В один момент дракон мог растоптать, разорвать, спалить все, что ему не понравится. Любой стог сена, любое строение, любого человека, любую деревню, и даже всю столицу махом. Стоило только снизиться, набрать в грудь побольше воздуха и выдохнуть.

Люди боялись этого больше всего на свете, и дракон этим пользовался. Ведь им, несчастным, и в голову не могло придти, что на самом-то деле он никогда так не сделает, потому что драконы - мудрая раса, появившаяся на земле гораздо раньше человеческой, и потому успевшая набраться опыта и поумнеть. А люди так и остались глупыми никчемными паразитами, все помыслы которых занимает лишь борьба за выживание и процветание. Они только и делают, что воюют друг с другом за территории и богатства - цветные минералы, которые подчас ставят выше собственной жизни. А ведь это всего лишь камни: рубины, алмазы, сапфиры, изумруды, опалы, почти то же самое, что гранит, медь, алюминий, графит и кварц, только красивее. И это снова подтверждает превосходство драконов над людьми, потому что драконам не нужны драгоценные камни, единственное, что они ценят: жизнь и свободу. А это поважнее любых блестяшек.

Тем не менее, драгоценные камни у дракона все же были. И в огромном количестве. Столько, что если бы эту "коллекцию" увидел какой-нибудь человек, тотчас сошел бы с ума от жадности, зависти и желания обладать ею. Поэтому дракон никому свою "коллекцию" не показывал, но все знали, что она у него есть. Это было частью Плана.

Дракон снизился над полем и, разинув пасть, понесся прямо к пастуху, пасшему овец. Человечишка увидел приближающуюся к нему зверюгу и замер, закрыл глаза руками, но не убежал, даже не позвал на помощь, зато намочил штаны. Резкий запах ударил в ноздри дракону, когда он пролетел над пастухом.

Дракон взмыл в небо, смеясь и кашляя дымом. Ему было весело. Ему нравилось пугать людишек и ощущать собственную власть над ними, собственное превосходство, собственный ум и свободу. А они этого не понимали, считали его чудовищем - глупым, злым и очень опасным, поэтому боялись, но не трогали - знали, что не справятся. Когда дракон только поселился в горах Северной Рандории, король тотчас направил против него целую армию в надежде если не убить, то прогнать злобную тварь. Это было веселое время. Дракон и сейчас смеялся, вспоминая произошедшее.

 

Место, которое он мог бы назвать домом, дракон выбирал тщательно и придирчиво. Ему была нужна особая гора: достаточно высокая, чтобы нависающие облака скрывали его от обитателей земли, и достаточно пологая, чтобы можно было вытянуться на вершине в полный рост. Дополнительными критериями для отбора стали наличие крутых обрывов в нижней половине и пещеры, где дракон мог бы хранить драгоценные камни. Главное же состояло в том, чтобы до логова никто не мог добраться - ни конный, ни пеший, ни любитель природы, ни охотник за драконами. Особенно охотник за драконами. И после долгих поисков, он нашел то, что искал.

Обычно он спал до обеда, когда солнце поднималось в высшую точку горизонта и будило его теплом, проникающим сквозь чешую. Тогда он открывал глаза, потягивался, разминая каждую мышцу, и летел на поиски пищи. В то время пищей ему служил случайный скот с человеческих пастбищ. Пары коров было достаточно, чтобы поддерживать нужную температуру тела и не набирать лишний вес. Он не разбойничал и не разгонял скот намеренно, просто пытался не умереть с голоду. Пастухи же посчитали, что две коровы в день - слишком большая потеря, и пожаловались королю.

И вот однажды, проснувшись как обычно в обед, дракон заметил между горами подозрительное шевеление. Снизившись, он увидел королевскую армию: сотни, если не тысячи людишек, штурмовавших неприступные скалы. Они старались производить как можно больше шума: бряцали медными щитами, топали ногами, ударяли друг о друга металлические шлемы. Кое у кого дракон разглядел даже бубны и кастрюли с поварешками. Людишки старались шуметь как можно громче и явно считали дракона идиотом. И дракон разозлился. Это понятно - никому не нравится, когда его считают идиотом.

Он выдохнул на них дым и полетел на поиски пищи.

Когда сытый и оттого довольный, дракон вернулся домой, то обнаружил, что дым нисколько не напугал мелких тварей, они упорно ползли по скалам, хотя наверняка понимали, что далеко им не уползти.

Тогда дракон решил устроить показательное представление: выломал из скалы два небольших камня и пустил их, как лавину прямо рядом с людишками. И со смехом смотрел, как они удирают, скатываясь вниз на пятой точке.

Чтобы окончательно напугать вредителей, дракон сел неподалеку и выпустил из себя огненный шторм второй категории. Этого оказалось достаточно, чтобы армия разбежалась в разные стороны.

Дракон долго смеялся, глядя на мельтешение и панику, кружил над убегающими, а когда они выбрались из гористой местности и побежали по лугам, полетел над ними так низко, что ветер, понимающийся от движений его крыльев, сбил несколько людишек с ног.

Тогда-то и родился План. И именно тогда он сделал первый шаг к его осуществлению.

Дракону было понятно, что просто так его в покое не оставят. Если не получилось взять грубой силой, значит, стоит сменить тактику, и логическим продолжением армии стали бы смельчаки-одиночки, карабкающиеся по горам и мешающие спать, а также отравленные чучела коров, которые глупый дракон сослепу будет считать настоящим животным. Конечно, до всего этого людишки могли и не додуматься, но он предпочитал переоценить противника и приготовиться к худшему. Это лучше, чем однажды проснуться с копьем в глазу или действительно съесть отравленную корову.

Поэтому он стал кружить над убегающей армией, выискивая главного. Лучше бы конечно поговорить с самым главным, то есть королем, но король в замке, а рушить замок ради того, чтобы договориться о мире - не самое мирное решение. Поэтому дракону пришлось довольствоваться генералом.

Генерал бежал одним из последних. Не потому что был героем и не потому, что беспокоился об отставших, просто бежать быстрее ему не позволяла комплекция. Он был таким толстым, что дракон подивился, как тот вообще может бежать. Прикинув рост этого высокопоставленного человечишки и вес, вычислив коэффициент массы тела, помножив его на собственную длину, дракон задумчиво прикрыл глаза - в подобной ситуации он бы никогда не смог взлететь. А этот бежит. Видимо, дракон сильно его испугал.

Это стало еще одним поводом для смеха и гордости, но на смех времени не было, следовало позаботиться о собственной безопасности.

Дракон прицелился, как делал это во время охоты, рассчитал расстояние до генерала, скорость его бега, собственную скорость и зашел на посадочный круг.

В целом получилось даже эффектнее, чем задумывалось: дракон приземлился перед генералом так стремительно, что тот едва успел остановиться. Человечишка понял, что находится в досягаемости не только смертельно опасного огненного дыхания, но и в поле досягаемости удара хвостом, и замер. Как можно медленнее, чтобы не нервировать трусоватого генерала, дракон опустил голову и как можно дружелюбнее произнес:

- Я буду говорить, а ты будешь меня слушать.

Эти слова дались дракону с большим трудом, потому что хоть он и выучил варварский язык людишек, язык его был предназначен для других звуков. Тем не менее, генерал прекрасно его понял, но реакция человека дракона поразила: вместо того, чтобы кивнуть, человечишка заголосил, будто его режут, и бросился бежать.

- Я хочу поговорить! - уже громче добавил дракон и схватил толстяка правой передней лапой.

- Помогите! Спасите! Дракон! - голосил толстяк.

Войско, частично сбежавшее, частично остановившееся на порядочном от дракона расстоянии, надо отдать ему должное, не растерялось. Люди начали подтягиваться, и в дракона полетели стрелы.

- Не стреляйте, - произнес дракон. - Я ничего плохого не сделаю. Я хочу поговорить.

Но стрел меньше не стало, и толстяк все также орал и дергался.

Тогда дракон расправил крылья и взлетел.

- Не хочешь по-хорошему, - сказал он генералу, - будет как получится. Заткнись уже, а?

Дракон отнес человека домой, на вершину горы. Поставил на землю, а сам лег, свернувшись полукольцом. Генералишка перестал вопить и орать, потому что понял - здесь его никто не спасет. Он попятился, но дракон положил хвост, преграждая все пути для отступления, да и отступать было некуда.

- Ч-ч-чего тебе надо? - спросил генерал дрожащим голосом.

- Мне, - улыбнулся дракон. - Много чего. Но в первую очередь, спокойствия. Мне, видишь ли,  не очень понравилось сегодняшнее представление, и хотелось бы получить гарантии, что подобного больше не повториться. Ни в каких масштабах: ни в масштабах армии, ни в масштабах одинокого охотника на драконов. Ты можешь мне это гарантировать?

- Н-н-не могу, - пролепетал генерал. - Я - птица подневольная, что скажут, то и делаю. И солдаты у меня такие же.

- Значит, - выдохнул дракон, - надо было с королем разговаривать… а ты можешь передать ему мои слова?

- М-м-могу.

- Тогда жди.

Дракон поднялся и соскочил со скалы на нижний уступ, взмахнул крыльями и оказался рядом с пещерой. Влез в узкий неудобный лаз, прополз немного на брюхе и попал в просторный каменный зал, где хранил свои сокровища. Сгреб лапой, сколько получилось, и вернулся на скалу.

- Вот, - он высыпал драгоценности перед генералом.

Вспоминая этот эпизод позже, дракон не мог удержаться от смеха - до того изменился человечишка. Из дрожащей, словно земля под ногами приземлившегося дракона, твари, он превратился в жаднейшего из жаднейших - глаза его загорелись, словно звезды самой темной ночью, рот открылся, колени подогнулись, и он буквально упал на гору блестяшек.

Дракон подождал, пока генерал насладится видом, а потом поднял его к глазам и выдохнул немного дыма, чтобы тот пришел в себя.

- Слушай внимательно, человек, дважды повторять не стану. Все, что я скажу, передашь королю слово в слово. Понял?

- Понял.

- Первое. Эта гора и все окрестные горы - мои. Сюда никто не должен приходить. Это ясно?

Генерал кивнул.

- Второе. Чтобы мы с вами жили мирно, организуйте мне личное стадо коров и овец, чтобы я мог прилетать, когда мне надо, и брать столько, сколько сочту необходимым. Тогда другие ваши стада я трогать не буду, и повод для конфликтов исчезнет. Сможешь сделать?

Человечишка обернулся на гору минералов и сглотнул.

- Сможешь. Очень хорошо. Теперь третье. Сокровища, которые ты видишь, лишь малая часть того, что у меня есть. Но, как я уже упоминал, никто не должен приближаться к моим горам. А чтобы не было соблазна, поясню: добраться до сокровищ все равно никто, кроме меня, не сможет, потому как вы, людишки, не умеете летать. А если кому-то придет в голову искать их в моих горах, - дракон выдохнул дым и коротко подытожил: - съем и не поморщусь.

Генералишка снова задрожал, и дракон уже миролюбивее продолжил:

- Какое там по счету? Неважно. Я не хочу видеть в моих горах не только охотников за сокровищами, но и охотников на драконов, и спокойствие это обеспечите мне вы. За каждого приведенного ко мне на съедение охотника на драконов, буду давать так любимые вам драгоценные камни. Ясно? Чем больше охотников приведете, тем больше камней получите. Запомнил? А теперь давай, рассовывай по карманам камушки, а остальное, так и быть, донесу прямо до дворца. Передашь королю. И камни и слова. Все ясно? И если вы мое предложение не примете, прилечу прямо в столицу и спалю все и вся. Потому как это моя территория, а если соседи мне будут мешать и не захотят договариваться, то от них проще избавиться, чем терпеть.

 

Дракон и сейчас улыбался, вспоминая, как на следующий день, пролетая над владениями, на отдаленном лугу заметил стадо коров, между которыми паслись и овцы. Пастух - дрожащий тощий паренек - держал над головой огромный (по человеческим меркам, по драконьим - просто малюсенький) плакат с неуклюжим изображением дракона.

Сейчас плакат уже убрали, потому что дракон привык прилетать на один и тот же луг к своему стаду и чужих коров не трогал. Тем не менее, он не перестал развлекаться - иногда пугал пастухов и стада, иногда приземлялся посреди какой-нибудь деревеньки и выпускал из ноздрей дым, отчего людишки впадали в панику, а иногда просто бросал тут и там несколько драгоценных камней и наблюдал, как человечишки награждают друг друга тумаками. Больше развлечений у дракона не было, а потому с каждым годом ему становилось все тоскливее и тоскливее. Но он не терял надежду, что когда-нибудь появятся люди, которые не будут его бояться и с которыми можно будет поговорить. Драконий ум нуждался в тренировках, а ничто не тренирует лучше, чем беседа с умным драконом или, на худой конец, человеком.

Дракон взмыл в небо и полетел над торговым трактом, высматривая, не появился ли на горизонте тот, кто хотя бы на время скрасит его одиночество.

 

* * *

 

Заперев дочь в башне, Ольгест поспешно спустился вниз и вернулся к гостям. Ему было необыкновенно стыдно за поведение Лияны, а еще он сильно разозлился. Он потакал всем прихотям девчонки, полагая, что в свое время она подчинится ему из благодарности и потому, что она все же была хорошей девушкой. Однако получилось иначе. Лияну избаловали, не нужно было позволять ей встречаться с сыном Кусуса-Вкусуса.

Ольгест нацепил на лицо дружелюбную улыбку, стараясь не слишком сильно обнажать зубы, чтобы не нервировать и без того нервничающих гостей, и сел на место.

Наследный принц Зандии был взволнован. Он, несомненно, понимал, что произошло, и теперь наверняка что-то для себя решил. Его наставник пришел в себя, и его лицо приняло прежний цвет, а дама, Ольгест не обратил внимания на ее чин и имя, все так же неподвижно сидела по левую руку от Морыша.

- Прошу простить меня и мою дочь, - развел руками король. - Ее высочество перенервничала и повела себя как капризная девчонка. Уверяю вас, это не от плохого воспитания. Молодость.

Его величество развел руками, приглашая гостей улыбнуться, но реакции не последовало.

- Что ж, теперь перейти делу, - сухо с небольшим акцентом произнес бородач. - Мы взрослые люди и называть вещи своим имя. У вас товар, у нас купец, у вас огромный территория, который вы использовать под пастбища, у нас катастрофический нехватка земли, у вас любовь к драгоценные камни, у нас деньги…

Ольгест позволил себе легкую улыбку. Наставник наследного принца Зандии имел неплохое представление о положении Северной Радории и не только пересказал все очень точно и очень кратно, но и тактически очень верно для того, кто приехал на переговоры. Были озвучены сильные и слабые стороны обоих королевств, таким образом Рандория и Зандия как бы уравновесились в правах. Но Ольгесту все равно было немного обидно, что заморские гости считают все всего лишь равноценным обменом, а это было не так. Ведь у Рандории есть преимущество.

- Насчет драгоценностей, - кашлянул Ольгест. - Мы любим камни, это верно, но в ваших деньгах не нуждаемся. К концу года у нас будут собственные рудники.

Это заявление стало для бородача неприятным сюрпризом, а вот наследный принц не повел и бровью, будто это не его сейчас пытались продать под видом свадьбы.

- Вы хотеть сказать, - произнес бородач, покосившись поочередно на королеву и занятых негромким разговором первых людей королевства, сидящих за столом, - что свадьба вам не выгодна?

- Выгодна, - успокоил гостя его величество. - Но на наших условиях.

- Вы диктовать условий? Я думать, это будет честный свадьба. Вы нам земли, мы вам деньги на драгоценный камни.

- Ваше высочество, - обратился Ольгест к Морышу. - Вы ведь планировали увести невесту в Зандию?

Толстяк важно кивнул.

- С расчетом в будущем?..

- Пока мы не иметь расчета.

- Пока?

Морыш снова кивнул и с не менее важным видом ответил:

- Не думать же вы, будто мы не получить от этого союза выгода? Как приданое вы давать часть земель.

- Обязательно, - кивнул Ольгест. - Только вот с учетом того, что теперь ваши деньги нам не нужны, предлагаю вам переехать в Зандию и править моим королевством. Лияна - моя единственная наследница и выдать ее замуж на сторону все равно, что лишить Рандорию короля.

Вот теперь принц побледнел. С минуту он не произносил ни слова, а потом покачал головой:

- Ваша дочь есть не подарок. Она питаться кровью. Есть опасность для жизни.

- Она пошутила, - настойчиво произнес Ольгест. - Мы очень терпимо относимся к людям, да и сами не так уж от них отличаемся.

- А потомство? Каким стать наши дети?

- Пятьдесят на пятьдесят. Может родиться человек, а может вампир. Вас это не должно волновать.

- Да, но если я жить здесь… тут всюду вампир! Мы будем думать над ваше предложение. Сильно думать.

- Думайте, - вздохнул Ольгест.

Гости поднялись из-за стола. Его величество и ее величество тоже встали, за ними поднялись и все присутствующие.

- Вас проводят, - Ольгест сделал знак. - Отдыхайте.

Как только широкая спина Морыша скрылась за дверью, его величество тяжело опустился на скамью. Королева Сельгия положила руку на плечо мужа и тихонько шепнула:

- Не переживай. Они согласятся.

- Переживаю. Не согласятся. А если не согласятся, если не поверили в то, что нам нечего терять и их деньги нас не интересуют, значит, мы будем вынуждены согласиться на их условия. Мы не можем упустить удобный момент и не захватить Иллорские рудники, а значит, к осени нужно собрать армию, и только Зандия сможет обеспечить нас оружием. И если Морыш ответит отказом…

- Мы можем найти другого мужа для дочери.

- Другого? Кого? Принцев не так уж и много, да и из тех, что есть, мало кто согласится жениться на вампирше…

Сельгия вздохнула.

- Морыш - наш единственный вариант, - Ольгест понизил голос, чтобы не услышали придворные. - Или, может, ты предлагаешь выдать ее за поваренка?

Женщина опустила глаза.

- Тогда, по крайней мере, она осталась бы дома.

- И королевством будет править повар! Ты сошла с ума?! Никто, кроме Морыша, ей не подходит. Они уедут в Зандию, но я позабочусь о том, чтобы трон не остался без правителя.

- Как?

- Если мы захватим Иллорию, у нас будет достаточно сил, чтобы справиться и с Зандией.

Сельгия прикрыла глаза.

- Понимаю, тебе эти вопросы непонятны и не интересны. Но поверь, я знаю, что делаю. А ты поговори с Лияной. Попытайся убедить ее в том, что Морыш - лучшая партия. А не получится, объясни, что я убью ее поваренка.

Ольгест поднялся из-за стола и отправился в свои покои.

Он был прирожденным королем: жестким, предусмотрительным, сильным, готовым пожертвовать всем, ради блага королевства. И Ольгесту было обидно, что его собственная дочь этого не понимала и ставила палки ему в колеса, а ведь она должна была пойти в него, стать такой же сильной и дальновидной. Обхаживала бы Морыша, ведя свою линию, убеждала бы его во взаимной выгоде их союза и, глядишь, сумела бы найти слабую струнку его высочества. И тогда Ольгест получил бы все, о чем мечтал.

Но пока у него были лишь заботы: трон, дочь и война.

 

* * *

 

Наверное впервые в жизни Ивор чувствовал себя абсолютно счастливым: они находились далеко от монастыря святого Палтуса, далеко от королевского замка, далеко от Кливра, далеко от Иллории и были в относительной безопасности. Рядом с ними были друзья, но самое главное Ирия полностью и абсолютно выздоровела, избавилась от недуга и теперь могла говорить.

При первых словах, произнесенных девушкой, Ивор замер, а потом бросился обниматься, на что тут же получил резонный ответ:

- Может хватит уже вести себя как девчонка? Куда пойдем?

Старый Явор перенес Ивора, Ирию, Бьорна и Верею в Северную Рандорию, и хоть никто из них до сего дня не был нигде, кроме Иллории, у них не возникло и тени сомнения, что они находятся очень и очень далеко от дома.

- Смотрите, здесь все совсем по-другому! И трава уже вылезла, и листья на деревьях, и, кажется, я вижу цветущий плавник!

Верея бросилась к траве, а Бьорн предупредил:

- Давайте не будем разделяться. Мы ведь не знаем, кто здесь живет.

Ивор улыбался. Может, оттого, что он был счастлив, все здесь казалось ему сказочным и прекрасным: и высокие деревья, и трава, и цветы, и пыльная дорога, ведущая вдоль леса, и домики с соломенными крышами в отдалении.

- Либо здесь теплее, - Бьорн снял куртку, - либо путешествие длилось дольше, чем нам показалось. Если бы мы были в Иллории, я бы сказал, что сейчас май, но никак не март. А Рандория не южнее, а севернее Иллории.

- Надо обязательно выяснить, какой сейчас месяц, - согласилась Ирия. - Ведь волшебник дал нам срок до сентября, а за это время нам нужно найти и убить дракона…

- И найти печатку, - кивнул Бьорн. - Мы идем за бродячими артистами. Если не заберем у них королевскую печатку, значит, наше путешествие сюда бесполезно.

- Ты хочешь сказать, мы разделимся? - спросил Ивор.

- Нет! Ни в коем случае! - топнула ногой Ирия. - Мы поможем вам найти печатку, а вы поможете нам убить дракона.

- Мы и не думали отлынивать от работы, - вступилась за Бьорна Верея. - Половина дракона наша, если вы понимаете, о чем я. Нам нужно было в Рандорию, вот мы сюда и попали, поэтому ничуть не меньше вашего обязаны Явору.

- И повязаны договором, - Ивор снял рубашку и посмотрел на дракона на груди при свете дня.

На солнце он уже не казался таким уж красным, но четко выделялся на коже, как комариный укус, если бы молодого человека покусали комары-художники, нарисовавшие на его груди очертания дикого зверя.

- Злой, - поежилась Верея.

- Но нам придется его убить, - кивнула Ирия, - хотим мы этого или нет. Ивор, где твоя игла?

Только сейчас Ивор вспомнил, что сумасшедший волшебник дал ему серебряную иглу, с помощью которой и нужно было убить дракона. Он осторожно открыл сумку и заглянул внутрь.

- Пожалуй, я вырежу для нее деревянный чехол. Как ножны, только для иглы. Тогда ее можно будет нести, не опасаясь умереть от нечаянного укола.

- Тебе подойдет липа, - посоветовала Верея. - У нее самая мягкая древесина. Я срежу тебе подходящую ветку.

- Спасибо.

Ивор улыбнулся травнице и, прищурившись, посмотрел в сторону домиков.

- Пойдем в деревню? Спросим, не проходили ли мимо них бродячие артисты. А когда покончим с поисками и заберем вашу печатку, займемся драконом.

- Давайте, - согласился Бьорн. - Заодно в деревне можно и про дракона узнать.

Итак, все разрешилось быстро и легко. Вчетвером они бодро шагали по дороге вдоль леса и переговаривались. Верея не уставала восхищаться травой, что в изобилии росла повсюду, изредка она ненадолго отставала, заинтересовавшись очередным цветком, а потом догоняла остальных и рассказывала, что здесь попадаются такие растения, какие в Иллории никогда не росли.

Ирия шла рядом с Бьорном и рассказывала о монастыре. Ивор видел, какими глазами молодой человек смотрит на Ирию и немного ревновал. Раньше все внимание девушки доставалось только ему, а теперь у него появился "соперник", и хоть намерения у него, судя по всему, были самые добрые, иногда Ивору становилось не по себе. Но он не собирался вмешиваться.

Внезапно Ирия остановилась:

- Я что-то слышу. Здесь, рядом кто-то есть.

Ивор достал из-за пояса кинжал, который ему подарил Бьорн, и увидел, что молодой человек тоже вооружился - тем самым ножом с голубым лезвием, который для него оказался дороже кинжала с серебряной рукоятью.

Ивор прижал палец к губам, пригнулся и направился в лес.

- Левее, - шепнула Ирия.

Бьорн шел рядом.

- Вот он! Хватай!

В двадцати шагах от них в кустах притаился незнакомец - худощавый блондинистый бледный мужичок с хищным блеском в светлых, почти белых глазах. В руках он держал небольшой самодельный лук.

Ивор бросился на незнакомца и повалил на землю, но почувствовал, что его "жертва" сдаваться не собирается - незнакомец оказался довольно сильным. Он выбил кинжал, сжал руки на горле Ивора и сдавил.

Бьорн поспешил на помощь, но тоже лишился оружия - блондин очень ловко орудовал не только руками, но и ногами. Оставшись без ножа, Бьорн не растерялся - схватил незнакомца за руки. Блондин ослабил хватку, и Ивор смог вдохнуть. Мужик между тем перекатился на живот, придавив Ивора к земле, и замахнулся. Бьорн прыгнул на незнакомца, и все трое покатились по траве.

Незнакомец оказался сильнее Ивора, и если бы не помощь Бьорна, молодому человеку пришлось бы туго. Блондин ударил его по лицу и разбил бровь, а когда красная капля попала ему на лицо, странно улыбнулся и облизал губы. И Ивор едва не перестал бороться - так его поразили длинные белые зубы мужчины.

- Вампир, - выдохнул он и, собрав силы, поймал обе руки незнакомца.

Бьорн тем временем пытался совладать с ногами бледнолицего.

Схватка закончилась неожиданно: Верея подобрала нож Бьорна, обошла дерущихся и приставила лезвие к горлу незнакомца.

- Не шевелись, - посоветовала она негромко, и блондин ее понял.

Вампир перестал сопротивляться, и Ивор с Бьорном связали его по рукам и ногам.

- Может, и рот ему чем-нибудь заткнуть? - с сомнением спросил Ивор, глядя на блондина.

- Зачем? - удивилась Верея. - Не подходи, он и не укусит.

- Да не собирался я никого кусать, - неожиданно произнес незнакомец. - Сидел себе в кустах, куропатку караулил, а тут вы с ножами.

- Так ты не собирался на нас нападать? - спросил Бьорн и обернулся к Верее. - Почему мы его понимаем? Он ведь не по-нашему говорит? Или по-нашему?

- По-вашему, это как? Вы откуда? Издалека? Я и смотрю, что не вампиры.

- Мы из Иллории, - пояснила Ирия.

- Зачем ты с ним говоришь? - Ивор поискал в траве кинжал и пристроил его на поясе.

- А что, раз я вампир, то и поговорить со мной нельзя? Между прочим, это вы здесь чужаки, а я как раз свой. Так что вам повезло, что меня встретили. Может, развяжите?

- И не подумаем, - холодно ответил Бьорн.

- Да я не кусаюсь! Честно!

Вампир улыбнулся, видимо, демонстрируя дружелюбие, но Ивора передернуло от вида длинных острых зубов.

- Не развяжем, - отрезал он.

- А что? Что я вам такого сделал? Бровь тебе разбил? Так ты сам виноват! Нечего было нападать!

- Нечего было в кустах прятаться.

- Да говорю же, я куропатку выслеживал, а тут вы как наброситесь! Что мне оставалось делать, по-твоему?

- Может, действительно его развязать? - предложила Ирия.

- Я против, - качнул головой Ивор.

- Я тоже, - поддержала верея. - Бьорн?

Но Бьорн не ответил, он задумчиво смотрел на вампира, а потом присел рядом.

- Что значит "вы здесь чужаки, а я свой"? Ты ведь вампир. А значит, такой же чужак, как мы. Я же знаю, как к вампирам относятся. Однажды отец поймал такого… - молодой человек запнулся и вопросительно поднял брови.

Незнакомец неожиданно запрокинул голову и раскатисто рассмеялся.

- Вы что, ничего про Северную Рандорию не слышали? Здесь же одни вампиры и живут!

- Что?

- Как?

- Почему вампиры?

Для друзей это стало не просто неприятным сюрпризом, но практически крушением всех надежд на приятное путешествие. А незнакомец, отсмеявшись, выдохнул и с улыбкой, которую можно с легкостью принять за оскал, пояснил:

- Здесь всегда жили только вампиры. Люди, конечно, тоже, но, по понятным причинам, их становилось все меньше, пока не остались единицы. Так что вы зря сюда пришли. Чужаков мы за версту чуем. Да вы не тряситесь. Не так уж в Рандории и страшно. У нас к людям неплохо относятся, и иногда даже смешанные браки случаются. Мы этого не одобряем, конечно, но и не зверствуем. Так что никто на вас набрасываться не станет. Если повода не давать. Эй, может, развяжите меня? Я провожу вас до деревни и расскажу, как себя вести.

- Может, развяжем его? - снова предложила Ирия.

Верея с сомнением покачала головой, а Ивор неожиданно согласился:

- А что, пусть проводит и расскажет, что к чему. А если снова напасть вздумает, так вдвоем мы его быстро свяжем, да, Бьорн?

Бьорн кивнул, а незнакомец возмутился:

- Да не нападал я на вас! Даже не собирался!

- А я считаю, нечего его развязывать, - упрямо повторила Верея. - Он мне не нравится.

- Мало ли кому что не нравится, - парировал вампир. - Мне вот твоя одежда не нравится. У нас женщины в мужское платье не рядятся и штанов не носят.

Верея отвернулась и отошла, а Ивор потянулся за кинжалом.

- Ну, смотри, если чего…

И разрезал веревки.

- Наконец-то! - выдохнул вампир и принялся потирать запястья. - По вашей милости без обеда остался!

- Скажи спасибо, что жив, - буркнула Верея. - Бьорн, я нашла твой нож.

- Рассказывай, - попросил Ивор. - Что у вас тут за порядки?

Вампир поднялся и поискал глазами в траве:

- Мой лук где-то валялся.

- Обойдешься.

- Так я что, пленник?

- Типа того, - ответил Бьорн. - Извини, но мы пока тебе не доверяем.

- Ну и ладно, - в голосе вампира звучала обида. - Меня, между прочим, Владом зовут. А вас?

- Ивор, - представился молодой человек. - Это Ирия, Верея и Бьорн.

Влад кивнул.

- Ладно, провожу вас до деревни. Вы вообще в Рандорию зачем приехали?

- По делу, - кратко ответила Верея. - Ты, случайно, бродячих артистов тут не видел?

- Видел. Они в нашей деревне не останавливались, только спросили, как до столицы добраться.

- И давно это было? - поинтересовался Бьорн.

- Недавно. Но они уже до столицы всяко добрались, так что если вы за ними идете, то вам вон в ту сторону, а в деревню заходить не надо.

- Тогда так и поступим. А ты показывай дорогу и пока на порядочное расстояние от деревни не отойдем, тебя не отпустим.

- Боитесь, я подмогу приведу? - обиделся Влад. - Да я… да я с лучшими намерениями! А вы!..

- Зря вы так, мальчики, - вступилась за вампира Ирия. - Видите, как он расстроился. Он ведь нам ничего плохого не сделал.

Блондин согласно кивнул.

- Можно, я рядом с тобой пойду?

Ирия кивнула, а Ивор угрожающе показал кинжал.

- Я следом за вами. Если что, больше кулаками махать не стану, сразу этой штукой воспользуюсь.

Вампир вздохнул и покачал головой:

- Зря вы так к людям, то есть к вампирам, с недоверием. Мы ведь чужакам тоже не очень-то и верим. В Северную Рандорию ведь просто так никто не приезжает, все с корыстными целями. А если цель корыстная, значит, хотят денег получить, камней драгоценных или иных выгод, а это значит, пришельцы становятся богаче, а мы беднее. А королевство наше и так не слишком богатое.

- Мы не разорять вас приехали, - уверила Верея. - Можешь не волноваться.

Влад с сомнением посмотрел на травницу, но промолчал.

 

* * *

 

Четверо молодых людей и вампир шли по широкой дороге вдоль леса. Дорога, видимо, часто использовалась, причем не только пешими, но и конными, и телегами и целыми обозами и караванами - она не просто была широкой, но и ровной, плотно утоптанной, почти гладкой. Так и должно было быть, ведь эта дорога соединяет Северную Рандорию с Иллорией, а может, с еще несколькими королевствами, и пользовались ей довольно часто.

Вскоре село с домиками с соломенными крышами осталось позади и они отошли достаточно далеко, чтобы можно было отпустить вампира, но тот, вроде, и не собирался возвращаться домой - шагал, как ни в чем не бывало, и насвистывал.

- Ну, пора прощаться, - произнес Бьорн. - Куда нам дальше идти? В какой стороне находится столица?

- Туда, - махнул рукой Влад. - Но я вас еще немного провожу, там место такое… просто так и не объяснишь.

- Развилка что ли?

- Нет. Дорога одна, но я покажу, как срезать. Она через горы идет и можно запросто заблудиться.

Впереди слева и правда были горы. Высокие, обрывистые, настоящие великаны, носящие вместо шляп облака. Справа же шла степь.

- А нельзя горы по степи обойти? - спросила Верея.

- Можно, но это лишняя неделя получится. Идемте-идемте, я покажу, как срезать.

- Ишь, добрый какой, - пробормотала Верея.

Она явно не верила ни единому слову бледнокожего блондина, а Бьорн был склонен доверять вампиру. Не то, чтобы он полностью ему поверил, но тот не проявлял агрессии, добровольно вызвался показать им дорогу через горы, хотя мог легко бросить их и уйти домой. Поэтому он шагал по широкой грунтовой дороге и ни о чем не беспокоился.

Неожиданно вампир, бодро топавший впереди группы, остановился.

- Перерыв, - объявил он.

- Зачем? Мы еще не устали.

- Знаю я, "не устали". Вам в горах силы понадобятся.

Бьорн посмотрел на девушек, поднял брови, глядя на Ивора, и тот пожал плечами.

- Идем дальше, - решил Бьорн.

- Вам нужно отдохнуть!

- В горах отдыхать ничем не хуже, чем посреди степи. Идем.

- Тогда, - вампир посмотрел куда-то вправо и тут же отвернулся, - пойдемте сразу напрямик.

И он сошел с дороги и зашагал прямо по траве, то и дело спотыкаясь о муравейники и запутываясь в стеблях ковыля.

- Идемте! - крикнул он.

И путникам ничего не оставалось делать, как последовать за провожатым.

Идти по траве было тяжелее - ноги цеплялись за траву, штаны облепляли "кошки" и репей, а Ирия вслух пожаловалась, что зря сменила штаны Ивора на платье.

- Ничего, - ободрил Влад. - Сейчас уже дорога будет.

Вскоре они и впрямь оказались на дороге, только это был не широкий тракт, а узкая, едва заметная тропинка.

- А ну, стой! - крикнула Верея, догнала вампира и схватила его за руку. - Куда ты нас ведешь?

- В Рандорию, - не моргнув глазом, ответил тот.

- В Рандорию? Это ловушка! Это не тракт и даже не дорога, а тропинка! Как часто и как много здесь ходят, а? И обоз ни один не проехал, потому что слишком узко и следов нет! Отвечай, куда нас ведешь!

Влад резко дернул руку и освободился от цепкой хватки травницы и отбежал в сторону.

- Верея! - крикнул он, сделал сложный знак руками, и переместился правее: - Бьорн! - и обежал вокруг друзей: - Ирия! Ивор! Теперь вы повязаны и привязаны.

И сел прямо на траву.

Бьорн шагнул было к Владу, но понял, что что-то его не пускает, будто вокруг нее вдруг образовалась невидимая упругая стена, которая прогибалась до определенного момента, а потом делалась прочной, как камень, и не пускала.

- Он нас заколдовал!

Верея, Ивор и Ирия также попытались разорвать путы, не пускающие их дальше пяти или шести шагов, но безуспешно.

- Никуда вы теперь не денетесь, - сплюнул Влад и обратился к травнице: - Слишком умная, да? Шла бы себе спокойно, так нет, нужно было все испортить.

Вампир поднялся, отряхнул штаны и по широкой дуге обошел пленников.

- Топайте за мной и не отставайте. Колдовство, которое вас держит, простое, но мощное, так что если упадете, оно вас по земле потащит.

И, сунув руки в карманы, Влад отправился по тропинке.

Бьорн не сдвинулся с места, так он был изумлен и поражен тем, но спустя несколько секунд почувствовал, что что-то тянет его вперед, точнее, что-то толкает сзади - невидимая стенка, окружившая друзей, двигалась по тропинке вслед за вампиром.

- Я же говорила, не нужно было его развязывать, - укоризненно сказала Верея.

Сын разбойника чувствовал свою вину в случившемся, ведь он, как и Ивор, пусть не до конца, но поверил вампиру, а теперь тот вел их неизвестно куда и неизвестно зачем, и понятно, что ничего хорошего впереди их не ждет.

- Эй, ты, - крикнула Верея. - А тракт-то все же, в какой стороне?

- Ты что, - не оборачиваясь, ответил вампир, - вернуться планируешь? Нет уж, не выйдет. Тут вы с жизнью своей попрощаетесь, так что тракт вам не понадобится.

Ивор взял Ирию за руку и ободряюще сжал, но Бьорн видел, что молодому человеку и самому не по себе.

Они долго шли по тропинке, и скалы медленно приближались к ним, с каждым шагом увеличиваясь в размерах. Они казались все больше, все опаснее, все угрюмее и страшнее, но как молодые люди ни пытались, из заколдованного круга выбраться не могли. И догнать Влада, чтобы заставить его убрать волшебство, тоже не могли - не пускала все та же стена, которая держалась от вампира на порядочном расстоянии. А Влад шагал себе по тропинке и не оглядывался.

Бьорн понял бесполезность попыток преодолеть волшебство, но в голову ему пришла чудесная спасительная мысль: если он не может пройти сквозь защитную стену, может, ее сможет преодолеть нож, который ему подарила мать? Если запустить его с нужной силой и в нужном направлении, можно убить вампира, а со смертью мага, как известно, его волшебство теряет силу.

Сын разбойника осторожно достал нож, прижал палец к губам, показывая, чтобы спутники ни о чем его не спрашивали, прицелился, размахнулся и… кинжал ударился о стену и упал в пыль.

- Не сработало? - не оборачиваясь, усмехнулся вампир. - А вы наивные. И жить хотите.

- Жить все хотят, - угрюмо ответил Бьорн, подбирая нож. - Но ты, если в руки попадешься, можешь о такой милости даже не мечтать. Больше нас не обманешь.

- А я против вас ничего не имею, - ответил Влад. - Честное слово. На вашем месте мог оказаться любой другой. А я просто жить хочу. И жить хорошо. Вот и приходится путников в горы водить.

- Зачем?

- Чтобы хорошо жить.

Более подробного или внятного ответа от него не добились.

Бьорн чувствовал себя отвратительно - попался в примитивную ловушку, как последний идиот. А ведь знал, как зубы заговаривать, Лытка в свое время научил его этой нехитрой науке, и вот теперь сын разбойника почувствовал на себе, каково это, быть обманутым, хотя раньше считал, что уж его-то обмануть не сможет никто.

- Ты ведь не на куропатку охотился? - спросил он вампира.

Тот не ответил, но ответ и не требовался. Влад наверняка притаился в кустах, выслеживая одиноких путников, а луком вооружился на случай нападения. Только вот зачем ему это? Чтобы выпить кровь? Наверняка. Путешественников никто не хватится, а если и хватится, искать не будут, потому что поиски ничем не закончатся - слишком далеко от дома ушли, и неизвестно на каком отрезке маршрута пропали. Вампир же получит возможность напиться человеческой крови, ведь в Рандории все вампиры, а значит, в стране наверняка запрещено пить людскую кровь - чтобы не пугать гостей, торговцев и не портить отношения с соседними королевствами. Вот и приходится притворяться добрым малым, чтобы затащить путников в горы, где их обескровленные тела съедят шакалы и вороны.

Идти между скалами и нагромождениями камней было трудно, не только потому, что приходилось преодолевать препятствия, но и потому, что невидимая стена не давала растянуться в шеренгу по одному. Друзьям пришлось идти парами: Бьорн шел с Ирией впереди, а Ивор с Вереей позади. Легко перебирался через каменные завалы только Влад, из чего следовало, что вампир был здесь не один, и даже не два раза.

- Ну, все, пришли.

Влад провел пленников узкой тропой между огромными валунами, и они вышли на довольно большую, окруженную горами, площадку. Он выбрал камень и сел.

- Теперь ждем.

- Чего?

- Не "чего", а "кого". Сами увидите.

Влад улыбался. Клыки его сверкали на солнце, словно недавно выпавший снег, а сам он выглядел вполне довольным жизнью.

Друзья переглянулись и присели на камни, больше им ничего не оставалось. Он - пленники, и ничего не могли сделать. Ну, или почти ничего.

Краем глаза Бьорн заметил, как Ивор открыл сумку и вытащил оттуда длинную серебряную иглу.

- Она ведь любое волшебство убивает, - улыбнулся молодой человек.

Он поднялся и подошел к "границе". Игла действительно легко преодолела "заколдованный круг", но рука Ивора так и осталась внутри.

Ивор погрустнел.

- Может, бросить в него? - спросил он у Бьорна. - Даже если поцарапает, Влад покойник.

- Вряд ли она улетит так далеко, - качнула головой Верея, - слишком легкая. Лучше спрячь, не хватало нам еще иглу потерять. Как тогда дракона убивать будем?

Ивор вздохнул, убрал иглу обратно в сумку и сел на камень.

Ждать долго не пришлось. Неожиданно поднялся ветер, солнце скрылось за тучами, и с неба донесся громкий голос:

- Охотники?

- Охотники! - крикнул Влад. - Четверо!

Бьорн поднял голову, но увидел только смутную тень, которая исчезла также внезапно, как и появилась.

Вампир между тем поднялся и стал ходить взад-вперед.

- Вы уж меня простите, - улыбнулся он. - Против вас я, правда, ничего не имею. Без обид?

- Ну, ты и наглый, - возмутился Ивор. - Навешал нам лапши на уши, связал, привел в горы непонятно зачем, но ясно, что ни за чем хорошим, а теперь еще и издеваешься.

- Я не издеваюсь. Мне так для сердца спокойнее.

- Если мы тебя простим? - Ивор присвистнул. - Да ты, погляжу, прям как Богун. Вы бы с ним спелись.

- Как кто? А, ладно, неважно, - вампир задрал голову. - Ну, все, ребята, скоро я вас покину, а вы в недолгие минуты жизни, что вам остались, не поминайте лихом.

Бьорн, Ивор, Ирия и Верея тоже посмотрели в небо и дружно ахнули.

Тень, которая накрыла скалы, была вовсе не говорящей тучей и не божественным провидением, а огромным зеленым драконом. Тварь сделала над скалами круг, снижаясь, и приземлилась неподалеку от Влада.

Дракон был большим, больше дома, но меньше, чем королевский дворец, прикинул Бьорн. Человек легко поместился бы в его лапе. Зеленая роговая чешуя надежно защищала вытянутое тело, заканчивающееся длинным хвостом, только в районе брюха чешуя была мельче и не казалась непробиваемой. Бьорн никогда раньше не видел драконов, поэтому не рискнул бы предположить, что этот дракон уязвим где бы то ни было. Чешуя была всюду, и никакое человеческое оружие не смогло бы ее проткнуть.

Подняв голову, сын разбойника рассмотрел голову. Драконья пасть с острыми длинными зубами казалась просто ужасной, а воняло от нее так, что кружилась голова. Но именно голова показалась Бьорну уязвимой, и в первую очередь глаза.

- Ты чего? - шепнула Верея, толкнув молодого человека в бок.

- В смысле?

Только сейчас Бьорн понял, что улыбается и думает об исполинском чудовище не как об убийце, который раздавит их одним движением мощного хвоста, но как о потенциальной добыче.

- Нам же нужно убить его, - так же тихо ответил сын разбойника.

Верея не успела ответить, потому что в этот момент дракон обернулся к пленникам и пристально на них посмотрел.

- Годится, - произнес он и протянул к Владу кулак.

Бьорн с ужасом подумал, что сейчас зеленая тварь опустит его на голову вампира и раздавит, но лапа застыла в воздухе и разжалась, и на землю с приятным звуком посыпались драгоценные камни.

Бьорн только раз видел такое богатство - в детстве, когда случайно наткнулся в лабиринте на прапрадедов тайник. Именно так блестело и переливалось сокровище: алмазы, рубины, изумруды…

Влад улыбнулся и стал быстро рассовывать камни по карманам, но их было так много, что он, почесав затылок, снял рубаху и сделал из нее нечто вроде мешка. Дракон невозмутимо наблюдал за вампиром.

- Эй! - крикнула Ирия. - Ты что, привел нас к дракону?! Ты продал нас этой зверюге?!

Влад не ответил, зато заговорил дракон:

- Во-первых, милая леди, я не зверюга. Зверюга здесь один, тот, кто продает человеческие жизни. Во-вторых, зря вы с ним разговариваете. Это самое паршивое создание, какое я встречал в своей жизни.

- Но-но! Я же к тебе охотников привожу! - заявил вампир, взваливая на плечи рубаху, набитую драгоценными камнями. - Будешь обзываться, останешься без пищи.

- Видите. Он к тому же еще и глупый. Неужели ты и правда думаешь, что я смогу наесться этими костлявыми созданиями? Зачем они мне? Зубы ломать? У меня под горой целое стадо пасется.

- Ну подумаешь, - Влад уже пробирался через каменные завалы обратно в степь. - Не съешь, так раздавишь. Ты ж за свою шкуру боишься. Так что мне все равно.

- Не кипятись, - примирительно сказал дракон и выдохнул из ноздрей черный дым.

Пленники закашлялись, а когда дым рассеялся, Бьорн заметил, что вампир остановился и стал размахивать руками.

- Я их связал, - пояснил он дракону, - так что не убегут. А от себя открепил.

Он перебросил рубаху с драгоценностями на другое плечо и скрылся из виду.

Они остались с драконом наедине.

 

* * *

 

Верея никогда раньше не видела драконов, но много о них слышала, и то, что она слышала, ее не радовало. Драконов считали глупыми злобными вечно голодными тварями, которые не мыслят жизнь без того, чтобы напакостить людям. Они поселяются вблизи крупных городов, конечно там, где есть горы, и портят жизнь окружающим: пугают пасущиеся на лугах стада так, что пастухам приходится по целым дням искать заблудившихся и испуганных животных, нападают на скот, сжигают стога сена, иногда поджигают целые деревни, разоряют сады, похищают прекрасных принцесс и убивают всех, кто попытается освободить пленниц.

Дракон, к которому их привел Влад, вовсе не выглядел ни кровожадным, ни тем более глупым. Он умел говорить, к тому же говорил как образованный и начитанный человек, поэтому Верея ничуть его не испугалась, даже когда он лег рядом и положил огромную голову на ближайший каменный утес. Кажется, он не собирался их есть.

- Сколько вам лет? - крикнула Верея.

Дракон скосил глаза и, Верея не поверила своим глазам, улыбнулся. Его улыбка была настоящей улыбкой, не оскалом, как у вампира, не обнажением клыков, как делают дикие звери, прежде чем напасть, а самой обычной улыбкой - уголки рта дракона поднялись вверх, глаза прищурились, на лбу образовалась неглубокая складка.

- Много, девочка, - ответил дракон. - Очень много. Так много, что иногда я и сам не верю, что память меня не подводит, и я не ошибаюсь насчет даты рождения. А почему ты спросила?

- Потому что вы говорите, словно древний мудрец.

- Я и есть древний мудрец, - снова улыбнулся дракон и приподнялся. - А ты, я вижу, не глупая девочка. И совсем меня не боишься?

Верея оглянулась на оторопевших друзей и отрицательно покачала головой.

- Удивительно, - дракон снова опустил голову на камни. - На моей памяти ты всего лишь пятая, кто стал со мной разговаривать. Откуда ты?

- Из Иллории.

- Хорошая страна, - одобрил дракон. - Сам бы там поселился, да горы неподходящие - низкие и гладкие. По таким не то что случайный путник без труда пройдет, но целая армия протопает, нигде не застряв.

- А вам нужно одиночество?

- Мне нужно спокойствие. Тебе бы понравилось, если бы по твоему дому шастали вооруженные бандиты или охотники за твоей шкурой, сердцем или головой?

- Нет.

- Вот и мне не нравится.

- А почему Влад назвал нас охотниками? - подал голос Ивор.

- Потому, - ответил дракон, явно довольный тем, что к разговору присоединился еще один человек, - что в Рандорию приезжают либо послы соседних держав, чтобы договориться об очередной сделке с его величеством Ольгестом, либо охотники на драконов. Мы ведь редкий вид. Не в каждом королевстве встречаемся. А получить голову дракона любому королю лестно, да и для ваших магов полезно. Магия ведь у них слабенькая, не чета нашей, вот и посылают желающих разбогатеть за сердцем, печенью, глазами, когтями… тьфу, нечисть.

- Значит, нас приняли за охотников на драконов?

- На посолов иностранных держав вы уж никак не смахиваете, - ответил дракон, и в голосе его явственно слышалась насмешка.

- Так что, вы нас… съедите?

- Тьфу, глупый, - расстроился дракон. - Ты что, не слышал, о чем мы с твоим мучителем говорили? Кости в вас одни, никакого удовольствия, и пахните дымом. А я люблю, когда мясо пахнет свободой: лугами, ветром и травой. К тому же из вас охотники, как из меня… полевая мышь.

- Тогда отпустите нас.

- Ишь, хитрюга. Нет, пока не отпущу. Скучно мне тут, побеседовать не с кем. Вы хоть о себе расскажите. Зачем в Рандорию пожаловали?

- Мы ищем бродячих артистов.

- А, знаю таких. Пролетал над их обозом. Они в столицу шли.

Путники переглянулись.

- Что, вам тоже в столицу? Ладно, отвезу, если не побоитесь.

- Не побоимся, - ответила Верея. - А вы и вправду не такой злой, как о вас говорят. То есть не конкретно о вас, а о драконах вообще.

- Люди - чрезвычайно глупые существа, - парировал дракон. - Я это не конкретно о вас, а о людях вообще. Выдумывают небылицы и сами в них верят. А что, если не секрет, о нас говорят?

- Что вы разоряете стада, поджигаете деревни и похищаете принцесс.

- Тоже мне, - хмыкнул дракон. - Стада мы не разоряем, просто берем то, что нужно. Надо ведь нам как-то жить. Или прикажете, свое стадо завести, да пастухом заделаться? Деревни жечь нам без надобности, да и принцессы тоже не нужны. Какой от них прок? Только головная боль. Их ведь содержать где-то нужно, кормить, одевать, а какие они капризные… просто жуть. Да к тому же за ними всегда приходит целая армия. Нам что, делать нечего, кроме как добровольно в войну ввязываться?

- А что вам делать?

Дракон не ответил, лишь загадочно прикрыл глаза.

- Мы умная раса. И главное, что нам требуется, это покой.

- Поэтому вы даете награду за охотников на драконов?

- Угу. Чем меньше охотников, чем мне спокойнее. Правда, охотников поохотиться на меня, практически не осталось. Подозреваю, что скоро под видом охотников будут приводить всех, кого не жалко убить: чужеземцев, преступников… будто я совсем глупый.

- Значит, Влад знал, на что идет и специально нас выслеживал? Чтобы получить от вас вознаграждение?

- Угу.

- Но ведь мы не охотники, - Верея произнесла это и запнулась.

Она не хотела обманывать дракона и не обманывала - они приехали в Рандорию не за сердцем дракона, а за королевской печаткой. И все же ее слова сложно было назвать истиной. Им требовалась драконья печень. И девушка знала, что они обязательно попытаются ее достать.

- Вы не охотники, - согласился дракон.

- Тогда зачем вы заплатили за нас?

- Чтобы было, с кем поговорить.

- Но вы же сказали, что я всего лишь пятая, кто захотел с вами разговаривать! Что вы сделали с остальными?

- Настоящих охотников убил, - ответил дракон и открыл один глаз. - А ненастоящих заколдовал и отпустил. Чтобы не рассказывали никому, что мы не кровожадные и беспощадные глупые твари, а умные и общительные существа.

- Так значит, вам выгодно, чтобы о вас плохо думали? Но зачем?

- Затем, что мы любим тишину и свободу. А если узнают, что человечина нам не по вкусу, так сразу туристы потянутся, художники, пожелающие нарисовать нас с натуры, а то и просто любители поглазеть.

Дракон выдохнул дым и прикрыл глаза.

- Вы погуляйте пока, разомнитесь, а я вздремну.

- Но мы не можем!

- Можете. Чары, которые на вас наложили, я снял, так что поищите пока чем перекусить.

- А если мы сбежим?

- Ну и сбегайте, - обиделся дракон. - Вы не пленники. Но вы не сбежите. Вам же нужно в столицу, а без меня вы туда будете неделю добираться. Или больше. Ведь у вас, как я погляжу, даже коней нет. А если все-таки сбежите, так я вас догоню. И съем.

Друзья переглянулись. Было непонятно, шутит дракон, или говорит серьезно, поэтому Бьорн озвучил общее мнение:

- Мы поищем что-нибудь съестное, скоро вернемся.

- Вот и ладно. А я…

И дракон захрапел.

Верея едва не упала - так задрожала вдруг земля.

- Пошли! - крикнул Ивор, зажимая уши. - Здесь нам не место.

 

* * *

 

Выбравшись обратно на тропинку, друзья отправились к лесу. Им нужно было добыть еду, потому что в дорожных сумках практически ничего не осталось.

- Вот и пригодится лук этого предателя, - сказал Бьорн. - По-хорошему, надо бы догнать его и самого скормить дракону. Он ведь нас на смерть вел!

Ивор согласно кивнул.

- Нельзя нам на него время тратить, - грустно сказала Верея. - Судя по траве, по шиповнику и грибам, сейчас далеко не март и даже не апрель, а конец июня.

- Как это? - растерялся Бьорн. - Получается…

- У нас не так уж много времени, чтобы найти артистов и… разобраться с драконом, поэтому тратить время на постороннее не стоит.

- Неприятный сюрприз. Но, может, ты ошиблась?

- Если я и ошиблась, то максимум на неделю или две, учитывая, что Рандория все-таки севернее Иллории, так что в любом случае нам нужно узнать число и месяц.

- С артистами мы как-нибудь разберемся, - вздохнула Ирия. - А что делать с драконом? Жалко его убивать. Мне он показался таким милым…

- Милым?! - Ивор едва не задохнулся от возмущения. - Может он и не чудовище, но никакой он не милый. Эта тварь считает себя умнее других, откровенно издевается над нами. Отпустил, видите ли, погулять. Мы, видите ли, не пленники. А сам пригрозил догнать и съесть.

- Он пошутил.

- Ты уверена?

Ирия промолчала.

- Что будем делать? - спросил Бьорн. - Сбежим? В лесу он нас не найдет.

- Ага, - парировал Ивор. - Как дунет, и нет ни леса, ни нас. Мне как-то не хочется сгореть заживо.

- Тогда по горам.

- Это сработает только в том случае, если горы будут расти так же часто, как деревья, чтобы злобная тварь с крыльями не пролезла.

- Неужели мы в безвыходной ситуации?

- Я не понимаю, - Ирия вопросительно посмотрела сначала на Ивора, а потом на Бьорна. - Чего вы его так боитесь? Он очень милый дракон. Умный и совсем не злобный. Он просто одинокий и давно ни с кем не общался.

- С Владом, как я мог заметить, - парировал Ивор, - он общался просто превосходно. И даже подарил ему целый мешок драгоценных камней.

- Ты завидуешь?

- Нет. Мешок денег мне бы не помешал, а камни сначала продать надо.

- Камни прямо так можно обменять. На лошадь, например.

- От дракона на лошади не ускачешь.

- Что делать-то будем?

- Сейчас убивать его нельзя, - рассудительно произнес Бьорн, - просто потому, что нам и со своими делами разобраться надо, и дождаться, пока придет время и Явор вернет нас в Иллорию. А к тому времени пропажу дракона обязательно обнаружат и отправятся на поиски мертвого тела. За теми же сердцем и печенью. А если и не отправятся, то все съедят дикие звери. Да и просто протухнут внутренности. Дракон - в последнюю очередь, к тому же нам не придется его искать, мы знаем, где он живет.

- Так ты предлагаешь сейчас сбежать, а после вернуться? Тогда он нас точно съест. Или раздавит.

- Не могу вас слушать, - вмешалась Верея. - Он же разумный! Это вам не корову зарезать. Он говорит, размышляет… это все равно, что обсуждать убийство… меня. Вам меня не жалко?

- Вот именно, - поддержала травницу Ирия. - Мне его жалко.

- А себя вам не жалко? - поинтересовался Ивор. - Про Явора забыли?

- Явора можно обмануть, - Ирия вопросительно посмотрела на Верею, и девушка согласно кивнула.

- Я тоже так думаю.

- С ума сошли? Он же волшебник!

- Но он не может знать все.

- Откуда ты знаешь?

- Я просто предложила. Ивор, а ты как думаешь?

Друзья дошли до леса, но так ничего и не решили.

- Предлагаю вернуться к этому вопросу после обеда, - сказала Верея. - Вы, мальчики, ступайте на охоту, а я за грибами. Если не подстрелите ни зверя, ни птицу, хоть грибной суп сварим.

- С травой? - сморщился Бьорн. - Сразу предупреждаю, я такую бурду есть не стану.

- Ну, ходи голодный. Или стреляй лучше. Ирия, ты со мной?

- Да, - девушка поежилась. - Лучше уж по лесу ходить, чем смотреть на горы и ждать, когда там появится дракон. Он хоть и милый, но ужасно большой.

- Далеко не отходите и если что, сразу кричите.

- Мы сможем за себя постоять, - Верея улыбнулась и взяла Ирию под руку. - Идите, а мы за грибами.

Бьорн и Ивор отправились на охоту.

- Честно говоря, кроме кур я ни на кого никогда не охотился, - смущенно признался Ивор.

- Значит, добытчиком буду я, - кивнул Бьорн. - Я все в лесу знаю: как следы звериные различать, где кабанов искать, где зайцев, а где медведей, как капканы ставить, силки для птиц.

- Откуда?

- Я вырос в лесу, - признался Бьорн.

- Ты говорил, что…

- Да. Мою мать убили разбойники. Мой отец.

- Твой отец убил твою мать? И… ты, выходит, сын разбойника?

Бьорн невесело кивнул.

- Но как тебе доверили поиски королевской печатки? И как она вообще пропала?

- Позже расскажу. Пригнись и замолкни. Рядом добыча.

 

На завтрак, который по времени логичнее было бы назвать обедом, ели жареных куропаток. Бьорн подстрелил двух крупных птиц, а Верея с Ирией принесли остро пахнущие травки, и немного грибов. Блюдо получилось на славу.

- Вернемся в горы? - спросила Ирия, когда с завтраком-обедом было покончено.

- Вернемся, - кивнул Бьорн. - Нам нужно в Рандорию, а раз эта тварь обещала нас довезти…

- Не называй его так, - Верея укоризненно посмотрела на спутника.

- Ладно-ладно, защитница природы. Но скажи, когда мы разберемся с печаткой, ты будешь протестовать против убийства?

- Вот, ты же сам сказал, что это убийство. Дракон - разумное существо.

- Ага. Ну, так договорись с ним по-хорошему. Пускай добровольно бросится с высоты на скалы и завещает нам свою печень.

Верея не ответила и молча начала собирать вещи.

 

* * *

 

  Солнце припекало совсем по-летнему, и Бьорн убрал куртку в дорожную сумку, оставшись в одной рубахе, а Ивор нес не только свою одежду, но и одежду Ирии, которой сейчас завидовали все - в легком платье ей было не жарко.

Они дошли до входа в ущелье, но от разогретых на солнце камней так и парило.

- Уф, - Бьорн снял рубашку и перебросил ее через плечо, - ну и жара! Надеюсь, в горах будет прохладнее.

Друзья прошли между двумя большими валунами, и вышли к той самой площадке, куда утром их привел Влад. Дракон уже проснулся и куда-то улетел.

- Давайте отойдем к тем скалам, - предложил Бьорн. - Там тень и должно быть прохладнее.

Ирия села в тень, Верея нашла удобный камень и забралась на него с ногами, Ивор примостился рядом, а Бьорн выбрал огромный обломок скалы рядом с Ирией, постелил на него рубаху, положил под голову дорожную сумку и лег.

- Не засни, - улыбнулась Ирия, и Бьорн улыбнулся ей в ответ.

За время путешествия он привязался к девушке и она, похоже, отвечала ему взаимностью. Может, это было проявление дружеского участия, но сыну разбойника хотелось верить, что за улыбками и взглядами таилось нечто большее.

- Смотрите, кажется, там пещера, - Ивор указал рукой куда-то вправо, и Бьорн привстал.

- Да, ты прав. Сходим, посмотрим?

Но в этот момент в ущелье потемнело - дракон закрыл крыльями солнце.

- Вернулись? - спросил он и, замедлив полет, спустился на землю.  Продолжим разговор.

Судя по всему, настроение у дракона было хорошее. Возможно, он недавно поел, ведь, как известно, сытый дракон добрее голодного, а возможно предвкушал приятную беседу. Он сложил крылья, дважды моргнул и уставился на друзей.

Вдруг настроение его кардинально изменилось.

- Охотники! - недобро произнес он и выдохнул черное облако вонючего дыма.

Друзья закашлялись. Свет неожиданно исчез, и они потеряли друг друга из вида. Бьорн не смог разглядеть ничего, что находилось дальше пяти шагов.

- Обманули! Солгали! Вы связаны! - яростно выкрикнул дракон, и Бьорн почувствовал, как задрожала земля.

Ему стало страшно. Огромная хищная зверюга наступала на них, и в ее намерения беседа уже не входила.

- Бежим! - крикнул он, схватил рубашку и сумку и спрыгнул с каменной плиты.

- Обманщики!

В дыму сын разбойника увидел, как огромная лапа пронеслась по воздуху там, где секундой раньше лежал он. Длинные когти царапнули камень, высекая искры.

Сын разбойника отскочил вправо и внезапно увидел Ирию - девушка присела, испуганно прижав сумку к груди, и не двигалась.

Бьорн взял Ирию за руку, обернулся в сторону, где по его прикидкам должны были находиться Ивор и Верея, и крикнул:

- В пещеру! Быстро!

И побежал, потянув за собой Ирию.

Дракон понял свою ошибку - в дыму ему было плохо видно добычу - он поднялся в воздух и стал махать крыльями, стараясь разогнать тьму.

Бьорна едва не сносило, но он крепко держал худую руку девушки.

- Скорей!

Они мчались к пещере, той, которую заметил Ивор, спотыкались, едва не падали. Сквозь дым было видно только то, что находилось в непосредственной близости, а остальное по мере отдаления скрывалось в черноте.

- Растопчу! Задавлю! Сожгу! - рычал с неба дракон.

Бьорн голой спиной почувствовал жар - зверь сдержал слово и выдохнул пламя. Ирия завизжала. Откуда-то слева и сзади донесся крик Вереи.

- Быстро, в пещеру! - Бьорн буквально втащил девушку под каменные своды. - Сиди здесь, - приказал он, бросил сумку и побежал обратно в дым.

- Ивор! - крикнул он. - Верея!

- Мы здесь!

Чернота потихоньку рассеивалась, и сын разбойника понял, что еще мгновение, и дракон снова выпустит огненную струю. Он бросился туда, откуда услышал голос друзей и увидел, что молодые люди попали в ловушку: Верея, чуть не плача, держалась за ногу, Ивор пытался ее тащить, но силы у молодого человека недоставало - они застряли между валунами и с ужасом смотрели в небо, где уже можно было рассмотреть силуэт дракона.

- Быстро, залезай на меня, - Бьорн повернулся спиной к Верее.

Девушка обхватила его за шею и обняла его талию ногами.

- Двигаем!

В этот момент дракон снова выпустил струю пламени. Огненная буря пронеслась недалеко от них, расплавляя песок, превращая его в стекло. Дракон вычислил, где находятся пленники, и кружил прямо над ними.

- Я его отвлеку! - Ивор нырнул в дым в противоположную сторону от пещеры, - Бегите!

И Бьорн побежал, точнее, попытался, потому что перебираться через камни, неся на спине дополнительный груз, гораздо сложнее, чем без оного. Но сын разбойника спешил, как мог.

- Эй, зверюга! Я здесь! - крикнул Ивор из черного тумана. - Поймай меня!

- Лжецы! - взвыл дракон и снова выпустил огненный поток.

Бьорн вспотел, перебираясь через камни, а когда вышел на относительно ровный участок, побежал. У пещеры их ждала взволнованная Ирия.

- Где Ивор? - крикнула она, как только заметила Бьорна, тащившего на себе Верею.

- Не волнуйся, - выдохнул Бьорн. - Он сейчас придет.

Молодой человек опустил Верею на землю и сам сел рядом. Ему нужно было хотя бы минуту, чтобы отдышаться, чтобы снова выйти под огненный поток, если к тому времени Ивор не появится.

- Где Ивор? - требовательно повторила Ирия, и голос ее дрогнул.

Верея виновато посмотрела на девушку и отвернулась.

- Я подвернула ногу. Он тащил меня, а потом появился Бьорн. Ивор побежал отвлекать дракона.

- Отвлекает?! Тогда почему не слышно, как он кричит? Ведь он должен кричать, чтобы дракон знал, где он и не искал вас!

Ирия шагнула к выходу, и Бьорн поймал ее за подол платья.

- Ты куда?

- Искать его.

- Не ходи, - молодой человек поднялся и взял девушку за руку. - Это слишком опасно. Дым уже почти рассеялся, теперь дракон все видит.

- А мне все равно.

Ирия рванулась, но Бьорн обхватил ее за талию.

- Он вернется, - пообещал он. - Он тебя никогда не бросит.

- Лжецы! - вновь завопил с неба дракон. - Сожгу всех! Никуда вам от меня не деться!

Чернота практически исчезла, и Бьорн сумел рассмотреть не только взбешенного зверя, но и ущелье. Среди нагромождения камней он искал тонкую подтянутую фигурку светловолосого молодого человека.

- Я его не вижу! - выкрикнула Ирия и рванулась к выходу.

- Ага! - дракон выдохнул, и пламя пронеслось в двух шагах от входа в пещеру. - Вот вы где!

- Пусти, - вырывалась Ирия.

- Куда? В пасть дракона?

Бьорн крепко держал девушку, а сердце его разрывалось. Он был готов сам отправиться на поиски Ивора, но понимал, что если того не видно, значит, молодой человек, скорее всего, погиб, и теперь его обгоревшее тело лежит где-нибудь между камнями.

Дракон, между тем, приземлился. Бьорн видел его хвост, раздраженно бьющий по камням.

- Отходим, - приказал он. - Верея, встать можешь?

- Могу, - девушка поднялась, опираясь о каменный свод пещеры, и встала на одну ногу. - Как-нибудь допрыгаю.

- Отойдем подальше от входа, - предложил Бьорн. - Боюсь, как бы эта тварь не додумалась пустить огонь прямо сюда.

Ирия больше не сопротивлялась, она обмякла и позволила отвести себя вглубь пещеры. Все трое опустились на камни, надеясь, что дракон, если заглянет внутрь, их не увидит.

- И чего он вообще на нас взъелся, - вздохнул Бьорн. - Все же нормально было.

- Ты на грудь свою посмотри.

Бьорн опустил глаза, и только тогда вспомнил о красном силуэте дракона.

- Черт, - он надел рубашку и виновато вздохнул. - Это из-за меня.

- Из-за тебя, - безжизненно повторила Ирия. - А еще из-за нее. Если бы она ногу не подвернула, Ивор сейчас сидел бы рядом.

Бьорн почувствовал, что в горле образовался горький комок. Он сглотнул, но комок никуда не исчез.

- Она не виновата, - он придвинулся к девушке и осторожно погладил ее по светлым волосам. - Просто, так получилось. Это, наверное, судьба.

Ирия не ответила. Она смахнула руку молодого человека, встала и отошла в дальний угол, в темноту. Там она расплакалась. Бьорн слышал тихие всхлипы, но поделать ничего не мог.

- Пусть поплачет, - шепнула Верея, двигаясь ближе к сыну разбойника. - А мы что делать будем?

Словно в ответ на ее вопрос, снаружи раздался голос дракона:

- Я знаю, что вы где-то здесь. Чувствую ваш запах и страх! Буду караулить, пока вы либо не выйдете ко мне, либо не погибните от голода и жажды! Никуда вам не деться!

Бьорн увидел, как Ирия побежала к выходу. Он вскочил и бросился за девушкой.

- Получи, сволочь! - Ирия размахнулась и изо всех сил бросила в хвост дракона довольно увесистый камень, который подобрала в пещере. - Это тебе за Ивора!

- Ты что?! - Бьорн схватил девушку за руку.

В это время дракон обернулся. Вход в пещеру потемнел - огромная голова закрыла практически весь свет.

- Ага! - обрадовался дракон. - Попались!

- Бежим! - Бьорн потянул Ирию за собой. - Быстрее! Верея!

Травница встала, но тут же опустилась обратно на камень.

- Я не могу! - крикнула она.

Сын разбойника толкнул Ирию в темноту пещеры, подскочил к Верее, подхватил ее на руки и побежал. В темноте он видел только белый силуэт платья Ирии, которая бежала впереди, но вдруг он исчез.

Бьорн понял, что девушка нашла углубление в стене или даже поворот, и поспешил в укрытие. Он успел в самый последний момент - дракон засмеялся, и пещера осветилась огненным красно-желтым светом.

Сын разбойника опустил Верею на землю и выдохнул.

- Кажется, нам конец. Теперь он будет караулить нас сутками. Все целы?

Ирия не ответила, но Бьорн и так знал, что с ней все в порядке, в данный момент его больше беспокоила Верея.

- Не волнуйся, - сын разбойника понял, что травница улыбается. - У меня с собой есть пара баночек с мазями. Сейчас намажу, и все пройдет.

Глаза Бьорна постепенно привыкали к темноте, и он сумел разглядеть, как девушка достала из дорожной сумки небольшую баночку, и тут же в воздухе запахло чем-то приторно-сладким.

- Эй! Вы еще там?! - крикнул дракон в пещеру, и Бьорн зажал уши руками.

Эхо прокатилось по ним и не стихало очень долго, словно пещера не заканчивалась тупиком, а уходила дальше в гору.

- Кажется, здесь есть другой выход, - Бьорн присмотрелся к темноте. - Слышали?

- И ты рискнешь пойти туда в полной темноте?

- Ну, допустим, не в темноте, - Бьорн достал из сумки кремень. - А если у тебя есть другие предложения, как нам выбраться отсюда, я внимательно их послушаю.

- Давай отдадим ее дракону, - негромко произнесла Ирия.

- Я же сказала, что не виновата! - Верея сделала резкое движение и сморщилась от боли.

- Я пошутила, - все так же грустно ответила Ирия. - Пойдемте. Нечего здесь сидеть. У меня от его голоса… сердце замирает.

Бьорн помог травнице подняться.

- Идти сможешь?

- Смогу. Минут через тридцать. А пока, пожалуйста, обними меня.

Сын разбойника подставил плечо, и Верея обняла его за шею одной рукой. Она все еще не могла наступать на обе ноги. Бьорн поддержал травницу за талию, а второй рукой чиркнул кремнем о камень и высек искру, чтобы хотя бы на мгновение увидеть, куда идти. Искра осветила пещеру, и молодой человек рассмотрел не только проход, но и грустное и немного злое лицо Ирии. Девушка резко отвернулась от Бьорна и пошла вперед.

В этот момент сын разбойника отдал бы все, лишь бы на месте Вереи оказалась Ирия, но бросить травницу не мог.

- Не торопись! - посоветовал он девушке. - Иди медленно, чтобы не споткнуться!

Но Ирия не послушалась совета. Бьорн видел, что белое платье удаляется чересчур быстро и через несколько секунд исчезло - впереди снова был поворот.

- Держись, - Бьорн отпустил Верею и побежал вперед, надеясь, что потолок не опустится слишком резко, и он не стукнется об него лбом.

Свернув за поворот, Бьорн снова увидел Ирию.

- Подожди! - крикнул он.

Но девушка не ответила. Неожиданно ее белое платье исчезло - провалилось под землю вместе со своей обладательницей.

Бьорн бросился вперед, краем уха отметив, что где-то неподалеку течет подземный ручей.

- Ирия! - крикнул он.

- Ирия! - позвала Верея откуда-то сзади.

Девушка не ответила.

Неожиданно Бьорн споткнулся, по инерции пролетел вперед, однако на землю не упал - он падал куда-то вниз, туда, куда минутой раньше упала Ирия.

Бьорн зажмурился.

И с громким всплеском погрузился в ледяную воду.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить